,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Почему украинцы не переселились в тундру
  • 30 мая 2011 |
  • 11:05 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 65882
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
Почему украинцы не переселились в тундруВсе это было бы смешно... «Ликбез» от Галушко как «научно-популярное» невежество

...Надо, разум свой исправно
в руки взяв,
Не выносить на свет
плоды своих забав
...Желанье всем
читать творенья эти
Способно выставить
творца в печальном свете.

Жан-Батист Мольер



«Не самое ли позорное невежество воображать, будто знаешь то, чего на самом деле не знаешь?» — риторически спрашивал когда-то древнегреческий философ Платон. Нигерийский писатель Чинуа Ачебе высказался резче: «Кто не знает, чего он не знает, — тот просто дурак». С процитированным трудно не согласиться. Тем не менее с древнейших времен и до сих пор находятся люди, искренне считающие себя специалистами в том, в чем мало что смыслят в действительности. И ладно бы самозваные «знатоки» гордились собой молча. Так ведь нет! Они жаждут славы, а потому охотно выставляют свои «познания» напоказ...

Передо мною книга «Украинский национализм: ликбез для русских», вышедшая недавно в киевском издательстве «Темпора». Написал ее Кирилл Галушко, именующий себя профессиональным историком. Написал на русском с целью объяснить русскоязычным соотечественникам, что украинский национализм — это хорошо, это правильно. А заодно объявить, что сами они (русскоязычные в Украине) — «явление все равно временное».

Книга получила немалую известность. Она была представлена на двух международных книжных ярмарках в Киеве, отмечена положительными отзывами СМИ определенной политической ориентации.

Появилась, к примеру, прямо-таки восторженная рецензия Сергея Махуна под характерным заголовком: «Ликбез для русских, или Как полюбить Украину» («Зеркало недели. Украина», №7, 25.02.2011). Слова «как полюбить Украину», видимо, призваны с первых же строк расставить все точки над «i»: русские ее, надо понимать, заведомо не любят, необходимо поправить ситуацию — и тут вся надежда на подобный «ликбез».

Рецензент не жалеет хвалебных слов для этой «солидной и по наполнению, и по форме книги»: «...со своей задачей, по моему мнению, автор справился блестяще. А ведь она была совсем непростой. Исторические, культурные стереотипы в отношении Украины, украинцев и их националистической идеологии заняли прочное место в сознании как наших русскоязычных соотечественников, так и россиян. ...это «видение» есть продукт не только имперских, советских и современных историков... но и таких доморощенных радетелей «общерусского мира», как министр Д. Табачник или — скажем прямо — практикующий украинофоб О. Бузина...»

Далее отмечается, что «профессиональный историк сумел найти тот единственно правильный путь при решении поставленной задачи, который заключается в... трезвой, всесторонней обработке базы источников...» А завершается панегирик пожеланием: «Хотелось бы, чтобы книга Кирилла Галушко... стала бестселлером. Она того стоит».Не скромничал и сам Галушко. Свое произведение он охарактеризовал как «ликбез для непосвященных», «научно-популярную книгу». И пояснил: «Жанр научно-популярной литературы тем и сложен, что требует от автора по возможности очень ясного изложения — для этого надо не только самому очень хорошо разбираться в том, что излагаешь, но и уметь найти общий язык с теми, кто пока не знает столько, сколько знаешь ты».

Сложности жанра обрисованы верно. Но справился ли с ними сочинитель «Ликбеза»? На мой взгляд — нет.

Первое, на что обращаешь внимание при чтении книги, — явное несоответствие содержания подзаголовку. Курс ликбеза (т. е. ликвидации безграмотности) предполагает сжатое изложение азбучных истин. Вместо этого текст (более шести сотен страниц мелким шрифтом) представляет собой пространные рассуждения на разные темы. Ну какое отношение к ликвидации безграмотности имеет, скажем, участие г-на Галушко в «оранжевой революции» (о чем он не без гордости сообщает) и его воспоминания о сем?

Совсем не в пользу произведения говорит ярко выраженная небеспристрастность автора. Некоторые строки буквально излучают ненависть к советским людям, подавляющее большинство которых, дескать, «регулярно шло на заклание с тупым недоумением скотины, сдаваемой любящим хозяином на мясо». Подчеркну: чувство это проявляется не к политическому режиму (такое еще можно было бы понять), а к людям, к народу, к которому не так давно принадлежали и предполагаемые читатели «Ликбеза», по крайней мере очень многие из них. Какой уж тут поиск общего языка?

Неудачен и стиль повествования — не популярный, а вульгарный, местами даже примитивный. Нередко автор (желая, видимо, блеснуть остроумием) ерничает, притом неумело и неуместно, отчего книга становится нудной.

Впрочем, на вкус и цвет товарищей нет. То, что один воспринимает как скучное и бездарное, другой, возможно, сочтет гениальным. Споры на этот счет бесплодны. Поэтому, наверное, целесообразнее сосредоточиться не на обсуждении степени литературной одаренности сочинителя, а на том, что не может вызывать споров по причине очевидности, — вопиющем невежестве автора «Ликбеза».

Ошибок в книге масса. С первой сталкиваешься уже в эпиграфе, где приведены слова об украинцах лидера российских либералов «Петра Милюкова из речи в Государственной Думе 19 ноября 1914 года»

Во-первых, Милюкова звали Павел Николаевич. А во-вторых, речь ту он произнес 19 февраля указанного года. Несмотря на кажущуюся незначительность «ляпа» (подумаешь, месяц перепутал!), позволю себе утверждать: специалист так не ошибется. С началом Первой мировой войны занятия Государственной Думы были прерваны. Возобновились они лишь через год (если не считать трехдневных заседаний в январе 1915 г., созванных исключительно для принятия государственного бюджета). Следовательно, никаких речей в ноябре 1914-го в российском парламенте произноситься не могло. Историки (настоящие) это знают. «Профессиональный историк» Галушко — нет. (Стоит также напомнить, что в упомянутой речи Милюков выступил против официального запрета празднования столетия со дня рождения Тараса Шевченко, а это непосредственно указывает на соответствующую дату.)

С датами «популяризатор» вообще не дружит. Неточности встречаются в книге регулярно. Так, украинская фракция в Государственной думе функционировала в 1906—1907 гг., а по Галушко — в 1905-м. Период «столыпинской реакции» (которая была призвана положить конец террору, сопровождавшему первую русскую революцию 1905—1907 гг.) датируют 1907—1911-м, иногда — 1907—1910-м, но никак не одним 1910 годом, как в «Ликбезе».

Карпатскую Украину Венгрия оккупировала в 1939 г. — не в 1938-м! Павел Чубинский и Кость Михальчук не могли в 1871 г. работать в Юго-Западном отделе Русского географического общества: поскольку он открылся двумя годами позднее — в 1873-м. Режим Павла Скоропадского просуществовал с конца апреля до середины декабря 1918 г., т. е. почти 33 недели, а не 26 (вероятно, часто встречающуюся в литературе фразу о полугодовом правлении гетмана автор воспринял буквально и аккуратно поделил количество недель в году пополам).

Советские войска вступили в Западную Украину в 1944 г., а не в 1943-м. Владимир Щербицкий руководил республиканской компартией до 1989 г., а не 1985-го. Крымская автономия была воссоздана в 1991 г., а не в 1992-м. И т. д.

Две-три погрешности такого плана можно было бы списать на опечатки, досадный редакторский недосмотр. Но счет-то идет на десятки.

И не только в датах путается г-н Галушко. Например, он берется «разоблачать» теорию о древнерусской народности и Киевской Руси как колыбели нынешних русских, украинцев и белорусов. Аргумент приводит следующий: «Полоцкая земля побывала в составе «колыбели» всего лишь 20 лет, в 980—1001 гг. И все! И когда же мы успели произвести на свет «древнерусскую народность»? Все: белорусы уже не участвуют».

Между тем Полоцкая земля оставалась в составе Руси значительно дольше — до середины ХII в. «Профессиональный историк» мог бы узнать об этом хотя бы из учебника «Історія України» для 7 класса. Кроме того, из того же источника (где есть и соответствующая карта) можно выяснить, что территория Полоцкого княжества не охватывала всю теперешнюю Беларусь: западные ее земли принадлежали тогда Волынскому княжеству; южные — Турово-Пинскому; юго-восток контролировался черниговскими князьями, восток — смоленскими.

Другой пример. «Русь, — уверен автор «Ликбеза», — находилась в очень конкретном месте — в Киеве, а если уж не в Киеве — то в Среднем Поднепровье, а если не в нем, то в «Южной Руси». И нигде больше!» Он ссылается на Галицко-Волынскую летопись, которую вряд ли читал, иначе бы знал, что она относит к Руси и Смоленскую, и Суздальскую земли. Зато из того ее фрагмента, где описываются события 1231 г., можно сделать вывод, что Галицкая земля Русью не являлась.

Никакого противоречия тут нет. Термин «Русь», первоначально обозначавший исключительно Среднее Приднепровье, с ХII в. постепенно распространяется на все восточнославянские земли. Летописцы же — в зависимости от контекста — иногда употребляли это наименование в старом смысле, иногда — в новом. Так и получалось, что в одних и тех же летописных текстах Галич, Овруч, Полоцк, Чернигов, Смоленск, Суздаль, Новгород, Москва то причисляются к Руси, то противопоставляются ей.

С Галицко-Волынской летописью связан еще один «прокол» г-на Галушко. Он уверяет, что князь Даниил Галицкий там «нигде «великим князем» не называется... В летописи пишется, что Даниил — «король», а это, по мнению летописца, несколько покруче».

Теперь откроем летопись: «О злее зла честь татарьская! Данилови Романовичю, князю бывшу велику, обладавшу Рускою землею, Кыевом и Володимером и Галичем, со братом си, инеми странами, нынь седить на колену и холопом называеться!» Примечательно, что этот фрагмент текста в переводе на украинский язык напечатан во все том же учебнике для 7 класса. Но данный источник знаний ликвидатор безграмотности, судя по всему, пока не освоил.

И так — во всем! Какую бы тему ни затронул автор «Ликбеза», он демонстрирует незнание элементарного, допускает грубые, часто скандальные промахи. Перечислить их все в газетной статье нечего и пытаться — площадь не позволит. Ограничусь несколькими наиболее характерными.

Вот творец «научно-популярной книги» отрицает факт крупных миграций обитателей Юго-Западной Руси в Русь Северо-Восточную (это нужно ему, чтобы доказать, будто современные русские — потомки не славян, а угро-финнов): «Поминаемые часто версии о массовом бегстве населения из Среднего Поднепровья на север от половцев или от татар — необоснованны. Что мешало уйти от набегов крымских татар украинцам в ХVI в.? Ведь эти набеги случались не реже, чем половецкие. Или жителям Северо-Восточной Руси от татарского трехсотлетнего ига — дальше на север, в Сибирь, в тундру?»

То есть, согласно Галушко, массовой миграции в ХII—XIII вв. не могло быть потому, что ее не было в ХVI столетии. Где логика? Любой студент-историк может рассказать о разнице в аграрном устройстве Северо-Восточной Руси ХII—XIII вв., когда она была привлекательна для переселенцев (множество незанятых земель, большинство крестьян лично свободны), и той же территории в ХVI в., когда полным ходом шло установление крепостнических порядков. Уходить от татарского ига в Сибирь не имело смысла — она была под татарами (про Сибирское ханство, разгромленное потом Ермаком, тоже учат в школе). А почему землепашцы не переселялись в тундру — это, думаю, «профессиональному историку» сможет разъяснить даже первоклассник.

...Вот «ликвидатор безграмотности» тужится доказать, что украинцы и русские — вовсе не близкородственные народы: «В ХVII в. в Москве для переговоров с малороссами и литвинами (белорусами) держали толмачей (переводчиков) — странно, правда?» На самом деле ничего странного тут нет. Юго-Западная Русь (Украина и Белоруссия) находилась под польским игом. Речь местных жителей была сильно полонизирована. «Как поляки в свой язык намешали слов латинских, которые тоже и простые люди по привычке употребляют, ...так же и Русь в свой язык намешали слов польских и оные употребляют», — свидетельствовал анонимный автор «Перестороги», антиуниатского полемического произведения, написанного в Украине в начале ХVII в.

...Вот читателя уверяют, что в первые годы Освободительной войны 1648—1654 гг. «идея податься под власть московского царя Хмельницкому пока в голову не приходила». А неоднократно публиковавшиеся письма гетмана царю Алексею Михайловичу от 8 июня 1648 г., 8 февраля и 3 мая 1649 г. говорят об обратном.

...Вот утверждается, что Петр Дорошенко «сам ушел» с поста гетмана. Хотя известно: от булавы он вынужден был отказаться, оставленный соратниками и окруженный русскими войсками (и об этом есть информация в школьных учебниках — правда, уже для 8 класса).

...Вот для подкрепления рассказа о «насильственной русификации» приводится такая цифра: «На конец ХIX века среди жителей Киева выходцы из этнической России составляли 54%». Тогда как материалы Всероссийской переписи населения 1897 г. четко указывают: 71,3% киевлян были уроженцами малорусских губерний.

А еще... Александр Безбородко никогда не был киевским полковником (не следовало бы г-ну Галушко переписывать ошибки у других, более авторитетных авторов). Василий Капнист не ездил в Пруссию искать поддержки против России — это миф, давно опровергнутый. «История русов» — знаменитая подделка под исторический труд, черпать из нее подробности «Батуринской резни» (еще одного мифа), мягко говоря, неразумно.

Иван Котляревский не выступал за реабилитацию «народного языка». Тарас Шевченко в стихотворении «Хоча лежачого й не б'ють» бранил не Екатерину II, а Александру Федоровну (жену Николая I). И т. д. Впрочем, ожидать, что «историк» типа Галушко будет знаком с деталями биографий знаменитых людей, историческими документами, литературными памятниками и др., — по меньшей мере наивно.

Тут стоит отметить: я намеренно избегаю разбора ошибок определенной категории. К примеру, бездоказательны заявления о том, что голод 1933 г. был геноцидом украинцев, УПА воевала с Гитлером, советское государство желало гибели украинской культуры, русский язык в независимой Украине не притеснялся и т. п., не соответствуют действительности, однако эти утверждения обусловлены идеологическими предпочтениями сочинителя «Ликбеза». Вступать же с ним в идейную полемику я не хочу. Потому акцентирую внимание на «ляпах», в основе которых не идеология, а сугубое невежество. Их, как могут убедиться читатели, более чем достаточно.

Любопытно, что при такой «квалификации» автор книги берется критиковать советские и российские учебники истории. Критерий у него прост. Если точка зрения составителей оцениваемых пособий совпадает с собственным мнением «эксперта», то «учебник весьма основательный, вдумчивый и толковый», «вполне здравый... текст», «авторы... вполне научно, без излишней апологетики раскрывают...», «вполне справедливо пишется...» — и т. п. Ну а если текст в чем-то ему противоречит, то это, понятное дело, «вранье», «извращенное представление об истории».

Нужно ли говорить, что «критические замечания» большей частью несерьезны? Для иллюстрации укажу на претензии автора «Ликбеза» к карте Киевской Руси из учебника «История СССР» издания 1989 г. Там г-н Галушко обнаружил «новое обозначение» по сравнению с историческим атласом, изданным в 1986-м, — «Границы земель, зависимых от древнерусского государства». «Профессиональный историк» расценивает это как «очевидное проявление российско-советской геополитики». «Ранее, — многозначительно указывает он, — были просто подчеркнуты названия племен, плативших дань Древнерусскому государству. В чем причина смены формулировок? Что произошло между 1986-м и 1989 г., что понадобилось на карте быстро «закрасить» Прибалтику в «наши цвета»? Ну, все мы догадываемся».

Трудно сказать, о чем догадывается спрятавшийся за псевдонимом «все мы» разоблачитель тайн, но точно такое же обозначение зависимых от Руси земель использовано и в учебнике «История СССР» 1983 года издания, и в «Истории Украинской ССР» (1981 г.), и в соответствующем томе «Детской энциклопедии» (1975 г.). На самом деле под «зависимыми территориями» как раз и понимались места обитания племен, плативших дань русским князьям. Обозначать ли границы этих земель линией или выделить подчеркиванием наименования — историки (в отличие от Галушко) не видели в том принципиальной разницы.

Или еще: в упомянутом учебнике «История СССР» (1989 г.) не сказано о сражении на Синих Водах, где в 1362 г. литовские войска победили трех татарских князьков. В отсутствии упоминания ничего удивительного нет: отечественная история богата событиями, и чтобы вместить ее изложение (за период от глубокой древности до 1861 г.) в одну книгу, необходимо отбирать лишь самое важное. Однако г-н Галушко точно знает: советские историки специально исключили Синеводскую битву, дабы скрыть, что украинцы избавились от монголо-татар за 18 лет до знаменитых событий на Куликовом поле. «Нельзя, ребята, нельзя, пока настоящие русские не пришли — вы не свободны», — в очередной раз ехидничает он.

В действительности же никто не замалчивал того сражения — в советской научной (не учебной) литературе оно освещается. Только вот освобождения от монголо-татарского ига победа на Синих Водах не принесла. В результате ее в Киеве и ряде других городов местных князей Рюриковичей заменили представители литовского рода Гедиминовичей. Как и их предшественники, новые владетели признавали свою зависимость от Золотой Орды, продолжали выплачивать ей дань. Освобождение же от ига произошло в самом конце ХIV в. (хронологически — после Куликовской битвы). И г-н Галушко знал бы все это, если бы (опять же) осилил современный школьный учебник по истории за 7 класс. Но...

Остальные его «упреки» авторам учебных пособий, как правило, такого же свойства. При этом он убежден в действенности своей «критики» и с чувством собственной значимости отмечает: «В современных российских учебниках выводы из мною сказанного уже сделаны».

Надо всем этим можно было бы просто посмеяться. Но тут-то и вспоминаются знаменитые строки Михаила Лермонтова, одна из которых вынесена в заголовок статьи. Дело в том, что г-н Галушко — действительно профессиональный историк. Он (процитирую «Зеркало недели. Украина») — «украинский историк и социолог, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник факультета социологии и психологии Национального университета им. Т. Шевченко». Согласитесь, вузовский преподаватель, чьи знания по профильному предмету во многом не дотягивают до уровня заурядного семиклассника, — явление не столько комичное, сколько удручающее. Увы, есть в нашей стране и такие «профессионалы»

В свое время украинская писательница и педагог Мария Гринченко (жена Бориса Гринченко) в одной из рецензий заметила: «Бывают книги, при чтении которых прежде всего возникает вопрос — кем нужно быть, чтобы написать такое? И действительно, сколько же наглости и зазнайства нужно иметь, чтобы пустить на свет Божий такую, с позволения сказать, «книгу».

Кажется, эти слова вполне можно отнести и к сочинению г-на Галушко.

Александр Каревин



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх