,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Китаю надоело финансовое безумие Америки
  • 1 августа 2011 |
  • 15:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 75549
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Китайцы долго восхищались экономическим динамизмом Америки. Но они потеряли доверие к американскому правительству и ее дисфункциональному экономическому управлению. Это сообщение было передано громко и ясно во время моей недавней поездки в Пекин, Шанхай, Чунцин и Гонконг.

Наступающие на пятки ипотечному кризису дебаты о потолке долга и дефиците бюджета стали последней каплей. Высшие китайские чиновники возмущены тем, как Соединенные Штаты позволяют политике козырять финансовой стабильностью. Один высокопоставленный политик отметил в середине июля: «Это действительно шокирует ... Мы понимаем политику, но продолжающееся безрассудство вашего правительства вызывает удивление».

Китай не является невинным свидетелем гонки Америки к пропасти. В период после азиатского финансового кризиса конца 1990-х годов Китай накопил около 3,2 трлн долларов США валютных резервов, чтобы оградить свою систему от внешних шоков. Две трети этой суммы ‑ около 2 трлн долларов США ‑ это инвестиции в долларовые активы, в основном американские казначейские и агентские ценные бумаги (например, «Fannie Mae» и «Freddie Mac»). В результате в конце 2008 года Китай обогнал Японию как самого крупного иностранного держателя американских финансовых активов.

Китай не только действительно чувствовал себя в безопасности, делая такую большую ставку на некогда относительно безрисковые компоненты мировой резервной валюты, его курсовая политика не оставляла другого выбора. Для того чтобы поддерживать жесткое соотношение между юанем и долларом, Китаю пришлось вернуть в оборот непропорционально большую долю своих валютных резервов, вложив их в долларовые активы.

Те дни остались в прошлом. Китай признает, что больше не имеет смысла придерживаться его нынешней стратегии роста, которая сильно опирается на сочетание экспорта и массивного буфера из долларовых валютных резервов. Три ключевых события привели китайское руководство к такому выводу.

Во-первых, кризис и Великая рецессия 2008-2009 годов были тревожным звонком. Хотя китайские экспортные отрасли сохраняют высокую конкурентоспособность, есть понятные сомнения в посткризисном внешнем спросе на китайские товары. От США до Европы и Японии – потрепанные кризисом страны с развитой экономикой, на которые в совокупности приходится более 40% китайского экспорта ‑ конечный спрос, вероятно, будет расти более медленными темпами в ближайшие годы, чем во время экспортного бума Китая в последние 30 лет. Являясь долгое время самым мощным двигателем китайского роста, в настоящее время в экспортно-ориентированном импульсе наблюдается значительный спад.

Во-вторых, стоимость страховой премии – за завышенный, в основном долларовый резервуар валютных резервов Китая ‑ была увеличена политическим риском. В то время как сейчас разворачивается сценарий с погашением правительством США долга, само понятие безрисковых долларовых активов вызывает сомнения.

В последние годы китайский премьер Вэнь Цзябао и председатель КНР Ху Цзиньтао неоднократно выражали озабоченность по поводу фискальной политики США и статуса зоны безопасности казначейских ценных бумаг. Как и большинство американцев, китайские лидеры считают, что США, в конечном счете, увернутся от пули прямого дефолта. Но не в этом дело. Сегодня присутствует большой скептицизм относительно какого-либо «решения проблемы» ‑ особенно того, которое опирается на «шаманство», чтобы отложить значимые бюджетные корректировки.

Все это наносит долговременный ущерб авторитету приверженности Вашингтона к «обеспечению облигаций всеми доходами и заимствованиями» правительства США. И это поднимает серьезные вопросы относительно мудрости массивных инвестиций Китая в долларовые активы.

Наконец, руководство Китая учитывает риски, связанные с его собственными макроэкономическими дисбалансами ‑ и той ролью, которую его экономический рост за счет экспорта и долларовых валютных накоплений играет в сохранении этих дисбалансов. Более того, китайцы понимают политическое давление, которое развитые страны, испытывающие голод роста, оказывают на его жесткое контролирование обменного курса юаня по отношению к доллару ‑ давление, которое поразительно напоминает аналогичную кампанию, направленную на Японию в середине 1980-х годов.

Однако, в отличие от Японии, Китай не будет прислушиваться к призывам о проведении резкой одноразовой переоценки юаня. В то же время он признает необходимость решения этой геополитической напряженности. Китай будет делать это путем предоставления стимулов для внутреннего спроса, тем самым отлучая себя от опоры на долларовые активы.

С учетом этих соображений Китай пришел к очень прозрачному ответу. Его новая 12-я пятилетка вся посвящена этому ‑ сдвиг в структуре экономики Китая в поддержку потребления, который решает прямые неустойчивые дисбалансы Китая. За счет акцента на создание рабочих мест в сфере услуг, массовую урбанизацию, а также расширение сети социальной защиты, произойдет значительный рост в трудовых доходах и покупательной способности потребителей. В результате доля потребления китайской экономики может увеличиться по меньшей мере на пять процентных пунктов ВВП к 2015 году.

Смещение баланса в сторону потребления решает многие напряженности, упомянутые выше. Оно движет экономический рост от опасной чрезмерной зависимости от внешнего спроса, при этом смещая поддержку к неиспользованному внутреннему спросу. Кроме того, оно снимает напряжение с заниженного курса валюты как опоры для роста экспорта, что дает значительную свободу действий Китаю в наращивании темпа денежных реформ.

Но, увеличивая долю потребления в своем ВВП, Китай также будет поглощать большую часть своих излишков сбережений. Это может привести его текущие счета к балансу ‑ или даже небольшому дефициту ‑ к 2015 году. Это позволит резко снизить темпы валютных накоплений и прервать неограниченный спрос Китая на долларовые активы.

Таким образом, Китай, крупнейший иностранный покупатель бумаг правительства США, в ближайшее время скажет «достаточно». Еще одна бессодержательная бюджетная сделка в сочетании с более слабым, чем ожидалось, ростом американской экономики в ближайшие годы говорит о длительном периоде нестандартных дефицитов государственного бюджета. Это поднимает главный вопрос: испытывая недостаток китайского спроса на казначейские ценные бумаги, как испытывающая нехватку накоплений американская экономика сможет себя финансировать, не переживая резкого снижения курса доллара и / или значительного увеличения реальных долгосрочных процентных ставок?

Высокомерный ответ, полученный от инсайдеров в Вашингтоне, состоит в том, что китайцы не осмелятся разыграть такой эндшпиль. В конце концов, где еще они сделают ставки на активы? Почему они будут рисковать понести потери в их массивном портфеле долларовых активов?

Ответы Китая на эти вопросы очевидны: он больше не готов рисковать финансовой и экономической стабильностью, основываясь на пустых обещаниях Вашингтона и порочном экономическом управлении. Китайцы, наконец, говорят «нет». Читайте по их губам.

Автор – член профессорско-преподавательского состава в Йельском университете, неисполнительный председатель совета директоров инвестиционного банка Morgan Stanley Asia и автор книги «Следующая Азия».

Перевод с английского – Николай Жданович
Оригинал: Read China’s Lips



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх