,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Источники победы и причины поражения
  • 9 сентября 2011 |
  • 20:09 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 815
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
+1
Украинская власть потерпела жестокое поражение в развязанном ею газовом противостоянии с Россией. Не важно, что физически третья газовая война не началась и, скорее всего, не начнётся. Вполне достаточно информационной войны, которую украинские власти развязали своими намёками на возможность обращения в Стокгольмский арбитраж (с целью пересмотра соглашений). Я уже писал, что на самом деле войны выигрываются до их физического начала, а непосредственное столкновение – лишь элемент в оформлении новой действительности, либо аргумент для совсем уж тупых и непонятливых.

Исходные позиции сторон известны. Украинскому правительству кровь из носу нужен был дешёвый газ, для демонстрации своей «экономической эффективности». Россия желала в обмен на снижение цены получить гарантированного союзника. Но в политике «честное слово» не является гарантией. Да и в обыденной жизни только совсем уж простодушный человек доверит крупную сумму под честное слово – юристы настоятельно рекомендуют получать нотариально заверенную расписку.

Гарантией выполнения Украиной своих союзных обязательств было для России вступление Киева в Таможенный союз. Поскольку ЕС был не в состоянии предложить аналогичные экономические преференции, факт вступления в ТС оставлял за бортом проекты вроде Зоны свободной торговли, и западный вектор украинской политики автоматически укорачивался настолько, что прекращал быть альтернативой безоговорочному стратегическому партнёрству с Россией. В качестве компенсации Украина получала возможность вести переговоры о зоне свободной торговли с ЕС уже в рамках Таможенного союза.

Взаимовыгодный характер предложений очевиден. Взаимовыгодность не исключает того, что Россия оказывалась в таком интеграционном объединении старшим партнёром, но и во взаимоотношениях с ЕС Украина не была бы равноправной стороной. Наоборот, диктат Брюсселя являлся данностью. ЕС совершенно не интересовался интересами украинской экономики: хотите ЗСТ – вот условия, подписывайте. Не нравятся условия – скатертью дорога.

Тем не менее, украинская власть решила, что, играя в «многовекторность», она может добиться от России односторонних уступок в вопросе газовой цены и даже дополнительных преференций на рынках Таможенного союза, а сама в это время будет проводить политику «европейской интеграции». Результатом стало замораживание практически всех интеграционных проектов с Россией и настойчивое стремление сварганить с европейцами хоть что-нибудь, способное испугать Москву.

Может быть, в другой ситуации это бы и сработало. Но в условиях мирового кризиса, когда Европейский Союз оказался не в состоянии поддерживать даже своих полноценных членов, вроде Греции, Португалии, Испании, Италии, прибалтийских стран, когда речь идёт о самом дальнейшем существовании зоны евро, шенгенской зоны и других фундаментальных основ ЕС, в Москве чудесно понимали – альтернативы российским предложениям у Украины нет.

Россия может ждать. Украинская экономическая ситуация времени на ожидание не оставляет. К началу 2012 года правительство либо должно располагать значительными свободными средствами, которые взять негде, либо получить дешёвый газ, способный стимулировать экстенсивный рост экономики, и, таким образом, на время снять финансовое, экономическое и социальное напряжение.

В противном случае, действующей власти нечего делать на парламентских выборах – они проиграны до начала избирательной кампании по причине экономического краха, а также потому, что конфронтация с Россией выбивает из-под Януковича и ПР их идеологический электорат. В то же время, националистические оппоненты режима готовы поддержать его в противостоянии с Россией, но лишь до тех пор, пока ситуация не заставит Януковича полностью капитулировать перед Западом. А затем простая схема: начатый под давлением Запада «диалог с оппозицией», нарастание требований оппозиции по мере их удовлетворения, перевод ситуации в стадию уличных протестов, настоятельные рекомендации Запада «помнить о судьбе Каддафи», бескровный переворот и отправка лидеров режима в СИЗО, под суд и надолго туда, куда они собираются отправить Тимошенко. В Южной Корее три президента-демократизатора отсидели, и их американские друзья не протестовали.

Критическую точку Киев проходит осенью 2011 года. Если до этого времени не удаётся достичь соглашения с Россией, то времени на «экономические успехи» уже не остаётся. А проигрыш выборов 2012 года включает эффект домино, гарантирующий проигрыш и президентских выборов 2015 года, если, конечно, оппозиции не удастся организовать досрочные выборы и захватить власть ещё раньше.

Отсюда и нервическая реакция украинской власти на готовность России «вести переговоры» как угодно долго. В Киеве думали, что, заявив о намерении подписать соглашение о ЗСТ с ЕС до конца текущего года, подвигнут Россию к уступкам. Взамен узнали, что позиция Москвы стала ещё более жёсткой. В истерике украинские лидеры начали плодить заявления о Стокгольмских судах и кабальных договорах, оглядываясь на Европу. И услышали из Брюсселя, Парижа и Варшавы то, что и должны были услышать: «Отпустите Тимошенко». Сегодня это значит не более, не менее, чем: «Виктор Фёдорович, поменяйтесь с Юлией Владимировной местами».

Итак, с 2010 года ситуация изменилась для Украины в худшую сторону. Деньги, рынки, дешёвый газ нужны всё так же и даже сильнее. Всё так же они есть только в России. Но больше нет времени на переговоры, и выступает украинское руководство на этих переговорах уже не как добросовестный партнер, а как противник-шантажист, который полностью провалился и теперь вынужден капитулировать. Не удивительно, если теперь требования Москвы возрастут, а преференций станет меньше. Как справедливо замечал герой покойного Абдулова в «Обыкновенном чуде»: «Дерзких щенят наказывают». Не договорились, но капитулировали, почувствуйте разницу.

Можно, конечно, упереться, ни о чём не договариваться и гордо пойти ко дну, с развевающимся флагом и играющим на верхней палубе оркестром. Но что-то мне подсказывает, что украинским правителям сигнал «Умираю, но не сдаюсь!» глубоко чужд.

И ведь в эту гибельную ловушку украинские руководители загнали себя сами. Их ничему не научил 2004 год, когда они вместе с Кучмой готовы были вступить хоть в НАТО, хоть в ЕС, хоть в Лигу арабских стран, пытались предугадать и на лету исполнить любое пожелание Запада, а их всё равно решили сменить на какого-то Ющенко и «подругу» его Тимошенко. Их ничему не научила и последующая ющенковская пятилетка, когда Запад с удовольствием поощрял намерения Украины в очередной раз вступить в конфликт с Россией по любому вопросу и умывал руки тотчас же, как только загнанный под лавку Киев начинал умолять о помощи. Они не поняли даже того, что рейтинг Януковича в 2010 году – не свидетельство высокого уровня доверия к нему или к Партии регионов (кто же их не изучил за предыдущие годы?), а отказ поддерживать русофобскую политику Ющенко и русофобскую агитацию тимошенковских политтехнологов. Они наступили на те же грабли и стремительно приближаются к «кефирному» рейтингу позднего Виктора Андреевича.

Источники победы и причины поражения


Допустим, что наивное стремление части «регионалов» «стать европейцами» лишь за счёт «правильного» геополитического выбора, но без усвоения основ европейской цивилизации действительно могло бы принести благо если не стране, то лично им. Вопрос более чем спорный, но допустим. Допустим также, что Россия люто сопротивлялась именно такому выбору. На самом деле Россия предлагала не интегрироваться в Европу по отдельности, а вместе и на лучших условиях создавать новое интеграционное пространство с Европой. Но допустим, что в Европе жили позитивные буки, а в России вредные бяки, и надо было как-то прибиться к букам, поживившись попутно ресурсами бяк. «Плохие парни» – они ведь плохие по определению, и у них украсть – не украсть, а «восстановить справедливость».

Как было бы разумно действовать украинскому правительству чтобы решить проблему «евроинтеграции» и не вызвать недовольства России?

Очевидно, надо было трезво оценить ситуацию, понять, что Украина не только не великая держава, но и вовсе не держава, что в российских ресурсах она нуждается, а забрать их не может, даже с союзниками. Тем более не может, если союзников нет. Далее – для того, чтобы победить, надо выжить. Условие выживания Украины – как государства и правящего режима – доступ к дешёвому газу. «Патриотичные» «экономисты» и прочие «эксперты» скажут, что газ – не главное, и соврут, поскольку 20 лет независимости именно газ является предметом особой всепоглощающей заботы всех украинских президентов и правительств.

Вывод прост – надо любой ценой получить дешёвый газ для выживания, а уж нарастив финансово-экономический жирок, можно попытаться и переориентироваться. Условие получения дешёвого газа – Таможенный союз. Значит, надо вступить в Таможенный союз. Это даёт возможность стабилизировать экономику, упрочить режим, пережить два цикла выборов (2012 и 2015 года), посмотреть, что за это время произойдёт с ЕС. Далее, если вдруг оправдаются прогнозы «патриотов» и выяснится, что Запад вновь цветёт и пахнет, а Россия слаба и истощена – нет таких договоров, которые нельзя было бы разорвать. Если же всё сложилось с точностью до наоборот, то тогда можно выкатывать претензии французам, полякам и прочим шведам, пытающимся найти спасение от кризиса под благословенной сенью Таможенного союза.

Циничный подход? Конечно, циничный. Политика, как любая стратегия (военная, дипломатическая), не бывает нециничной, поскольку выигрыш достигается введением в заблуждение противника. Это – аксиома. До тех пор, пока существуют разные государства, каждое борется за свои интересы, то есть хочет жить лучше, за счёт того, что сосед будет жить хуже. Кстати, именно поэтому я считаю, что проблемы во взаимоотношениях Украины и России исчезнут только тогда, когда мы восстановим единое государство. Иначе стремление обмануть и получить преференции никуда не денется – волки не могут питаться капустой, а у государств нет вечных друзей, есть только вечные интересы.

Проблема не в цинизме политики, а в том, что грамотная политика просчитывается, несмотря на весь цинизм. Когда руководствуются интересами, а не мифами, идёт процесс простой торговли – за каждым интересом стоит военно-политический и экономический потенциал. У кого он больше, тот уступает меньше, и наоборот. Но в конце переговоров достигается разумный баланс. При этом все знают – изменится баланс сил, изменится и баланс интересов, договоры будут пересмотрены, и никто не будет обижаться.

Проблема украинской политики, ведущая её от поражения к поражению, а государство к закату, заключается в том, что цинизм-то в ней присутствует. Что может быть циничнее, чем просить у России скидку на газ, одновременно заявляя о полном невосприятии её геополитических интересов и о своих «европейских» приоритетах? К сожалению, этот цинизм безграмотен. Украинские хитрости настолько очевидны, что партнёры не сразу хотят верить, что с ними разговаривают всерьёз, предлагая такую чепуху. А когда понимают, что это серьёзно, – обижаются и просто не желают больше разговаривать.

В результате, вместо того, чтобы полтора года вести переговоры о присоединении к Таможенному союзу, выторговывая себе дополнительные скидки и уступки, Украина добилась от России полного нежелания разговаривать с её руководителями. Им практически открытым текстом сказали: «Условия вы знаете, лимит времени практически исчерпан, хотите – подписывайте, нет – не обижайтесь».

Теперь весь выбор Киева сводится к тому, чьи условия безоговорочно подписать: ЕС или России. Если это не стратегическое поражение, то что тогда поражение?

Ростислав Ищенко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх