,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Ты чьих будешь, сукин сын?
  • 4 июня 2011 |
  • 13:06 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 216996
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
«Труп мужчины обнаружен в парке Дворца учащейся молодежи в Тбилиси. Погибший — Ника Квинтрадзе, которого разыскивали после разгона акции грузинской оппозиции в ночь на 26 мая на проспекте Руставели. Таким образом, число погибших в ходе разгона митинга достигло пяти человек», — сообщили 29 мая информационные агентства.

Напомним, сразу после событий власти заявили о двух погибших полицейских (позднее выяснилось, что один из них — бывший полицейский, активист оппозиции), а в пятницу недалеко от станции метро «Площадь Свободы» в Тбилиси обнаружили еще два трупа. «По предварительным данным, причиной смерти стало соприкосновение с электрическими проводами», — заявили в грузинском МВД.

Конечно, мы не можем знать все детали, но, согласитесь, очень странным выглядит то, что тела погибших в ходе массовых беспорядков в центре столицы, рядом с главными правительственными зданиями, три дня никому не попадались на глаза. Куда вероятнее, что власти, дабы сразу не шокировать мир количеством жертв, решили растянуть процесс их «обнаружения».

Пятеро погибших во время разгона несанкционированного митинга — это недопустимо много по меркам демократических государств, поскольку задача подобных операций — максимально аккуратно пресечь незаконные акции, но никак не наказывать (физически) его участников. Для этого (наказания виновных в правонарушениях) есть суд и известные процедуры.

В Тбилиси же 26 мая власть явно не хотела решать проблему «малой кровью» (в прямом и переносном смысле), а наоборот — стремилась преподать жесткий урок сторонникам оппозиции, запугать и таким образом «предостеречь» от участия в подобных акциях в будущем. Не исключено, что и возможные жерт-вы входили в этот сценарий, во всяком случае грузинские власти оказались к их появлению вполне готовы, и, скажем прямо, избранную ими тактику, при всей ее циничности, нельзя не признать весьма продуманной: о том, что участие в акциях оппозиции смертельно опасно, грузины не забудут, а вот в лентах мировых информ-агентств «уточненное» спустя несколько дней число жертв, если и появится, то на самых «задворках».

Санкционированное властями время проведения акции закончилось в 0 часов 26 мая, а уже «в 00.10 часов, вскоре после того, как акция «Народного собрания», приобрела несанкционированный характер, сотрудники полиции освободили прилегающую к парламенту территорию от участников акции» (из официального заявления грузинского МВД).

Не было ни предупреждений, ни требований к митингующим разойтись по домам, операция по вытеснению с площади участников акции длилась всего 5—7 минут. При этом полиция использовала резиновые пули, водометы и слезоточивый газ. Особо отметим резиновые пули, применение которых допускается только в крайних случаях — если толпа атакует силы правопорядка и нет другой возможности ее утихомирить. В данном же случае полиция действовала настолько жестко, что люди просто не успевали оказывать сопротивление.

По словам лидера оппозиции Нино Бурджанадзе, подтверждаемым многими СМИ, полиция заблокировала все выходы с площади, взяв митингующих в кольцо для последующей «экзекуции». Как заявила грузинский политик, она никогда не видела такой жестокости, «так не действовал даже генерал Родионов» (при разгоне акции в Тбилиси 9 апреля 1989 г. советскими войсками), ведь тогда войска наступали на митингующих с одной стороны, оставив свободными три из четырех ведущих к площади улицы.

От себя добавлю, что в 1989 г. давка, приведшая к смерти 18 демонстрантов (всего в тот день погибло 19), возникла из-за того, что люди сами перекрыли подходы к площади автотехникой.

И что же, какова реакция лидеров и политиков «демократических» стран, «неправительственных организаций» и прочей «мировой общественности»? В тот же день глава миссии Евросоюза в Грузии Филипп Димитров заявил, что разгон митинга оппозиции на проспекте Руставели в Тбилиси был правомерен. «Было очень сложное положение. Уличные массовые акции часто сопровождаются массовыми стычками, и если с демонстрантами было согласовано конкретное время, это условие должно было быть выполнено. В любом случае можно сказать, что правительству бросили вызов. К сожалению, в результате разгона акции были жертвы, что очень печально. Хочу выразить соболезнования семьям погибших», — весьма тактично высказался г-н Димитров.

Лишь 28-го последовала реакция США: «Мы знаем об акциях протеста в Грузии и призываем правительство страны расследовать инциденты, произошедшие за последние дни, в результате которых погибли несколько человек», — констатировал на брифинге официальный представитель Госдепартамента Марк Тонер.

То ли дело инцидент, связанный с проведением несанкционированного гей-парада в Москве в минувшее воскресенье, где правоохранительные органы задержали 18 гей-активистов и 16 их противников. Тут официальное заявление Госдепа последовало незамедлительно, несмотря на выходной: «Мы выражаем нашу озабоченность тем, что мирная демонстрация россиян, отстаивающих права геев и лесбиянок, к которой присоединились сторонники из других стран, была силой разогнана их противниками, и что российские силы правопорядка задержали людей из обеих групп», — заявил Марк Тонер, видимо, прервавший по столь чрезвычайному поводу свой уикенд.

Не вышел за рамки дипломатического этикета и британский министр по вопросам Европы Дэвид Лидингтон: «Меня опечалила информация, что на улицах Тбилиси имело место насилие. В то время, когда в любом демократическом государстве существует место для справедливого протеста и демонстраций, не должно иметь место насилие. Надеюсь, что все откажутся от таких действий. Призываю власти Грузии полноценно расследовать развивавшиеся за последние 24 часа события».

К слову, это единичные заявления официальных лиц ведущих западных стран по поводу тбилисских событий, обнаруженные в СМИ. Прочие «светочи демократии» произошедшего по-просту не заметили.

А вот что заявлял тот же Лидингтон после событий в Минске 21 декабря минувшего года: «Я шокирован и напуган избиением, арестами и задержаниями кандидатов в президенты, журналистов, активистов гражданского общества и других лиц».

Итак, в одном случае британский политик «шокирован и напуган избиением», в другом, когда погибли люди, — лишь «опечален» и призывает обе стороны «отказаться от таких действий», хотя, конечно, речь не о тонкостях формулировок.

Нет нужды подробно говорить о кампании травли, развернутой по отношению к Александру Лукашенко после беспорядков в Минске. Западные страны объявили о непризнании Лукашенко легитимным руководителем Белоруссии и открыто говорят о его отстранении от власти. В частности, этот вопрос обсуждал Барак Обама с польским коллегой Коморовским в минувшую пятницу, уже после грузинских событий.

Но ведь если объективно сравнивать события в Минске и Тбилиси, совершенно очевидно, что и мотивация у белорусских властей была куда более весомой, и действия куда адекватнее. Напомним, оппозиция начала несанкционированный митинг в центре Минска сразу после завершения голосования на президентских выборах, протестуя против их результатов (к слову, по ходу голосования никаких особых инцидентов не происходило, а глава миссии наблюдателей ОБСЕ Герт Аренс отметил: «Эти выборы могут быть оценены лучше, чем предыдущие»).

По призыву своих лидеров участники акции двинулись к зданиям парламента, Совета министров и Центризбиркома республики, прорвали милицейский кордон и, достигнув цели, начали бить стекла и взламывать двери, пытаясь прорваться внутрь, невзирая на предупреждение о возможности применения силы. («Правительству бросили вызов» — напомним, так глава миссии Евросоюза охарактеризовал отказ тбилисских демонстрантов вовремя прекратить митинг.)

А как тогда называть штурм правительственного здания? У вашего покорного слуги нет других определений, кроме как «попытка государственного переворота, совершенная группой лиц» (по оценкам самих лидеров белорусской оппозиции в митинге, вылившемся в беспорядки, участвовало около 5 тыс. человек, или около 0,005% белорусских избирателей). И как долж-на была реагировать на попытку путча законная власть?

Отметим и более «аккуратные», чем в Тбилиси, действия сил правопорядка. Не было ни водометов, ни слезоточивого газа, ни тем более резиновых пуль. Действуя щитами и дубинками, ОМОН вытеснил митингующих с площади. Несколько сот человек было задержано, но ни один не получил серьезной травмы, не говоря уже об отсутствии погибших. Такого «удовольствия» лидерам оппозиции и их забугорным покровителям белорусские силы правопорядка не доставили.

Но, как видим, на реакцию «цивилизованного мира» это никак не по-влияло! Что ж, можно сказать, эталонный пример пресловутых двойных стандартов по отношению к своим и «не своим» «сукиным сынам», по определению Франклина Рузвельта. И эти люди учат нас «общечеловеческим ценностям», верховенству права и т. п.?

Конечно, примеры применения двойных стандартов можно приводить и приводить. Из самых последних — Ближний Восток: прямая военная агрессия против ливийского руководства в ответ на якобы имевшее место применение авиации (никем не подтвержденное) против вооруженных мятежников — и спокойное отношение к подавлению военной силой (с подтверждением о сотнях жертв) антиправительственных выступлений в Сирии и Йемене.

Нужно понять, что в политике двойных стандартов кроется нечто большее, чем просто благорасположение к идеологическим и геополитическим союзникам. Монополизация Западом права определять, кто «демократ», а кто «диктатор», кого международному сообществу достаточно слегка пожурить, а на кого обрушить тяжелый пресс международных санкций вплоть до прямой интервенции, — такой же и столь же мощный геополитический инструмент, как и монопольное право эмиссии «мировой валюты» — доллара!

Без малого три года назад, анализируя причины «пятидневной войны», «2000» писали: «...в администрации Буша решили «на дембель» показать, кто на планете хозяин и как следует осадить тех, кто ставит под сомнение американскую гегемонию. Первым этапом стала эпопея с признанием независимости Косово. В самом деле, какой был смысл для США и их союзников форсировать формальное признание Косово — непризнанные, но де-факто независимые квазигосударства существуют уже десятки лет. Самый очевидный пример — Турецкая Республика Северного Кипра. Вялотекущие переговоры об окончательном урегулировании формально продолжаются, всем очевидно, что настоящего урегулирования в обозримой перспективе не будет.

В том же режиме, под фактическим протекторатом США и НАТО, Косово могло существовать еще десятилетия. Немаловажно, что других сепаратистских регионов, которые пользовались бы симпатией США и где можно было бы задействовать косовский прецедент, не существует. Зачем же Америке понадобилось взрывать один из основополагающих принципов международного права?

Именно для того, чтобы продемонстрировать миру, что никакого международного права не существует, все определяется только волей «Вашингтонского обкома»! Следующим этапом «контрнаступления» должно было стать показательно противоположное «решение» проблемы в абсолютно аналогичной ситуации (к слову, у осетин и абхазов гораздо больше оснований требовать независимости, чем у косовских албанцев).

Силовое, кровавое «восстановление территориальной целостности Грузии» преследовало две цели: во-первых, продемонстрировать «пряники» и преференции, которые несет следование в фарватере политики США, и, во-вторых, нанести сильнейший удар по позициям России, по ее имиджу влиятельной мировой державы».

В таком же «режиме» демонстративного применения двойных стандартов сугубо внутренние проблемы государств используются для контроля над их руководством. Ведь свое «Косово» или своя «Южная Осетия» есть, к счастью, не у каждой страны, а оппозиция существует везде и всегда, т. е. «рычаг управления» всегда под рукой, а гранты «на демократию» не дают этому рычагу заржаветь. Поэтому-то заведомо тщетны усилия нынешней украинской власти разъяснить западным партнерам, что преследование Тимошенко (спасенной от ареста западными послами) носит сугубо уголовный и антикоррупционный характер. Ее спасают потому, что она нужна Западу как потенциальная «дубинка для этих парней» — нынешней украинской власти.

Самый, пожалуй, яркий пример того, как это работает, был показан в Молдове в 2005 г. Ожидалось, что пример «помаранчевой революции» в Украине станет руководством к действию для молдавской оппозиции после парламентских выборов 6 марта 2005 г. и приведет к смене власти, притом что опросы отдавали победу правящей партии коммунистов. Но экстренный визит президента Воронина в Вашингтон, где он дал твердые гарантии прозападного курса своей страны, «отменил» революцию.

Впрочем, правильнее сказать, не отменил, а отложил. Свою «цветную революцию», лишившую его законной победы на следующих выборах и власти, Воронин получил четыре года спустя. И в этом очевидная закономерность — политики, по тем или иным причинам «некомфортные» для Запада, рано или поздно получают свою революцию, причем чаще всего после того как их отношения с западными странами «теплеют». Примеры — Шеварднадзе, Лукашенко, усиленно наводивший мосты с Западом вплоть до декабря прошлого года, тот же Каддафи.

Впрочем, в последнем случае «нашла коса на камень». Пожалуй, именно в Ливии цветные технологии впервые потерпели полный крах, а Запад не просто ничего не приобрел, но очень много потерял. «Народная революция» захлебнулась, мятежников спасло военное вмешательство западных стран.

Но поддержка с воздуха лишь загнала ситуацию в патовое состояние, ее оказалась недостаточно, чтобы расшатать режим Каддафи в военном и политическом плане. Нужна сухопутная операция, которой «цивилизованные страны» откровенно боятся. Как и война «08.08.08», задуманная демонстрация военного и политического всемогущества Запада обернулась противоположным — очевидным показом если не общей слабости, то явных «слабых мест». (Подробнее читайте, пожалуйста, в статье «Конец однополярного мира», «2000», №34 (426), 22—28.08.2008. — Ред).

Честно говоря, не совсем понятны мотивы, по которым российское руководство решило помочь западным странам разрулить ситуацию с Ливией. Ведь совершенно очевидно, что по крайней мере на постсоветском пространстве вся политика Запада сводится к ослаблению влияния России, препятствованию реинтеграционным процессам. В недопущении «чрезмерного» сближения с Россией заключается главное «пожелание» руководителям постсоветских государств, а «цветные технологии» выступают кнутом для ослушников. Так почему бы России хотя бы не мешать провалиться этим технологиям в другом регионе, не преподать урок Западу?

Конечно, все подробности достигнутых на саммите G8 договоренностей мы, скорее всего, не узнаем никогда, может, Москве за помощь обещаны весьма серьезные преференции. Есть известное правило: уже оказанная услуга ничего не стоит. А то, что западные джентльмены истинные хозяева своего слова (могут дать, могут забрать), подтверждается десятками примеров, хотя бы обещанием не расширять НАТО на восток.

Пока же отметим два недружественных к Москве жеста со стороны Вашингтона, уже после встречи «большой восьмерки». И если заявление в поддержку московских пе... извините, представителей сексуальных меньшинств, можно не воспринимать всерьез, то более симптоматичной выглядит встреча Барака Обамы с братом погибшего президента Польши в рамках траурного мероприятия, посвященного памяти Леха Качинського.

Наверное, участия в нем президента США требовал протокол, но, вероятно, при желании «протокольщики» нашли бы способ избежать прямого контакта с явно теряющим адекватность Ярославом Качиньским, дабы не давать тому всемирную трибуну (а встреча с президентом США выступает таковой по определению) для «конспирологических» русофобских версий авиакатастрофы, в которой погиб польский президент. Возможности, которой пан Качиньский не преминул воспользоваться!

Черчиллю приписывают слова: «У Англии нет вечных друзей и вечных врагов, есть только вечные интересы». Можно утверждать, что не только интересы западных стран, но и методы их реализации со времен раннего колониализма не претерпели принципиальных изменений. Меняются лишь «друзья» и совершенствуются, модернизируются методы, которые позволяют тех использовать. В частности, «метод» определения, кто «сукин», а кто «не сукин» сын, вполне можно отнести к новациям недавнего времени.

Александр ФИДЕЛЬ
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх