,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Умножение репрессированных: об одном случае научной непорядочности
  • 31 августа 2011 |
  • 11:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 836
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Появление в историографии заведомо завышенных, находящихся в прямом противоречии с введенным в научный оборот комплексом архивных документов, статистических "данных" о советских репрессиях происходит по-разному. Порою эти "данные" восходят к цифрам, изобретенным нацистской пропагандой (1); порою - базируются на неправильных оценках американских советологов времен "холодной войны". Однако самый интересный (в том числе с методологической точки зрения) случай появления подобных "данных" - неправильное истолкование подлинных архивных документов.
Наиболее часто в неумении "прочитать" документ можно заметить не имеющих профильного образования околоисторических публицистов. Так, например, одиозный публицист Ю.И. Мухин попытался объявить "поддельной" докладную записку Берия от 2 ноября 1940 г. о возможности формирования польских и чешских военных подразделений в СССР на основании якобы содержащихся в ней противоречий. Однако на самом деле, указанные Ю.И. Мухиным противоречия - кажущиеся и без труда могут быть объяснены при привлечении дополнительных документов (2).
Едва ли можно ожидать адекватного истолкования документов от не обладающего должными источниковедческими навыками публициста. Гораздо более тревожным является тот факт, что и некоторые академические ученые-историки не могут или не желают проводить научную критику выявленных ими документов, предпочитая этой кропотливой работе "сенсационные" заявления.
Накануне семидесятилетней годовщины начала Второй мировой войны, 26 августа 2009 г., сотрудница Института всеобщей истории РАН к.и.н. Н.С. Лебедева опубликовала в "Новой газете" статью, в которой утверждала, что только в период с сентября 1939 по 1 декабря 1940 г. в Западной Украине и Западной Белоруссии советскими властями было репрессировано около 700 тысяч человек. "Недавно в деле, переданном из Архива президента в РГАСПИ, я обнаружила записку Берии, направленную 12 декабря 1940 г. Сталину, - писала Н.С. Лебедева. - В ней он подвел итог работы "по очищению от антисоветского и враждебного элемента", проделанной органами НКВД с сентября 39-го по 1 декабря 1940 г. в Западной Украине и Западной Белоруссии. За этот период (цитирую) "было арестовано до 407 тыс. чел., и выселено в Казахстан и северные области СССР - 275.784 чел.". Таким образом, до 1 декабря 1940 г. были репрессированы около 700 тысяч жителей западных областей УССР и БССР" (3).
Полгода спустя, накануне трагической годовщины Катынского расстрела, Н.С. Лебедева повторила этот тезис в интервью информационному агентству РИА "Новости" (4). Не замедлили и научные публикации: в 2009 - 2010 гг. Н.С. Лебедева трижды с небольшими изменениями издала статью "Сентябрь 1939 г.: Польша между Германией и СССР" (5).
Все три сборника, в которых была опубликована данная статья Н.С. Лебедевой, были изданы в рамках официальной российской "исторической политики" - под грифами Комиссии при Президенте РФ по борьбе с фальсификацией истории в ущерб интересам России и Российско-польской группы по сложным вопросам. Таким образом, утверждения Лебедевой о 700 тысячах репрессированных (и 407 тысячах арестованных) советскими властями на территории Западной Украины и Западной Белоруссии получили не только научный, но и официальный политический статус - несмотря на их прямое противоречие всей современной историографии вопроса.
Еще в 1997 г. сотрудники российского общества "Мемориал" О.А. Горланов и А.Б. Рогинский, основываясь на большом массиве рассекреченных статистических данных НКВД, продемонстрировали, что общее число арестованных дорожно-транспортными отделами НКВД областными управлениями НКВД и Особыми отделами военных округов в западных областях Украины и Белоруссии в период с сентября 1939 по май 1941 гг. составляло около 108 тысяч человек (6). Сходные по масштабам данные содержатся в статистических сведениях НКВД, опубликованных в 2006 г. О.Б. Мозохиным. Согласно этому источнику, в период 1939 - 1940 гг. на Западной Украине и в Западной Белоруссии было арестовано 91.227 человек (7), что хорошо согласуется с данными Горланова и Рогинского (данные по региону за 1941 г. у Мозохина отсутствуют). Согласуется с этими данными и информация, приводимая в фундаментальной монографии украинского исследователя В.Н. Никольского. Основываясь на документах архива Службы безопасности Украины, Никольский пишет о 48 тысячах арестованных за период 1939 - 1940 гг. в западных областях Украины (8). Соотносятся с данными Голранова и Рогинского и оценки польских историков, пишущих о примерно 110 тысяч арестованных в регионе (9).
Как видим, среди исследователей уже сформировался определенный консенсус относительно общей численности арестованных органами НКВД в Западной Украине и Белоруссии, причем этот консенсус основан на солидной источниковой базе. В этой ситуации элементарная научная порядочность требует от исследователя, обнаружившего архивный документ с гораздо более высокими цифрами арестованных, отметить при публикации противоречие содержащихся в документе данных уже введенной коллегами-историками в оборот статистике. Было бы абсурдно предположить, что Н.С. Лебедева не знакома с фундаментальным исследованием Горланова и Рогинского или позицией польских исследователей. Тем не менее, она полностью игнорирует всю историографию проблемы и подает сомнительные данные из докладной Берия как истину в последней инстанции. Подобный подход не имеет ничего общего с научной корректностью; скорее это напоминает манипуляции ангажированных публицистов вроде Ю.И. Мухина.
Н.С. Лебедевой также необходимо было попытаться объяснить причины противоречия данных докладной Берия установленной историками статистике советских репрессий в западных областях Украины и Белоруссии. Этого - еще один штрих к вопросу о научной порядочности - сделано не было. Между тем, обращение к уже давно введенным в научный оборот статистическим данным позволяет, на наш взгляд, решить эту проблему.
Единственное противоречие данных докладной Берия остальным документам - информация об аресте "до 407.000 человек". На наш взгляд, это объясняется небрежностью при составлении докладной. Дело в том, что в отчетной статистике органов НКВД имелось пять граф "движения следственных арестованных и привлеченных без ареста": "всего прибыло", "вновь арестовано", "привлечено без ареста", "прибыло из других органов", "прибыло на доследование". Данные о числе арестованных отображались в графе "вновь арестовано" (10). Обобщив данные за 1939 - 1940 гг., опубликованные Горлановым и Рогинским, мы видим, что за этот период общее движение "следственных арестованных" органами НКВД западных областей Украины и Белоруссии составило 115.638 чел., в том числе вновь арестованных - 94.830 чел (11). На наш взгляд, 407 тысяч арестованных в докладной Берия появились в результате сложения сотрудниками секретариата Берия данных графы "всего прибыло" по органам НКВД Западной Украины и Западной Белоруссии (напомним, что эта графа была первой, на которую падал взгляд) с данными о количестве выселенных. Иными словами, интересующий нас абзац докладной должен читаться следующим образом: "было арестовано до 407.000 человек (в том числе перебежчиков 39 411 человек) и [в том числе] выселено в Казахстан и северные области СССР - 275.784 человек".
Следует отметить, что подобная путанность изложения свойственна и ряду других документов конца 1940 г. за подписью Берия. В качестве примера можно привести уже упоминавшуюся докладную записку Берия от 2 ноября 1940 г., первые несколько абзацев которой нельзя понять без привлечения дополнительных документов (12). По всей видимости, подобные случаи связаны либо с низким уровнем квалификации сотрудников, готовивших докладные, либо с большой спешкой при подготовке этих документов.
Трудно предположить, что руководитель Центра публикации документов по истории XX века ИВИ РАН Н.С. Лебедева не только не владеет историографией проблемы, но и не способна "прочитать" сомнительное место в документе. Следовательно, речь может идти о намеренном введении в оборот завышенных данных о количестве репрессированных. Это не первый случай; в 2008 г. Н.С. Лебедевой было сделано абсолютно абсурдное утверждение о том, что в период с 1937 по 1941 год в Советском Союзе было репрессировано 11 миллионов человек (13). Несмотря на прозвучавшую критику, это утверждение так и не было дезавуировано.
На наш взгляд, речь идет о намеренном пренебрежении Н.С. Лебедевой научной этикой и методами научного исследования с целью формирования неадекватных представлений о масштабах советских репрессий. Это само по себе плохо; однако еще хуже - то, что не имеющая отношения к науке деятельность Н.С. Лебедевой публикуются под видом официальной российской позиции.
Примечания
1. Об использовании официальными эстонскими историками "данных" организованной нацистами пропагандистской комиссии ZEV см.: Дюков А.Р. Миф о геноциде: Репрессии советских властей в Эстонии (1940 - 1953). М., 2007.
2. Подробнее см.: Дюков А.Р. Об историках и ламерах // Дуэль. 2007. № 18 - 19.
3. Лебедева Н. Четвертый раздел Польши // Новая газета. 2009. 26 августа.
5. Лебедева Н.С. Польша между СССР и Германией, 1939 - 1941 // Белые пятна - черные пятна. Сложные вопросы в российско-польских отношениях / Под общ. Ред. А.В. Торкунова, А.Д. Ротфельда. М., 2010. С. 225; Лебедева Н.С. Сентябрь 1939 г.: Польша между Германией и СССР // Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков / Под общ. ред. М.М. Наринского, С. Дембского. М., 2009. С. 444; Лебедева Н.С. Сентябрь 1939 г.: Польша между Германией и СССР // "Завтра может быть уже поздно...": Вестник МГИМО - Университета. Специальный выпуск к 70-летию начала Второй мировой войны. М., 2009. С. 245.
6. Горланов А.О., Рогинский А.Б. Об арестах в западных областях Белоруссии и Украины в 1939 - 1941 гг. // Репрессии против поляков и польских граждан. М., 1997. Цитируется по электронной версии. URL: http://www.memo.ru/history/POLAcy/GORROG_C.htm (дата обращения 29.08.2011).
7. Мозохин О.Б. Право на репрессии. Внесудебные полномочия органов государственной безопасности. 2-е изд., расш. и доп. М., 2011. С. 467, 476.
8. Никольський В.М. Репресивна дiяльнiсть органiв державної безпеки СРСР в Українi (кiнець 1920-х - 1950-тi рр.): Iсторико-статистичне дослiдження. Донецьк, 2003. С. 200.
9. Головацкий А. Польша между СССР и Германией, 1939 - 1941 // Белые пятна - черные пятна. Сложные вопросы в российско-польских отношениях / Под общ. Ред. А.В. Торкунова, А.Д. Ротфельда. М., 2010. С. 277.
0. Подробно о содержании этих граф см.: Горланов А.О., Рогинский А.Б. Об арестах в западных областях...
11. Там же. Табл. 2, 3.
12. См.: Дюков А.Р. Об историках и ламерах // Дуэль. 2007. № 18 - 19.
13. См.: Дюков А.Р. The Soviet Story: механизм лжи. М., 2008. С. 64 - 66.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх