,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Водка в иммиграции: Nemiroff уходит от скандала в Россию
  • 30 августа 2011 |
  • 19:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1313
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
В нашумевшем и надоевшем всем конфликте акционеров известного немировского ЛВЗ, похоже, поставлена точка. Популярная водка «Nemiroff» может сменить прописку с украинской на российскую уже этой осенью. Акционеры украинской алкогольной компании «Nemiroff », известного спонсора боксерских поединков братьев Кличко, теперь сражаются друг с другом. В результате конфликта под контролем миноритарных акционеров оказались производственные мощности на Украине, а владельцы 74,96% пакета сохранили за собой зарубежные активы и права на торговые марки.

Масштаб холдинга, занимающего лидирующие позиции в мировых рейтингах производителей алкоголя, предполагает, что теперь судебные процессы продолжатся не только в украинских, но в российских, кипрских и британских судах. Бренд «Nemiroff» стал эталоном успеха в странах бывшего СССР и Восточной Европы и образцом для ведения бизнеса, поэтому происходящее вызывает удивление для всех, имеющих отношение к рынку алкоголя. Небольшой ликероводочный завод, выпускавший в 1997 году 1500 ящиков «Столичной» в месяц, вырос в один из самых успешных мировых водочных брендов, поставляющий продукцию в 72 страны мира. Однако в апреле 2011 года возникла ситуация, при которой основатели компании, владельцы почти 75% акций, обладатели прав и патентов на товарные знаки отстранены от управления производством, а владелец 25% пакета называет их «рейдерами», считая себя «самыми крупным акционером». Со стороны это выглядит, по меньшей мере, странно. Как такое могло произойти?

От Немировского ЛВЗ к «Nemiroff»

Ответ на этот вопрос, нужно искать в истории отношений двух украинских бизнесменов Якова Грибова и Андрея Кипиша со Степаном Глусем, директором небольшого государственного спиртзавода в городе Немиров Винницкой области. Из-за конфликта подлинную историю самого успешного украинского бренда приходится восстанавливать по частям. В середине 90-х годов алкогольный бизнес выглядел иначе, он был не маркетинговым, как сейчас, а налоговым. Из-за несовершенства российского таможенного законодательства украинские производители водки процветали, поставляя свою дешевую продукцию соседям, так как были освобождены от уплаты акциза в РФ. Легкие деньги закончились в конце 1996 года - Россия ввела акциз для импортеров из независимой Украины. Линии, работавшие до этого в три смены, встали, не стал исключением и завод в г. Немиров, принадлежавший на 40% государству через местный спиртзавод, где директорствовал Степан Глусь и на 60 % , трем немецким бизнесменам украинского происхождения.

Единственным шансом остаться на плаву для таких небольших предприятий стал экспорт в Казахстан, где некоторые льготы для украинской водки еще сохранялись, но для транзита через РФ российской таможне нужны были многомиллионные денежные гарантии. Говоря проще, заводу срочно нужен был инвестор. В 1997 году Степан Глусь предложил молодым бизнесменам, Якову Грибову и Анатолию Кипишу, уже освоившим «казахский маршрут», выкупить акции Немировского ЛВЗ у «немцев», позже ими были выкуплены и 40% акций у государства. Кроме того, новые собственники вложили 10 миллионов долларов в техническое перевооружение завода, это были огромные деньги для Украины 90-х. Так Немировский завод был не только спасен, но и модернизирован, для того чтобы выпускать продукцию нового класса и качества, тогда же была зарегистрирована торговая марка «Nemiroff». Это объясняет, почему именно 1997 год - дата рождения компании «Nemiroff», а Грибов и Кипиш считают себя ее отцами-основателями.

Как появился акционер в лице Степана Глуся – версии обеих сторон конфликта диаметрально противоположны. Его сын Александр Глусь на пресс-конференции в Москве рассказывал, как его отец безвозмездно передал по доброте душевной «этим молодым ребятам» 75% акций из своего пакета. По версии Якова Грибова, через несколько дней после сделки с «немцами» Степан Глусь пожаловался новым собственникам, что прежние владельцы его обманули, не отдали деньги за его долю - 20% пакет Немировского ЛВЗ, которым он, простой госсужащий, якобы владел «по договоренности». Партнеры, начинавшие новый бизнес, решили не обижать заслуженного человека и пообещали такой же пакет в новой компании, которую собрались строить вместе. Акционеры жили по «джентльменскому соглашению» до 2005 года, когда структура капитала стремительно растущей компании была юридически оформлена на Британских Виргинских островах, до этого времени 100% акций были оформлены на Якова Грибова. Степан Глусь стал бенефециаром 20%, а Грибов и Кипиш - собственниками 40% пакетов. Окончательно процесс формирования долей акционеров завершился в 2008 году, Анатолий Кипиш продал семье Глусь 5% +2 акции из своего пакета.

Грибов и Кипиш сосредоточились на управлении, маркетинге, дистрибуции и продажах, а Степан Глусь отвечал за производственную часть, технологи, качество и рецептуру. Работа такой команды оказалась успешной – в 2005 году «Nemiroff» под общим управлением Якова Грибова продал уже 9 млн. дал водки. В 2006 году Грибов и Кипиш передали оперативное управление сыну Степана Глуся Александру, назначив его председателем Наблюдательного совета. Позднее его мать, Алла Глусь стала генеральным директором ДП УВК «Немирофф», другие ключевые посты в украинской части компании также очень скоро заняли члены семьи Глусь. В таком виде «Nemiroff» просуществовал до 2009 года, успешно пережив кризис, который стал своеобразным рубежом – акционеры решили продать компанию стратегическому инвестору, либо выйти на IPO. Хотя сегодня Александр Глусь утверждает, что это ошибка, и он выступал против продажи, факты говорят об обратном. Предложение «Русского стандарта» было выбрано во многом, учитывая мнение семьи Глусь. Историю о том, как сорвалась покупка «Nemiroff» Рустамом Тарико за $350 млн. теперь каждая сторона излагает по-своему: Александр Глусь говорит о том, что в самый последний момент Грибов и Кипиш потребовали дополнительно $20 млн., его оппоненты утверждают, что «Русский стандарт» изменил условия сделки, предложив заменить часть денег обязательствами. Сейчас это не так важно, очевидно, что причиной конфликта стал не срыв переговоров с покупателем.

Так или иначе, сделка со «стратегом» была отменена и ведущие акционеры предложили развивать компанию путем выхода на IPO. Объективных препятствий для этого не было, отсутствие долгов, прозрачный и прибыльный бизнес делали «Nemiroff» крайне привлекательным активом. Оперативным управлением для подготовки размещения и в дальнейшем должны были заниматься наемные менеджеры. Почему семью Глусь не устроил этот вариант – до конца не ясно, на пресс-конференции Александр Глусь ничего про это не сказал, предпочитая говорить о своих достижениях. Сам Грибов предполагает, что семья Глусь не захотела уходить с финансового потока более 400 млн.долл. в год и становится простым акционером, живущим на дивиденды. Возможно, причина лежит в области психологии - 36-летний Александр Глусь не захотел терять свой статус топ-менеджера крупной компании и превращаться в обычного миллионера. Так или иначе, согласия относительно дальнейшего ведения бизнеса акционерам достичь в 2010 году не удалось.

Владельцы 75% акций превратились в «рейдеров»

Конфликт стал публичным, когда в апреле 2011 года мажоритарные акционеры попытались сменить генерального директора украинского завода – Аллу Глусь, назначив команду независимых менеджеров, что семья расценила как объявление войны. Все попытки вернуть контроль над производственной площадкой были заблокированы семьей Глусь в украинских судах, а в прессе появились статьи о нападении «рейдеров», разрушающих успешную компанию и детективные истории о несостоявшемся покушении на Аллу Глусь. С 2011 года украинский завод под надуманным предлогом перестал платить роялти материнской компании на Кипре, контролируемой Грибовым и Кипишем. По мнению экспертов, сумма роялти, уплачиваемая украинским заводом за пользование товарными знаками, может составлять $40-50 млн. в год.

С середины августа 2011 года конфликт продолжился уже в России. Анатолий Кипиш и Яков Грибов, установили контроль в московском ООО «Торговый дом Немирофф», занимающимся дистрибуцией на ключевом для компании российском рынке. Кроме того, мажоритарии, владеющие через компанию Nemiroff Intellectual Property Est патентами и правами на торговые марки, заявили о том, что будут переносить производство в РФ для потребностей местного рынка и на экспорт. По словам Грибова, у них есть для этого все основания, так как «компания правомочна принимать любые решения связанные с объектами интеллектуальной собственности, если согласятся четыре директора из пяти, назначенных мной и Анатолием Кипишем».

Объективно разобраться в конфликте вокруг «Nemiroff» довольно сложно, не зная структуру акционерного капитала. Этот международный холдинг, в максимально упрощенном виде выглядит так: украинский завод ДП УВК «Немирофф» принадлежит на 100% материнской компании Nemiroff Holdings Limited на Кипре, которая в свою очередь полностью принадлежит компании с юрисдикцией на Британских Виргинских островах. Кто и в каких долях владеет этой компанией, тот и контролирует весь холдинг. Исходя из документов, имеющихся в распоряжении редакции, компанией владеют 5 юридических лиц: компания Анатолия Кипиша (35% акций), две компании Якова Грибова (вместе 40% акций) и два юрлица, владеющие 5 и 20% акций, бенефициаром которых является Степан Глусь. Когда Александр Глусь, говорит, что он самый крупный акционер, так как у него 25,04% он, судя по всему, произвольно делит пакеты, принадлежащие юрлицам других акционеров поровну на количество членов их семей. Следуя этой логике, каждый из пяти членов семьи Глусь тогда может владеть пакетом не более 5% акций.

Компания «Немирофф» управляется по Соглашению Акционеров, составленному по британскому праву. Этот документ подразумевает два равноправных способа принятия решений Советом акционеров: единогласно и квалифицированным большинством при наличии кворума в 75 процентов. Александр Глусь утверждая, что владеет «блокирующим пакетом» может заблокировать только принятие решений, требующих единогласной позиции: внесение изменений в Устав или Соглашение акционеров, сделки с аффилированными лицами и расширение уставного капитала. Все остальные вопросы решает квалифицированное большинство 2/3 (66,7 процентов) на собрании акционеров или, так как это равноправный способ, может быть вынесена письменная резолюция, подписанная 2/3 голосов при отсутствии кворума. Если дважды не удалось собрать кворум, то можно обязать «прогульщика» явиться через суд. Но этого делать не обязательно, так как достаточно письменной резолюции квалифицированного большинства.

Пока ситуация в украинских судах, не интересующихся такими юридическими тонкостями, разрешилась в пользу семьи Глусь, но в любом случае еще предстоит разбирательство в судах Кипра, Лондона и Москвы. Победа в кипрском суде, о которой поспешил заявить журналистам Александр Глусь, на самом деле является обеспечительной мерой, наложенной судом Никосии от 19 августа 2011 года на распоряжение акциями, и касается в равной степени также и его семьи.

«Nemiroff» может сменить прописку за 3 месяца

Заявления мажоритарных акционеров о переносе части производства в Россию публично воспринимаются семьей Глусь довольно скептически, хотя, по словам одного из топ-менеджеров группы компаний «Русский Алкоголь» технически это вполне реально. «На российском рынке сейчас избыток производственных мощностей. Только на Европейской части России сейчас на продажу выставлены три современных водочных завода, мощностью более 3 миллионов дал в год каждый. Главное раскрученный бренд и отлаженная схема дистрибуции товара».

My Webpage
Отредактировал irenasem (30 августа 2011)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх