,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Проблемы украинских националистов украинцев не волнуют
  • 23 августа 2011 |
  • 13:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 499
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
В этом году 24 августа, обычно – на редкость унылый, в силу регулярной убийственной жары и необоснованного оптимизма масс, день, обещает быть чуть повеселее. Во-первых, похоже, не будет жары, что уже приятно. Во-вторых, есть надежда, что на киевском майдане две толпы невменяемых начистят друг другу физиономии. И, наконец, в-третьих, в этом году, в силу двадцатилетия трагедии, жизнерадостные имбецилы из числа национал-ушибленных полны исключительного энтузиазма. А это значит, что нас ждут новые, «бонусные» порции особо кондового маразма, этакие сгустки персонального идиотизма, за которые серьёзный коллекционер год жизни отдал бы. Мы же имеем возможность наслаждаться смехом над этим бредом совершенно бесплатно. И не смущайтесь, если это покажется вам пиром во время чумы или какого иного поветрия. Изменить что-либо в этой стране без пули невозможно, так хоть посмеёмся, сограждане.
Тем более, что нас в данном случае продолжает радовать умственными выделениями не кто-нибудь там, а сам маэстро Левко Лукьяненко. Да-да, ещё живой. Но момент ловить надо, природа милосердна к людям и поэтому в следующем году у нас может и не быть возможности внимать этому, э-э, Лёвику. А пока что он говорит – да что там «говорит», речёт!
Семьдесят, сказал Лукьяненко, лет Украина пребывала в коммунистической оккупации. И даже «патриотическое направление», которое «победило Российскую империю», и наследниками которого был и Лукьяненко сотоварищи в Верховном совете 1991 года, не смогло «заменить оккупационную администрацию коммунистического режима». Какая, однако, своеобразная была оккупация. Школы с больницами строила пачками, всякие там Дворцы культуры, стадионы, заводы опять же с пансионатами – ну, мерзавцы, одно слово, гады такие. На Восточной Украине людей из полуподвалов да бараков в квартиры переселяли, на Западной немытых свитконосцев от болезней прививали да грамоте учили – ну, оккупанты, сил нет. А ещё, обратите внимание, при этой самой оккупации, Лукьяненко сотоварищи «їздили в усі куточки України, пропагували незалежність, щоб люди зрозуміли, що їм потрібно сприйняти незалежність, увійти у європейський рівень».
Извините, не могу удержаться: вот ведь старая сволочь! При оккупации сильно бы он вышел из лагерей? Долго бы «ездил во все уголки»? Оккупация! Страшный оккупационный режим, ещё бы: ведь господин Лукьяненко у них инструктором райкома партии работал, разве ж кто-нибудь, кроме оккупантов, такое допустил бы? И нет ведь, чтобы сразу расстрелять его за «антисоветчину», отправили ещё и в лагеря. Людоеды. Небось, ещё и комитет завербовал – впрочем, ладно, это другая тема. Переведём дыхание и обратимся снова к нашему источнику ядовитого опыта.
Запрет украинского языка приостановил развитие Украины, заявил Лукьяненко. «Якщо згадати часи ще до незалежності України, можна пригадати, як знущалися над українським талантом, над її мовою, її творцями, культурою». Ай, как издевались, гады, мерзавцы такие! Оккупанты проклятые: ни одной переводной книги нельзя было купить в Харькове на русском языке – ну, за исключением Дюма, извините. Вся фантастика – на украинском, вся Латинская Америка – на украинском, Сэлинджер с Фолкнером – на украинском! Да ещё и, краснопузая сволочь, в хороших, грамотных, ОТРЕДАКТИРОВАННЫХ переводах, на правильном украинском языке. Нет им, комиссарским мордам, прощенья.
И до революции запрещали украинское всё, говорит Лукьяненко. Как ещё Валуевский да Эмский указы не вспомнил. Может, кто нашептал уже этому маразматику, что сегодня, вообще-то, эти указы многие читали, поэтому знают, что о запрете украинского языка или культуры там ни слова нет (см., например, тут или тут). Но до революции, говорит Лукьяненко, это – мелочи по сравнению с «семьюдесятью годами геноцида» после революции. Мы, говорит, пост-геноцидная нация.
Вот тут трудно не согласиться – при условии, что Лукьяненко говорит о какой-то своей нации, особой. Нации Лукьяненок, например. Или нации украинских националистов. Они – точно все пост-геноцидные. И по словам Лукьяненко это чётко видно. А заодно видно, что даже феноменально неграмотные люди в УССР могли становиться инструкторами райкома партии. Вот до чего оккупанты коммуняцкие доходили: человек не понимает, что такое геноцид, а они его – в инструкторы!..
И не надо говорить, что Лукьяненко юродивый, сумасшедший и на его слова можно не обращать внимания. Эти слова за ним и за другими такими же повторяют школьники, повторяют студенты, повторяют взрослые люди. И их всё больше, потому, что мы «не обращаем внимания». В своё время мы уже не обратили внимания на горлопанов и кликуш – в 1991-м и в 2004-м. Не хочется третьего раза.

Артём Литовченко
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх