,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О единстве: почему национализм плохо, а интернационализм хорошо
  • 22 сентября 2011 |
  • 10:09 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 802
  • |
  • Комментарии: 13
  • |
0
Принцип «Разделяй и властвуй» был придуман и реализован ещё в Древнем Египте. Затем его успешно реализовывали Римская Империя, Византия, Древний Китай, Золотая Орда и другие рабовладельческие и империалистические общества. Ничего не изменилось, и этот принцип успешно применяется и теперь.

Судьба многих сообществ в истории решалась их способностью объединяться. Получалось объединяться – давали отпор захватчикам или преодолевали стихийные бедствия. Не получалось – попадали в вековое рабство (как раздробленные русские княжества или немецкие земли) или вовсе исчезали с карты мира. Но история учит, что она ничему не учит, и многие люди обреченно вновь и вновь наступают на те же самые грабли.

Вся история человечества – это история объединения. Еще задолго до того, как невесты массово начали поиски, где купить свадебные платья дешево, люди жили семьями (прайдами), затем родами, затем начали объединяться в племена, состоящие из нескольких родов. Потом возникли родоплеменные союзы, а на их основе стали формироваться еще более крупные объединения – первые государства. Причем государства всегда стремились к укрупнению: будь-то путем завоевания, аннексии или династических браков.

Уже начиная с античности, идет постепенное формирование все более общих и разносторонних идентичностей. Например, происходит постепенный переход от афинян, спартанцев, македонцев, микенцев к осознанию себя греками. Одним из первых примеров альтруизма подобного рода является защита спартанцами ущелья у Фермопил, возглавляемая царем Леонидом.

В дальнейшем переход от системы городов-государств и провинций к государствам в современном понимании приобретает повсеместный характер. Основным критерием объединений в это время является подчинение различных территорий власти одного монарха (суверенитет). Но длительное время, ввиду феодальной раздробленности, окончательное формирование новых идентичностей не происходит. Так еще в XVIII веке жители Франции не осознавали себя французами, а идентифицировали себя как бургундцы, гасконцы, фламандцы, лангедокцы etc. Во времена Парижской Коммуны это нашло выражение в идее самодостаточности и самоуправляемости каждой городской коммуны, которая так и не была реализована. Наоборот, в результате реставрации монархии и последующего установления республики произошла еще большая централизация.

Когда в XIX веке в Европе прошла серия революций, и старые монархии повсеместно были низвергнуты, то королевская власть перестала быть объединяющим фактором, и возник вопрос о её замене на нечто новое. Именно тогда впервые возникает понятие «нации», как некоего виртуального объединения людей.

Для обслуживания нового понятия в обиход вводятся многочисленные мифы об исключительности и неповторимости различных народов, о наличии у них каких-то уникальных черт характера (на поверку выглядящие достаточно лубочно), а также разводятся теории о национальном типе мышления. Хотя люди в разных странах мыслят схоже, различаясь лишь культурально. Доходило и доходит даже до высказываний о великой роли (Миссии) определенных народов в истории человечества. Звучит красиво, тешит самолюбие, но высосано из пальца.

Как справедливо заметил Артур Шопенгауэр: «Национальностью гордится тот, кому больше нечем гордиться» (что как бы намекает).

Если в классическом Средневековье войны оправдывались очень просто – один король под надуманным предлогом хотел оторвать кусок земли другого, и этого было достаточно в качестве casus belli (а воины обоих королей сражались за плату и привилегии), то, начиная с XIX века, под массовое уничтожение себе подобных стали подводить идеологическую базу. Национализм стал главным оправданием войн (правда, в последние двадцать лет вместо него стали использовать «демократизацию»).

Но стремление человечества к объединению, прошедшее через всю историю, никуда не делось. Если раньше величина государств была ограничена возможностями связи и неразвитостью управленческих технологий, то сейчас все эти ограничения сняты, и ничто уже не препятствует созданию планетарной цивилизации (вопрос лишь в ее форме и направленности).

Сегодня, кроме Евросоюза, всё больше идут разговоры об усилении Союза Африканских Народов, создании Латинского Социалистического Союза (продвигаемые Кастро и Чавесом, и поддерживаемые другими южно-американскими лидерами). Тем более, что переход к кластерной экономике подталкивает к созданию более крупных (от 250 до 800 миллионов человек) объединений, чем существующие страны.

Ведь если вдуматься, то не существует никаких особых национальных черт характера или свойств менталитета. Стереотипы есть, отдельные персонажи, соответствующие этим стереотипам, тоже попадаются, а вот черт, которые были бы присущи подавляющему числу представителей одного народа – нет. Профессиональные, классовые, возрастные общности и различия гораздо сильнее и ярче выражены, чем национальные. Культурные особенности – есть, этнических – нет. Украинский гопник гораздо ближе по мышлению своему русскому или английскому собрату, чем он же по отношению к украинскому профессору университета или джазовому музыканту. И ученые различных стран гораздо лучше находят общий язык между собой, чем умеют достучаться до «своих» политиков и бизнесменов.

Культурные же общности очень часто не совпадают с национальными, а те, в свою очередь – с государственными. В рамках одного народа (одного государства) могут столетиями сосуществовать разные культуры, так же как один народ может жить в нескольких разных государствах (примеры: дойчи, курды, евреи, русские, англо-саксы etc.).

Всем этим я подвожу к своей главной мысли – люди едины в своем разнообразии. Противостояния чаще всего возникают на основе различий в ценностях и конфликтов интересов. Войны, на самом деле, идут за богатство и власть, а не потому, что кто-то носит другую одежду, слушает другую музыку или по-другому произносит имя своего бога (все это лишь предлоги, причем достаточно жалкие).

А хуже всего, когда распри возникают на религиозной почве. Иегова учил, что «нет ни эллина, ни иудея», все равны. Любой человек, который противопоставляет себя другим по праву рождения, этнической принадлежности или религиозной конфессии – антихрист.

Например, не может быть настоящим христианином человек, вовлеченный в мелкие дрязги за власть и имущество между УПЦ МП и УПЦ КП. Они воюют за приходы, а не за истинность учения и души верующих. Даже само слово «приход» намекает на нечто среднее между доходным домом и наркоманским притоном. Церковь, которая пытается разделять людей – безусловно сатанинская.

Не может быть христианином расист, националист или сектант, считающий себя лучше других на основе групповой принадлежности. Ко всему прочему, это еще и смертный грех гордыни.

Также само, как Иегова, единству ислама учил пророк Мохаммед. Поэтому разделение ислама на суннитов, шиитов, ваххабитов (как и по другим признакам, этническим или географическим) противоречит учению пророка. В мире осталось слишком мало «верных», которые продолжают следовать священным текстам.

Но даже если мы оставим в стороне религиозную составляющую, то почему я должен враждебно относиться к Иным? Потому что у них другой оттенок кожи? Но все мы подвержены загару. Потому что они молятся другим богам (или тому же, но другими словами или на другом языке)? А вы уверены, что их бог не Единый Сущий, просто под другим именем? Потому что они носят другую одежду, слушают другую музыку, едят другую еду? Так в таком случае я завтра должен поубивать половину своего города!

Почему меня (или кого-то ещё) должно раздражать или пугать разнообразие человеческих этносов и культур? Наоборот, оно меня бесконечно радует! Как я не устаю повторять, God bless the difference.

Никакие фразы националистов всех мастей «это только наша земля» не имеют смысла (как и фразы какого-то сибирского доморощенного шовиниста «вы крадёте мой газ»). Поскольку даже юридически эта земля или общая (республика), или частная собственность (и тогда националисты к ней не имеют никакого отношения).

У нас в Виннице есть девушка-негритянка – учительница музыки. Есть несколько арабских медиков (очень внимательных, вежливых и профессиональных). В области есть немецкие, еврейские, польские поселения, куча народу с молдавскими, белорусскими, русскими фамилиями. Один из моих лучших друзей – латыш. И что? Это кому-то мешает? Это кому-то создаёт проблемы? Наоборот, все они вносят свой вклад в развитие нашей страны, пока «наши» мигранты вносят вклад в развитие других стран.

Кроме того, кросскультурность – это здорово. Дед мой, будучи чехом, любил украинские, грузинские и цыганские песни (вообще, культура ромов очень интересна и окутана множеством легенд и мифов). Мы с историком Антоном Нестеровичем хотели писать монографию «Общее в мировосприятии запорожских козаков и японских самураев».

Взаимопроникновение культур происходит непрерывно в течение столетий, при этом они не унифицируются (как любят пугать националисты), а лишь обогащаются за счёт этого обмена. Разнообразие растёт, а не снижается. Вообще вся идеология национализма построена на страхе, на страхе перед Иным, неизвестным, новым. Но «человек человеку волк, пока не узнают друг друга», и чтобы перестать бояться, нужно просто протянуть руку навстречу.

Международная мафия, контролирующая ТНК и мировую финансовую систему, всячески стремится разъединять людей, стравливать их между собой. Ведь тогда они смогут и дальше реализовывать принцип «разделяй и властвуй», продавать оружие всем воюющим сторонам, участвовать в грабеже и пиратстве, выдавать военные кредиты под огромные проценты, а также безнаказанно высасывать ресурсы из раздробленных и слабых стран. И «правые» политические силы во всем мире являются их послушным инструментом в этом, позволяя и дальше разделять и властвовать.

Интернационализм – это не обезличивание, как это пытаются показать, а способность без страха и агрессии воспринимать находящихся рядом представителей других культур, не пытаясь самоутвердиться за их счет. Это «открытая архитектура», протокол взаимодействия, позволяющий находить общий язык и точки соприкосновения между разностями (гетерархиями) для общего блага.

Узнав другой язык, ты не отказываешься от своего, а обогащаешь свое мышление. Прикоснувшись к другой культуре, ты можешь лучше понять свою, а часто и обогатить ее, привнеся нечто новое, разнообразив.

На Земле еще есть места, где реликтовые дикари продолжают мыслить понятиями племени. Гопники, недалеко от них ушедшие, мыслят категориями «ты не с нашего района». Националист – тот же гопник (по честному признанию Андрея Ильенко, заместителя главы партии «Свобода»), только «район» у него немного побольше. Но давно пришла пора мыслить категориями Человечества, Нации Планеты Земля.

Маленьким детям рассказывают сказку о венике, что по одиночке прутики легко ломаются, а все вместе – нет. Простая истина, доступная даже трехлетним детям. Но почему-то люди вырастают, становятся взрослыми важными дядями и перестают понимать простые истины.

Любые попытки разъединить нас по этническому, конфессиональному, географическому или языковому признаку – зло, и работают на внешних манипуляторов, которые пользуются этим и грабят нашу страну. Единство, не взирая на различия, должно стать основой нашей идеологии.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх