,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Националисты без нации
  • 28 июля 2011 |
  • 09:07 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 26488
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Украинский национализм для меня нечто невразумительное, малопонятное и труднообъяснимое. Начнём с того, что такое украинец? Кто может дать точные критерии, по которым можно отличить среднестатистического украинца от еврея, поляка, русского, татарина, грека, молдаванина, болгарина, серба? Внешне украинец может быть похож на кого угодно. Говорить о том, что у украинцев существует единый антропологический тип, может только тот, кто ни разу не жил в самой Украине и не путешествовал по украинским городам и сёлам. Можно конечно провести обязательный для всех граждан Украины экзамен по украинскому языку, но в этом случае, истинными украинцами окажутся миллионы русских, поляков, евреев, которые гораздо лучше освоили литературный язык, нежели жители украинских сёл, традиционно говорящих на так называемом суржике. Тогда, что есть украинский национализм, если фактически невозможно отличить украинца от неукраинца? Кого можно отнести к представителю украинской нации, а кого нельзя, кто может быть украинским националистом, а кто нет?

Было бы благоразумно вообще уйти от обсуждения вопроса национальности в многонациональной Украине, если бы его регулярно не поднимали так называемые украинские «патриоты». Если бы попытки построить государство не ограничивались безумным желанием создать «украинскую нацию», переломав через колено проживающих на Украине граждан иных национальностей. Суть всех этих попыток сведена лишь к тому, чтобы из десятков, проживающих в стране народов, сварить одну украинскую нацию, но с единственной характерной чертой – русофобией. Всё остальное, мова, история, культура для украинства второстепенно, так как по их убеждению единственной угрозой государства являются русские – русофилы.

Украинские «учёные» любят рассказывать о том, какой след в генах русского народа оставило монголо-татарское нашествие и пребывание северо-восточных русских княжеств в составе Золотой Орды. Они упорно доказывают то, что в состав русского народа «вписались» северные финно-угорские племена, которые или испортили русских, или русские испортили их. Хоть убей, но не могу понять, что плохого в русском, предки которого возможно были финнами, карелами? Чем украинцам не угодили башкиры, татары, удмурты? В конце концов, чем их не устраивает Александр Сергеевич, которого трудно отнести к «чистокровным» русским? Даже, если кто-то с кем-то смешался, то, что из того?

В то же время, свидомых украинцев менее всего интересует из чего и как формировалась «украинская нация». А ведь это очень интересный вопрос узнать, куда девались с «украинских земель» легендарные печенеги, половцы, хазары и какой след они оставили после себя? Насколько повлияло на украинский народ близкое соседство с крымскими татарами, регулярно совершавшими набеги на земли нашего края в прошлом?

После падения Киевской Руси на землях Окраины царил такой бардак, что ни о каком этнически однородном народе говорить не приходится. Позднее, так называемая Украина попала в состав Польско-Литовского государства, а её население превратилось, по сути, в граждан второго сорта, то есть холопов. Исходом подобного положения была «хмельничина», когда казацкий интернационал поднял бунт за свои привилегии, прикрываясь интересами местного населения. Результатом подобной борьбы стало запустение земель края и последующий её раскол на Правобережную и Левобережную Украины.

Реальное возрождение украинских земель стало возможным только после присоединения их к Московскому государству. Сегодня крепостные валы Киева, построенные при Петре Великом, воспринимаются как причуды молодого российского императора. Однако, в те годы, Киев действительно был «прифронтовым городом», а угроза вторжения с юга и запада была более чем реальной. При таком положении дел, ни о каком реальном развитии Окраины не могло быть и речи. Именно победоносные войны России с Крымским Ханством и Османской Империей, ослабление Польши сделали возможным реальное возрождение благодатной земли Малороссии.

С первой половины XVIII века на украинские чернозёмы потянулись переселенцы из самых разных государств. На территориях современной Украины начали селиться сербы, болгары, греки, валахи, бежавшие с родных земель, страдавших от османского гнёта. В конце XVIII века Екатерина Вторая пригласила осваивать украинские земли и развивать ремёсла немцев. Немаловажную роль в освоении земель сыграл разгром причерноморских орд, и последующее расселение их населения на землях Кавказа, Ставрополья и Таврической губернии. Так на землях Окраины образовались ногайские поселения. Однако мало кому сквозь столетия удавалось сохранить свою национальную самобытность, язык и обычаи предков. Пришельцы растворялись среди коренных жителей Окраины, усваивали их язык и культуру. Точно так же ассимилировались крепостные крестьяне с северных губерний Российской Империи, которых покупали-продавали и перемещали по воле их хозяев на плодородные земли Новороссии и Малороссии.

С присоединением западно-украинских земель в 1939 году к Радяньской Украине в полку украинцев прибыло. По правде говоря, население Австро-Венгерской провинции Галичина и Лодомерия менее всех имело право называть себя украинцами, так как к исторической Украине не имело никакого отношения. Однако данные граждане сегодня сочли себя самыми расово-чистыми украинцами. Забавно, что «чище» всех оказались нынешние жители Канады и США, в своё время массово бежавшие с нищей Австро-Венгерской провинции и сегодня говорящие на непонятном для большинства граждан Украины американо-украинском языке.

Весь этот разноплемённый люд и называется сегодня украинцами, говорит на украинском суржике, а наиболее активная его часть, доказывает «москалям» свою расовую чистоту. При этом никого не приводит в истерику тот факт, что при президенте Викторе Ющенко в предки украинцев записали каких-то неведомых трипольцев, что равнозначно тому, что французы начали бы вести свою родословную от неандертальцев, доисторические стоянки которых были обнаружены во Франции.

Будет ошибкой судить об Украине и её гражданах по высказываниям отдельных политиков, сумасшедших учёных, общественных деятелей и интернет-болтунов. Увы, данные персонажи активны и говорливы, их безумные речи тиражируют СМИ, но это не есть вся Украина, а лишь её маргинальная часть, выступающая якобы от имени всего народа. Это миссионеры без прихожан. Лидеры без народа. Смею вас заверить, что весь этот этнический балаган не пользуется популярностью у простых украинцев. Они равнодушны, в том числе, к происходящей в стране «украинизации», что доказывают сами свидомые, постоянно жалующиеся на непопулярность украинского языка, безразличие населения к украинской литературе и культуре. Единственная проблема в том, что простые люди не видят связи между деградацией государства и общества с самой «украинской идеей».

2 июня 2011 года в Риме торжественно отмечали 150-летие объединения Италии в одно государство. Нам собственно важен не сам юбилей, а некое сходство процессов в Италии и на Украине. Оказывается той Италии, о которой мы сегодня говорим, совсем немного лет. И жили на этих землях не совсем итальянцы, а венецианцы, сицилийцы, сардинцы, неаполитанцы... Разговаривали они 150 лет назад на столь непохожих друг для друга языках, сколь были не похожи разговорные языки жителей вологодской, тверской или киевской губерний. При ином стечении обстоятельств, если бы объединения Италии не произошло, то с огромной долей вероятности можно предположить, что ныне мы имели бы несколько маленьких «итальянских государств» и столько же языков. Но Италия объединилась, стала субъектом мировой политики, а в процессе развития общества, средств коммуникации, промышленности появился единый итальянский язык, который и сегодня изучают в наших школах.

Но вот после развала Российской Империи, в связи с созданием «национальных республик» Советского Союза, процесс пошел несколько иначе. Естественный переход всех слоёв населения Малороссии, Великороссии, Беларуси на единый язык общения был заморожен, созданием из местных наречии собственных национальных языков. Если итальянцы объединялись в единую нацию, то русские люди разъединились в украинцев, русских и белорусов. Школа, средства массовой информации удаляли родственные языки друг от друга. Шел процесс так называемой украинизации и белорусизации. А ведь границы «братских республик» были нарезаны коммунистами по одним им известным соображениям. К примеру, в своё время часть Молдавии была в составе Украины. А Никита Хрущев претендовал на то, чтобы часть Белоруссии была отнесена к Украине. Кем бы себя считали ныне жители этих регионов, при ином настроении тов. Сталина? Какой бы язык считали своим родным?

Надо отдать должное, что естественный ход истории брал своё, развитие науки и производства требовали единого языка общения от Ужгорода до Камчатки. Разумеется, это был язык образованного слоя Российской Империи, прошедший путь длительного эволюционного развития и имеющий в своём запасе все необходимые слова. Дело даже не в том, что трудно было придумать и внедрить новые слова, как раз это формально было сделано, проблема заключалось в том, что экономика и наука просто не требовали их.

Проблема ведь не в любви к Украине, украинскому слову, а в отсутствии необходимости им пользоваться. Теоретически, можно себе представить, что после 1991 года Украина пережила бы стремительный подъём науки, экономики, образования, культуры. В первоклассных украинских ВУЗах готовят высококлассных специалистов, находящих своё применение в передовых институтах и на производствах, продукцию которых раскупают во всём мире. На экранах кинотеатров демонстрируется украинское кино, по радио звучат прекрасные украинские песни, книжные полки изобилуют украинской литературой, а мудрые украинские политики говорят столь же мудрые речи на украинском языке. Вам трудно себе это представить, и данные слова выглядят, как фантазия Остапа Бендера перед жителями Васюков. Тогда скажите мне, зачем жителю Украины нужен украинский язык? Его статус закреплён в Конституции? И всё?! Но ведь по существу нет даже носителей языка, которые могут простой текст написать на украинском языке, не заглядывая в словарь! Зачем нужен язык, не имеющий сферы его применения?! Смерть мовы нельзя отвратить, как смерть формата VHS с приходом компьютерных технологий.

Мы можем сто раз говорить о необходимости поддерживать национальную культуру, защищать язык, митинговать на майданах до посинения и потери сознания. Но жизнь диктует нам свои законы и насильственное, противоестественное лоббирование интересов одного этноса, пусть самого титульного, приводит к упадку самого государства. В данный момент нас не интересует вопрос личных симпатий, вкусов, речь идёт об эффективности и конкурентоспособности всей системы в целом. Мир идёт по пути глобализации, укрупнения, где малое растворяется в большом. Не важно, о чём мы говорим, авиапроме или языке общения. Борьба за этническую самобытность, тем более в масштабах Украины и в её нынешнем состоянии бессмысленное занятие, как затыкание жерла действующего вулкана пробками от шампанского.

Когда я пишу о том, что не понимаю, зачем свидомым потребовалась украинская нация, конечно, я лукавлю. Я прекрасно знаю, что «нация» им нужна для государства. Что сто лет назад обжёгшись на том, что проекты независимого украинского государства провалились из-за непопулярности «украинской национальной идеи», а ещё точнее, отсутствия самих украинцев, нынешние строители государственности ринулись спешно создавать нацию. Но сегодня, для существования государства необходима не нация, а политико-экономическая целесообразность. Под этим можно понимать наличие общих для всех граждан целей существования страны, то есть, страна должна обеспечивать общее благо всем гражданам, гарантировать права и свободы, образование и богатство, мир и общественное спокойствие. В конце концов, в Швейцарии (любимая тема свидомых, кивать на Европу) живёт несколько государствообразующих народов и никаких сепаратизмов в пользу Германии, Франции или Италии там нет. А что Украина? Чего она добилась желанием создать «украинскую нацию», навязать единственный государственный язык, переписать историю, привить русофобию не только тем, кто считает себя украинцами, но более чем 30% русского населения страны? Украина поставила себя на грань фактического раскола, не имея никаких финансово-экономических рычагов, для погашения народного недовольства.

Украина нуждается не в национальном государстве, а в эффективном. Мы должны испытывать гордость не за шкуры своих предков, а за нынешние достижения в науке, экономике, спорте, культуре. Чего, разумеется, нет у современных украинцев, и в ближайшей перспективе не предвидится. Привить любовь к своей стране через ненависть к соседней, не только подло, но и невозможно. Многие задаются вопросом, а существует ли какой-то выход для Украины? Возможно, но только его надо захотеть найти, чего украинские националисты явно не желают делать.

Сергей Лунёв
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх