,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


КАННАлизация наших мечт
  • 30 мая 2011 |
  • 20:05 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 90735
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Большая радость нынче охватила почитателей украинского кино: короткометражка «Кросс» начинающего киевского режиссера Марины Вроды получила «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском МКФ. И пусть тот конкурс был далеко не главным, зато честь высока. Поздравим же от души триумфантку. И поразмыслим о судьбах национального кино. Ибо вообще-то, судя по каталогу Канн-2011, фильм Вроды был... французским.

Первая весенняя клубничка и песок на зубах, если ее не помыть. Международный авторитет МВФ и сексуальные домогательства его экс-шефа (если они доказуемы). Яркая фольклорная фантазия украинского народа и патологическая завиральность наших профессиональных «патриотов». В конце концов — котлеты и мухи. Во всех подобных альтернативах крайне желательно одно четко отличать от другого. Иначе, не ровен час, горьких разочарований не избежать. Об этом, думаю, и следует трезво помнить сегодня, когда одиночный успех отечественного киноавтора не только ничуть не отменяет общего катастрофического состояния киноотрасли в Украине, но лишь подчеркивает его.

Что и говорить, на первых порах весть окрыляет: «Україна таки має талант! Слава нашій Вроді!» А кто бы сомневался? Однако уже «на вторых порах» можно зайти на сайт Канн (http://www.festival-cannes.fr/ru/ archives/ficheFilm/id/11171275/year/2011.html) и с удивлением убедиться, что вообще-то продюсером фильма-лауреата является парижская фирма LES 3 LIGNES. То есть все права на «наш» фильм-лауреат принадлежат только Франции. Хотя в графе «страна-производитель» на втором месте фигурирует Украина. Знакомая (хотя бы по феномену братьев Кличко) ситуация, когда мы одномоментно имеем контраверсийные «два в одном»: да, земля сия сама по себе богата и обильна талантами, но вот наличное общество растить их и предъявлять миру без посторонней помощи почему-то не умеет...

Во многих кинематографически развитых странах призеры таких авторитетных МКФ, как Каннский, автоматически получают «зеленую улицу» во внутреннем прокате. Их показывают в стране как можно быстрее и шире. Оно и понятно: чтобы в полной мере воспользоваться для рекламы еще не остывшей мировой новостью, но главное — чтобы очередное высшее достижение мирового киноискусства поскорее ввести в оборот в национальном кинопроцессе. Увы, совсем не так на Украине.

Скажем, прошлогодний главный лауреат Канн — «Дядюшка Бунми, который помнил прошлые жизни» тайского режиссера Апитчатпона Вирасетакуна — вышел в мировой прокат сразу же после фестиваля (21 мая 2010 г.), в прокате России появился через пять месяцев (28 октября), а в украинском вообще не засветился. Уверен, та же судьба ожидает и одного из победителей последнего Берлинского МКФ — эсхатологическую притчу «Туринский конь» венгра Бела Тарра. И так происходит со всеми зарубежными авторскими фильмами-открытиями, если они лишены минимального «кассового» потенциала. На Украине нет ни специализированного проката для авторских фильмов, ни постоянного «пула» кинокритиков, которые бы регулярно интерпретировали «трудные фильмы», ни собственного интеллектуального кино. Мудрено ли, что не впитывая постоянно международный опыт, наше кино вообще отстает от мирового в профессиональном и «умственном» развитии. Получается, кинопрогресс идет мимо нас, и спорадические успехи наших одиночек ничего не меняют в этой системе.

Отечественная кинодеградация зашла настолько далеко, что и свои одиночные прорывы мы сами (!) внутри собственной страны оценить по достоинству можем с превеликими трудностями. Скажем, в прошлом году снова под рекламную шумиху «патриотических» СМИ Украину на Каннском МКФ представлял фильм «Счастье мое» российского режиссера Сергея Лозницы. И читатели «2000» первыми узнали об этой картине только потому, что спецкор газеты увидел ее на российском «Кинотавре». А сам фильм в нашем прокате был запланирован на октябрь, да так и не вышел. Потом — на начало этого года и, по моим наблюдениям, снова оказался недоступным для широкой публики. Правда, как по мне, невелика потеря.

Эти обстоятельства рождают тревожные предчувствия и в связи с вестью о победе в Каннах фильма Марины Вроды. Но теперь на пути «Кросса» к украинскому экрану встанут и дополнительные, отмеченные выше, лицензионные обстоятельства, и украинская публика, наверное, сможет оценить победу «наших» в Каннах весьма не скоро. Хорошо бы в таком случае «подсуетиться» украинскому ТВ, например, молодому и амбициозному Первому Национальному каналу: купить права на 15-минутку у французов, достойно подать телепремьеру и устроить в эфире общеукраинское обсуждение нашей радости по ее художественному существу. Причем нужно сделать это немедленно! И особо: пока шоу Шустера не опошлило событие.

А пока, как видим, два года подряд Каннский МКФ не смог обойтись без украинского фильма в конкурсе. Правда, обе «наших» картины оказались как на подбор странными: «Счастье мое» было «украинским» только деньгами (40% бюджета внес местный продюсер Олег Кохан), а «Кросс», наоборот, будучи творчески всецело «нашим», юридически принадлежит другой стране. То есть имеем два выхода в блистательные Канны фильмами-антиподами, и оба сомнительны в плане их «украинскости». Спросите: ну и что из того? Минимум два вывода.

Смысл «ненашего нашего»

Первый: совершенно очевидно, что критерии определения «национального фильма» на Украине не сложились, а потому этот вопрос был и остается предметом досужих и дилетантских измышлений квазипатриотических СМИ, и за этим определением пока ровно ничего не стоит. То есть принадлежность номинально «национального» фильма национальной же культуре как была, так и остается величиной иррациональной, неопределимой и ничего не говорящей ни уму ни сердцу здравомыслящего гражданина страны. Хотя, конечно, прочие соотечественники и могут иногда черпать из этакой нескладухи поводы для субъективного «патріотичного пишання національним кіно».

Вывод второй: очень похоже, что продюсерская концепция пассионарного г-на Кохана вполне овладела хронически дилетантским и апатичным сознанием нашего Минкульта, и последний в условиях крайнего дефицита средств на собственно украинское фильмопроизводство решил финансировать... кино зарубежное. Г-н Кохан, видимо, пришел и сказал: дайте на кино только немножко денег, зато оно гарантированно принесет родине много славы на разных престижных МКФ. Идея чем-то напоминает нью-васюковский проект О. Бендера: местный госбюджет отчасти финансирует проекты известных зарубежных киноавторов-корифеев (Иоселиани, Миндадзе, Лозница, Хржановский и др.), а остальную часть бюджета те «добирают» на стороне. Потом ожидается, что корифеи по возможности завоюют для Украины места в конкурсах и награды на знаменитых МКФ. А потом происходит главное...

То есть вся страна начинает шумно и массово «гордиться» по сути чужими киноуспехами, которые в разной мере оплачены как отечественными бюджетными, так и зарубежными частными финансами. А функционеры Минкульта и иже с ними «Кінофундація» Халпахчи — Ющенко — при деле и в смокингах. Ибо так появляется формальный повод покрасоваться по всяким там «каннам» и «берлинам». Даром что, по совести говоря, надо бы сначала сосредоточиться на методичном выстраивании кинопроцесса: создать современный киноархив, внедрить специальное кинообразование, обеспечить собственное фильмопроизводство и др. Но все эти скучные материи в таком «бендеровском» раскладе дел не фигурируют вовсе. И все бы здесь хорошо, только по этой модели априори ясно, что подлинно национальное кино в нашей стране в обозримой перспективе так и не появится.

Заочные достоинства

Повторюсь: конечно же, нынешний успех Марины Вроды приятен и сам по себе. Как одиночный факт нашей истории кино. Предполагаю даже, что он вполне заслужен. Пару лет назад мне довелось увидеть на МКФ «Молодость» и в позитивном ключе комментировать студенческую работу Марины «Дождь». Это был игровой микросюжет «под документ»: старик разыскивает запропастившуюся где-то на огородах старуху. Собирается дождь, нарастает и тревога деда, который бродит по округе, не перестает отчаянно звать подругу жизни: «Бабо! Бабо!..» и явно уже подумывает о самом худшем. Пока не находит свою потерю и не склоняет смиренно голову перед ее вечными попреками... Будто метафора всей их жизни. Цепь мелких наблюдений за реальностью, восходящая к экзистенциальному обобщению. Мини-эссе об архетипах и радостях бытия. И о любви до гробовой доски.

Судя по скудной информации из Канн-2011, нечто похожее по стилю ожидает нас и в «Кроссе»: кто-то учится бегать и бегает, пока не обнаруживается возможность бега на месте. Так, во всяком случае в пересказах, выглядит сюжет. Интересно, нет ли в том французском фильме украинки намека на судьбу родимого Отечества?.. Поживем — увидим.

Однако даже если окажется, что Марина Врода на самом деле сняла шедевр, вполне заслуживший высшую награду на ведущем МКФ мира, то и тогда, думаю, взрослым людям, давно наблюдающим за украинским кино, не стоит утрачивать самообладания в пользу самолюбования. Киноискусство вообще существует не для фестивалей. А для того, чтобы люди лучше поняли себя и условия своего существования. А потому ясно, что два-три фестивальных успеха отдельных авторов за пятилетку еще не творят «национальную кинематографию». Нужна системная работа в опоре на собственнные возможности и с регулярным позитивным результатом на самом высоком уровне оценок. Как это нынче и обстоит в авторском кино России, где недавно появилось немало имен молодых режиссеров: Сигарев, Германика, Мамулия, Садилова, Попогребский, Федорченко, Серебрянников, Бакурадзе и другие — навскидку далеко не полный перечень новых имен режиссеров мирового уровня в русском кино последних лет. Только на «Кинотавре» нынешнего года среди двух десятков конкурсных премьер — семь картин генерации дебютантов.

А тут уместно припомнить, что свежий триумф Марины Вроды в Каннах уже имел прецедент: точно такую же награду получил в 2005 г. фильм «Путники» начинающего Игоря Стрембицкого. То было настоящее украинское кино по всем статьям — и в творческом отношении, и в содержательном, и в производственном. Конечно, когда картину показали в Киеве, легендарная аура знаменитого фестиваля несколько поугасла: фильм оказался весьма скромным. Но дело не в том. Успех «Путников» (авторов которых Минкульт скандально отказался профинансировать даже на билеты до Канн) поучителен еще и своими последствиями для нашего кино в целом, именно: последствий нет совершенно. Никто не пошел по стилевому пути, указанному «Путниками», а сам тогдашний герой Канн, Игорь Стрембицкий, не сделав ничего нового, так и исчез из поля зрения знатоков кино...

Мудрая мать целует дитя, когда оно спит

Помнится, на гребне того успеха и как бы вопреки той квазипатриотической эйфории автор этих строк писал тогда о социальном сиротстве наших кинодебютантов, что делает их успехи для отечественного кино хронически случайными. А потому отдельные достижения и открытия всегда возможны, но отсутствие кинематографии как отрасли национальной культуры и индустрии не позволяет единичным взлетам войти в систему. «Давайте подождем второго фильма каннского триумфатора, а потом уж и заговорим о рождении выдающегося киноавтора в наших краях», — предлагалось в моей рецензии на «Путников». С тех пор и ждем. Уже ровно 6 лет...

Вот и приз на Каннском МКФ (повторюсь, французского(!) фильма Марины Вроды), будучи большим личным успехом автора, почти ничего не говорит о нынешнем состоянии украинского кино в целом. Скорее заново выдвигает старые проблемы. Опять официальные источники кинофинансирования не способны отделить зерна от плевел, а потому в основе и этого успеха — снова зарубежная, а не минкультовская поддержка дебютанта. И снова разного рода функционеры от кино будут фигурировать «на фоне» самостоятельного достижения молодого автора. А СМИ будут портить его лестью и записывать в живые классики вместо того, чтобы честно проанализировать смысл сделанного и трезво призывать погодить с этим до следующей работы «именинника».

Как бы то ни было, Марину Вроду уже сейчас, до просмотра ее «Кросса» на родине, можно не только поздравлять, но и благодарить. За то, что всколыхнула ряску, подернувшую наш киномирок, и дала повод для повторения сакраментальных вопросов, с незапамятных лет — от истоков независимости до сего дня — адресуемых «рулевым» нашей кинематографии. В чем миссия кино в современном обществе? Неужто киноискусство в нашей стране должно строиться в расчете на «идейное воспитание» граждан или для международного прославления отчизны на МКФ вроде Каннского?

И почему наше кино нужно выстраивать в сотрудничестве с Францией и Польшей, как планирует нынешний Минкульт, а не в кооперации с Россией, как подсказывает здравый смысл и как, собственно говоря, исподволь было с советских времен? И сколько надо ложек каннского «меда», чтобы исправить неприглядного вида и запаха содержимое нашей наличной кинематографической «бочки»? То бишь сколько каннских или венецианских призов надо, чтобы украинская кинематография начала считаться существующей на карте мира вне зависимости от того, смотрят ее картины собственные граждане или нет?

...Таковы лишь некоторые ориентиры в нашем 20-летнем забеге по части национального кино, которые актуализирует успех «Кросса» в Каннах. А личный «кросс» Марины Вроды в мировом и отечественном кино, даст Бог, еще впереди...

Александр РУТКОВСКИЙ
My Webpage
Отредактировал irenasem (30 мая 2011)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх