,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


20 лет зависимости от совести
  • 26 августа 2011 |
  • 12:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 560
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Замечательный харьковский писатель Василий Омельченко впервые с 1991 г. выпустил книгу. Почему для этого потребовалось 20 лет государственной независимости, можно догадаться из названия почти 600-страничного труда – «Украина Nova». Но только, конечно, если новизну воспринимать не как безусловное благо, а как качество, требующее как минимум осмысления. Лучше – критического.

Василия Омельченко перемены изрядно били, но творца в нем не убили. А иметь талант и не воспользоваться им, будучи свидетелем событий, о которых историки спустя годы напишут тома, – грех (не о том ли библейская притча о талантах?).

«Жизнь настолько пестра и стремительна, – признается автор, что порой не успеешь сосредоточиться на предмете внимания, как он уже унесенная ветром песчинка истории». И действительно, сколько таких вот «песчинок», казавшихся халифами на веки вечные, мы уже стали забывать. Но забвение того, что они натворили, – лучшая почва для реинкарнации тех, чья цель – «нацарювати сто рублів і втекти».

Омельченко, воскрешая, казалось бы, уже стирающиеся в памяти моменты «перестроечных» и «независимых» лет, видит их взглядом не просто хроникера. В двух словах, как бы невзначай он вскрывает природу явления. Давайте пролистаем зарисовки художника.

1992

«Я перестал себя ощущать писателем. Есть написанные повести, романы, рассказы, но чтобы напечатать их, надо идти к кому-то с протянутой рукой... Лучше уж не печататься вовсе, чем просить подаяние. И перебивался с хлеба на квас. Жил случайными мелкими подработками.

Бесцельно шатаясь по улицам, ловил себя на мысли, что когда-то ходил по центру тротуара, чувствовал себя хозяином, что ли, а теперь двигался по обочине, или ближе к дороге, или прижимаясь к домам, невольно ощущая, что меня оттирают от жизни уже и здесь, прямо на улице, оттирает новое поколение в малиновых пиджаках и адидасовских костюмах.

Однажды навстречу мне шли трое парней с бычьими шеями, на которых раскачивались золотые цепи. «Златая цепь на дубе том...» – говорят о таких. У одного в руке была порожняя пивная бутылка. Он искал, куда ее кинуть. Заметив взглянувшего на него небритого прохожего, одетого не лучшим образом, сунул мне бутылку: «Бери, батя». «За бомжа уже принимают», — кольнула обидная мысль, и я решил сбрить щетину. Бутылку отстранил, пробормотав что-то невнятное, мол, бутылки я пока еще не собираю.

…Дрессировщиком собак стал работать и мой средний сын Максим. Собак он любит с детства… После службы в армии окончил кинологические курсы… И вот пришла мысль: не пойти ли в помощники к сыну? Позвонил, спросил, не нужен ли ему помощник. В общем-то, нужен, ответил он и замялся. Потом объяснил: помощник – это «чужой», который должен нападать на хозяина, а собака – на него, на «чужого». И сказал, что ему неловко натравливать собак на отца. А что делать?

На следующий день я уже работал «чужим»: напялив на себя тяжелый халат-балахон, стоял в чужом подъезде в темном углу, и когда со мной поравнялась одна миловидная дамочка в сопровождении ротвейлера, я «напал» на хозяйку, размахивая длиннющими рукавами, а собака уже по-настоящему кинулась на «чужого». Потом был доберман, потом овчарка...

Вечерами я возвращался домой разбитый, с покусанными руками, правда, укусы были не до крови – клыки не могли прокусить слой толстого брезента и вату и оставляли на теле «чужого» только обширные синяки.

Такие синяки я ощущал и на своей душе. Кто я такой? Чужой! Ату его! Фас! Гони, хватай, кусай, топчи!

После нескольких таких рабочих дней сын сжалился и просто стал иногда мне давать кой-какие деньги, если удавалось самому заработать».

1999

«21 октября. Ловлю себя на мысли, что меня все меньше и меньше интересует российская пресса… чувствую, постепенно отхожу от России душой, она становится для меня если не чужой, то далекой.

Незаметно, но уверенно мы расплываемся в разные стороны: Россия и Украина. С одной стороны, может быть, и хорошо – мы становимся более самостоятельными, обретаем свое лицо... С другой стороны, жалко, что дети мои и внуки уже не будут знать, как мы, великие просторы России: седой Урал, суровую Сибирь, ее изюминку – Алтай. И само собой – ее людей. Мир для них сузится почти на десять тысяч километров. Они уже никогда не будут ощущать себя гражданами великой страны. Мы сами себя обнесли высоким забором. Мы, я считаю, обеднели.

…Неужели для наших внуков Россия станет такой же чужой страной, как, например, Турция?»

«29 ноября. Вечером, прогуливая собаку, обратил внимание на мелькание огоньков возле мусорок. Раньше в баках для отбросов опустившиеся субъекты рылись среди бела дня, совершенно никого не стесняясь… И вот появилась новая категория «обходчиков» помоек. Это люди, у которых время еще не выветрило стыд, которым совестно совершать сие неприглядное действо на людях, среди бела дня».

«30 ноября. Инаугурация президента Кучмы. Он все-таки добился, чтобы церемония проходила во Дворце «Украина». По телевизору показывали, как вылизывали киевские улицы, – снега-то сколько нападало, а там, где должны проезжать машины с участниками этого торжества, как будто снегопадов и не было – чисто, как летом. Сколько же потребовалось техники, и человеческих рук, и, разумеется, денег, чтобы так чисто вылизать дороги и тротуары? Торжества были пышными».

«1 декабря. Дома полакомился рыбкой – жена принесла от матери мальчика, которого мы нянчим. …Время от времени что-то от них приносит: то оставшуюся крупу, в которой вот-вот заведутся жучки, то недоеденный суп или борщ, то голову или хвост копченой рыбы, то остатки курицы. Там, у наших работодателей, жена говорит: «Это будет собачке…» Думал ли я когда, что на излете жизни буду питаться объедками с барского стола и что самое главное – не буду себя ощущать столь уж униженным?! Люди ж не ощущают себя слишком уж униженными, когда собирают бутылки или роются на глазах у всех в мусорках. А мы едим то, что дают нам «для собачки», у себя на кухне».

2000 год

«24 августа. Девятая годовщина Дня незалежности Украины… В нашем городе «праздник» начался в семь утра митингом Народного руха. Где-то в восемь и я пришел поглазеть и не сразу нашел на площади Свободы, где это празднуют руховцы. Если бы не жовто-блакитные флаги, я бы их и не заметил. Флагов было около десяти, а митинговавших в два раза больше… Песни, которые тут пели: «Присягни, що помрешь, як прикаже вона (Украина)». И без ее приказа люди мрут как мухи. Каждый год мы лишаемся такого города, как Полтава.

С тяжелым чувством покинул я действо. Единственное, что поднимало настроение – к другой части площади без флагов и транспарантов шли студенты и школьники, чтобы поиграть в мини-футбол и уличный баскетбол. Здесь уже сотни людей, будут тысячи – это интересно и нужно!

Украина разная. Горсточка людей, что кричат «Слава героям Украины!», хочет всех сделать такими же жалкими, как и они. А большинство не хочет, большинство хочет быть самими собой… Эта горсточка никак не вписывается в пейзаж нашего города. Впрочем, что это я так много об организации, которая людям до лампочки? Раздражает. Как соломинка, что шелестит в колесе. Раздражает то, что эта партия за 9 лет независимости не сделала решительно ничего, за что можно было бы ее если не полюбить, то хотя бы хоть чуточку уважать. Раздражает, что назвали себя Народным рухом. Если эти 20 человек в двухмиллионном городе – народ, то о чем еще говорить… Рух рухнул потому, что им надо было с самого начала думать не о таких цацках, как герб, флаг и гимн, шаровары и «оселедцы», а об элементарном благополучии народа…

Настроение народа в этот праздник выразила телевизионный комментатор АТН: «С праздником тех, кто считает этот день праздником…»

«20 ноября. В Западной Украине страшное наводнение. Из Харькова отправляется очередная группа помощи. А львовские студенты все пикетируют. Ректор университета разрешил им два дня не учиться. Не разумнее ли было бросить этих здоровых ребят на созидание – на помощь пострадавшим от наводнения у себя же, в Западной Украине?»

2001

«9 марта. День рождения Шевченко. Казалось бы, возложили цветы, позаседали, попели, потанцевали, ан нет, кому-то неймется, что мы не деремся, не воюем. Ультраправые пытались воспрепятствовать президенту возложить к памятнику Кобзаря цветы. И даже когда это ему удалось (охраняли более двух тысяч блюстителей порядка), хлынул этот черный поток к памятнику, были разбросаны и растоптаны цветы – что это? Досаднее всего то, что Кучма же потакает националистам, вот и дождался благодарности под лозунгом «Украина – без Кучмы!».

Но мне думается: лучше уж быть с Кучмой, чем с теми, кто топтал цветы и бил ногами милиционеров… После этого страшного дня рождения Шевченко я мысленно перешел на сторону Кучмы. Не совсем, но…»

«23 августа. В связи с десятилетием независимости сыплются дождем награды… За что?.. Живи сейчас Петр І, он, наверное, учредил бы медаль «За разруху», огромную такую, двухпудовую, чтоб обладатели ее в полной мере ощутили сладость жизни, которую они подарили людям.

…Сверху дана негласная установка: смотреть на жизнь оптимистично! Так, в «Литературной Украине» объявлен конкурс на лучший сценарий к 10-летию независимости. «Одна із головних вимог до твору – оптимізм».

…Президент не перестает повторять, что главное достижение 10 лет независимости – теперь Украину в мире знают. Как сказал на это один мой приятель, «для того, чтобы меня знали, мне достаточно с голой задницей пробежать по городу».

…Не однажды я видел, как солдаты подходили к прилично одетым мужчинам и просили дать гривню на сигареты. Солдат с протянутой рукой уже не солдат».

«7 сентября. По ТВ шла передача об ученых. Ее начала я не застал, но обратил внимание на такой момент: один из ученых, человек уже в возрасте, вспомнил, как был рад, когда ему, молодому специалисту, дали комнату в коммунальной квартире.

Ведущая удовлетворенно закивала: да, мол, в советское время многие жили в коммуналках.

– В тридцать три года, – продолжал ученый, – я защитил докторскую, меня назначили директором НИИ и дали пятикомнатную квартиру на Крещатике…

На лице ведущей плохо скрываемое недовольство: она собрала ученых, чтобы поговорить о том, как было при советской власти плохо, а тут… в тридцать три года доктор наук, директор института и пятикомнатная на Крещатике… Явно попадет от начальства – прямой эфир, не вырежешь… Обескураженно моргая, ведущая произнесла спасительное «э-э-э…», потом деликатно напомнила, что они договорились вспоминать о том, как было тяжело, какие везде были очереди, как трудно было купить апельсины…

А нынешний молодой ученый, смотря передачу, наверное, думал: в пятикомнатной квартире на Крещатике можно жить и без апельсинов. И еще, наверное, подумал, что квартира на Крещатике ему не светит и тогда, когда он станет академиком».

«3 октября. Во дворе вечером украли мусорный бак.

…Завезли новый мусорный бак. Дворник присобачил его тросом к дереву. Когда-то сразу после войны алюминиевые кружки прикрепляли к бачкам цепочками. Сегодня бы кружки воровали вместе с бачками. …Неужто мы такой уж вороватый народ? Народ, конечно, виноват, но, пожалуй, больше в том, что выбрал правительство, которое вынуждает людей воровать».

«10 октября. Заметил за собой такую, я бы сказал, нелестную закономерность: с рвением описываю то, что плохо, но забываю записывать о том, что хорошо. Летом мне три месяца подряд завод выплачивал долг (260, 300 и 500 гривен – для меня хорошие деньги). На днях позвонили с завода: есть сахар, различная крупа, томатная паста, чай и даже консервы – приезжайте, набирайте в счет долга. Вчера поехал, зашел в заводской магазин. Приятно было смотреть на людей, которые улыбаются и шутят. Приятно было сознавать, что завод живет.

…Мне отдают последнее, что должны, – 500 гривен. Радостно, конечно, и вместе с тем чуть щемит в груди: больше никто ничего не даст, жить буду только на пенсию».

«18 октября. Нищие – дело привычное. На ходу мы сбрасываем им мелочь, если она завелась, или почти равнодушно проходим мимо. Но вот пройти равнодушно мимо этого человека вряд ли кто может.

Сухопарый старик с устремленным в никуда взглядом. В одной руке шапка для подаяния, в другой держит свой портрет, с которого смотрит на нас молодой, с задорным взглядом боец, грудь которого украшает с десяток наград, гвардейский значок и рядок нашивок, говорящих о том, что солдат был несколько раз ранен, к тому же один раз тяжело – красная нашивка. Среди боевых наград два ордена Славы.

Когда я впервые увидел этого кавалера ордена Славы, мне вспомнились слова маршала Рокоссовского, славившегося любовью к солдатам: «Героев Советского Союза у нас более 11 тысяч, а полных кавалеров ордена Славы всего две тысячи. Это храбрейшие из храбрейших…» Храбрейший стоит с протянутой рукой. Увидел бы это Рокоссовский… Или Сталин…»

«20 октября. Вечером собрались на прогулку. Ничего не намечали покупать, но, вижу, супруга берет целлофановый пакет. «Зачем?» – спрашиваю. «Да так, на всякий случай», – чуть виновато ответила она, пряча пакет в карман куртки. Меня скребнуло по сердцу: для бутылок…

Так оно и было. То тут, то там жена замечала лежащие бутылки и, чтобы не сердить меня (мы же гуляем!), лишь говорила: «На обратном пути возьму…» Я промолчал. Вечерний город, звездное небо, запах прелых листьев, а мы – о бутылках… Но я молчал потому, что жена была права: каждая бутылка – 20 копеек, полдюжины бутылок – буханка хлеба…

Вспомнил, как лет восемь назад здесь же навстречу мне шли парни с золотыми цепями на груди и один из них, самый добрый, протянул мне бутылку. Я тогда внутренне возмутился, оскорбился… Вспомнил и то, как года два-три назад, прогуливаясь с собакой, поймал себя на мысли, что не столько любуюсь природой, опавшими листьями, сколько обращаю внимание на валяющиеся в листве бутылки, мельком думая, что можно было бы их собрать и сдать. Но тогда я только думал, а теперь…

Домой мы возвращались… тем же маршрутом. Я знал, что супруга будет подбирать замеченные ранее бутылки. И знал, что препятствовать я не буду, хотя несколько лет назад член Национального союза писателей Украины не позволил бы бывшему старшему инженеру-геологу собирать не образцы пород, а бутылки. Жизнь нас изменила. Как несколько лет назад говорил президент Украины Кучма: «Ми будемо жити по-іншому». Живем «по-іншому»… Глаза наши опущены долу, мы смотрим не на звезды в небе, а рыскаем глазами по земле: где же они, те бутылки, которые мы приметили?.. А их-то уже нетушки! Не одни же мы такие хитрые: и вечерний моцион совершить, и бутылок настрелять.

…Новое поведение отдельных гостей на различных застольях. Раньше приходили в гости для общения и веселья. Теперь некоторые ходят и с потаенной мыслью хорошо покушать».

2002–2003

«Чувствую, что фиксировать повествование точными датами при нынешней жизни (топтание на месте!) не имеет смысла.

Как-то выходил я из метро на станции «Госпром» с одним мальчиком, за которым мы с супругой смотрели. Было ему года четыре. На скамейке у выхода целовалась парочка. Мой юный спутник остановился с приоткрытым ртом. Я потянул его за руку: пошли, пошли… нехорошо смотреть на целующихся… А он: «Подожди, Вася, они сейчас трахаться будут!..» Образованный парень… Когда я однажды на произнесенную им грубость заметил, что так выражаться нехорошо, он с невозмутимым видом изрек: «А так по телевизору говорят…» Что я на это мог сказать… В нашу жизнь входит новая культура, наконец-то мы уже в чем-то приобщаемся к Западу… подключаемся… к канализационной трубе.

Приезжаю недавно на дачу, вижу, что побывали «гости». Но никак не пойму, что взяли. Потом сообразил: исчезли все медные и алюминиевые предметы, начиная от ложек и кастрюль и кончая проволокой, на которой держались сосновые жерди на изгороди. Мало того, добытчики цветмета сняли алюминиевую проволоку даже с двух скворечников, прикрепленных к деревьям еще лет десять назад.

Больно было смотреть на сорванные с деревьев и разбитые домишки для перелетных птиц. Прошел дальше в лес и увидел ту же печальную картину: там, где еще вчера висели скворечники, – только следы от проволоки на стволах деревьев. Те птичьи домики, которые несколько лет назад любовно делали и вешали презираемые нынешней властью пионеры, валяются с оторванными крышами под деревьями – подрастает поколение, которому не нужен никто и ничто, не говоря уже о каких-то теперь бездомных перелетных птахах.

Все чаще газеты сообщают о вопиющих случаях вандализма и мародерства. «Киевские ведомости»: «Двое преступников, личности которых не удалось установить, ворвались в дом ветерана ВОВ, полного кавалера ордена Славы… Ударив хозяина по голове тяжелым предметом, они похитили китель ветерана со всеми наградами… Это уже не первый на Черкасчине случай нападения на ветеранов с целью завладения их наградами».

А в Старом Крыму украли с могилы Александра Грина «Бегущую по волнам» Фрези Грант.

Еще одна боль – язык… «Гуцулка» – несколько десятков лет назад так называлась рубашка с украинским орнаментом. В селах ее называли «вышиванкой», а в городе – «гуцулкой»… Стоила «гуцулка» недешево. Но тогда, когда, между прочим, не надрывалось радио о возрождении всего украинского, а оно – украинское – просто жило в сердцах и душах людей, каждый стремился обзавестись нарядной «гуцулкой». Была и у меня такая мечта: купить «гуцулку» и пройтись в ней по Сумской.

И однажды мечта сбылась: окончив после армии техникум, я получил подъемные для поездки на работу в Сибирь. И на эти свои первые «большие» деньги приобрел в магазине «Подарки» изумительную «гуцулку». Как я был счастлив! Я ходил сияющий по улицам родного города, в «гуцулке» ехал в поезде в Сибирь, щеголял по улицам Новосибирска, а потом Барнаула и, когда меня спрашивали, не с Украины ли я, с нескрываемой гордостью отвечал: «Да, я с Украины!»

Из Сибири через много лет я тоже приехал в своей «гуцулке». А спустя время с удивлением заметил, что в таких «вышиванках» ходят в основном те, кто на чем свет стоит поносят «москалей» и говорящих по-русски. И спрятал свою любимую «гуцулку» подальше – дабы меня не приняли за одного из тех, кто кричит «ганьба!» и «геть!» и довел Украину до ручки…

И украинский язык для меня в последние годы стал другим. Когда жил в Сибири, часто ездил в поездах, где были и наши украинские проводницы. Помню, когда слышал родное «Ой лишенько!», млел от неописуемого наслаждения – простое восклицание на родном языке звучало для меня чудесной музыкой… Больно признаться, теперь я не включаю радио, там говорят на вдруг (не вдруг!) ставшем не очень приятным мне языке.

Как-то раненько утром мы держали путь на дачу, в село то бишь. Еще на выходе из метро кто-то из прохожих, глядя на спешащую гурьбу дачников, заинтригованно подстегнул: «Бегите, бегите… посмотрите, какая электричка!» Какая? Да вот такая: новехонькая! …Входим в вагон и не верим глазам: сиденья-то не деревянные, грубо покрашенные мрачно-коричневой краской, а мягкие! Пол чистый, не ободранный, окна вымытые, как перед праздником. Да и люди-то сидят все с достоинством – во как мы начинаем жить!

День был самый обыкновенный, к тому же осенний, за окошком сгущались тучи и накрапывал дождь, но на душе у каждого было по-весеннему празднично: наконец-то возвращаемся к человеческой жизни, мы так сильно все истосковались по ней!

…Несколько боязно и как бы извиняясь, пресса уже переходит от сплошной критики нашей жизни к освещению крошечных светлых пятнышек. Одна из харьковских газет завела даже рубрику «Неприметные новости недели». «Несмотря на финансовые трудности, – пишет газета, – продолжается строительство третьей ветки метрополитена». Не понимаю, почему эта новость – неприметная. Это же великая радость: продолжается строительство! Значит, жизнь в нашем Харькове продолжается!

Первый признак налаживающейся жизни (очень хочется, чтоб это было так!) – люди начинают вспоминать о том, как было трудно: «Помните, как мы пекли хлеб и раздавали по буханке в счет зарплаты?» Вспоминают уже и как грибы на электронном заводе выращивали, и как собирались гробы делать…»

2004

«Как только закончились Олимпийские игры, все мы обсуждали их результаты. Подсчитывая медали, радовались, что вошли в первую дюжину. Мои близкие и друзья-приятели вместе с радостью испытывали и легкое сожаление, что ли... Да, Америка сегодня взяла верх. Взяла верх над Украиной. Взяла верх и над Россией. Потому что разделила нас, а вот если бы мы выступали одной командой да еще присоединились бы к нам бегуньи из Беларуси – была бы Америка первой?

И вот эти мысли походя, не придавая политической окраски, а так, чисто по-человечески высказал на одной из встреч Виктор Янукович. Приятно, когда кто-то думает так же, как ты. Особенно приятно, если этот «кто-то» может стать в ближайшем будущем первым лицом нашей державы.

Конечно же, не этот момент сыграл главную роль в расположении автора этих строк к Януковичу. Скорее всего, он притягивал тем, что из Донбасса, а Ющенко... Западом пахнет... Рассуждения обывательские, но голосуют ведь и обыватели, и их, пожалуй, большинство, к коему отношусь и я.

В еженедельнике «2000» прочел материал о Ющенко… и чуть ли не весь день ходил с неприятным впечатлением. Пусть оно и обывательское, но все-таки… ходил и твердил: «Не могу понять богатых… не могу понять богатых… у В. А. огромная квартира, состоящая из двух уровней… прихожая с гардеробом, кухня со столовой, гостевая и семейные комнаты, кабинет, спальня, санузлы и лестница в мансарду, где размещены две детские комнаты, два туалета, спортивный зал… Эти апартаменты, сообщала газета, Виктор Ющенко подобрал для себя из нескольких вариантов во время своего премьерства. И главная фраза, которая меня просто ошеломила: «ремонт сделал за счет бюджетных средств».

Господи, воскликнул я мысленно, такой состоятельный человек и не смог наскрести денег на ремонт своей квартиры? Все мои знакомые, родные и близкие бедные, делают ремонт за свой счет. А вот богатый человек, высокий чин воспользовался бюджетными средствами, которые могли пойти на содержание сирот, больных, стариков».

2005

«Произошел четкий раздел Украины на восток и запад. Одним больше по душе Россия, другим – Запад. Незачем скрывать, что мы по-разному мыслим. У нас разные интересы. Если угодно, разные биографии. А страна одна. Стало быть, надо находить что-то, что нас больше сближает.

Мой старший сын пятый год живет в Аргентине. В церкви он услыхал рядом с собой родной говор, украинский. Обрадовался, конечно, и заговорил с незнакомцем тоже на украинском. Как это и бывает, тот поинтересовался, откуда его собеседник. Сын сказал, что из Харькова. И тот разочарованно произнес: «А я думал, мы земляки...» Сын спросил: а откуда вы? И тот ответил: из Ивано-Франковска...

Уже будучи избранным главой государства, Ющенко дважды давал распоряжение «Поре» свернуть палатки, но его дважды игнорировали. Если он не нашел общего языка с крохотной группой людей, то найдет ли пути к сердцу всего народа?

…Признание Президента Украины на пресс-конференции: «Порозуміння нульове... порозуміння нема...» А как же Майдан? Там же были все такие «единомышленные» и родные. Как жарки были объятья и пылки поцелуи! …Если он не смог разобраться в своих соратниках и друзьях, то... сможет ли разобраться в, так сказать, не ближайшем окружении – в своем народе, прочувствовать его боль как свою, прислушаться к его голосу?»

2006

«От неожиданных морозов каждый день гибнут люди… Казалось бы, что в этот трудный для Украины момент должны как-то прореагировать новые лучшие друзья Украины: Америка, Грузия, Молдова, Эстония... Но что-то они не спешат помочь. На помощь пришли «клятые москали»: не особо мешкая, отправили колонны машин с электрообогревателями, теплыми одеялами, теплой одеждой. А замерзающих стариков увезли в свои Дома отдыха и различные пансионаты.

Нужно ли президенту страны часто напоминать тем, с кем он общается, что он президент? Позволительно ли главе державы обращаться к своим подопечным прямо из президиума в зал на «ты»? Наверное, можно: он хозяин, а мы слуги, которых при надобности можно и оскорбить…

Свое превосходство над другими Ющенко не преминет подчеркнуть и при общении с равными по рангу. Так, во время недавней поездки в Японию Ющенко мягко подтолкнул высокопоставленного японца в спину, гость – хозяина. Подталкивание в спину – дружеский жест старшего, приятеля, покровителя, хозяина положения, но не гостя и тем более не просителя.

О поражении СДПУ(о)… Я со всей душой относился к социал-демократам, но проголосовал таки за ПР, так как считал, что после выборов они все равно будут вместе… Принципиальных разногласий у этих партий нет, они – близнецы. Стало быть, им нужно было объединиться еще накануне выборов. Мне кажется, социал-демократы слишком уж доверились своему партийному лидеру Леониду Кравчуку – переоценили… Молодой талантливый политик, харьковчанин Михаил Добкин вовремя сориентировался и перешел официально в лагерь «регионалов». Я бы этот его шаг не осуждал, мысленно сказал себе: правильно сделал».

2007

«Голос Америки» прекращает вещание на страны бывшего Советского Союза и переводит стрелки на Ближний Восток. Великую державу под именем СССР Америка разрушила, теперь серьезно берется за страны Ближнего Востока… А там уже и до Китая с Индией недалеко… Но именно там, уверен, Америка и сломает себе зубы… Тем более что на азиатском плацдарме придется ей столкнуться лоб в лоб и с Россией, которая к тому времени, уверен, станет не менее могучей, чем Советский Союз.

А что же Украина к тому времени – так и будет на распутье? Видимо, к одному, евро-американскому берегу не доплывет, а от другого берега, который роднее и до которого рукой подать, отдалится так, что из-за нерасторопности и разброда, возможно, уже и не сможет доплыть.

Одной из заслуг нашей жизни по-новому принято считать исчезновение очередей… Очереди советского типа исчезли, но появляются новые очереди так называемых свободных граждан – за получением виз для выезда за границу… Все больше и больше людей хочет жить и работать где угодно, но только не у себя на родине.

…В Украине появляется новый слой общества – второе поколение бомжей, дети, родившиеся у бомжей. Раньше, при советской власти, существовали рабочие династии, династии хлеборобов. О них много говорили, книги писали, ставили фильмы. Наша власть пока молчит о порожденной так называемой независимостью новой династии…

Ощущаю потребность снова обозначать время…»

«23 июня. В еженедельнике «2000» опубликовано письмо тяжелобольного человека под заголовком «Я не умер благодаря людям». О нем год назад была статья и просьба помочь… материально. Как ни странно, а может быть, и вовсе не странно, но откликнулись люди самые бедные, они присылали по 20–30 гривен. А что же богатые?

Человек пишет: «Люди! Не надейтесь на помощь богатых. С июля 2005 года по июнь 2006-го я написал более 100 писем: Ю. Тимошенко – 8, В. Ющенко – 7, Морозу, Кравчуку, Медведчуку, Порошенко, Кинаху, Ахметову, чиновникам высокого ранга, депутатам и просто очень богатым людям, а еще – в 5 благотворительных обществ. Но все скромно промолчали. Как же понимать обещания, что «богатые помогут бедным»?»

«24 декабря. Через неделю Новый, 2008 год. Независимой Украине исполнится 17 лет – прекрасный возраст! Хочется, чтобы и жизнь, наконец, становилась в стране прекрасной. Намерен выискивать и собирать по крупицам все, чему будет радоваться рядовой украинец…

В верхах, правда, уже сейчас кой-какие улучшения жизни. Как сообщает одна из газет, «Госуправление по делам купило для президента В. Ющенко новый, один из самых дорогих в мире самолет стоимостью 40–60 млн. долларов. Внутри лайнера по желанию заказчика могут быть рабочие кабинеты, спальни, тренажерные залы, душевые кабины, гостиные».

2008

«1 января. …Услыхал по радио информацию о том, что украинская молодежь… занимает 1-е место в мире по употреблению алкоголя. Эту беду видят все, начиная от родителей и учителей и кончая творцами законов и самим президентом. И ничегошеньки не предпринимают! Им сегодня важнее голодомор, а не гибель целого поколения! Попытался напечатать статью под заголовком «Пьем по-украински» – не взяли…

С легкой руки президента Ющенко (совет или приказ (?) «думать по-украински») творцы рекламных роликов тоже призывают: пить по-украински, везде и всюду, из бокалов и горла! Пить, пить и пить!»

«1 ноября. Были с супругой в АТС, перерегистрировали телефон. И неожиданно для себя избавились от радио. Наше радио невозможно слушать – передачи пронизаны национализмом. Мы его никогда не включаем, а платить платим. Все, кто стоял в очереди, тоже отключали радиоточки. Говорят: это не наше радио, это радио бандеровцев. Боюсь, что скоро начнут отключать и телеканалы».

«5 декабря. …Русины требуют автономии. В 1991 г. за это проголосовали 90% жителей Закарпатья. Не первый ли, это звоночек к федерализации Украины? Не за идею ли федерализации… был застрелен Евгений Кушнарев?

В этот же день политики всех рангов и прислуживающие власти «акулы пера» требовали поставить на место «сепаратистов». Поставят… Как «поставили на место» героического моряка Саблина, который собирался выступить с планами переустройства советского общества».

«19 декабря. Навещали родственников в Киеве… Спустились на Крещатик и возле метро увидели занятную картину: стоят группки суетящихся людей, им что-то дают, и они со счастливыми лицами отходят в сторону, что-то зажав в руках. Присмотрелись лучше, что это, – деньги… Спрашиваем у тех, кто толпится, кому дают деньги и за что. Никто не отвечает, но люди протягивают руки к женщине, у которой, как огромная колода карт, солидная пачка денег. Снимает сверху две-три ассигнации и вручает ближайшей протянутой руке. Переглянулись с женой: вот это житуха в столице – прямо на улице деньги раздают! Мы, провинция, тоже решили подразбогатеть… Жена протянула руку раздатчице денег, и та ей без всякого вручила две ассигнации: двадцатку и пятерку…

Стоим с дармовыми деньгами в руках и грызет любопытство… Неподалеку простенько одетый пожилой мужчина с палочкой. Завязался разговор… Спросил я о деньгах, которые раздают просто так. Он недобро ухмыльнулся: просто так, мол, ничего не дают… И спросил, служил ли я в армии. Разумеется… Так вот, говорит, там были командиры роты, взводов, отделений… а здесь – сотники, десятники, у которых в подчинении группа наемных участников разных пикетов и акций. Спросил, стоял ли я сегодня у мэрии за Юлю, против Черновецкого.

Прежде чем ответить, я поинтересовался, почему он против Черновецкого. Мужчина признался, что не против, Черновецкий ему к пенсии каждый месяц по сто гривен добавляет… И кажется, немного смутился. И не дожидаясь моего вопроса, почему он стоял в пикете «за Юлю», неохотно пояснил: так это ж ее деньги сейчас людям раздают…

Я намекнул супруге, что, может, стоит вернуть деньги, – мы же не стояли в пикете… Жена хотела уже возвратить эти несчастные 25 грн., но решительно сунула их в карман. «А помнишь, – спросила, – как говорила Витренко… если вам что-то дают, так сказать, бесплатно – макароны, пирожки, деньги какие-то, – берите, это ваше, это у вас украли!»

«Сотники», «десятники»… Не из таких ли «полевых командиров» и их «армии» состоял оранжевый майдан? Не на таких ли «революционеров» Березовский давал 30 млн. долларов и столько же Америка? Еще раз свидетельствую: то была не революция, а бутафория. Как генеральские мундиры у вновь испеченных казаков. Генералы есть, только армии нет…»

2009

«14 февраля. Возвратилось из пиратского плена судно «Фаина»… В аэропорту встречали бывших пленников родные. Приехал президент, что у меня вызвало удивление. Ну, слава Богу, вернулись моряки, но нельзя же их возводить в ранг героев. Вот если бы они отбились от пиратов, как это сделали моряки другого, неукраинского судна – честь им и хвала! …Героизировать попавших в плен… мягко говоря, несколько опрометчиво. Правда, Ющенко гордится тем, что его отец был в плену.

Кумир части украинской молодежи Ю. Андрухович откровенничал: «Ужасно не люблю самого этого слова – «патриотизм»… До сих пор не знаю, как бы я поступил в случае наступления войны… сдался бы в плен или дезертировал». Рожденные в СССР воспитывались иначе. Потому и выиграли одну из самых страшных войн на земле

4 декабря. В прямом эфире проходила традиционная встреча главы правительства России Владимира Путина с телезрителями. Среди сотен вопросов был и такой: «Будете ли вы поддерживать на президентских выборах Юлию Тимошенко?» Вопрос логичный – недавно они встречались. Тимошенко полагала, что они теперь друзья. Однако Путин сказал твердо и честно: «Юлию Тимошенко поддерживать не буду… буду поддерживать Партию регионов». Юле оплеуха, «регионалам» – надежда на победу. Приятно, что намерения главы правительства России совпадают с намерениями моей семьи, наших друзей и близких».

2010

«15 января. Ющенко выглядит обиженным мальчишкой, у которого вот-вот отберут любимую его игрушку – булаву. Яснее ясного, что отберут, но, потешая народ, он упорно повторяет: я буду президентом! Ющенко создает впечатление очень нездорового человека…»

«8 февраля. Президентом станет Виктор Федорович Янукович. Теперь, уверен, подует ветер перемен, и будет он для Украины попутным».

«15 февраля. Еще о коммунистах. Уж больно суров я был к ним… они предали нас… и прочее. Повторяю: я не был членом их партии и мне не перед кем выслуживаться, но когда уже выплеснута на бумагу былая боль, связанная с черствостью некоторых членов КПСС, еще раз хочу сказать, что они далеко не вся партия коммунистов. Они – только их крохотная гнилая частичка. Поголовное же большинство членов партии – это обыкновенные хорошие люди, которые строили заводы, метрополитены, мосты, выращивали хлеба, лечили и учили нас, защищали Родину. Вспомните комбата в пилоточке и с пистолетом в руке, который поднимал бойцов в атаку… Он был коммунистом… Коммунистом был и мой отец, награжденный орденом боевого Красного Знамени».

2011

«1 января. В новогоднем поздравлении Президент Украины Виктор Янукович пообещал: «Мы переломали ситуацию и заложим основу благополучия для каждой семьи». Как хорошо, что есть такая форма общения между людьми, как обещания. Пора бы завести копилку обещаний глав государств…»

От редакции:

Как и следовало ожидать, националистически настроенному руководству Харьковской организации Союза писателей Украины произведение Омельченко пришлось не по душе. Грозились даже исключить Василия Михайловича из Союза писателей. Очевидно, помешало «досадное» известие: Совет российского литературного Союза писателей Украины присудил Василию Омельченко премию им. Владимира Короленко за книгу «Украина Nova». А президиуму Союза писателей ничего не оставалось, как утвердить это решение. Редакция «2000» искренне поздравляет лауреата.

Книгу «Украина Nova» можно приобрести в книжном магазине «Знакъ»: 61166, Харьков, просп. Ленина, 17. Тел.: (057) 757-8379. E-mail: znak@vk.kh.ua

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх