,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Невыносимо легкое советское счастье
  • 1 июня 2011 |
  • 18:06 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 93298
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
Говорят, ностальгия по прошлому – опасное чувство. Она означает прежде всего неприятие настоящего. Нынешний украинский интерес к советскому, однако, не похож на детское желание войти в одну и ту же реку дважды. Впечатление такое, будто в том времени просто что-то забыли, какие-то свои вещи, родовое имущество, несессер с необходимым набором для похода по жизни.

Можно было бы поговорить о том, что так и не был раскрыт потенциал системы советов с обязательным представительством от всех слоев населения: рабочих, интеллигенции и т.д. Можно вспомнить один из удивительных политических документов – моральный кодекс строителя коммунизма с его знаменитым «человек человеку – друг, товарищ и брат», «кто не работает, тот не ест» и почти заповедью оттуда же про «дружбу и братство всех народов, нетерпимость к национальной и расовой неприязни». Но все это более или менее в сфере политики. А в советской жизни были еще и незаметные (тогда) вещи, которые сейчас на самом деле поражают. Одной из таких «изюминок» советского образа жизни можно считать искусство легкого счастья. Почти каждый советский гражданин регулярно проходил тренинги и мастер-классы этого искусства.

Любое общество мотивирует граждан к некоему движению. От надоевшего нынешнего к счастливому будущему. Сейчас этой работой занимаются глянцевые журналы и индустрия гламура. И нынешнее украинское счастье – чудовищно трудоемкое и подозрительно материально. Для него необходимы стильная и «крутая» машина, загородный дом, одежда из бутиков, хорошие связи, большие перспективы. Правда, не пишут лукавые гламурные журналы, что часто все это есть, а со счастьем – проблемы. Ведь пока добываешь все ингредиенты, что-то внутри может хрустнуть и сломаться. Об этом как-то Есенин писал: «Счастье, как известно, есть ловкость ума и рук, все неловкие души за несчастных всегда известны, это ничего, что много боли и мук приносят изломанные и лживые жесты».

А каким должно быть счастье в государстве, которое не одобряло ни дорогих машин, ни одежды от кутюр, ни загородных домов, ни часов «Ролекс» и «Патек Филипп»? Кстати, вопрос создания такого идеала важнее, чем можно предположить. И весьма поучителен. Многие фантасты и любители социального моделирования пытались построить модели развития гармонического общества. Пытались понять, что бывает после достижения мечты.

Поначалу, в революционные двадцатые-тридцатые, счастьем было строить коммунизм и готовить мировую революцию. Но в более прагматичные годы позднего социализма дело приняло совсем неожиданный поворот. Идеологи поняли, что надеждой нельзя питаться всю жизнь, и предложили добывать счастье «здесь и сейчас». Сыт, одет, обут, живешь как все, чего тебе еще надо? Добывай искру счастья, а мы тебе покажем как. Такой ход на самом деле беспрецедентен. Обычная логика мотивирования строится так: вот построим эту китайскую стену – и станем счастливыми. Вот купишь джип (два джипа, три) – и счастья прибавится. Советская же идеология, того не ведая, пошла стопами мистика Григория Сковороды, который утверждал, например, что игольное ушко, через которое можно попасть в рай, это просто миг между прошлым и будущим. Единственный миг, в котором счастье возможно. А богатый, который все не может туда протиснуться, – это тот, кто богат мнениями, нелепыми представлениями о счастье и не узнает его простое, обыкновенное лицо.

Всякие требования «не сгущать краски», «показывать оптимистическое мироощущение» строителей нового общества, собственно, шло от боязни прекратить эту накачку положительным. Извлечения счастья из сегодня. Следует сказать, однако, что эти пропагандистские, по сути, установки иногда меняли психологию людей не в худшую сторону.

Собственно к публикации меня подтолкнуло хобби – частое чтение советских провинциальных литературных альманахов и газет. Тех, где на обложках были нарисованы только счастливые лица. Всякий, кто помнит или почитывает подобную литературу, знает, что такой эскалации позитивного, такого количества разнообразных форм счастья вы больше нигде не найдете. Дошло до того, что я составил небольшую коллекцию описаний советского счастья. Первое, которое попалось мне на глаза, запомнилось своей неприхотливостью. Оказывается, счастье – это когда всем доступны велосипеды. Вы немного разочарованы? Не торопитесь... Советское счастье – легкое, но не простое. Настоящее счастье – это посадить молодую девушку на раму и катать ее на этом доступном велосипеде, а теплый ветер будет ласкать девичьими волосами ваше лицо, и вы будете смотреть на ее красивую шею, золотистый пух на щеке, вдыхать ее запах вместе с благоуханием ветра... Об этом счастье написал провинциальный советский публицист Михаил Лазаренко в 1957 году.

Еще одно распространенное советское счастье – просто идти на работу и здороваться со знакомыми:

«Узенькая стежка в тени цветущих деревьев, где свет и тень плели удивительные ковры, сняла туфли, теплая и холодная земля под босыми ступнями. Тропинка выбегала на прямую магистраль – Заводскую. Дворник в белом, из жесткого брезента фартуке сметал пыль асфальта. Поздоровался.

- В цех.
- Ага.
- В час добрый.
- Спасибо, вуйку Тодор.

Прошла под грохочущим мостом, вышла к Пруту. Отсюда видела длинную, ровную Севастопольскую улицу. По мосту мчали грузовые трехтонки, шелестели скатами тяжелые самосвалы, расходились автобусы далеких рейсов: ярко-вишневые на Львов, Станислав, Тернополь, синие – на Кишинев, Одессу, на миг оступилась, мимо проскочили две «Победы».

Дорога близкая, знакомая с детства, сколько раз так шла, торопилась. Скорее туда, на фабрику. Ее ждут там!»

Советское счастье – ежеминутно наблюдать разнообразное течение жизни, идти туда, где тебя будут ждать. Не знаю, все ли шли на работу в столь чудесном настроении, но что-то в этом есть, не так ли? Не так просто воссоздать сейчас это легкое счастье. На работе, куда вы идете с хорошим настроением, вас ждет счастье вытачивать детали, строить плотины, воспитывать детей и т.д., счастье творческого труда. Еще я нашел о счастье – прийти домой и увидеть жену, которая развешивает стираные рубахи, а на плите ждет теплый борщ. Счастье отправиться с друзьями на рыбалку после работы и т.п.. В лесах, на реке, в горах, по мнению советского человека, были настоящие залежи этой загадочной субстанции. Вообще, наставляли советских людей: счастье, как воздух, его невероятно много вокруг, следует это лишь осознать.

Хорошо ли это было? Не лучше ли подгорчить, чем сделать слишком сладким? Решить сейчас трудно. Во всяком случае, уже то, что не писали о счастье очередей и дефицитов, свидетельствует об избирательности этого творчества. Бывало, это выглядело неискренне, пошло. Бывало, такая односторонность смешила и отвращала. Тем не менее, такое внимание к радости труда, радости человеческих отношений, природы со стороны официальной идеологии не имеет прецедентов. И нынешняя заинтересованность политикой, интимной жизнью звезд, выглядят куда ненормальнее и невротичнее.

Но вот таким был образ советского счастья – обычным, не предусматривающим неистовых трудозатрат. Замечу, он очень похож на высокую монастырскую радость. А какое счастье еще возможно, когда нет смысла думать о материальном? Удивительная ситуация для государства, где материалистическое мировоззрение было требованием, почти догматом веры. Атеистическое общество настаивало, что счастье не в материальном. Нынешнее, уже почти пропахшее ладаном и свечами, ни на секунду в этом не уверенно.

В связи с выше сказанным интересно вспомнить о непонятной ныне популярности поэтов в советские времена. Собственно, это от того же желания счастья в отсутствие «Ролекса» и бутиков. Поэты, как никто, умеют извлекать счастье из ничего, момента. Умеют заметить эту случайную вспышку. И конечно выходило это у них убедительней и честнее, чем у штатных пропагандистов. Один только Окуджава рассказал о сотнях простых счастий. Счастье сесть на ходу в последний троллейбус и вдруг испытать острую нежность к попутчикам, счастье говорить с портным, который хочет, чтоб тебе хорошо жилось в перешитом пиджаке (не от Кардена), счастье умереть «за счастье», а друзья, или комиссары «в пыльных шлемах» склонятся молча. Сейчас вопрос решается без поэтов, в основном. С помощью денег, машин, домов и лицемеров, которые крутятся вокруг толстого кошелька. Такая альтернатива, честно говоря, кажется еще более сомнительной.

Ученые выдвигают самые разные гипотезы о причинах скоропостижной кончины советского общества. Слишком толковая работа западных пропагандистов, отупение советской элиты, невероятная наивность масс и т.д. Но, следует сказать, что общества, так ориентированные на счастье, как ни странно, довольно быстро заканчивают свое существование. В истории подобные примеры уже бывали.

Например, в богатейшей развитой Индии второго-третьего веков случился неожиданный кризис. Талантливые, энергичные люди переставали заниматься производительной деятельностью, их перестало интересовать государство, они начинали искать счастье, общаться с Абсолютом. Гламурные слоны и откормленные рахат-лукумом девушки уже не радовали. Княжества беднели, их завоевывали, но людям было все равно, они знали точно – счастье в чем-то другом.

Не исключено, что если б мы проскочили кризис восьмидесятых, наладили экономику, то СССР чуть позже ждал бы кризис, подобный староиндийскому. И он же, скорее всего, ждет в ближайшем будущем очень социализированную северную и отчасти западную Европу, где нынче в моде духовность, а не понты, которые покупаются и продаются. Многие могут не согласиться, но журналисты на то и журналисты, чтобы высказывать странные мысли.

Но что хотелось бы подчеркнуть. Кажется, умение добывать счастье без помощи денег для нынешнего общества пусть и бывших советских людей выглядит почти ноу-хау. Неожиданностью. Забытым вкусом. Если у вас финансовые проблемы, и вы ощущаете депрессию, разочарованность, советую вам пройти курсы искусства советского дармового счастья или припомнить юность. И заодно подумать, что мы забыли в том времени.

31.05.11

Сергей Воронцов
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх