,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ОСВОБОЖДЕНИЕ СТОЛИЦЫ УКРАИНЫ
  • 29 мая 2011 |
  • 17:05 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 66357
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Балаян получил задачу поддержать Новохатько и совместными действиями выбить неприятеля из Григоровки. Это был трудный бой. Немцы обрушили на наступающих шквал огня из орудий и минометов, небо потемнело от пикирующих бомбардировщиков. Цепи атакующих залегли. Увлекая за собой бойцов, капитан Балаян с призывом: «Вперед! За Родину!» бросился на штурм прикрывавшей Григоровку высоты. И тут осколок оборвал его жизнь. Вдохновленные мужеством и отвагой комбата, мотострелки во главе с замполитом майором Д. Г. Чубарем, принявшим командование батальоном, устремились на врага. Вскоре, захватив высоту, батальон соединился в Григоровке с частями бригады Новохатько. Гарегиму Шегиевичу Балаяну звание Героя Советского Союза присвоено посмертно. В его батальоне этого высокого звания был удостоен еще тридцать один воин. Бои за Григоровку оставили неизгладимый след в памяти всех, кто в них участвовал. Стойкость и готовность к подвигу приобретали здесь решающее значение. Героизм отдельных воинов перерастал в массовый героизм. В дни учебы мы настойчиво добивались отработки взаимозаменяемости. Умение в нужный момент заменить выбывшего из строя товарища стало действенным фактором в достижении превосходства наших воинов над врагом. Особую важность взаимозаменяемость приобретала в бою, когда из строя выбывал командир подразделения. Продолжал управлять боем, как правило, замполит, и от его способностей, умения квалифицированно руководить воинами подразделения зависел подчас исход всего сражения. В этом можно убедиться и на таких примерах. В 53-й гвардейской танковой бригаде заместителем командира истребительно-противотанковой батареи по - политчасти был капитан В. М. Молчанов. При форсировании Днепра тяжело ранило командира батареи, и Молчанов принял командование на себя. Позже, когда батарея на окраине Григоровки поддерживала огнем мотострелковый батальон, во время одной из ожесточенных атак врага выбыли из строя комбат и его заместитель. Капитал Молчанов принял под свою команду и мотострелков. В разгар боя Молчанова ранило в руку, а затем контузило. Придя в себя, капитан продолжал руководить бойцами и удерживал захваченный участок до подхода подкрепления. Политрук оказался хорошим строевым офицером. Берлин он штурмовал уже в должности командира танкового батальона. А за бои на Букринском плацдарме Василий Михайлович Молчанов был удостоен Золотой Звезды Героя. За форсирование Днепра и расширение Букринского плацдарма многие гвардейцы 53-й танковой бригады Героя Советского Союза полковника В. С. Архипова удостоились этого высокого звания. Мне хотелось бы описать подвиг одного из них. Танковый взвод лейтенанта А. Р. Коняхина атаковал противника в селе Иванково, что на западном берегу Днепра. Машина командира взвода шла впереди и первой попала под удар противотанковой пушки. Полыхнул сноп желто-красного пламени, и по броне танка запрыгали огненные языки. Коняхин выбрался из горящего танка и под огнем гитлеровцев добрался до другой машины взвода. Атаки танкистов продолжались. В уличных боях фашисты снова повредили танк, в котором находился командир взвода, и окружили его плотным кольцом, требуя от экипажа сдачи в плен. Ответом был интенсивный огонь из танкового оружия. В результате короткого боя экипаж Коняхина уничтожил два немецких орудия, одну самоходку и до сотни гитлеровцев. Наступали сумерки. У танкистов на исходе боеприпасы и ни глотка воды. Тяжело ранен механик-водитель Иван Переплетов. А гитлеровцы подбираются все ближе и ближе. Коняхин подает команду: «Немедленно покинуть танк!» — и, не замеченный врагом, экипаж выскальзывает из машины, захватив с собой пулемет. В полной уверенности, что советские воины погибли, фашисты располагаются на отдых неподалеку от танка. И тут перед оцепеневшими от ужаса гитлеровцами неожиданно возникает Коняхин и открывает огонь. В это время на помощь подоспели бойцы других подразделений. Золотая Звезда Героя украсила грудь Александра Романовича Коняхина, члены его мужественного и стойкого экипажа награждены орденами и медалями. В бою за населенный пункт Ходорово был тяжело ранен командир 54-й танковой бригады Герой Советского Союза полковник И. И. Сергеев. Атаку возглавил его заместитель по политчасти полковник А. Л. Каплунов. В яростной схватке он был убит. Позднее Указом Президиума Верховного Совета СССР за храбрость и проявленную инициативу Аркадию Львовичу Каплунову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. О том, что бригада лишилась руководства, донесли в штаб корпуса. Комкор генерал К. Ф. Сулейков находился на другом участке боя, и начштаба А. Б. Лозовекни, не дожидаясь его решения, немедленно выехал на передний крап. Под его руководством бригада отразила контратаки с большими для противника потерями. Доброго слова заслуживает и начальник санитарной службы армии Леонид Николаевич Васильев. Превосходный организатор, он обладал обширными знаниями п большим опытом в области практической хирургии. Когда из Ходорова в госпиталь доставили комбрига И. И. Сергеева, большинство хирургов высказалось за немедленную ампутацию ноги. Выслушав их мнение, Леонид Николаевич твердо произнес: «Будем лечить. Отрезать ногу никогда не поздно». Он оказался прав. Ивана Ивановича Сергеева вылечили. Впоследствии он командовал танковым училищем, ему присвоили звание генерал-майора. Так, благодаря нашему начсанарму, для танковых войск был сохранен боевой опытный командир. Войска Воронежского фронта, с 20 октября переименованного в 1-й Украинский, дважды пытались овладеть Киевом, нанося главный удар с Букринского плацдарма, оба раза без существенных результатов. Гитлеровцы стянули сюда свои основные силы, и бои все больше принимали затяжной характер. Командующий фронтом Н. Ф. Ватутин намеревался в конце октября провести третье наступление, но Ставка отменила это решение. Поступила директива — с целью последующего разгрома киевской группировки противника и овладения столицей Украины незаметно перегруппировать войска с Букринского на Лютежский плацдарм, севернее Киева, и уже отсюда нанести главный удар. Ставка потребовала также произвести перегруппировку в короткий CPQK, а наступление начать 1—2 ноября. Командующий фронтом и представитель Ставки Г. К. Жуков 25 октября вызвали на совещание командующих и членов военных советов 3-й гвардейской танковой, 40-й и 27-й общевойсковых армий и объявили решение, согласно которому наша танковая армия должна была начать перегруппировку в ту же ночь. При этом Г. К. Жуков подчеркнул:
— Обращаю ваше внимание, товарищ Рыбалко, на скрытность выхода из боя и организации переправ танковых войск через Днепр. Марш-маневр по левому берегу произведите с полным сохранением маскировки...
Вернувшись в штаб армии, Рыбалко приказал немедленно собрать командиров корпусов и своих заместителей. Пока все съезжались, командарм и начштаба В. А. Митрофанов успели в деталях разработать мероприятия, обеспечивающие перевод войск в новый район-Совещание было недолгим. Рыбалко объявил:
— Армия, в полном составе переходит в район севернее Киева. Занимаемая оборона передается войскам 27-й армии. Успех предстоящего наступления находится в прямой зависимости от того, удастся ли нам обеспечить скрытность перегруппировки войск и техники.
Он внимательно осмотрел напряженные лица присутствующих и начал разъяснять задачу армии:
— Противника необходимо обмануть, ведь бои на Букринском плацдарме будут продолжаться и после нашего ухода. Вам надо проследить, чтобы на местах, где сейчас находятся танки, были сооружены и установлены их макеты. На прежних местах остаются также обозначенные НП с радиостанциями, которые продолжают работу, не изменяя режима. Переправа через Днепр — только ночью с сохранением светомаскировки. Основная переправа для танков и арттягачей с орудиями — Козин-ский деревянный мост, с интервалом между танками в сто метров. Движение только на первой скорости. Категорически запретить переключать скорость на мосту! — подчеркнул командующий.— Весь автотранспорт и мотострелковые части переправляются по наплавным понтонным мостам и используют имеющиеся в наличии паромы.
Детально объяснив, как обеспечить непрерывность движения и соблюдение очередности при переправе, командующий заключил:
— Не буду скрывать: армии предстоит суровое испытание. Да вы и сами понимаете, какая громадная ответственность возложена на всех нас. Впрочем,— Павел Семенович тепло улыбнулся,— гвардейцы и не привыкли к легким задачам!
Своей перегруппировкой с Букринского на Лютежский плацдарм 3-я гвардейская танковая армия вписала яркую страницу в истории Великой Отечественной войны. Одним из важных факторов успешного выполнения задачи явилось обеспечение скрытности ухода армии с Букринского плацдарма. Командиры соединений и частей оперативно выполнили требования Рыбалко: за несколъко часов на правом берегу были оборудованы ложные огневые позиции, установлены макеты танков, радиостанции продолжали работать на прежних режимах. Жизнь показала, что нам удалось ввести противника в заблуждение. Успеху перегруппировки армии способствовала и хорошо организованная партийно-политическая работа. Перед началом выдвижения войск мы провели совещание армейских и корпусных политработников, после чего они были направлены в части. Разъясняя партийному и комсомольскому активу задачи предстоящего марш-маневра, они подчеркивали значение скрытности и маскировки, сохранения материальной части боевой техники в состоянии боеготовности, уделяя особое внимание организации движения в ночных условиях, поддержанию строжайшей дисциплины в войсках. На марше, на привалах и в районах дневок коммунисты частей и подразделений проводили работу с личным составом в отделениях, экипажах, артиллерийских расчетах. Агитаторы добивались, чтобы каждый солдат сознательно выполнял возложенные на него задачи. Совершив за шесть суток неслыханно сложный двухсоткилометровый марш вдоль линии фронта, преимущественно в ночное время, под проливным дождем или в густом тумане, по раскисшим от осенней распутицы дорогам, войска армии дважды скрытно переправились через Днепр, форсировали Десну и к исходу 1 ноября сосредоточились на Лютежском плацдарме. Вступив в сражение, 3-я гвардейская танковая армия значительно содействовала освобождению Киева.
...Решающие бои начались ранним утром 3 ноябрям Вводу в сражение главной ударной группировки фронта (38-й армии К. С. Москаленко, 60-й — И. Д. Черняховского и 3-й гвардейской танковой — П. С. Рыбалко) предшествовала невиданной силы артиллерийская подготовка. Плотность артиллерии на участке прорыва превышала 600 стволов на километр фронта, чего не удавалось достичь еще ни в одной из предыдущих операций. По замыслу командующего фронтом, 38-я армия, наступавшая непосредственно на Киев, должна была подавить наиболее важные объекты в глубине обороны противника и обеспечить ввод в сражение нашей танковой армии. Массированный артиллерийский удар вызвал растерянность в стане врага. Позиции гитлеровцев укрыла стена дыма и огня. Земля содрогалась и, казалось, вставала на дыбы. Но, едва советские батареи перенесли огонь в глубину обороны противника, началось наступление 60-й, 38-й армий и части сил 5-го гвардейского танкового корпуса. Гитлеровцы, пытаясь организовывать сопротивление, спешно перебрасывали к району прорыва свежие танковые и моторизованные войска. С утра 4 ноября бои приняли исключительно напряженный характер. Погода ухудшилась, шел моросящий дождь, видимость упала. Успешно действовавшая накануне авиация фронта — эскадрильи 2-й воздушной армии генерал-лейтенанта С. А. Красовского — лишилась возможности оказывать пехоте действенную поддержку. Учитывая то, что прорвать оборону противника на всю глубину не удалось, Н. Ф. Ватутин для усиления удара приказал П. С. Рыбалко ввести в сражение 3-ю гвардейскую танковую армию... С наступлением темноты на землю пал густой туман. Людям в нескольких шагах трудно было различить друг друга. Но ждать до утра — значило бы дать противнику возможность привести себя в порядок, подтянуть резервы, укрепить оборону... Вот тут и родилась у Рыбалко неожиданная и смелая идея. Он вызвал на КП, находившийся в Ново-Петровцах, командиров корпусов — генералов А. П. Панфилова, К. Ф. Сулейкова, К. А. Малыгина и командира 91-й отдельной танковой бригады полковника И. И. Якубовского.
— В назначенный час атаки,— приказал командарм,—завести все моторы — танков, бронетранспортеров, арттягачей. Открыть интенсивный огонь из пушек, минометов, пулеметов и ручного оружия. Включить свет во всех машинах, и с зажженными фарами, с воющими сиренами решительно атаковать противника!..
Это было грозное и величественное зрелище. Внезапно вспыхнувшие снопы света, огненные трассы снарядов и пулеметных очередей высвечивали лавину надвигающихся танков. Оглушительно выли сирены и грохотали моторы. Все это оказало на гитлеровцев сильнейшее психологическое воздействие. Они в панике заметались и начали беспорядочно отступать в направлении Киева. Танкисты преследовали их, беспощадно подавляя очаги сопротивления. На войне из ряда вон выходящие события становятся широко известны. Естественно, что и о ночной атаке танкистов Рыбалко узнали все участники боев за Киев. ...Танковые и механизированные соединения 3-й гвардейской танковой армии завершили прорыв тактической обороны противника и продолжали выполнять свою задачу. Оправившись от потрясения, гитлеровцы начали оказывать сильное сопротивление. На подступах к Святошино, где проходил последний оборонительный рубеж противника, разгорелись яростные схватки. Танковые бригады вырвались на магистраль Киев—Житомир и стали громить отступающие части гитлеровцев. К утру 5 ноября они освободили Святошино и перерезали важнейшую коммуникацию шоссе Киев—Житомир, лишив противника возможности подбрасывать к Киеву резервы и материальные средства, а также отрезав ему пути отхода на запад. Весь день 5 ноября наши части вели бои по уничтожению врага в опорных пунктах. Гитлеровцы дрались с ожесточением, но под ударами танкистов вынуждены были отступать. Вместе с устремившимися за нами войсками 38-й армии танкисты создали условия для решительного штурма Киева и расширения Киевского стратегического плацдарма. Правый фланг ударной группировки фронта обеспечивали войска 60-й армии генерала И. Д. Черняховского. В сражение за столицу Украины вместе с нашими войсками вступила 1-я Чехословацкая отдельная бригада полковника Л. Свободы. Киев был освобожден в канун 26-й годовщины Октября. Но каким он встретил своих освободителей... Руины и пожарища, безобразные груды кирпичей на месте красивейших зданий, обгоревшие или вырубленные аллеи каштанов и знаменитых пирамидальных тополей, заваленные развалинами домов Крещатик, улицы Карла Маркса, Свердлова и многие другие. Повсюду еще дымящиеся танки и самоходки... И поначалу—ни души. Город с почти миллионным населением будто вымер. Оставляя Киев, фашисты выгоняли жителей за его пределы. Люди прятались в подвалах, в кладбищенских склепах, уходили в леса, с тревогой прислушиваясь к гремевшей в городе канонаде и взрывам... Лишь когда все стихло и люди убедились, что в городе— Красная Армия, они начали возвращаться. Измученные зверствами оккупантов, перенесшие издевательства и лишения, киевляне с благодарностью обнимали своих освободителей. На улицах города стихийно возникали митинги, завязывались задушевные беседы... Освобождение столицы Украины — событие исторической важности. О нем в тот же день узнала вся страна.

My Webpage

ОСВОБОЖДЕНИЕ СТОЛИЦЫ УКРАИНЫ

ОСВОБОЖДЕНИЕ СТОЛИЦЫ УКРАИНЫ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх