,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В поисках «сосуда»
  • 5 сентября 2011 |
  • 19:09 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 469
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Приближающиеся парламентские выборы в Украине, которые, согласно надеждам, на них возлагаемым, должны либо закрепить нынешнее положение вещей в стране, либо существенно его подкорректировать, уже наглядно демонстрируют несколько главных их проблем и особенностей. Во-первых, при формальном наличии вождей и руководителей как во власти, так и в оппозиции, они все вместе и по отдельности не пользуются доверием у населения. Есть определенные колебания личных рейтингов популярности тех или иных политиков.

Сезонные или связанные с какими-то резонансными событиями политической или экономической жизни. Но сегодня они недостаточны для получения большинства в парламенте. И, следовательно, для формирования органов власти, удовлетворяющих интересы большинства населения. Майский соцопрос этого года, проведенный компанией «Research&BrandingGroup» (R&B), показывает, что деятельность президента Украины в целом одобряют только 26% опрошенных, а не одобряют 63%. У правительства аналогичные показатели следующие – 18% и 72%. У Верховной Рады – 11% и 79%.

Но и оппозиция не может похвастаться тем, что «вставляет» власть и обнадеживает народ. В целом довольны работой оппозиционеров всего 18% респондентов, а вот недовольны 68%. Приблизительно такие же результаты демонстрируют опросы и других социологов из разных компаний, которые пока не заангажированы той или иной политической силой.

Из вышеупомянутых цифр следует, что, во-вторых, нет доверия ко всем государствообразующим институтам – как власти, проводящей некий свой курс развития, так и оппозиции, которая должна предложить более прогрессивную альтернативу. О власти, в принципе, говорить нечего: она только задекларировала, что начала реформы и даже предприняла некие шаги по их реализации. Это сопряжено с трудностями, которые не остались незамеченными людьми, давшими оценку власти. По данным той же R&B, в мае этого года 67% опрошенных считали экономическое положение страны в целом плохим. Противоположной точки зрения придерживались лишь 26%. При оценке же политической стабильности в Украине, которой демонстративно гордится власть, 54% респондентов считали, что она в целом нестабильная. И только 13% считают ее стабильной. Но и у оппозиции показатели, прямо скажем, аховые. Та же R&B показывает, что 72% опрошенных уверены, что оппозиция никак не влияет на дела в стране, и 20% уверены в обратном.

В-третьих, оппозиционные ожидания в обществе очень сильны. По данным опроса R&B, несмотря на разобщенность и фактическое бездействие и недееспособность нынешней оппозиции во всех ее видах, 44% опрошенных все равно считают, что оппозиционеры положительно влияют на ситуацию в Украине. По 28% убежденных в обратном и затрудняющихся что-либо ответить на эту тему. Еще 70% респондентов уверены, что существование сильной оппозиции необходимо для стабильного политического развития страны (16% с этим не согласны). Меньше половины опрошенных (46%) считают также, что оппозиция не имеет никаких конструктивных программ, а лишь критикует власть и дестабилизирует ситуацию в стране. А 37% респондентов с этим не согласны, и в этом несогласии – потенциальный резервуар для повышения популярности оппозиционеров, если они «изобретут» что-нибудь «эдакое новенькое». И эти цифры тоже являются похожими у многих социологических служб. И практически сильно не колеблются все последние месяцы, несмотря на некое обострение отношений между властью и оппозицией, вызванное арестом лидера «Батькивщины» («непримиримой оппозиции») Юлии Тимошенко в процессе суда над ней.

В-четвертых, сегодня уже практически очевидно, что нет четких критериев, по которым будут определяться лидеры общественного мнения на выборах. То есть будущие властители и оппозиционеры будут, но кто они, пока не очень ясно. И вот почему: четкость населения в оценках происходящего (смотрите выше данные опросов) сочетается с неопределенностью его в своих симпатиях. Недоверие людей к существующим власти и оппозиции сопряжено с нечеткостью в артикуляции требований народа к власти. И все это приводит к тому, что в Украине, с одной стороны, опять понадобится, появится и даже получит шанс на успех некая «третья сила». Та политическая партия или движение, которое, по меткому замечанию политолога Ростислава Ищенко, будет напоминать сосуд, в который нальют свои надежды и чаяния граждане страны. А нальют, значит, дадут голоса и мандаты в высшем законодательном органе. Но кто эти новые – «третьи» – люди? – вот главный вопрос и этой приближающейся избирательной кампании.

В-пятых, в сложившихся условиях власть, похоже, решила придерживаться курса на укрепление собственных позиций, объединение симпатиков под своим крылом и даже в своих структурах с одной целью – консолидации и укрепления режима. По мнению криэйторов-идеологов власти, подобное «общегосударственное единоначалие» должно помочь ускоренному осуществлению намеченных и задекларированных реформ. И если с «ускорением реформ» пока, видимо, приходится подождать, то другие последствия таких действий власти уже очевидны. Они, с одной стороны, не консолидировали, а наоборот – разобщили оппозицию. Раскололи ее на тех, кто, условно говоря, хочет быть «оппозицией его величеству» (то есть лично президенту Виктору Януковичу) и «оппозицией при его величестве» (то есть «пригреться» при власти, заявляя о своей конструктивной оппозиционности и критичности к тем шагам, которые типа «идут во вред стране», при полной поддержке «полезных шагов»).

Отличие этих двух видов оппозиционеров от оппозиции непримиримой, ни в чем не согласной с властью и потому предназначенной на «заклание», в том, что они надеются избежать давления админресурса со стороны власти и при возможности перехватить власть из ослабевших рук прежних руководителей. То есть эти оппозиционеры надеются на то, что они станут «альтернативными преемниками». В том случае, если власть «обмарается» народным недоверием по полной, завязнет во внутренних противоречиях и амбициозной борьбе «своих со своими» и не сможет выдвинуть преемника из своих же рядов. Или выдвинет, но выдвиженец будет вызывать либо недоверие, либо вообще невосприятие в обществе.

Так, как это было в 2004 году, когда «кучмизм» в борьбе с непримиримой оппозицией «оранжевых», по мнению многих, мог спокойно победить, если бы на смену Леониду Кучме выдвинули не Януковича, а того же Сергея Тигипко или любую другую компромиссную фигуру. Но «кучмизм» решил продавить своего преемника и пролонгировать власть силой. Оппозиционеры в ответ сосредоточили весь огонь критики на Януковиче, и он, победив с незначительным перевесом голосов, упустил власть в результате госпереворота, замаскированного под «народную революцию», которая-де может ломать устои и юридические нормы. Она и сломала – просто по решению Верховного суда в неконституционном «третьем туре» переписав голоса перевеса Януковича его сменщику и конкуренту Виктору Ющенко…

В-шестых, во власти произошли подвижки, в принципе, очень выгодные и для непримиримой оппозиции, и для всех других подвидов оппозиционеров, и для потенциальной «третьей силы». Я имею в виду декларацию о готовности объединения в единую структуру Партии регионов (ПР) Виктора Януковича/Николая Азарова с партией «Сильная Украина» Сергея Тигипко. Если такое слияние окончательно произойдет, то фактически лопнет самый сильный и продвинутый проект «оппозиции при его величестве». Тигипко, как известно, вошел в правительство Азарова вице-премьером на определенных условиях – опираясь на силу власти и на свое представление о реформах, проводить эти самые реформы – от налоговой до земельной и пенсионной. Он их и проводил, концентрируя именно на себе весь, увы, неизбежный негатив от преобразований.

Груз этого негатива, похоже, и сломал Тигипко. У него было три пути, имеющих определенную перспективу. Первый: вообще уйти из власти и пойти в самостоятельное плавание, конвертируя в новые показатели популярности и реанимируя те 13% голосов, которые были получены им на президентских выборах-2010.

Второй: сохраняться во власти на особых правах «приглашенной звезды», которая поддерживает власть во всех хороших делах и оппонирует всем «плохим». Это так называемая «конструктивная оппозиция», апробированная еще легендарным уже лидером Руха Вячеславом Чорновилом, только более тесная: Чорновил не входил во власть, а Тигипко вошел. Этот путь давал возможность на будущих президентских выборах претендовать на роль преемника Януковича, паче чаяния популярность того стремительно пошла бы вниз и не позволяла бы баллотироваться с надеждой на успех.

Третий – тот, который сегодня выбрал Тигипко: войти не только во власть, но и в ее политическую опору – в ПР, стать ее частью и уже в этом качестве и проводить реформы, и претендовать как на лидирующие позиции в партии, так и на роль преемника. Сейчас Тигипко, похоже, торгуется об окончательных будущих бонусах своего вхождения в ПР. То, что он на днях заявил, мол, решение о слиянии «Сильной Украины» с ПР еще не окончательное, свидетельствует: договоренности такой еще нет. Это говорит о том, что Тигипко еще может «отыграть назад». Но как это скажется на его рейтингах популярности – это для него вопрос вопросов.

Из разряда «оппозиции при ее величестве» еще остались заметные игроки – партия «Единый центр» (ЕЦ) главы МинЧС Виктора Балоги и Народная партия Украины (НПУ) спикера парламента Владимира Литвина. Эти господа однозначно ждут, чем закончится эпопея слияния Тигипко, и определяют свои условия торга для вхождения. Если они этого не делают, то как политикам им цена – грош. Да и тот ломаный…

Тактика борьбы за выживание этой оппозиции очень для нее важна еще и потому, что власть проводит неуклонный и очень умный, апробированный в прошлых политических баталиях курс на инициацию внутренних расколов во всех оппозиционных структурах. Во всяком случае, власть гласно или негласно поддерживает всех раскольников. А такие потенциальные помощники власти «работают» во всех оппо-структурах. Даже в непримиримом БЮТ-«Батькивщине» есть Наталия Королевская, которую по всякому склоняют к переходу в самостоятельное плавание с обязательным отторжением части прежней ее «родной структуры». Королевская и политики-«тушки», которые отошли от этой оппозиционной структуры, очень ослабили ее как человеческие, так и материальные ресурсы.

Разговорам о слиянии тигипковцев с ПР предшествовал скандал внутри «Сильной Украины» между Тигипко и его заместителем Александрой Кужель, который потом вылился и в открытое противостояние по поводу возможного слияния. А перед этим Кужель начала выражать несогласие с курсом Тигипко и внутри партии, и на госдолжности. Она обвинила вице-премьера в том, что тот неправильно проводит реформы, игнорирует мнения партии и ее, как заместителя, и ведет партию в тупик. В знак протеста Кужель собралась выехать в Словению и там спокойно закончить свою политическую жизнь в собственном доме. Тигипко внезапно получил помощь от ПР. Нардеп-«регионал» Вадим Колесниченко ее озвучил вполне определенно: «Кужель надо определиться – она держится за штанину Сергея Тигипко, носит шлейф за Юлией Тимошенко или хочет получать откаты с одесских базаров через своих родственников?». Тигипко и Кужель и определились. Но, как всегда, не до конца. Хотя такая неопределенность может означать именно начало конца их как политиков…

Глубоко под спудом виртуальности партии и показной радикальной по содержанию крикливости ее лидера припрятаны и проблемы «Фронта змин» (ФЗ) главного «оппозиционера его величеству» Арсения Яценюка. У него недавно тоже возник внутренний конфликт с главой Львовской областной ячейки ФЗ Степаном Кубивым. Депутаты Львовского горсовета от ФЗ вместе с «регионалами» и «нашеукраинцами» Ющенко отказались голосовать за резолюцию, осуждающую «политические репрессии» против Тимошенко. Это вызвало гнев Яценюка, который в это время в пожарном порядке набирал очки на критике власти за Тимошенко. Он пообещал чистки во Львове, на что Кубив не испугался, а ответил, что готов уйти. «Я три года работаю на партию и частично финансирую областную ячейку. Если я кому-то мешаю, я готов уйти, а если нужно, то могу оставить «Фронт змин» публично», – заявил он.

Это серьезный удар по Яценюку, несмотря на все его претензии. На востоке страны он мало популярен, а расколы на западе страны ослабят его потенции в базовом электоральном регионе. Яценюк ведь тоже хочет в своей работе избежать давления власти и потом получить шанс стать преемником. И поэтому он тоже подчеркивает свою особенность и неповторимость, не желая сливаться с другими оппозиционерами. Он готов только координировать общие действия. Но под своим чутким руководством.

«Две оппозиционные партии обязательно всегда получают большее количество мандатов в парламенте, чем одна. Например, последний случай в Великобритании, когда две оппозиционные партии сформировали большинство в британском парламенте. …Мы должны действительно объединиться (в новом парламенте – Авт.). Две колонны, возможно, три, которые идут сейчас на выборах как оппозиционные демократические силы, должны четко ответить на вопрос: что и как они делают в новом парламенте? Такая работа должна дать 226 голосов народных депутатов Украины, которые не являются вассалами Партии регионов, не подконтрольны президенту Януковичу», – сказал Яценюк. Но это – только слова, за которыми пока нет дел.

ПР и власти такие действия объективно выгодны. Слабость оппонентов если и не делает ПР более сильной, то во всяком случае нейтрализует их как конкурентов…

В итоге сегодня уже можно говорить, что власть не имеет в своих рядах яркого лидера, который может воплощать или олицетворять в себе «политика будущего». Альтернативу тому, что есть. Но и оппозиционная «тусовка», по точному определению родоначальника российских гламурных глянцевых журналов Игоря Григорьева, представляет собой «гуляющую свиту в отсутствие королей». И к этому можно только добавить, что короли не отсутствуют – их просто нет…

Вот потому, повторяю, и есть спрос и запрос на «третью силу». На новый «сосуд», в который украинские граждане могут влить свои желания. Но где он, этот сосуд, и что в него нужно наливать, чтобы он напоил большинство? Или хотя бы такую часть электората, которая дала бы достаточное количество голосов и позволила бы представить свои интересы во власти.

Социологи, замеряющие спросы, ожидания и предпочтения граждан, еще напишут такой «портрет» более точно. Но уже сейчас понятно, что «третья сила», на мой взгляд, подтвержденный изучением политических событий в Украине за последние годы, должна быть:

– максимально независимой. И от власти, и от оппозиции, показатели популярности которых были приведены выше. Груз лузеров во власти по результатам деятельности и имидж «сбитых летчиков» по итогам выборов – это самое последнее, что должна примерять на себя любая «третья сила»;

– максимально деполитизированной в нынешнем понимании этого слова, почти аполитичной. То есть не связанной с какими-то действующими и «раскрученными» политическими партиями. К ним, как показывают социологи, доверие если и есть, то минимальное. Вот Яценюк и не хочет ни с кем объединяться. Он претендует на «новизну»;

– деидеологизированной, тесно не связанной ни с какой уже навязшей на зубах и на ушах нынешней идеологической «дрысней» и трескотней. Будь то прежней красной коммунистически-социалистической, национал-демократической или социал-демократической, которые дискредитированы за 20 лет существования независимой Украины;

– ориентированной прежде всего на решение социально-экономических проблем граждан, а не политических или социокультурных, которые неизбежно раскалывают общество по языковому, религиозному или культурологическому признакам;

– однозначно компиляторной и разумно эклектической в теории. То есть должна сочетать в своих призывах все постулаты и установки, которые не вызывают идиосинкразии у большинства граждан. Приведу пример неудачный, но показательный: 25 пунктов программы партии Гитлера, которая содержала требования практически всех без исключения немцев. Гитлер на фоне усталости немцев от прежних властей и взошел на Олимп. Сейчас подобные опыты с идеологиями называют «солидаристскими», «гражданскими», «общенародными» и т. д., но суть их от этого не меняется. Разница только в методах воплощения обещанного;

– немного популистской, учитывающей интересы всех без исключения сословий. Даже олигархов, которые должны видеть свет в окошке даже после призывов к революции. Это однозначно может ослабить их сопротивление «третьей силе» и придаст ей материальные ресурсы дальновидных и осторожных хозяев жизни, раскладывающих яйца в разные корзины…

…Однако все претенденты на роль «третьей силы» и все, кто надеется и на ее появление, и на ее успех, должны помнить главную политическую особенность политической жизни независимой Украины – за 20 лет «третья сила» появлялась практически под каждую электоральную кампанию. Кто только ни хотел быть «третьим» и «альтернативным». Но всегда и он не дотягивал до этого статуса, и народ, помучившись с ожиданиями этой альтернативы и не увидев воочию ее преимуществ, всегда голосовал за кого-то из известных. В 2004 году было некоторое отступление от правил: старым политикам удалось выдать себя за «новых» и придти к власти на волне ожидания перемен. Какой катастрофой для страны и для ее народа обернулся этот обман, мы сегодня и наблюдаем. А мы – это и есть избиратели. Вот о чем должна помнить «третья сила». И четвертая, и пятая, и любая по порядку…


Владимир Скачко
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх