,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Реквием по убитому польскому селу (Часть 2)
  • 24 мая 2011 |
  • 14:05 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 58793
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Откуда это кумовство СС-Галичина с «конкурентной» УПА? Их объединила стратегическая цель украинского фашизма. Эту цель Организация Украинских Националистов (ОУН) наметила уже в 1929 году. Ей являлась этническая чистка – убийство поляков, евреев, цыган, русских и других чужинцов, – наконец, украинцев, которые эту чистку не поддерживали вслух. Исходя из этой правды об уничтожении села, также присоединились украинские полицейские из Подгорец, во главе со своим комендантом. Ему также польские подпольные власти приписывали инициативу нападения на Гуту Пеняцку.

Батальонами украинских эсэсовцев, расквартированных до этого времени в Бродах, командовал немец, а его заместителем был украинец, застреленный женой Войцеховского.
Уничтожение польского села Гута Пеняцка и её жителей – пишет авторитетный А. Корман – устроенное 3-м батальоном украинских солдат СС-Галичина, руководимая немецкими и украинскими офицерами, стало фактом. Почти все жилые и хозяйственные постройки превратились в развалины и пепелища. Только трубы торчали. Уцелело только несколько зданий на хуторе Геленка.

А произошло это следующим образом:
Уже ночью в Жарково начало прибывать войско, это были солдаты СС-Галичина – сообщает Марьян Дзюба, свидетель того происшествия. – Также начали суетиться местные бандеровцы: Григорий Коч, Иосип Ковыч, Мирон Якубоский, Володимир Гузюк, Григорий Щербатый…

Некоторые из этих фамилий уже много лет известны краковскому Институту Национальной Памяти, проводящему расследование по делу описываемого преступления. Также известна фамилия командира акции: гауптштурмфюрер Ваффен СС Зигфрид Бинц из 4-го полицейского полка 14-й Дивизии Ваффен СС-Галичина. Из описания следует, что он был низкий и носил очки.

Раньше писал в Рыцарях железной остроги:
Трагедия села разыгралась [...] в течение всего лишь семи часов [...]. Вот высказывания свидетелей, которые К. И. Дмитрук записал в книжке Под знаменем реакции и фашизма. Житель Гуты Пеняцкой Францишек Кобыланьски: На рассвете в направлении села выстрелили две ракеты. После этого началась стрельба и в Гуту Пеняцку вошли фашисты (солдаты СС-Галичина) и бандиты (уповцы). Всех жителей, в том числе женщин, стариков и детей, по 20 – 30 человек согнали в овины, закрыли и подожгли. Кто убегал – убивали. Таким образом, сожжено живьём и убито 680 – 700 человек.

Житель Гуты Пеняцкой Войцех Ясиньски: Сначала часть людей эсесовцы из дивизии СС-Галичина и бандиты (уповцы) согнали в костёл. Позже группами выводили и загоняли в овины, поджигали их, и люди горели живьём [...]. Когда нас вели из костёла, видели, как горели овины, в которых страшно кричали благим матом наши соседи. Поняли, что также и нас ведут, чтобы сжечь живьём…
Следует добавить, что село было занято без единого выстрела с польской стороны, что также немало удивило «дивизионников», которые ожидали сильное сопротивление.

Это им добавило смелости – замечает Эдвард Гросс. – Вскоре всё село было занято. В селе воцарился крик ужаса женщин и детей. Огонь пожирал всё новые постройки… Это было боевое крещение СС-Галичина! Агрессоры стреляли вслепую во всех, кто только попадал в прицел, гнали людей в сторону костёла, старой и новой школы. Вскоре они, облитые бензином, запылали вместе с ними.

Около входа [в костёл] – пишет дальше Э. Гросс – сидела на снегу молодая женщина с новорождённым или недоношенным ребёнком (выкидышем – примечание переводчика) на руках. Её плач вызывал жалость и сочувствие, но никто ей не занимался, никто не отреагировал на её просьбу, чтобы кто-нибудь её убил. Умирала в мучениях…

Янек сопротивлялся, плакал, кричал и ни за что не хотел идти – цитирует другой рассказ Анджей Рыбицки. – Тогда взбешённый (украинский) эсесовец схватил Янека за ноги и с размаха ударил головой об угол дома. Какой-то молодой парень умолял и просил, чтобы его отпустили. Пацификатор язвительно усмехнулся и махнул рукой: иди, отпускаю. Парень повернулся и хотел побежать, но эсесовец с большой силой вонзил ему штык в спину.

Около костёла – пишет А. Рыбицки – погиб командир самообороны Казимеж Войцеховски. Как говорят свидетели, его облили легковоспламеняющейся жидкостью и подожгли. («Наша Газета», 9.01.2001). Живым факелом горел на глазах села. Ещё раньше дома убили его жену и укрывающихся евреев. Рива выстрелила в заместителя командира пацификации из польского «виса» («вис» – польский пистолет-пулемёт в тридцатые-сороковые годы 20-го века – примечание szturman). Через секунду также упала сама.

После жуткого убийства Войцеховского расправились с остальными предполагаемыми защитниками, которые были безоружны. Их расстреляли всех до одного на площади перед костёлом.
А в костёле? В костёл загнали первые жертвы – показал Иоланте Вос Станислав Кравчук. – эсесовцы в белоснежных комбинезонах запихивали людей между скамейками. Проходили и били по головам: бах, бах, бах. Оглушённые падали под скамейки. Тогда загоняли следующих. Три слоя дрожащих тел. Испарения, приторно-сладкий запах крови. Избитые мужчины внесли на одеяле роженицу. Положили её около исповедальни. – Младенец уже был между ног матери...

О тех ли самых родах, описанных А.Корманом, идёт речь?:

Ночью с 27 на 28 февраля 1944 года у Францишки Михалевской (девичья фамилия Бернацка)... начались родовые схватки, возле неё была акушерка. Эсесовцы вторглись в её дом, вывели её вместе с акушеркой... довели до костёла, где посадили её на ступень алтаря, а около неё акушерку. Когда родовые схватки усилились, а Ф. Михалевска очень сильно стонала и начала рожать, то «к ней подошёл эсесовец, силой вырвал у неё ребёнка, бросил на паркет перед алтарём и придавил эсесовским сапогом». Акушерка выступила в защиту больной. В ответ обе были застрелены, и украинский эсесовец накинул на них костёльное бельё.

Перед костёлом так же, как и в костёле, происходили прямо адские сцены – особенно тогда, когда разделяли семьи, вырывали детей у матерей, чтобы их убивать на глазах родителей, а матери должны были отдельно сгореть живьём.

Убийцы – пишет дальше Э. Гросс – после расправы с детьми облили объект бензином и подожгли... Несмотря на то, что огонь ещё бушевал... бандеровцы сочли, что уже никто из него не выберется, и отошли. Пошли дальше сражаться за самостийную Украину.

Догорал день Апокалипсиса, бандеровцы, помогая эсесовцам, людей из костёла партиями выводили на казнь.
«Была в одной из последних групп девушек, которых выводили из костёла – пишет Ванда Кобыланьска-Госнёвска. – Картину, которую увидела после выхода из костёла, была настолько ужасающей, что парализовала все умственные способности – не могла поверить глазам и ушам. Кругом море огня и тёмные тучи дыма, а также чудовищный вой собак, рёв коров и чад сожжённых человеческих и звериных тел. Не имели никаких иллюзий относительно ожидающей нас судьбы, а скорбь по нашим родственникам до такой степени обливала сердце кровью, что не реагировали на избиение нас прикладами и уколы штыками. При каждом ударе слышали: уже пропала ваша Польша или это есть ваша Польша».

Пацификация закончилась поздно во второй половине дня. Сначала закончился грабёж имущества и разрушения.
После этого оплот польскости на земле праотцов исчезал в пламени огня и клубах дыма. Около 17 часов эсесовцы и бандеровцы сформировали маршевую колонну и с пением отправились в Пеняки, где тамошние украинцы приготовили для них триумфальную арку, а тем временем «кругом лежало много человеческих трупов, в том числе маленьких детей, а «победители» проходили рядом с ними с таким безразличием, с каким лесоруб проходит рядом с бревном дерева после совершённой им вырубки. Самое большее, кто-то из них окинул взглядом «поле битвы», чтобы оценить «успехи» Украинской Повстанческой Армии над поляками в том селе».

После ухода из села эсесовцев, бандеровцев, а также полицейских из исторических Подгорец, на месте остались резуны и секирники (вооружённые топорами – прим. szturman), закончившие грабёж хозяйств. Из сообщения следует, что главарём этой черни был Грицко Щербатый.
Щербатый дал команду... чтобы подожгли эти постройки. Сожгите всё! Чтобы ни один камешек не остался.

В 1981 году в книге «Пост имени Ярослава Галана» есть очерк «Реквием по убитому селу», а в нём интервью М.Топоровского с Г.Щербатым. Также он пишет:
«И вот сижу напротив Григория Щербатого, того самого. Сижу и не могу оторвать взгляд от рук, которые поливали бензином постройки, от рук, которые людей сжигали живьём. Внешне как будто спокойный, но выдают его эти самые руки: всё время в движении, сжимаются. Да, он не отрицает: в его жизни была Гута Пеняцка, но за другие преступления уже отбыл наказание. Фактически, перед Законом Щербатый чист. А перед сожжёнными и живыми людьми»?

Польский исследователь А.Корман, оценивает, что резни избежал лишь 161 человек – или немного больше. Из этого числа – 49 человек, которые раньше покинули село, 15 человек уцелело на колокольне, 7 – в подвале костёла, 1 – в школьном подвале, 61 человек – в предварительно подготовленных убежищах, 19 – в других укрытиях и 9 – в результате отчаянного, счастливого побега.
И эта уцелевшая горстка вместе с поляками из близлежащих сёл, которых ещё не вырезали, приступили к похоронам.

Когда прибыли, – пишут Бронислав Яблоньски и Антони Орловски из Гуты Верхобуской – то увидели жуткую картину этого села, догорали дома, на полях и во дворах можно было встретить лежащих людей – старых и молодых, мужчин и женщин, это выглядело очень ужасно... маленькие дети были развешаны на заборах и лежали с размозжёнными головами... на снегу, который был пропитан кровью...

Для похорон использовали яму после известняка, который использовали для строительства костёла и школы. Выстлали её соломой и уложили на неё трупы или только человеческие останки, также прикрыли их соломой, засыпали подольским чернозёмом. Сколько их было? Неполный список фамилий, установленный Союзом Увековечивания Жертв Преступлений Украинских националистов, свидетельствует о 800 человек. Список неполный, является постоянно пополняемым. Можно ожидать, что дойдёт до количества 1000 человек и даже больше.

Конспиративные власти нелегального Польского Государства установили и довели до общественного сведения в «Еженедельном обозрении» (10 – 17 марта 1944 г.):
«Автором трагедии был комендант участка украинской полиции в Подгорцах заклятый враг польскости. Его мучило укреплённое положение польского населения Гуты, по отношению к которому всякое посягательство было обречено на неудачу, следовательно, применил хитрость и... донёс, что население имеет оружие и укрывает евреев... Якобы нападение было актом произвола украинских отрядов СС дивизии «Галичина»... Среди пепелищ возвышались кучи трупов, убитых в одной массе. В одном из овинов там стояла почти монолитная масса 80 обуглившихся трупов. Согласно единодушному мнению уцелевших свидетелей убийства, агрессоры убивали жертв зверским способом, о признаках которого читаешь в описаниях практики самых диких племён. Итак, живым детям распарывали животы, разбивали головы о каменные столбы и т. п. Согнанных в часовни-костёлы мужчин убивали под аккомпанемент гармони. Когда «богатыри» после акции возвращались через село Пеняки, тамошнее украинское население поставило им триумфальные ворота и аплодировало».

Украинские жители Пеняк говорили, что эсесовцы, проходя через триумфальные ворота, имели отличное настроение и пропитыми голосами «орали во всё рыло», напевая:
«А ми тую червону калину підіжмемо,
А ми нашу славну Україну – гей, гей,
Розвеселімо».

Однако не всем украинцам это нравилось. Резко осудил убийство польского населения приходской священник церкви Пресвятой девы Марии в Старом Хорошце (Choroście Starym) отец Иван Дорук, грекокатолический священник. На проповеди призвал прихожан образумиться. В ту же ночь явилась в дом приходского священника боивка СБ ОУН, чтобы лишить духовника жизни выстрелом в затылок.

Допрошенная после войны по делу совместного нападения «дивизионников» и уповцев на Гуту Пеняцку Юлия Луцка, жена О. Луцкого, который в то время был атаманом в УПА, поэтому подробно знала весь вопрос, отвечала без оговорок: «Ликвидация мирных польских жителей, не исключая стариков, детей и больных… Гута Пеняцка в этом отношении не была никаким исключением. Также не было исключением, когда идёт речь о взаимодействии в преступлениях УПА с эсесовцами дивизии СС-Галичина…».

Репортаж фильма «СС в Великобритании» стал причиной того, что польская общественность также узнала о том, что Главная Комиссия Изучения Преступлений против польского народа уже много лет проводит следствие по делу Гуты Пеняцкой – и на этом вопрос кончается. Как до сих пор не привлечено к судебной ответственности, кроме СССР, ни одного украинского эсесовца – даже из числа тех, которые позже были в УПА, а сейчас проживают в Польше.
До настоящего времени допрошено 120 свидетелей резни в Гуте Пеняцкой, установлены 60 пострадавших человек. Следствие, хотя и начатое в 1944 году, но позже в ПНР – прекращено. Оно возобновлено в 1992 году. Этим следствием руководил доктор Яцек Е. Вилчур из Варшавы, но после его ухода из Главной Комиссии оно явно затихло. Теперь, после шумихи через англичан снова оживилось. Материалы преступлений, хоть стёрты и уничтожены, ещё есть в украинских архивах, но на них нельзя рассчитывать. Украинские власти спрятали их от глаз польских (и не только польских) исследователей, а поляки не протестуют. Предпочитая уклончивые ответы или притворство, что соглашаются с мнением собственных фальсификаторов, прикинувшихся «профессиональными историками».

Когда десять лет назад в еженедельнике «Да и Нет» писали об убийстве жителей Гуты Пеняцкой, совершённом вояками СС-Галичина, тогда отозвался из Канады Васил Верига – бывший унтер-офицер этого соединения, а сейчас генеральный секретарь Всемирного Конгресса Свободных Украинцев. Опроверг присутствие 4-го полка дивизии СС-Галичина в Гуте Пеняцкой – больше, пригрозил судом за ложное лишение доброго имени (за клевету – прим. переводчика). Его поддержали в нападках на автора книги «Рыцари железной остроги» некоторые польские политики и публицисты, которые сегодня также играют первую скрипку. Теперь, после трансляции фильма Ю. Генди, после доказательств многочисленных исследователей и после оглашения их в мировых СМИ как неоспоримых, Верига уже не в состоянии отрицать и грозить. Поэтому предусмотрительно молчит. Также молчат эти благодетели СС-Галичины, которые притаились в Польше.

My Webpage

Реквием по убитому польскому селу (Часть 2)

Реквием по убитому польскому селу (Часть 2)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх