,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПРИНЦИПИАЛЬНЫЙ ВОПРОС
  • 6 июля 2011 |
  • 00:07 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 126810
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
Как только не называют оппоненты главу Украинского института стран СНГ Владимира Корнилова. Пожалуй, "представитель пятой колонны Москвы" - это самое мягкое. Причем, произносится это зачастую с эдаким ленинским прищуром, как бы долженствующим намекать на то, что перед нами не просто представитель какой-то там колонны, а вообще - прямой "агент Кремля" (с таким прищуром в СССР обычно произносили словосочетание "безродный космополит", тоже на что-то намекая). Между тем, Владимир Корнилов никогда, собственно, и не скрывал своих симпатий к России. Однако на самом деле раздражает он оппонентов не этим.

Мало ли, кто к какой стране испытывает симпатии - это же не делает человека преступником. Оппонентов раздражает, скорее всего, здравомыслие Корнилова и то, что он умеет четко отделять зерна от плевел, а его аргументация, основанная на здравом смысле, не позволяет им опираться на привычные пропагандистские штампы. Тем более, что хоть своих симпатий он не скрывает, в заангажированности его упрекнуть сложно: точно так же, как он обрушивался с критикой на действия прежней власти, он обрушивается, если видит в этом необходимость, и на действия власти нынешней (играет, наверно, свою роль качественное историческое образование и богатый журналистский опыт, заставляющие более объективно смотреть на вещи).
Но главное - Корнилов, в отличие от многих его оппонентов, интересен в своих рассуждениях. С ним можно не соглашаться, но игнорировать его нельзя. Ниже мы предлагаем вашему вниманию интервью с директором Украинского филиала стран СНГ...

- Владимир, не так давно интернет облетели Ваши слова: "Пока мой ребенок не будет учиться на родном языке в родной стране, я буду добиваться официального статуса русского языка". Вас подвигло на них заявление Виктора Януковича о том, что как только в Украине будет имплементирована Европейская языковая хартия, вопрос о статусе русского языка отпадет?

- Да в общем-то, меня подвиг на это, прежде всего, тот факт, что мой ребенок сейчас должен идти в школу и не имеет практической возможности получить на своей родной земле образование на своем родном языке. Что не вписывается ни в элементарные цивилизованные нормы, ни в рамки европейских документов, давно уже ставших частью украинского законодательства, ни в те обещания, которые перед президентскими и парламентскими выборами обильно раздавали Виктор Янукович и ныне правящая Партия регионов. Что бы там ни говорили политики любой масти, но в русскоговорящем Киеве русскоязычному человеку, за редким исключением, фактически невозможно отдать ребенка в русскоязычную школу (о детских садиках я уж и не говорю!). По опросу, проведенному не так давно социологической компанией "R&B Group", 25% киевлян хотели бы, чтобы их дети получали образование на родном для них русском языке. А знаете, сколько сейчас в Киеве осталось русскоязычных школ? Менее 1%! То есть примерно четверть жителей большого русскоговорящего города не может воспользоваться своим природным правом обучаться и обучать своих детей на своем материнском языке. Ситуация просто кричащая! И никакими заверениями о том, что, мол, когда-нибудь, в далеком будущем, мы ратифицируем какую-нибудь очередную хартию и проблема рассосется сама собой, эту проблему не решить.
Вы знаете, как-то в Москве на международной конференции преподавателей русского языка я выступил, возможно, со слишком эмоциональной речью, посвященной этой катастрофической для Украины проблеме. Ко мне подошел преподаватель русского языка из парижской Сорбонны и стал успокаивать: мол, такая же проблема была с французским языком в Алжире в 60-е годы, а теперь весь Алжир учит французский язык и не видит в этом ничего зазорного. Французский профессор стал намекать на то, что, мол, и на Украине рано или поздно данный вопрос "устаканится". Я ему ответил примерно в таком духе: "Да, конечно, я уверен, что Украина, если она захочет сохраниться в нынешних границах, рано или поздно провозгласит русский язык государственным. Но дело в том, что моему сыну уже СЕЙЧАС идти в школу, ему СЕЙЧАС запрещают смотреть мультфильмы в кинотеатрах на родном языке, он СЕЙЧАС лишен элементарного права получать информацию на своем материнском языке. Поэтому я не могу ждать 10, 15, 25 лет до того момента, когда что-то там само собой "рассосется" или "устаканится". Мой сын к тому времени уже вырастет в ситуации дискриминации его природных прав".
Уверяю Виктора Януковича и его подчиненных в Администрации президента: само собой ничего не решится и вопрос русского языка сам по себе не отпадет до тех пор, пока обе основные языковые группы Украины не получат полного равноправия. Если они сомневаются в этом, пусть лишний раз заглянут в официальную программу не чужой им Партии регионов, в свои предвыборные обещания - и лишний раз убедятся в том, что этот постулат и для них до сих пор является официальным постулатом.

- А может быть президент прав и людям не так важно, каким будет статус того или иного языка, если на нем можно будет свободно общаться между собой? Не является ли вообще, по вашему мнению, языковой вопрос в нашей стране эдаким традиционным отвлекающим маневром от острых социальных проблем, который часто и густо применяют политики? Вы, невольно, не подыгрываете им в этом?

- Меня всегда веселят эти "аргументы" - насчет того, что языковой вопрос не принципиален, он совершенно никого не волнует, он где-то там на 25-м месте в числе людских приоритетов и т.д. Я всегда предлагаю Яворивскому и Ко, когда слышу от них подобные избитые фразы: ну, раз языковой вопрос так непринципиален и совершенно никого не волнует, давайте отменим вообще положение о государственном языке и запретим любое вмешательство государства в языковые отношения между гражданами - пусть они и дальше "свободно общаются между собой", как Вы изволили выразиться. В конце концов, многие великие государства никогда не имели и не имеют официального языка - к примеру, такое немаленькое государство, как США! Какой шум сразу поднимают те самые Яворивские, когда слышат от меня сию крамольную идею! Сразу же оказывается, что ничего важнее, чем "язык нации" (он же - "душа нации"), просто-таки быть не может! Я не раз сталкивался на практике с тем, как данный вопрос "не волнует публику". Сидим на каком-нибудь радио-шоу, вяло и нудно обсуждаем какую-нибудь очередную важную проблему, связанную с налогами, обороной, здравоохранением, получаем вялую реакцию публики, пока вдруг кто-нибудь из слушателей не звонит в студию и не поднимает языковой вопрос - моментально следуют эмоциональные звонки аудитории с одной и с другой стороны, свидетельствующие о том, что все обсуждавшееся до сих пор отступило на задний план.
Поймите, вопрос свободного функционирования языков - это тот же насущный вопрос, связанный с элементарными правами человека, со свободой выбора, которой нас лишают на протяжении последних 20 лет. Мне тут как-то некая киевлянка с пеной у рта рассказывала о том, что она как русскоязычная не уполномочивала меня бороться за ее языковые права, что ее, дескать, вполне удовлетворяет тот факт, что в Киеве фактически не осталось русских школ. В ответ я ей привел пример войны Севера и Юга в Америке. У нас мало кто знает, что там на стороне армии конфедератов, выступавших за сохранение рабства, сражалось немало темнокожих рабов. Они искренне хотели сохранения рабства! Им, привыкшим жить именно в положении рабов, очень хотелось рабами оставаться. Они страшились свободы, а соответственно - ответственности и самостоятельной заботы о себе и своих детях. Значит ли это, что северянам не стоило бороться за освобождение этих самых рабов, "никого не уполномочивавших" на отстаивание своих прав?
Тут как-то известный украинизатор Олег Медведев (выходец из Донбасса, кстати) на одном из телешоу в очередной раз приводил данные социологии о том, что вопрос функционирования русского языка находится далеко не на первом месте в списке приоритетов украинского населения. Я его поставил в тупик просьбой показать, на каком месте в данном списке находится вопрос свободы слова и демократии. Оказывается, этот вопрос находится еще гораздо ниже в данном перечне. Так что это означает - что нам не следует отстаивать демократию и свободу слова?

- Вернемся к школьным вопросам. Не так давно Вы выступили в защиту старейшей школы Донецка - №2 - от закрытия. Сейчас волнения по поводу ее закрытия стихли. Но чем в действительности закончилась эта история, если вообще закончилась?

- А я так понял, что ничего пока не закончено. На какой-то период прекрасную школу нам удалось отстоять, то есть в этом учебном году ее, насколько я понимаю, не закроют, как кое-кому из донецких чиновников этого хотелось. Но статуса "школы с углубленным изучением английского языка" ее лишают (это притом, что коллектив учителей английского языка в этой школе уже несколько десятилетий снабжает романо-германский факультет ДонНУ массой прекрасных студентов!), директора пытаются правдами и неправдами уволить, ограничения на набор первых классов сохранились, что даст возможность еще через год-два повторить попытку, не удавшуюся в этом году. Просто теперь постараются сделать это "без шума, без пыли". Ясно, что за атакой на эту замечательную школу, взрастившую не одно поколение донецкой элиты (многие представители нынешней власти в Киеве и Донецке оканчивали данную школу), стоят исключительно шкурные интересы. Вопрос здесь, конечно же, не в языке школы - как и в большинстве аналогичных случаев в Донбассе и в иных регионах Украины.

- В последнее время представители некоторых политических партий активно мигрируют в Донецкую область, где выступают против закрытия украиноязычных школ. Создается впечатление, что на востоке страны проводится целенаправленная кампания по уничтожению украинских школ. Вы так не считаете?

- Как я сказал выше, в основном за закрытиями школ стоят шкурные интересы людей, которым приглянулись помещения и территории, занимаемые школами. Хотя жуткая тенденция массового закрытия русскоязычных учебных заведений на Украине продолжается. Когда националисты и Шустеры подняли шум по поводу закрытия якобы только украинских школ, Кабмин кинулся оправдываться и привел кошмарные данные: оказывается, уже за прошлый год (то есть год правления Януковича и Партии регионов) доля русскоязычных школ еще больше сократилась. Сейчас меньше 17% школьников Украины получают образование на русском языке - притом, что треть населения страны считает этот язык родным! То есть для приведения количества русских школ и классов к потребностям населения получать образования на своем родном языке надо увеличить количество русских школ в два раза, а не закрывать ныне имеющиеся. Только так можно выполнить приведенное Вами обещание Януковича имплементировать европейские документы и тем самым предоставить родителям возможность свободно выбирать язык обучения своих детей. Вместо этого же у нас еще больше сокращают долю русских школ, в некоторых регионах закрывая последние, и извинительно раскланиваются перед украинскими националистами: вы же видите, мол, мы стараемся, мы и дальше сокращаем количество русских школ. Такая политика заигрывания с националистами очень пагубно отразится в итоге на рейтингах партии власти в ее базовых регионах.

- Вообще, по Вашему мнению, так ли остро стоит проблема содержания школ, что она вынуждает власть заниматься их оптимизацией, то есть банальным закрытием? Не случится ли так, как некогда с детскими садиками, которые сначала рьяно закрывали из-за плохой наполняемости, а затем оказалось, что родителям некуда отдавать своих дошколят?


- Если сейчас эта "оптимизация" будет доведена до логического конца и сотни школ таки закроют, то уже в ближайшие годы Украина столкнется с проблемой переполненности школ в некоторых регионах. Не надо забывать, что уже через два-три года в школы пойдут дети, родившиеся в период относительного украинского "беби-бума" (2007-09 гг. рождения). И хотя это, конечно, несопоставимо с количеством детей, учившихся в УССР до распада Союза, тем не менее последует определенный рост количества учащихся по сравнению с нынешним спадом. А вместо того, чтобы готовиться к этому росту, у нас все пытаются подогнать под нынешние цифры.
Когда я услышал заявление некоего донецкого чиновника о том, что якобы школу № 2 никто не отберет, что якобы ее сдадут в аренду, а потом, эдак через 2-3 годика, посмотрим, - я искренне расхохотался. Это вообще государственный подход, скажите мне? Понимает ли этот чиновник, что запустить полноценную школу с нуля - это гораздо сложнее и дороже, чем сейчас затянуть пояса, поэкономить на иных статьях бюджета, но удержать школу на плаву с тем, чтобы через 2-3 года не надо было тратиться на создание нового рабочего коллектива, на закупку нового оборудования, на набор классов с 1 по 11-й?
Недешевые эксперименты, если честно! У меня есть предложение к донецким властям: если они уж очень хотят сэкономить на школах и "оптимизировать" затраты, пусть лучше хотя бы на время, на те самые "2-3 годика", сократят расходы на многочисленный бюрократический аппарат отделов образования. Вот кто скажет, что в Донецке до сих пор делают аж целых девять районо? Помнится, нецелесообразность существования их в таком количестве признавалась еще в начале 90-х. Гораздо легче чуть расширить городской отдел образования, сократив все эти девять районных отделов - вот вам и дополнительные средства для сохранения двух-трех донецких школ, вот вам и освободившиеся вожделенные кабинеты для бюрократов!

- И снова к политике... Вы являетесь давним сторонником федерализации. Вы действительно полагаете, что это поможет Украине и политически, и экономически? Может быть, правы как раз те, кто предостерегает, что федерализация явится катализатором центробежных сил в государстве?

- Вы знаете, я отвечаю на этот вопрос вот уже двадцать лет. Все эти годы я мог бы по примеру тех же националистов, обещавших нам рай земной после "освобождения Украины от колониального гнета", так же кривить душой и давать какие-то гарантии, обещая процветание сразу же после обретения федеративного статуса. Однако все эти двадцать лет я повторяю одну и ту же фразу: нет, федерализм не является панацеей; да, и после обретения федеративного устройства Украины сохраняются риски и вызовы для нее. Однако в случае сохранения жестко унитарного статуса, каковой сейчас есть у Украины, риски усиления центробежных тенденций при каждом очередном политическом потрясении типа Майдана-2004 будут только увеличиваться и приведут рано или поздно к распаду этого государства.
Ну, давайте говорить откровенно! Мы же все с вами понимаем, насколько мы разные! Если вы посмотрите на жителей Ростова и Донецка, а затем сравните разницу между жителями Донецка и Львова, то вы поневоле зададитесь вопросом: если очень похожие между собой дончанин и ростовчанин оказались разделенными государственной границей, то почему львовянин и дончанин, которые отличаются друг от друга по языку, церкви, культуре, традициям, обычаям, геостратегической ориентации, восприятию истории и памятных дат, в конце концов, составляют одно целое?
Еще "отец-основатель" Украины Михаил Грушевский говорил: "Будет ли Украинская Республика формально называться федеративной или нет, - фактически она всё равно должна организоваться как федерация своих фактических республик-громад. Всякое навязывание громадам механической унитарности, принудительных связей будет большой ошибкой, которая вызовет только отпор, реакцию, центробежность или же даст основание для новых усобиц". А мы же с вами понимаем, что в неизбежной, в вечной борьбе двух Украин одна из побеждающих на данном этапе Украин всегда будет иметь соблазн задавить другую, навязать ей ту самую "механическую унитарность", от которой предостерегал Грушевский. Ведь оцените действия Ющенко, пытавшегося сделать это, с точки зрения этого предостережения - вот вам и "отпор, реакция, центробежность и основания для новых усобиц", то есть все то, о чем предупреждал деятель, взирающий на нас с 50-гривенных купюр.
Конечно же, переход к федеративной модели устройства государства, на что может потребоваться не один год и не одно десятилетие (Италия вон уже 40 лет официально федерализуется), не решит всех проблем и не является гарантией от возможного распада, к которому нас призывают люди вроде Андруховича или Шкляра. Но при федеративном устройстве мы сможем либо сгладить трения между ментально различными регионами и тем самым сохранить единую Украину, либо же создать механизм для более цивилизованного развода. В любом случае, при сохранении унитарной системы мы обречены на гораздо более серьезные проблемы.

- А насколько идея федерализации, по-вашему, интересна обществу - не политикам и экспертам, а именно рядовым гражданам? Не все ли равно, скажем, шахтерам и сталеварам, в какой именно стране - унитарной или федеративной - они будут сталкиваться с коррумпированными чиновниками, с невозможностью отстоять свои права в судах, с несносной правоохранительной системой, с ужасающей от бедности медициной?.. И кстати, довольно часто можно встретить мнение, что федерализация приведет к появлению удельных князьков, к такому себе феодализму в центре современной Европы...

- А что, у нас сейчас, при унитарной системе, нет "удельных князьков"? Тогда посмотрите на взаимоотношения Балоги и Закарпатья, а потом честно ответьте мне: эти отношения как называются? Вы говорите: не все ли равно шахтерам? А почему же тогда именно шахтерские забастовки 1993-94 гг. требовали от донецкой власти проведение областного референдума по вопросам языка и федеративного статуса? Многие в Донецке уже забыли, но жители Донецкой области уже провели такой референдум и в подавляющем своем большинстве поддержали идею федеративного устройства Украины! Результатов того референдума ведь никто не отменял! Так что даже нет смысла спекулировать о волеизъявлении граждан - Донбасс уже сказал свое слово по поводу федерализма.
Да, конечно, во все времена и во всех странах для рядового гражданина на первом месте стояли, стоят и будут стоять вопросы личного благополучия, здоровья своих детей, образования, материального обеспечения, качества жилья, доступности основных продуктов и т.д. Это, смею вас заверить, актуально и для Украины, и для Канады, и для Эфиопии, вне зависимости от колоссального разрыва в качестве жизни каждого из этих государств. Но почему-то сытую и благополучную Канаду два столетия сотрясали катаклизмы, связанные с языковыми правами франкофонов, пока львиная доля проблем не разрешилась в одночасье одной простой поправкой к Конституции страны - принятием положения о двух государственных языках. Почему-то Эфиопия была ввергнута в гражданскую войну из-за желания властей унифицировать очень разную страну по одной кальке и отказаться от федеративного устройства, что привело в итоге к очень болезненному и кровавому распаду государства. Так неужели мы не можем извлечь уроков из истории? Неужели мы должны пройти все те потрясения, которые проходили иные государства, чтобы потом все равно прийти к очевидным, лежащим на поверхности выводам? Ведь вопрос заключается лишь в сроках, в том, будет ли уже поздно эти выводы внедрять в жизнь.
Австралийский теоретик федерализма Джеффри Соуэ в свое время написал: "Это не привлекательная система. Люди вряд ли будут ложиться костьми или идти на баррикады, чтобы защищать федерализм как таковой. Они могут совершать героические действия ради неких ценностей, которые обеспечиваются федерализмом. В этой связи они могут даже начертать слово "федерализм" на своих знаменах: "Свобода и федерализм" или "Равенство и федерализм", но никогда просто "Федерализм!"" Именно с такими лозунгами бастовали в свое время и шахтеры Донбасса. Они, конечно же, в первую очередь, требовали улучшения своего материального благополучия, однако они понимали, что осуществить это будет гораздо легче при федеративной модели, чем при унитарной, которая создала и обеспечивает до сих пор неравенство распределения налогов на Украине.
Да, из федерализма сделали некий жупел в 2004 г. Мы помним, как Ющенко, стоя на Майдане, приравнял федерализм к сепаратизму. И помним, как многие нынешние представители власти прошли через тюрьмы и допросы в связи со своими федералистскими призывами (поразительно, что мы-то помним, а они сами как-то быстро забыли об этом). И тогда, после победы "оранжевых", усилиями многих СМИ было создано негативное восприятие широкими слоями населения идеи федеративной реформы Украины. Как показывал опрос той же "R&B", еще в 2008 г. сторонников федерализма в стране было всего лишь 14%, а противников - аж 45%! Однако прошло всего-то 2-2,5 года - и ситуация значительно поменялась. Число сторонников и противников федерализма уже фактически сравнялось (соответственно, 24 на 28%), при наличии огромной массы людей (48% опрошенных!), которые не определились, то есть при наличии аргументов "за" и "против" готовы принять и ту, и другую сторону. Соответственно, сейчас настало наиболее удобное время для того, чтобы начать взвешенную дискуссию на эту тему, лишенную эмоционального налета и ярлыков вроде "федерастов" и "унитастов". И чем быстрее мы начнем эту общественную дискуссию, тем быстрее создадим платформу для того, чтобы избежать в будущем никому не нужных потрясений.

- И, напоследок, два почти личных вопроса... Оппоненты называют Вас представителем пятой колонны Москвы. Признайтесь, если можно, как на духу: Вы действительно мечтаете, чтобы Украина стала частью Российской Федерации? Или Вы в тайне надеетесь даже на возрождение СССР в той или иной форме?


- Нет, я не "кремлевский мечтатель". Я не "надеюсь" и не "мечтаю", я просто ГЛУБОКО УБЕЖДЕН (можете написать: я ЗНАЮ), что Украина рано или поздно составит с Россией - и наверняка не только с ней - единое межгосударственное, а может быть, и единое государственное образование. Во всяком случае, это образование будет гораздо более тесно интегрированным, чем нынешнее аморфное СНГ. Как будет называться это образование - это уже вопрос вторичный и даже третичный. Для меня он был таковым и в 1989-90 гг., когда я в Донецке создавал междепутатское объединение "Союз", у которого был замечательный лозунг: "Сначала спасем страну, потом доспорим".

- И самый последний вопрос? Что плохого сделал Вам Савик Шустер?

- Мне?! Да ничего! А что он мог лично мне сделать плохого? Да и откуда вообще такой посыл? Я просто всегда был противником двойных стандартов. Когда у нас под видом "журналистики" занимаются откровенной пропагандой и преподносят это в качестве стандартов "свободной прессы", я как человек, изучавший эти стандарты и на практике, и в теории, искренне возмущаюсь этим. Я всегда отдавал и отдаю должное талантам Савика Шустера - только я всегда утверждал и утверждаю, что они никакого отношения к журналистике не имели и не имеют. Он всегда был и остается талантливым пропагандистом, что мое небольшое расследование, опубликованное в Газете "2000", лишний раз доказало. И тот факт, что эта пропаганда, направленная против конкретного государства (между прочим, нашего официального "стратегического партнера"), ведется с некоторого времени на государственном телевидении Украины, за деньги украинских налогоплательщиков, уже создает и создаст в будущем еще больше серьезных проблем в российско-украинских отношениях - я об этом тоже предупреждаю заранее, пока еще можно исправить ситуацию.
Просто нужно называть вещи своими именами - вот и все. К примеру, я не называю себя журналистом с той самой поры, когда занялся политологией и возглавил Украинский филиал Института стран СНГ. Хотя часто публикуюсь в прессе, пишу статьи, занимаюсь публицистикой. Но в данный момент я - не журналист, поскольку журналистика требует незаангажированности. Тем более меня поражает, что в Киеве модно приглашать заангажированного Шустера на мастер-классы в качестве "журналиста". О каких стандартах может рассказать человек, для которого профессией и четверть века назад в Афганистане, и сейчас в Киеве является преподнесение "фальшивой журналистики", подделки, суррогата вроде той фальшивой "Красной Звезды", которую Савик лично расклеивал в Кабуле?! Ведь то, чем занимается Шустер на УТ-1 за мои и ваши деньги, - это то же развешивание фальшивок, но теперь уже тиражом гораздо большим, чем в 1983 г. на кабульском рынке.
В конце концов, я не против того, чтобы Шустер занимался антироссийской пропагандой - это его право, любить или ненавидеть Россию. Просто я за то, чтобы называть вещи своими именами - чтобы эта деятельность честно называлась пропагандой, ничего общего с журналистикой не имеющей, и чтобы эта пропаганда не велась на деньги украинских налогоплательщиков. Вот, собственно, и все, что мне нужно от Шустера и от тех, кто оплачивает его деятельность.


Источник: Игорь Фарамазян, КИД
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх