,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Европа объявила России «антитоталитарную» войну
0
23 августа в Варшаве отметили День памяти жертв тоталитарных режимов

Европа объявила России «антитоталитарную» войну


На минувшей неделе 23 августа в Варшаве (в музее Варшавского восстания) собрались министры юстиции стран ЕС, чтобы впервые в европейской истории отметить День памяти жертв тоталитарных режимов. Выбор даты пал на день заключения т.н. «пакта Молотова – Риббентропа» между СССР и Германией в 1939 году.


Напомним, что с инициативой ввести в европейский календарь День памяти жертв тоталитаризма выступили в своё время Польша, Литва, Латвия, Эстония и Венгрия. Идея лимитрофов понравилась «старой» Европе, и учреждение нового «праздника» было горячо поддержано всеми общеевропейскими структурами - и Европарламентом, и Советом Европы, и Евросоюзом. И вот с нынешнего года вся Европа пошла войной на «тоталитаризм». Фактически же – отправилась в новый крестовый поход на Россию.

То, что именно современная Россия является главной целью Европы, отчётливо просматривается по документу, принятому уде в первый День памяти жертв тоталитаризма - Варшавской Декларации ЕС по случаю Европейского дня памяти жертв тоталитарных режимов, датированной 23 августа этого года. Вот с чего он начинается (перевод осуществлён ИА REGNUM):

«Принимая во внимание факт, что Европа страдала под властью тоталитарных режимов, независимо от того, был ли это коммунизм, национальный социализм или любой другой (выделено нами. – Прим. KM.RU), которые привели к невообразимому нарушению основных прав и полному отрицанию человеческого достоинства, среди которых Холокост является самым страшным примером…».

Обратили внимание на последовательность перечисленных в декларации «зол»? На первом месте – «коммунизм», т.е. фактически СССР, правопреемницей которого объявили себя нынешняя Россия. А сам нацизм – лишь на втором месте. Ну а всякие там «недемократические» союзники Гитлера (отправлявшие на Восточный фронт целые дивизии своих соплеменников, чтобы сломить сопротивление Красной Армии и покорить Советский Союз) и его пособники - это лишь третье «зло». И уж совсем не нашлось в декларации места для обвинения «истинных демократов» предвоенной Европы (Англии и Франции, прежде всего), умиротворявших Гитлера и стремившихся тем самым направить его агрессию на восток.

Интересную подборку материалов по этой теме предприняло в преддверии нового «праздника» европейцев ИА REGNUM. Вот что отмечает, в частности, главный редактор агентства, известный политолог Модест Колеров:

«Если решение Европарламента об учреждении Дня памяти жертв тоталитаризма ещё содержало в себе глухие оговорки о том, что кроме тоталитарных режимов накануне Второй мировой войны существовали неназванные авторитарные режимы, под которые ценой дополнительных разъяснительных усилий можно вполне законно подвести режимы в Латвии, Литве, Эстонии, Венгрии, Италии, Румынии, Польше, практика которых тоже может быть осуждена и жертвы которых должны быть помянуты, то в Варшавской декларации от 23 августа 2011 года… прямо говорится только о тоталитаризме: «Европа страдала под властью тоталитарных режимов, независимо от того был ли это коммунизм, национальный социализм или любой другой... тоталитарные режимы ответственны за большинство позорных актов геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений... виновники предстанут перед правосудием... призываем Европейскую сеть контактных пунктов по вопросам лиц, ответственных за геноцид, преступления против человечности и военные преступления, рассмотреть вопрос преступлений, совершенных тоталитарными режимами». Из этой формулы следует, что союзники Гитлера в названных странах и сами названные страны, ответственные за геноцид и пр., и уж тем более союзники Гитлера во главе Финляндии, Испании, Португалии, Франции, и уже тем более демократические власти Англии, Франции, США, прямо поддерживавшие Гитлера в его агрессии на Восток, в сторону СССР, не подпадают под действие декларации и евросоюзовского правосудия.

Кроме того, декларация прямо ставит задачу, ради исполнения которой, собственно, и затевалась вся эта игра в День памяти: «истинное примирение (кого с кем - стыдливо умалчивается, ибо речь идёт о «примирении» ЕС с врагом в лице СССР и Россией, на которую возлагается бремя всего советского наследия - М.К.) невозможно без искреннего и тщательного обсуждения и без установления справедливости». Вот именно «справедливость» и намерены установить министры юстиции ЕС. Не главы МИД, не министры культуры, - а министры юстиции, которые откровенно готовят и будут готовить в союзе и абсолютном согласии с российской «десталинизаторской» инквизицией новый «Нюрнбергский процесс» - теперь уже над Россией, - которой непременно присудят не только масштабное «примирение» с теми, с кем в нынешнем ЕС она не воевала, но и масштабные репарации за преступления сталинизма, за само существование СССР как государства, за борьбу СССР против демократических и авторитарных союзников Гитлера. И значит - принуждает Россию к политическому «примирению» с теми, от имени кого ЕС, получается, выступает - с союзниками Гитлера. Очень важно понимать, что ставя условие «примирения» СССР/России со странами ЕС, Евросоюз тем самым прямо объявляет себя наследником демократических и авторитарных союзников Гитлера, от которых прямо и публично ведут свою генетику современные режимы именно в тех странах, представители которых собрались в Варшаве 23 августа 2011 года, отметили День памяти и подписали Варшавскую декларацию - программу нового Нюрнберга.

Это наследники союзника Гитлера адмирала Хорти - в Венгрии, это наследники полуфашистских режимов Сметоны, Ульманиса, Пятса - в Латвии, Литве, Эстонии, это наследники геноцидального гитлеровского протектората - во вступающей в ЕС Хорватии, это наследники геноцидального союзника Гитлера маршала Антонеску - Румынии, это наследники «нейтрального» союзника Гитлера - в Швеции, вплоть до 1976 года осуществлявшей практику принудительной «стерилизации» по политическим мотивам, но не осуждаемой и не наказуемой ЕС, это наследники гитлеровского протектората - в Словакии, это наследники националистической репрессивной диктатуры маршала Пилсудского - в Польше и др. Это наследники демократической Чехословакии, истреблявшей культурно-политические права русинов и осуществившей масштабную и кровавую этническую чистку против миллионов судетских немцев. Это наследники генерала Франко в Испании, о сотнях тысяч жертв которого до сих пор в Испании - после формального «примирения» - не очень принято говорить.

Надо быть российским идиотом-«десталинизатором» современной России или просто циником и предателем, чтобы «не понимать»: министры юстиции этих стран Новой Европы - прямые националистические и «демократические» наследники союзников и коллаборационистов Гитлера. Они не ставили, не ставят и не будут ставить перед самими собой вопросов «примирения», «справедливости» и расплаты, например, короля Хуана Карлоса за преступления Франко, Бенеша, Пилсудского, Хорти, Муссолини, Чемберлена, Даладье, Маннергейма, Антонеску, Сметоны, Ульманиса, Пятса и др., чьей «легитимностью» и легитимностью они укрепляют свой современный апартеид и избирательную, изначально политически и экономически мотивированную «политику памяти». Они не будут вводить юридические санкции против тех, кто восхваляет и преуменьшает преступления всех этих деятелей, они не будут судить тех, кто, исполняя их решения, сделал жертвами преступлений миллионы людей в Европе. Все эти страны и режимы не ответили, не отвечают и не ответят за своё участие в Холокосте, в самых редких случаях ограничиваясь протокольными извинениями, а не реализуя «правосудие» и «справедливость». Я уже не говорю о том, что - даже вступая в ЕС - Хорватия не ответила и не отвечает за геноцид сербов, сотворённый ею в годы Второй мировой войны».

«Только государственная пропаганда ЕС и США и российский официальный историк Чубарьян, - продолжает Колеров, - утверждают, что Вторая мировая война началась с договора о ненападении между Германией и СССР 1939 года. Любой исследователь и студент, не ищущий личного профита в обвинении СССР, знает: раздел Европы с Гитлером, «умиротворение» агрессора за счёт сопредельных ему территорий в направлении на Восток, к СССР, раздел соседних стран с Гитлером начали Польша, Венгрия, Англия, Франция и США. Апогеем их союзничества с Гитлером стали аншлюс Австрии и «Мюнхенский сговор» 1938 года, расчленивший Чехословакию, после чего любые сталинские внешнеполитические усилия СССР были попытками отсрочить нападение Гитлера и союзной ему «объединённой Европы» на СССР, отодвинуть будущий фронт как можно дальше от его государственных и промышленных центров, избежать войны на два фронта - с Германией и союзной ему Японией (преступления которой, кстати, ЕС «географически» не замечает, зато прекрасно смиряется с «европейскими» притворствами стран Средней Азии)».

«Примечательно, - отмечает Модест Колеров, - что в уже упомянутой Варшавской декларации предписывается «поддержать деятельность неправительственных организаций, в том числе организаций из стран, охваченных Восточным Партнерством, которые активно вовлекаются в изучение и сбор документации, связанной с преступлениями, осуществленными тоталитарными режимами». В переводе на русский практический язык это значит, что политическим классам Армении, Азербайджана, Грузии, Украины, Молдавии, Белоруссии, стремящимся если не вступить в ЕС, то хотя бы покормиться в ЕС, прямо указано собирать материалы к обвинительному заключению по новому «Нюрнбергскому процессу» против России. Это значит, что их ревизионизм, оправдание своих гитлеровских коллаборационистов и глорификация «лесных братьев», «легионеров», бандеровцев - только потому, что они боролись против СССР - получают не только индульгенцию от ЕС, но и прямое задание практической русофобии. Избирательная, антисемитская и русофобская, то есть снимающая ответственность со своих советских вождей, национал-коммунистов, номенклатурных суверенизаторов, кравчуков, кучм, ющенок, шушкевичей, берий, демирчянов, шаумянов, микоянов, алиевых, багировых, шеварднадзе, снегуров, рюйтелей, петерсов, вациетисов, бразаускасов, горбуновсов и пр. и ограничивающая её только ответчиками из современной России, «десталинизация» становится прямым условием их интеграции в ЕС, супротив которого «музеи оккупации» покажутся детским лепетом».

Ранее на вопросы ИА REGNUM в связи с решением Европарламента впервые отметить 23 августа 2011 года День памяти жертв тоталитаризма ответил руководитель исследовательских программ московского фонда «Историческая память» Владимир Симиндей. На вопрос «Кто начал раздел Европы с Гитлером накануне Второй мировой войны: СССР или западные демократии?» он заявил:

«Ответ на этот вопрос хорошо известен исторической науке, но неудобен для пропагандистских штампов евробюрократов: умиротворение нацистского агрессора на Западе за счет уничтожения Чехословакии и разжигания его аппетитов в отношении земель на Востоке предприняли именно Лондон и Париж, тогда как Москва сопротивлялась на политическом уровне расчленению Чехословакии как залогу новой большой войны. Европропагандистам выгодно выпячивать «уникальность» Пакта Риббентропа-Молотова и секретных приложений к нему, ретушируя свои договоренности с Гитлером - от Мюнхенского сговора до региональных прибалтийских пактов Риббентропа-Мунтерса и Риббентропа-Сельтера от 7 июня 1939 года, подкрепленных тайными устными договоренностями антисоветской направленности, следы которых удалось найти в меморандуме Дертингера».

«Почему ЕС не осудил Мюнхенский сговор?», - спросили Владимира Симиндея. Вот что он ответил:

«Потому что актуализация на политическом уровне этого вопроса европейской элите вовсе не нужна. Одно дело задним числом довоёвывать с Советским Союзом, протаскивая тезис о российской «извечной вине» и «дефиците покаяния», другое дело - культивировать память о страшных последствиях «своего» решения, о действиях своих предков, сотрудничавших с нацистами или закрывавших глаза на их преступления. Попытки уравнять принципиально различные режимы - нацизм и коммунизм - по натянутым или второстепенным критериям в рамках доктрины тоталитаризма будут продолжаться, несмотря на критику возможных негативных последствий такой политики, включая банализацию трагедии Холокоста и ее психологическое вытеснение «новыми открытиями жертв» в массовом сознании европейцев. При этом сравнительный анализ Мюнхенского сговора Запада с Гитлером и советско-германских договоренностей, проводимый в ряде исторических исследований, не перестанет вызывать истерику у европропагандистов: «Как смеете сравнивать трагическую ошибку Запада с хитрым умыслом двух диктаторов?» На мой взгляд, по мере возрастания внутренних трудностей в Евросоюзе попытки поиска «общих» для европейцев врагов (как в настоящем, так и в прошлом) будут только усиливаться».

А вот что ответил на тот же вопрос издания сотрудник Института славяноведения РАН Олег Неменский:

«А зачем им это? Им ведь надо осудить именно Россию, а не «дать беспристрастную оценку событиям прошлого». Кажется, у нас часто недооценивают потребность Запада в осуждении действий СССР во Второй Мировой войне. Без осуждения России Запад не может быть уверен в положительной самооценке, то есть в позитивном восприятии своего исторического опыта и своих ценностей. А ведь западные ценности мыслятся универсальными (общечеловеческими) именно благодаря уверенности в том, что они суть Абсолютное Добро. Либеральные ценности заменили Западу христианство, он религиозно верен им, он через них себя осознаёт - и этому ничто не должно мешать. Особенно - историческая память.

Массовое восприятие крупных исторических событий всегда строится по простой «детской» модели борьбы добра со злом. Вторая мировая война - важнейшее событие в истории Запада, конституирующее его нынешнее политическое и идеологическое состояние, и память о ней также должна быть структурирована по интуитивно понятной схеме победы Добра над Злом. Ведь Добро - оно потому добро, что Зло является злом. И как раз в этом у Запада есть большая проблема: то, что сейчас там принято считать Великим Злом, было побеждено Россией, которая также рассматривается как Зло. Но по логике побеждать Зло должно всегда Добро, а не другое Зло. Признать Россию чем-то иным, кроме Зла, Запад не может по глубоким культурным причинам. А главное - она не Запад. И даже при всем перекручивании событий той войны полностью уйти от факта советской победы над нацистской Германией тоже не получается. Значит, надо представить дело так, что сама война была результатом сговора этих двух Зол, и таким образом - их совместным мероприятием.

Пакт Риббентропа-Молотова здесь центральное событие, так как именно он, независимо от его реального содержания, становится символом этого сговора, символом единства Мирового Зла. Никакие другие договорённости с Берлином других стран такого символического значения не имеют, а значит и не значимы для европейской истории. Более того, любые различия между коммунистическим и нацистским режимами в такой схеме должны быть стёрты, и это делается с помощью теории тоталитаризма. Так, Третий Рейх и Советский Союз превращаются во что-то одно, и конфликты внутри этого «одного» уже не имеют принципиального значения. Само то, что эти две державы потом стали воевать друг с другом, и одна победила другую - ну, это их же неудача, неудача Зла. Во всех сказках злые персонажи конфликтуют не только с добрыми, но и друг с другом - это же не повод радоваться за них?

Сама победа мая 1945 г. не видится на Западе такой абсолютной Победой, как в России. Для них окончательно «силы добра» одолели «Зло» только в результате окончания Холодной войны. Это то, что идеологически обосновывает лидерство США в современном мире. Ведь это то дело «защиты свободы и демократии», которое взяли на себя Соединённые Штаты и их союзники во время Второй мировой и сумели довести до конца. Впрочем, не совсем до конца. Развал СССР ведь тоже произошёл «как-то неправильно», без американских танков в Кремле - так что Зло там ещё живёт, просто стало слабым, но оттого не менее опасным.

Кстати, Третий Рейх - он хоть и зло, но для европейцев своё, понятное. Так что совсем уж с Россией не уравнивается - она-то чужая. Это зло извне. С ним надо бороться, и идея «нового Нюрнберга», только уже над СССР и его «государством-продолжателем», здесь оказывается очень кстати. Для политической элиты Польши и стран Прибалтики она превратилась в идею-фикс, в важнейшую политическую мечту. И, думаю, актуальность этой темы будет только нарастать, и никакие исторические или логические доводы не смогут остановить Запад от её раскрутки. Повторюсь, у Запада есть психологическая потребность осуждения СССР/России, это очень серьёзный культурный комплекс, который мы только сумели растормошить у западных по культуре народов Центральной Европы и Прибалтики. И главная причина нападок на СССР именно в том, что он победил во Второй Мировой войне.

Единственное оружие, которое Россия может противопоставить - это западные же материальные интересы. По мере того, как «иметь дела» с Россией будет выгоднее, чем конфликтовать с нею, зуд русофобии будет становиться тише. Но в этом мы сейчас, к сожалению, не преуспеваем.

Есть ещё одна область, в которой нам стоило бы бороться, да как-то всё не получается - возможно, потому что общественные науки в России находятся в полуживом состоянии. Эта область - сама теория тоталитаризма. За ней стоит большая традиция осмысления общих черт (и, соответственно, общей природы) гитлеровской Германии и сталинского СССР. Теория очень стройная и красивая, она многих увлекает и является абсолютно господствующей в любых попытках осмысления истории этих двух государств на Западе. Но так как сама постановка вопроса не предполагает поиска различий, а только общих черт, то любые работы в рамках этой теории имеют общий ответ - они утверждают, что эти два режима были похожи друг на друга почти как две капли воды. И так как политического заказа на поиск различий между ними на Западе нет (да и не будет), то и теория тоталитаризма господствует почти безраздельно. Между тем, нам стоило бы обратить внимание на то, сколь различны были эти системы и сколь малую часть их качеств актуализирует теория тоталитаризма. Ведь большинство сторон общественно-политической жизни и идеологии в Третьем Рейхе и в СССР в этой теории просто упускается из виду как лишние для заранее принятой схемы. А, как мне представляется, если обратить на них внимание, то различий между этими государствами выявится гораздо больше, чем общих черт. И эти различия крайне важны для понимания того, чем был Третий Рейх, а чем СССР.

У нас в науке, к сожалению, очень слабая традиция критики классической теории тоталитаризма. Мы тоже были увлечены ею в 1980-90-е гг., в большинстве своём не отдавая себе отчёта, что политическая подоплёка этой теории закрывает возможности адекватного восприятия нашего прошлого. При этом единственным взглядом, оппонирующем этой теории, по сей день остаётся только «старосоветский» подход, в столь же простой манере противопоставляющий сталинский СССР Третьему Рейху как абсолютное добро абсолютному злу. Подход, надо сказать, крайне удобный для «исследователей тоталитарных режимов», так как представляет им «идеального оппонента», самим своим существованием лишь обосновывающего всю их теорию, а главное - столь же идеологически мотивированного, как и они.

Нам нельзя втянуть себя в игру «какой режим лучше». Ведь от нас того и ждут, что мы будем яростно защищать все действия коммунистической власти, играя роль общеевропейского пугала. Нет, эти режимы просто слишком различны, в целом они трудно сопоставимы. Наше отношение к прошлому сложно, оно не укладывается в рамки чёрно-белого подхода, которого от нас требуют, но это наше внутреннее дело и не предмет для обсуждения на политическом уровне. А на научном - да, думаю, обоснование принципиальных различий между этими системами и их идеологиями никак не должно быть увязано с романтической апологетикой одной из них. Здесь как раз нужен довольно отвлечённый, максимально деидеологизированный анализ, не пытающийся сознательно проигнорировать или попросту оправдать тёмные события прошлого, тяжелейшие преступления властей - но раскрывающий совершенно иные мотивации этих действий.

Кстати, не менее важным был бы анализ различий между основными ценностями, которые прививались официальной культурой в Третьем Рейхе и СССР, между их понятиями о добре и зле: о том, как учили детей, «что такое хорошо, и что такое плохо», какие цели в жизни человека считались достойными и т.д. И в этой области (возможно, самой значимой для общих оценок) различия окажутся вообще огромными...

Впрочем, есть один аспект, который постоянно поднимается именно на политическом уровне - это вопрос о национальной ответственности за действия тех режимов. Он здесь центральный - и особенно в свете перспективы «нового Нюрнберга». Нам крайне важно показать и заявить, что нельзя ставить на одну доску ответственность немцев за нацистский режим и ответственность русских за коммунистический. Режим нацистский, основанный на утверждении власти конкретной нации - немецкого народа, и режим интернационалистский, принципиально наднациональный, более того, основанный на сильнейшем ущемлении именно русского народа. Это принципиально разные политические системы, и системы ответственности, если уж встаёт о них вопрос, здесь тоже принципиально различны.

А тоталитаризм - понятие небесполезное, но требующее постоянного творческого осмысления. Если мы посмотрим на современные западные общества, то увидим, что там контроль над сознанием общества несравнимо более высокий, чем в СССР и Германии 30-х гг. И государственная пропаганда, и сплочённость вокруг общей идеологии, единственно верных принципов, представленных ныне действующей политической системой. Даже сама идея осуждения «коммунистической идеологии и преступного режима СССР» - это лишь попытка утвердить другую тоталитарную систему. Которая, конечно, опять же является и «истинно демократичной», и «подлинно народной».

«Пропагандистская, псевдонаучная теория «тоталитаризма» была выдвинута в годы «холодной войны», - говорит ещё один участник дискуссии, развернувшеёся на страницах ИА REGNUM - историк, заместитель директора издательства «Яуза» (Москва) Александр Колпакиди. - Это было мощное идеологическое оружие США - Запада в борьбе против СССР. Тогда цель была достигнута. Получив практически бесконтрольный доступ к ресурсам постсоветского пространства США - Запад на время решил свои социально-экономические проблемы. Теперь ситуация повторяется. Выход из текущего кризиса, а в перспективе и из более глобальных энергетических проблем, пытаются искать за счет «слабого звена» - РФ. Свистопляска по поводу «преступлений сталинизма» нужна для мотивации неизбежного при нынешнем положении вещей в РФ расчленения и введения внешнего правления на евразийском пространстве)».

«Тоталитаризм не актуален для современной Европы, зато это очень удобный ярлык, - считает ещё один участник дискуссии, заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. М.В. Ломоносова Богдан Безпалько. - И с ним всегда можно проассоциировать те европейские страны или общественные движения внутри самой Европы, которые по каким-то причинам не устраивают современных евробюрократов. Это не юридическая, а мифологическая практика. Не вызывает сомнений, что с «тоталитаризмом» будут соотносить Россию, но не страны Прибалтики; и уж совсем не будет интересовать евробюрократов положение дел в Саудовской Аравии».

Почему ЕС не осудил «Мюнхенский сговор» 1938 года?

«Потому, - считает эксперт, - что это было бы осуждением, прежде всего, тех демократических режимов и лидеров, которые его допустили. Это было бы равносильно признанию их сотрудничества с Гитлером, торговли с ним и успешной продажи Чехословакии. В Европе предпочитают видеть самым страшным и достойным осуждения событием Пакт о ненападении, заключенный между СССР и Германией, который позволяет им вбрасывать в общественное сознание концепции о равной ответственности этих стран в разжигании Второй мировой войны, избегая разговоров об ответственности всех остальных. Именно Мюнхенский сговор открыл двери Гитлеру на Восток, и эти двери перед фюрером открыли Даладье с Чемберленом, и открыли с вполне определенными целями.

По большому счету, европейцы стремятся лишить СССР статуса победителя во Второй мировой войне, лишить его тех моральных и иных нематериальных ценностей, обеспеченных подвигом русского солдата в 1941-1945 гг. Весьма вероятно, что далее последуют обвинения в агрессии и претензии материального характера, требование территорий, денежных компенсаций и т.п.».



Справка
Варшавская Декларация по случаю Европейского дня памяти жертв тоталитарных режимов, 23 августа 2011 года Принимая во внимание факт, что Европа страдала под властью тоталитарных режимов, независимо от того, был ли это коммунизм, национальный социализм или любой другой, которые привели к невообразимому нарушению основных прав и полному отрицанию человеческого достоинства, среди которых Холокост является самым страшным примером; Учитывая, что тоталитарные режимы, вне зависимости от их происхождения, идеологии или намерений, являются источником бесчеловечного обращения, унижения человеческого существа, жестокости и массового преследования, а также, что тоталитарные режимы ответственны за большинство позорных актов геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений; Принимая во внимание, что публичное попустительство, отрицание или грубая тривиализация преступлений, совершенных тоталитарными режимами, могут привести к возрождению тоталитарной идеологии и тоталитарных режимов; Веря, что память об общей истории необходима для понимания современной Европы; Веря, что истинное примирение невозможно без искреннего и тщательного обсуждения и без установления справедливости; Отмечая, что признание прошлых трагедий является одной из целей Европейского союза, содержащихся в Стокгольмской программе (принята Советом Европы 10-11 декабря 2009 г. ); Понимая, что недостаточное поминовение может привести к тому, что будущие поколения могут повторить ошибки своих предшественников, что особенно болезненно доказали серьезные преступления, имевшие место в Европе 1990-х годов; Принимая во внимание, что осознание нашей общей истории и забота о европейских ценностях необходимы, чтобы избежать возрождения экстремизмов, ведущих к дальнейшим трагедиям; Ссылаясь на резолюцию Европейского Парламента от 2 апреля 2009 года о европейской совести и тоталитаризме, а также на Заключение Совета от 9-10 июня 2011 года о памяти о преступлениях, совершенных тоталитарными режимами в Европе, нижеследующим: заявляем, что преступления тоталитарных режимов в Европе, независимо от их рода и идеологии должны быть признаны и осуждены, декларируем нашу поддержку жертвам тоталитарных режимов и заверяем, что их страдания не пропадут в безвестности, их права будут признаны, а виновники предстанут перед правосудием, поминая Европейский день памяти жертв всех тоталитарных режимов 23 августа в свете истории наших государств, декларируем свою решимость хранить память о преступлениях, совершенных тоталитарными режимами, в особенности, посредством повышения осведомленности о нашей общей истории и поддержки европейских ценностей, чтобы тем самым предотвратить их повторение, обязуемся, в соответствии с надлежащими стандартами, учитывая в каждом случае национальные условия и правовые традиции, уважая свободу выражения, рассмотреть правовые аспекты публичного одобрения, отрицания либо полной тривиализации преступлений, совершенных тоталитарными режимами, обязуемся продолжать сотрудничество в целях подтверждения, что трагедия тоталитарных режимов никогда не повторится, призываем Европейскую сеть контактных пунктов по вопросам лиц, ответственных за геноцид, преступления против человечности и военные преступления, рассмотреть вопрос преступлений, совершенных тоталитарными режимами, декларируем свою поддержку созданию Платформы Европейской Памяти и Совести в рамках существующих программ ЕС как способа разрешения проблем разнообразного опыта и восприятия тоталитарного прошлого Европы, призываем Совет и Комиссию поддержать деятельность неправительственных организаций, в том числе организаций из стран, охваченных Восточным Партнерством, которые активно вовлекаются в изучение и сбор документации, связанной с преступлениями, осуществленными тоталитарными режимами, а также в распространение исторических знаний, призываем Комиссию использовать финансовые программы, поддерживающие такие действия. Составлено в Варшаве, 23 августа 2011 г.


Гладилин Иван
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх