,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Почему «3+1» не равно «4»?
  • 11 июня 2011 |
  • 13:06 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 117146
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
6 июня президент подписал Распоряжение № 190/2011-рп «О Рабочей группе по вопросам развития взаимодействия Украины с Таможенным союзом Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации».

Согласно документу, создается рабочая группа с целью подготовки и реализации мероприятий, направленных на развитие взаимодействия Украины с Таможенным союзом. Руководить рабочей группы назначен глава украинского МИД Константин Грищенко. В двух месячный срок рабочая группа должна подготовить и внести предложения относительно стратегии развития взаимодействия Украины с Таможенным союзом России, Беларуси и Казахстана в формате «3+1».

Судя по всему, такое распоряжение президента стало реакцией на недавнее введение Таможенным союзом органичений на ввоз некоторых видов промышленной продукции из Украины.

Ранее высокопоставленные российские чиновники неоднократно предупреждали Киев о том, что ТС будет вынужден предпринять защитные меры во внешней торговле, которые самым непосредственным образом коснутся украинских производителей. Украине предлагалось оценить различные варианты интеграции – в ЗСТ с ЕС и в ТС – включая возможные выгоды и издержки, которые она получит от вступления в то или иное экономическое образование. Украина своей позиции не изменила: Киев, несмотря ни на что, продолжает добиваться как можно более скорого создания зоны свободной торговли с Евросоюзом.

Теперь Москва перешла от слов к делу: 31 мая стало известно о том, что Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана решил применить на своей таможенной территории ряд защитных мер. Некоторые из них крайне болезненны для Украины. Так, устанавливается антидемпинговая мера в отношении некоторых видов стальных труб происхождением из Украины (обсадные, насосно-компрессорные, нефтепроводные, газопроводные и горячедеформированные трубы общего назначения); вводится антидемпинговая мера в отношении машиностроительного крепежа и полиамидных технических нитей из Украины.

Отметим также, что другие решения защитного толка касаются продукции из Китая, Бразилии, ЮАР и некоторых других государств. Это к тому, что никто Украину не «насилует», никто на Украину не «давит» и не «шантажирует», дабы «загнать» в Таможенный союз (как уже успели прокомментировать защитные меры ТС некоторые украинские «друзья» России).

Никакого «особого» подхода к Украине нет. Просто государства Таможенного союза защищают свою таможенную территорию. От всех. Другое дело, что исторически сложившиеся торгово-экономические связи Украины со странами Таможенного союза (прежде всего с Россией), удельный вес государств ТС в украинской внешней торговле – все это обуславливает ту ситуацию, что защитные меры ТС для нее (Украины) особенно чувствительны.

Таким образом то, о чем мы ранее не раз предупреждали на страницах «2000», начало реализовываться. Оказались тщетны надежды тех из украинской власти, кто рассчитывал получить от России своего рода «подушку безопасности» – российский рынок не примет те товары, которые будут вытеснены с украинского рынка европейскими производителями вследствие создания ЗСТ с ЕС.

Более того, не будет не только «российского спонсорства» украинской евроинтеграции, наоборот – Россия (а равно Беларусь и Казахстан) дополнительно ограничит украинские возможности торговать на российском рынке в рамках принятия защитных мер Таможенным союзом. Европа тем более никаких преференций не обещает: во-первых, ей незачем идти на уступки Украине, ибо просителем выступает последняя, во-вторых, у Европы в экономическом плане у самой забот полон рот – ряд стран ЕС находятся в преддефолтном состоянии.

Иными словами, Киев понесет убытки на обеих направлениях: на европейском – заплатит за согласие Европы создать ЗСТ с Украиной; на российском – пожнет плоды своего отказа от вступления в Таможенный союз. Перспектива «заманчивая», учитывая целый ворох экономических и социально-экономических проблем, стоящих перед государством.

В этих обстоятельствах опять вспомнили о формуле «3+1».

Как известно, впервые о данной формуле сотрудничества с Таможенным союзом – в формате «3+1» – Виктор Янукович заявил 7 апреля во время своего ежегодного обращения к Верховной Раде. «Я считаю, что дальнейшее развитие отношений с Таможенным союзом будет опираться на новую договорную базу о свободной торговле и возможном пакетном соглашении о сотрудничестве по формуле 3+1», – сказал тогда президент.

Интересно, что в тексте послания, который был роздан депутатам, не было ни слова ни о формуле «3+1», ни о Таможенном союзе вообще. К примеру, нунсовец В. Кириленко тогда заметил: «В то же время, в самом тексте послания (розданном депутатам) ни одного упоминания о Таможенном союзе нет, и есть абсолютно уместные вещи, которые продолжают предыдущий 20-летний курс Украины, связанный с евроинтеграцией» (УП).

То ли в ходе подготовки президентского обращения отношения с Таможенным союзом среди приоритетов не числились (и спичрайтеров соответствующе ориентировали). То ли об этом странным образом позабыли и вспомнили только в самый последний момент, внеся правки в послание на скорую руку так, что даже не успели откорректировать текст, предназначенный для депутатов.

Но, возможно, так и было задумано. С одной стороны, и в Москве и на Украине (те, кто выступает за интеграцию на постсоветском пространстве) услышали о настрое официального Киева сотрудничать с Таможенным союзом. С другой стороны, президент как бы не озадачивал высший законодательный орган государства, каковым является Верховная Рада, на соответствующего толка работу. Как, впрочем, и другие органы власти (действующим законодательством определено, что текст послания президента к Верховной Раде имеет силу официального документа и должен учитываться в работе Кабинета Министров Украины, министерств, других центральных органов исполнительной власти, местных государственных администраций).

Тогда же украинский МИД – а его глава теперь будет возглавлять рабочую группу по подготовке мероприятий, направленных на взаимодействие с ТС – принялся разъяснять всем и каждому (особенно Западу), что слова Виктора Януковича о формате «3+1» ничего по сути не меняют, и никакой коррекции внешнеполитического курса за ними не последует.

Так, 8 апреля на пресс-конференции после завершения совета глав МИД стран СНГ в Киеве г-н Грищенко подтвердил: «Это (сотрудничество с Таможенным союзом) не будет происходить за счет наших переговоров по созданию зоны свободной торговли (с ЕС)».

О том, что переговоры с ЕС о создании ЗСТ не будут происходить за счет сотрудничества с Россией и другими странами ТС – этого глава украинского МИД не гарантировал.

15 апреля в эфире Шустер Live, комментируя заявление президента Виктора Януковича о том, что возможна пакетная сделка по Таможенному союзу по формуле «3+1», г-н Грищенко заверил: «3+1 – это не вступление в Таможенный союз, это формула договоренностей, которых мы должны достичь, как с каждым государством, так и в целом с этой структурой, чтобы обезопасить свои национальные интересы, в том числе экономические».

Т. е. по сути о такой формуле сотрудничества с Таможенным союзом – «3+1» – может объявить любое государство, в ТС не входящее – Китай, Латвия, Молдавия или, скажем, Гондурас. Всем им придется иметь дело с ТС, и все они будут стремиться защитить свои экономические интересы. Никаких особых отношений, тем более интеграционного характера, сотрудничество между Украиной и Россией (и другими странами ТС) по формуле «3+1» не предполагает.

22 апреля в Верховной Раде во время часа правительства г-н Грищенко объяснял, чем являются отношения с ТС по формуле «3+1»: «Формула 3+1 означает, что Украина намерена взаимодействовать с Таможенным союзом вне рамок формального членства в Таможенном союзе… Мы не находимся в переговорном процессе с Таможенным союзом как таковым… Приоритетным направлением Украины и дальше остается евроинтеграция».

Т. е. за этой вывеской – «3+1» – ничего реального нет. Кроме желания «заговорить» вопрос украинско-российской интеграции и выиграть время: создать ЗСТ с Евросоюзом и поставить всех перед фактом новых реалий. Если сейчас официальный Киев, не желающий участвовать в интеграции на постсоветском пространстве, «отнекивается», ссылаясь на членство в ВТО, то затем появится еще один аргумент: ЗСТ с ЕС. Мол, и хотели бы вступить в Таможенный союз, да зона свободной торговли с ЕС не позволяет.

К такому же выводу – о намерении официального Киева поморочить голову Москве – приходили и в Европе. Так, депутат Европейского парламента Павел Коваль 8 апреля так охарактеризовал заявление украинского президента о сотрудничестве с ТС по формуле «3+1»: «Как по мне, Янукович сейчас играет на время с русскими, показывая различные варианты возможностей, но реально старается завершить переговоры относительно соглашения об ассоциации (главной частью которой должен быть договор о зоне свободной торговли)» (УНИАН).

Тем более, что это ведь годами проверенный способ «доения России», которым исправно пользовался Киев: вступить с Москвой в какие-нибудь переговоры о каком-нибудь общем проекте, а под это (под свое согласие на участие в переговорах) получить от России какие-либо выгоды. Вспомним те же ЕЭП и газотранспортный консорциум.

Интеграционные проекты с Россией Украина соглашалась реализовать в будущем, а преференции от России получала в настоящем (и дешевый газ, и отмену Москвой экспортного НДС на поставляемую на Украину российскую нефть, и облегченный доступ на российский рынок, и т.д. и т.п.).

Потом проходило какое-то время и находились «веские» причины, по которым Киев не может ни создать газотранспортный консорциум, ни сформировать ЕЭП. Само собой, о возврате полученных преференций – по просту говоря, выдуренных из России – никто в Киеве не задумывался. Да и Москва, вступавшая в переговоры с «джентльменами» из украинской власти, не имела возможностей для того, чтобы «оштрафовать» тех, кто не сдержал слово.

Однако доверие – это тоже капитал. И у официального Киева его практически не осталось. По крайней мере в отношениях с Москвой. В России научены прошлым опытом. Поэтому получить что-либо от России за разговоры (как прежде) уже вряд ли выйдет. Что, собственно, демонстрируют и те полтора года, в течение которых Виктор Янукович занимает президентское кресло. Будет продление сроков базирования Черноморского флота в Крыму – будет и ценовое послабление в газовом вопросе. Только так, и не иначе.

Не имеет никаких перспектив никакая формула «3+1» (что бы там ни наизобретала рабочая группа, учрежденная согласно президентскому поручению), если она не предполагает реальной интеграции экономик Украины и стран Таможенного союза. И в Киеве об этом знают.

Еще 18 апреля в интервью «Коммерсант-Украина» ответственный секретарь комиссии Таможенного союза Сергей Глазьев более чем определенно заявил: «Никаких объяснений по формату «3+1» не было. Более того, я могу доказать, что достичь прогресса вне Таможенного союза будет невозможно. Потенциал зоны свободной торговли (ЗСТ) для облегчения кооперации полностью исчерпан. Единственный вариант – полноценное участие Украины в работе ТС. Все другие формулы не имеют под собой почвы, и мы проинформировали Киев об этом».

По сути единственным вариантом, при котором Украина сможет отстоять хотя бы часть своих экономических интересов и уменьшить потери в будущем (а они имеют существенное долларовое выражение, по расчетам россиян, озвученным все тем же С. Глазьевым 21 апреля на круглом столе в Киеве – $100 млрд. в течение ближайших 10 лет) – это синхронизировать с Россией процесс формирования ЗСТ с Евросоюзом. Речь, само собой, о синхронизации условий вступления. Ранее мы подробно писали об этом на страницах нашего еженедельника (см. «2000», №10 (549) 11 – 17 марта 2011 г., «Создание Зоны свободной торговли с ЕС необходимо синхронизировать с Россией»).

Однозначно, это затруднит переговоры Киева с Брюсселем. Безусловно, это увеличит продолжительность этих переговоров. Вне сомнения, будут сорваны сроки подписания соглашения об ассоциации. Вполне вероятно, что возникнут проблемы с ВТО. Но ведь условия торговли, которые в итоге получит Украина, куда важнее, чем сроки вступления куда бы то ни было (в т.ч. в ЗСТ с ЕС)!

Украинская власть любит упоминать о нормах ВТО? Прекрасно! Не далее как 5 июня глава российского МИД Сергей Лавров высказал мысль, что Украине необходимо выровнять свои таможенные тарифы до средних по Всемирной торговой организации. Это облегчило бы ей выстраивание отношений с государствами Таможенного союза.

В эфире «Эхо Москвы» С. Лавров заметил, что Украина снизила свои таможенные тарифы до 4% – при том что в среднем по ВТО они составляют 10%, «и также будет и в Таможенном союзе: в Таможенном союзе в среднем 10% таможенные тарифы». «И Украина, которая пользуется преимуществами членства в ВТО, должна понимать, что если вдруг она открывает свои границы для Евросоюза, то Таможенный союз, который руководствуется усредненными нормами ВТО, он будет защищаться», – сказал Лавров, уточнив, что «это не угроза, это чистая экономика».

И других формул, кроме синхронизации условий торговли (в частности, таможенных тарифов), которые могли бы минимизировать потери Украины, вследствие защитных мер Таможенного союза, просто нет.


Грядут выборы, или «Наша песня хороша, начинай сначала…»

Следует обратить внимание и на электоральную составляющую затеи с т. н. взаимодействием Украины с Таможенным союзом в формате «3+1».

Не так много осталось до старта избирательной кампании по выборам в Верховную Раду (тем более, не секрет, что избирательные кампании у нас фактически начинаются много раньше официальной даты их старта). Не тайна и то, что на все прежние выборы Партия регионов ходила под лозунгами сближения с Россией, необходимости вступления в ЕЭП. Когда же пару лет назад Россия, Беларусь и Казахстан вплотную подошли к созданию Таможенного союза, «регионалы» позиционировали себя как сторонников интеграции Украины и в эту организацию. В частности, неоднократно заявлял об этом и Виктор Янукович, будучи кандидатом в президенты.

Именно этот имидж – «друзей России», политической силы, «ориентированной на интеграцию с Россией» – лежал в основе электорального успеха Партии регионов и Виктора Януковича. Именно «пророссийские» лозунги позволили «регионалам» заручиться высокой поддержкой избирателей, прежде всего на Юге и Востоке страны, и поныне остающемся электоральной базой ПР.

В реальности, как мы смогли убедиться за последние полтора года, никто ни в какой ЕЭП или Таможенный союз с Россией, Беларусью и Казахстаном вступать не собирался. Избирательные лозунги являлись не политической платформой, а политтехнологическим инструментарием.

Теперь повсеместное разочарование и «регионалами» и В. Януковичем наблюдается у избирателей юго-востока в связи с обманутыми надеждами и ожиданиями на предмет украинско-российских отношений. В ходе будущих выборов Партии регионов предстоит отвечать на многие неудобные вопросы, в т.ч. и на следующий: где обещанная интеграция с Россией, где участие Украины в формировании ЕЭП, где ее вступление в Таможенный союз? И почему «пророссийский» курс, декларировавшийся «регионалами» в оппозиции, сменился прозападным, в частности, направленным на создание Зоны свободной торговли с ЕС, когда они и их лидер стали властью?

Не идти же к избирателям юго-востока с новыми лозунгами «за Европу!» – много голосов не соберешь. На Западной Украине такая «проевропейская» агитация может дать некие электоральные бонусы (и, очевидно, даст, ибо она подтверждается осуществляемой на практике политикой), но не достаточно, чтобы заменить голоса Юга и Востока, обеспечив ПР высокий результат в общеукраинском масштабе – прозападная ниша давно и прочно занята «оранжевыми» (которых можно из нее немного потеснить, но никак не вытеснить).

В данной ситуации и может сработать такой политтехнологический трюк как «формат 3+1». Дескать, интеграции с Россией и другими постсоветскими республиками никто не отменял, ведем переговоры по формуле «3+1». При правильно поставленной агитации и соответствующей медийной поддержке вполне можно создать у определенной части избирателей впечатление, что Украина со дня на день чуть ли не вступит в Таможенный союз, а «3+1», как и в обычном арифметическом примере превратится в «4».

Если же удастся втянуть Россию в эту кампанию, да еще и вывести «переговоры» на публичный уровень – вероятность того, что заготовка «3+1» сработает, еще выше.

В прошлом «регионалам» постоянно удавалось вовлекать в свои избирательные пиар-кампании Россию и российских политиков, которые вольно или невольно выступали в качестве vip-агитаторов за ПР и В. Януковича.

«Регионалы» вместе с россиянами принимали активное участие в разного рода форумах, на которых выступали горячими сторонниками вступления в ЕЭП (скажем, прежде мы не раз цитировали зажигательный проеэповский спич нынешнего премьера Азарова на заседании «Украинского форума» 28 ноября 2008 года), посещали мероприятия, организуемые российской партией власти «Единая Россия» (где «регионалы» также представали большими поборниками интеграции на постсоветском пространстве). Кроме того – личные встречи видных деятелей ПР с высокопоставленными российскими чиновниками и известными политиками, на которых опять таки демонстрировался настрой на глубокую интеграцию Украины и России. Если вспомнить времена еще 2004 года, то фоном к тогдашней президентской кампании являлись украинско-российские переговоры (хотя в реальности со стороны официального Киева это были пустые разговоры) по поводу ЕЭП, газового консорциума, двойного гражданства и т. д. и т. п.

Все это широко тиражировалось в СМИ, в партийных агитках, создавало в глазах избирателей видимость бурной деятельности «регионалов», нацеленной на сближение с Россией. При этом картинка получалась такой, что позиции относительно будущего украинско-российских отношений у Москвы и Партии регионов всецело совпадают. Буквально еще одно усилие, еще один шаг – и теснейшая интеграция Украины и России станет свершившимся фактом. От избирателей требовалось только предоставить возможность «регионалам» сделать этот решающий шаг, опустив за них свой бюллетень в урну для голосования.

Украинские власти и сейчас будут пытаться втянуть Москву в переговоры-разговоры о «формате 3+1» с тем, чтобы выдать эту болтовню ни о чем (будем называть вещи своими именами) за «украинско-российскую интеграцию».

Совершенно очевидно, что не в интересах ни России, ни тех граждан Украины, которые настроены на украинско-российское сближение не на словах, а на деле – чтобы оный трюк в очередной раз сработал.

Переговоры о «формате 3+1» никак не уравновешивают процесс непосредственного вступления Украины в ЗСТ с Евросоюзом. И то, что понятно специалистам, должно быть ясно и украинским избирателям, которые не должны быть в очередной раз введены в заблуждение «пророссийской риторикой». От Москвы всего-то и требуется, что не подыгрывать данным политтехнологиям и называть вещи своими именами.

Украинскую власть необходимо заставить идти к избирателю не с пустопорожними планами о светлом интеграционном будущем Украины и России, а с отчетами о реально сделанных на данном направлении шагах.

Сергей Лозунько
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх