,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Будет ли 22 июня вторым 9 мая?
  • 11 июня 2011 |
  • 13:06 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 134407
  • |
  • Комментарии: 13
  • |
0
В плане календарном 9 мая 2011 года закончилось месяц назад. А вот в измерении политическом эта дата еще «не закрыта». Волна обсуждения майских событий, сильно замешенных на эмоциях, в основном успокоилась — подошло время беспристрастного анализа. На тему столкновений во Львове были обнародованы результаты социологического опроса, проведенного 19—26 мая социогруппой «Рейтинг». На сегодня этот опрос остается первым и пока что единственным.

О чем свидетельствует общественное мнение

Группа «Рейтинг» имеет подразделения в Киеве и во Львове, известна не первый год, зарекомендовала себя как наиболее объективная социологическая структура, чьи прогнозы с высокой вероятностью подтверждаются, в использовании политтехнологий уличена не была. (Если у читателей или фигурантов опроса есть сомнения, они могут запросить подтверждения приведенных характеристик у политологов и социологов из других регионов.)

При этом читателю нужно учесть, что данные, которые будут далее приводиться, получены именно во Львове и характеризуют именно местные реалии. В Одессе или Донецке результаты соцопросов по этой теме, можно не сомневаться, были бы другими (если бы их проводили).

Но прежде рассмотрим отношение львовян к исторической дате 9 мая. Последний опрос показал: 60% горожан считают, что этот день должен отмечаться как День памяти жертв войны, 28% — как День Победы, 12% не определились.

Среди тех, кто считает 9 мая Днем памяти жертв войны, свыше 70% составляют избиратели «Нашої України», ВО «Свобода» и «Фронту змін». 9 мая как День Победы поддерживают две трети электората Партии регионов и все сторонники КПУ.

Теперь о том, каковы причины случившегося, по мнению опрошенных. 83% высказали уверенность, что столкновения 9 мая — это результат спланированной провокации. В числе этих 83% — две трети сторонников КПУ и почти 60% — Партии регионов. Не согласились с таким объяснением (что это спланированная провокация) только 7% респондентов, а 11% еще не определились. Т. е. подавляющее большинство не считает, что инцидент был спонтанным событием.

52% респондентов считают главными виновниками случившегося во Львове «пророссийские партии», треть обвиняют в этом президента, почти треть — Верховную Раду, еще треть — правоохранительные органы, пятая часть — политтехнологов, 15% — ВО «Свобода» и другие националистические силы, 11% — главу Львовской облгосадминистрации, 8% — мэра Львова.

Показательно, что горожане разграничивают вопросы о виновниках столкновения и о тех, кого они поддерживают или не поддерживают. Действия «Свободы» в этот день поддержали 40% опрошенных и столько же не поддержали; городского голову поддержали 40% и не поддержали 30%; главу Львовской ОДА — соответственно 17 и 45%; милицию — 11 и 70%; «пророссийские партии» — 1 и свыше 80%.

Если мотивация действий в этот день, скажем, «Свободы» или «пророссийских партий» читателю более-менее понятна, то побуждения остальных участников событий попробуем выяснить. Мэр Львова как чиновник, избираемый горожанами, был крайне заинтересован, чтобы не произошло никаких эксцессов. Эта заинтересованность продиктована хотя бы тем, что город интенсивно готовится к Евро-2012, а политические скандалы гипотетически могут сорвать все планы на этот счет. Неслучайно за неделю до стычек звучали призывы отобрать у Львова чемпионат.

Поэтому Андрей Садовой настойчиво добивался запрета всех массовых мероприятий, кроме тех, которые предусмотрены соответствующим распоряжением главы ЛОДА.

Глава ЛОДА — чиновник из президентской вертикали, поэтому Михаил Цимбалюк вынужден был вести себя так, как от него требовали сверху. И горожанам показалось, что он недостаточно сделал для предотвращения насилия.

Милицию осудило большинство опрашиваемых — людям было непонятно, почему она не позволила возложить цветы к могилам на Марсовом поле и не выполнила распоряжение Львовского окружного административного суда о запрете «зборів, мітингів, походів, демонстрацій чи інших зібрань...»

Между молотом и наковальней

Депутатский корпус Львовского облсовета, представляющий интересы в том числе и жителей областного центра, в своих определениях более однозначен и в некоторых моментах (возможно, ключевых) более конкретен. 12 мая была созвана внеочередная сессия, специально посвященная недавним чрезвычайным событиям. Депутаты приняли решение «Про події, що мали місце в м. Львові 9 травня 2011 року».

Первым пунктом облсовет постановил «засудити суспільно небезпечні, протиправні дії правоохоронних органів та правопорушників, які 9 травня 2011 року, всупереч постанові Львівського окружного адміністративного суду від 6 травня 2011 року... та розпорядженням голови обласної державної адміністрації від 22.04.2011 р. (...) вчинили провокацію...»

Самих «порушників» подавляющее большинство депутатов определили в «Зверненні Львівської обласної ради до українського народу» (обращение прилагалось к решению): «9 травня у Львові відбулася цинічна провокація. Чинна влада відверто показала, що працює за кремлівським сценарієм, написаним у ФСБ. Вона працює на загострення суспільних протиріч та на розкол України. ...цим шабашем чинна влада прагнула відволікти увагу суспільства від нездатності вирішувати соціально-економічні проблеми». Считать, что депутаты облсовета, приняв такой документ, отошли в собственных предпочтениях от политических предпочтений своих избирателей, видимо, не стоит. Более того, по мнению местных политологов, такие политические силы, как ВО «Свобода», «Фронт змін», НРУ, «Наша Україна» и КУН, в упомянутом решении отразили настроения большей части электората Львовщины.

Скажем, о «Свободе» политолог Игорь Танчин сказал, что 9 мая она должна была вести себя так, как себя и вела, потому что этого от нее требовал ее избиратель. А руководитель львовского подразделения социогруппы «Рейтинг» Алексей Антипович отметил, что если бы не участие «Свободы» в известных событиях, то в мае—июне она даже утратила бы в поддержке еще пару процентов от имеющихся 26—27.

Вместе с тем г-н Антипович не видит в таких потерях ничего угрожающего для «Свободы»: «Фактически это плановое снижение рейтинга доверия к партии, которая присутствует во власти. Но речь идет об общественных настроениях только во Львове. Я бы расширил отношение к «Свободе» на уровень региона. Ведь она всегда отличалась тем, что во Львове уровень поддержки всегда выше, чем в селах или районных центрах области. Ситуация 9 мая могла бы изменить эту традицию. Село и райцентры после этих событий должны были бы улучшить отношение к «Свободе», ведь она отстаивала патриотические ценности граждан, широко представленные в области. Поэтому я ожидаю некоторого роста уровня поддержки «Свободы».

Упомянутое решение Львовский облсовет принял подавляющим большинством. Из присутствующих 83 депутатов «за» проголосовали 76. Только 5 голосов «против» дала ПР (хотя имеет 10 мандатов — кто-то не пришел, а кто-то не голосовал). Не явились на внеочередную сессию представители Партии возрождения, Партии промышленников и предпринимателей, УНП, Народной партии. Их отсутствие в кулуарах объясняли одинаково: эти мелкие фракции оказались между молотом исполнительной вертикали и наковальней местного общественного мнения.

С предпочтениями большей части электората Львовщины вынуждены считаться даже здешние представители Партии регионов. К примеру, 28 апреля депутат облсовета от ПР Игорь Грещук заявил, что его фракция против, чтобы 9 мая «сумнівні організації з Криму» пронесли улицами Львова «символіку неіснуючих держав».

На ошибках учатся?

Примирения между главными идеологическими оппонентами в регионе, конечно, не будет. Это видно хотя бы по блиц-дебатам «Що робити, аби «чорна» дата — 22 червня — не стала «червоною», которые состоялись 3 июня между первым секретарем Львовского обкома КПУ Михаилом Стулой и депутатом Львовского горсовета от «Свободы» Андреем Хомицким. Оба участника не упустили возможности обменяться репликами, показывающими взаимную нетерпимость. Но наряду с этим сделали заявления, по которым можно судить, что 22 июня (предположительно рискующее стать продолжением 9 мая) можно обойтись без эксцессов.

Так, лидер коммунистов области выступил с инициативой: «Мы предлагаем сделать все мирно — возложить цветы каждый к своим героям». Попутно сообщил: «Не будет представителей из России во Львове». Будут ли представители из Одессы или Крыма, Михаил Стула не уточнил.

Похоже, что и тактика «Свободы» 22 июня будет отличаться от той, которую члены этой политической силы и симпатизирующие ей демонстрировали 9 мая. «Будемо нагадувати львів'янам про жахливі вбивства, вчинені енкаведистами — показуватимемо фотографії людей, яких розстріляли», — рассказал на блиц-дебатах Андрей Хомицкий. (К слову, «свободовцы» не имеют претензий к советским воинам-фронтовикам.)

Хомицкий заверил, что «Свобода», если кто-то подаст заявки на проведение массовых акций 22 июня, подаст в суд, чтобы эти акции были запрещены. И если соответствующее решение суда будет принято, сама будет его выполнять: «Ми законослухняні громадяни України, тому, звичайно, виконуватимемо». Видимо, надо понимать, что «Свобода» будет выполнять даже такое постановление суда, которое не станет запрещать массовые акции в этот день.

Что могло воздействовать на коррекцию позиций идеологических противников?

Возможно, на КПУ повлияли настроение львовян в целом и тех из них, кто симпатизирует коммунистам в частности. Речь о настроениях, «замеренных» социогруппой «Рейтинг»: только 3% горожан выразили поддержку возможной акции коммунистов 22 июня, тогда как свыше 60% готовы протестовать против гипотетической акции коммунистов. В их числе 14% тех, кто готов к радикальному противостоянию вплоть до силовых действий.

В свою очередь «Свобода» вполне могла учесть мнение национал-демократических сил. А они, разделяя мнение о том, что столкновение 9 мая было провокацией, инспирированной извне, отрицают насильственные формы протеста. В частности, мнение о том, что 9 мая нужно было не георгиевские ленточки с гостей срывать, а выйти на улицы с портретами жертв предыдущей власти, первым высказал вице-ректор Украинского католического университета Мирослав Маринович — бывший диссидент, интеллектуал и человек, пользующийся всеобщим авторитетом.

Да и вряд ли захотят «свободовцы» еще таких последствий, как 9 мая. Сегодня по отношению к ряду членов ВО «Свобода» (включая главу фракции во Львовском горсовете Руслана Кошулинского) возбуждены уголовные дела, кто-то уже находится под арестом. С правоохранительными органами у «Свободы» вообще не все просто. С одной стороны, это радикальная политструктура, но с другой — как всякая партия, она обязана функционировать в пределах законодательства. 9 мая «Свободе», похоже, не удалось не преступить грани...

Владимир АНТОНИВ
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх