,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинская держава: «Теперь тут ж...»
  • 17 мая 2011 |
  • 14:05 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 236882
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
«Львовский сценарий» 9 мая, когда при праздновании Дня победы де-факто действиями власти были спровоцированы стычки между десантом пророссийских организаций и львовскими националистами, как-то поневоле заставил задуматься о кризисе украинской бюрократии, - образования изначально убогого, уродливого, рожденного стопроцентным паразитом без намека на способность к какой-либо созидательной деятельности. Причем этот перманентный кризис с нынешним его уж вовсе безобразным обострением вызывает порой не самые адекватные чувства у постороннего наблюдателя. Впрочем, как и у общества, то бишь народа.

В частности, после львовских событий МИД России высказал Киеву свое «фе» в лучших традициях прежних лет, причем параллельно российские СМИ переврали ситуацию как могли, представив ее таким себе кровавым побоищем (кстати, с 8 по 10 мая в России неплохо в который раз полыхнул Кавказ, но эти действительно кровавые теракты-перестрелки-убийства мирных жителей и правоохранителей оказались неважными по сравнению с событиями в украинском городе). МИД Украины, не разобравшись, попытался (кстати, весьма достойно, сказать нечего) одернуть зарвавшийся Кремль. И в Украине, и в России все обомлели от такой прыти украинских дипломатов – неужели Киев стал огрызаться Москве? Даже, признаться, появилось какое-то уважение у украинским чиновникам. Но потом выступил господин Янукович, и все расставил по местам: в украинском МИДе не уловили глобального замысла, и начали катить бочку не в ту степь. Попросту говоря, лоханулись.

Поведение Януковича в этой ситуации вполне понятно. Но вот ошибка МИД Украины – неспроста. Это показатель. Волей случая эта ошибка совпала с объективными интересами Украины, но режиссер-то замыслил по-иному. А слабенькие в профессиональном плане исполнители не разобрались, что команда отстаивать интересы в экономическом плане не касаются идеологической сферы.

...Анекдот в следующем. Янукович с изменением Конституции Украины и хваленым «укреплением вертикали власти» пытается не иначе как установить в Украине эдакий доморощенный вариант патримониализма (в его широком смысле), т.е. политическую форму правления, основанную на «личной» и бюрократической власти. В социологии Макса Вебера, если патриархальное господство всегда следует традиции, то при патримониализме опора на управленческий аппарат и военные формирования позволяет руководителю ложить на некоторые предписания традиции, что называется, с прибором. Что нынешние высшие украинские руководители и пытаются делать. То есть – стремятся ложить без зазрения совести.

Но у них это, прямо скажем, не очень получается. Потому как если ты стремишься к патримониализму (даже не слышав никогда в жизни этого термина), то нельзя быть жадным жлобом. То есть жадным быть можно и нужно, но хотя бы на начальном этапе необходимо перешагнуть через врожденную или воспитанную потребность тырить чужие шапки и складировать их в потаенных закромах в количестве, стремящемся к бесконечности. Для того, чтобы ложить на традицию, надо как минимум иметь под рукой преданную бюрократию, имеющую видимый предел алчности, и не совсем криминализированных и спившихся правоохранителей.

В то же время, как известно, согласно теории бюрократии того же господина Вебера, поскольку чиновник рассматривает свою власть как личную привилегию, в тех случаях, когда традиция не требует от него обязательного совершения каких-либо действий, они производятся по собственному усмотрению. В итоге, наряду с личностным характером отношений власти, патримониальное управление отличает собственническое отношение чиновников к занимаемой должности. Это – его корова, и он ее доит. Затеявший всю эту кутерьму государственный деятель должен, как минимум, обратить внимание на подбор профессиональных кадров (впрочем, как и на «экономическую составляющую» деятельности бюрократии, поскольку, не имея действенных тормозов, та всегда и везде демонстрирует просто неограниченные аппетиты).

Известнейший американский социолог ушедшего века Роберт К. Мертон в своем труде «Бюрократическая структура и индивидуальность» отмечал «первостепенное значение дисциплины, которая может быть так же высоко развита в религиозной и экономической бюрократии, как и в армии. Дисциплина может быть эффективна только тогда, когда идеальные схемы подкреплены сильными чувствами, которые влекут за собой преданность своим обязанностям, острое чувство ограниченности своих полномочий, компетентности и методического выполнения рутинной работы. Эффективность социальной структуры, в конечном счете, зависит от пробуждения в участниках группы соответствующих отношений и чувств». У украинской же бюрократии, которой и острое, и не острое, и просто намек на чувство ограниченности своих полномочий приписывать смешно, наличествуют два основных мотива. Первый – урвать побольше сейчас и обеспечить себе достойное паразитирование на обществе в будущем, когда ручки станут слишком слабыми, чтобы грести все подряд (отсюда дикий уровень коррупции и стремление любой ценой завоевать и сохранить различные привилегии). Второй мотив – избежать во что бы то ни стало ответственности.

Накладывают свой безумный отпечаток и внутренние законы, по которым живет бюрократия. Российский аналитик, директор Центра новой социологии и изучения практической политики «Феникс» Александр Тарасов справедливо указывал (эти выводы представляются весьма актуальными и для Украины): «Ставшие давно уже общим местом обличения бюрократии, собственно, и связаны с этим специфическим проявлением ее паразитизма: в ситуации, когда бюрократические верхи перекладывают работу на нижестоящие звенья (строго иерархизированно, то есть от звена к звену), а самый бюрократический низ, естественно, старается избежать сверхперегрузок путем саботажа работы и окупить их поборами с управляемых, становится очевидна экономическая неэффективность бюрократии, ее неспособность выполнять свою общественно полезную функцию — функцию управления. Общественный паразитизм же, собственно, и заключается именно в этой неэффективности. Неэффективный коллективный управленец становится общественной обузой, коллективным «лишним ртом». И именно общественный, а не индивидуальный паразитизм бюрократии нарастает по мере восхождения по иерархической лестнице: бюрократические низы паразитируют на трудящихся классах, бюрократические верхи — и на трудящихся классах, и на бюрократических низах («трудящихся классах» бюрократии)».

Очень в точку, но я бы отметил еще один момент. Поскольку в Украине не было и нет профессиональных чиновников, как и профессиональных политиков, все это происходит на общем фоне трансформации врожденного быдлячества, характеризующегося нижайшим уровнем культуры на уровне бытового хамства и подозрительным отношением к интеллекту.

Теперь что имеем в итоге.

Нынешняя украинская власть на и без того нежизнеспособную, ожиревшую до некроза тушу бюрократии насадила верхушку, состоящую сплошь из дилетантов с сомнительным прошлым, в массе своей – откровенных представителей люмпена, не по статусу, так по нравственному настрою. Эта веселая компания наподдала бюрократическим низам такого жару, что тот волей-неволей развил гиперактивную деятельность по высасыванию последних жизненных сил из общества, ведь «наверху» требуют все больше и больше. Да и себя обидеть нельзя, тем более что власть четко дала понять: отвечают за коррупцию чиновники бывшей власти, а вам, ребята, - карт-бланш! До поры до времени, понятно, но тут уже кто сколько успеет нагрести.

Бюрократия перестала быть формой жизни, способной к регулируемому паразитированию на теле общества – с тем, чтобы то не загнулось раньше времени. Верхи, дав на «откуп» нижнему и среднему слоям бюрократии общество (главное – чтобы план по откатам выполняли), начало утрачивать с ним связь. Заявление МИД Украины в адрес Кремля по ситуации во Львове 9 мая – это именно из этой песни. Бюрократия уже не понимает желаний хозяина, она действует интуитивно, и в силу собственной ограниченности не в состоянии понять разницу между экономическими интересами и идеологией (впрочем, эта разница для нее всегда была неважной, но здесь идет речь о полной потере ориентации в пространстве).

Сложность ситуации в том, что бюрократия по примеру власти положила на традицию, но не стала действовать по новым или старым писанным правилам, что предотвратило бы наступление хаоса. А такой саботаж понятен, ведь власть сама дает отличный пример пренебрежения этими правилами, то бишь законами. Пример из той же львовской песочницы: глава МВД Могилев в стенах Верховной Рады божится, что милиция действовала абсолютно правильно, а со стороны провокаторов, то есть десанта русских патриотов, никаких незаконных действий не было. И все это – под одобрительное блеянье представителей властной Партии регионов. Но, черт побери, ведь только глухонемой слепец в Украине не знает, что на тот момент действовало решение львовского суда о запрете акций, который как раз изначально и был нарушен «патриотами», и из-за чего в итоге разгорелся весь сыр-бор. И если главный правоохранитель Украины чхал с высоты печерских холмов на судебные решения, то как должны относиться к украинскому праву и мелкие чиновники, и рядовые граждане?

Власть не понимает, что маргинализируя бюрократию и подсказывая ей удобство жизни по законам уголовной среды (а вернее даже – заставляя жить и действовать по ним), она разлагает ту тонкую изрядно подгнившую паутину, которой ныне является скелет державы в виде системы государственного управления. Это – очень опасное наследие будущей власти, ведь даже при наличии гениальнейшей головы, сгнившие кисти рук не позволят создать никакой эффективный механизм. Придется воссоздавать весь скелет.

А ведь главная опасность – внизу. Как писал английский социолог Д. Битэм: «Бюрократия - это не просто технический инструмент; она также и социальная сила со своими собственными взглядами и ценностями и в качестве таковой она вызывает социальные последствия, выходящие за пределы ее технических достижений». И эта социальная сила, что ни говори, - воплощение и суть государства. В конечном итоге, не может гражданин уважать державу, в которой чиновник хамит каждому посетителю и прямо вымогает с него мзду, а правоохранитель «тыкает» и матерится через слово. У уважающего себя гражданина появляется единственное желание приложить наглого чиновника-взяточника головой о стол, а хамящему милиционеру засунуть его дубинку или жезл в известное место, имеющее прямое отношение к проктологии. А ведь это и есть отношение к государству.

В киевских маршрутках на видном месте висит выдержка из инструкций, абзац которой начинается словами «Обілечування пасажирів...». Это предел. Тут дело не в том, что слова «обілечування» нет ни в украинском (тогда уже, раз пошло такое словобразование, то «оквиткування» или еще как), ни в русском, ни в каком ином языке (надо понимать, с точки зрения сочинявшего сие творение бюрократа в хлебном магазине происходит «охлебление» покупателя, а, например, в разливочной – «оконьячивание»). А в том, что это – чистой воды жаргон простых кондукторов (людей, как правило, не обремененных большими познаниями в филологии). То есть, маргинализированная бюрократия доходит до того, что у нее отсыхает даже такой ранее незыблемый признак, как бюрократический язык, который сменяется вульгарным уличным жаргоном. Опять-таки, что спрашивать с мелкого бюрократа, когда глава державы на официальных заседаниях соизволяет «ботать по фене», употребляя всякие слова типа «шлепер», знакомые далеко не всем филологам?

Изъясняющийся «на фене» президент, патологический вор-чиновник, хам-правоохранитель – это в итоге причина тех руин, в которые превращается так и не успевшее толком сформироваться Украинское государство. Здесь поневоле возникает вопрос, а не пора ли либо модернизировать, либо «перезапустить» эту чахоточную машину?

Интересно, что на фоне плюющей на закон власти общество находит свои формы протеста. Я не о «Дне гнева», это – традиционная форма. Но вот в столице решили бороться с таким видом народного искусства, как граффити. Оно, конечно, можно спорить, имеет ли право на жизнь подобное творчество, и если да – то в каких именно местах. Но с чего чиновник, затеявший эту борьбу, взял, что на фоне его личного скотского отношения к гражданам и плевания на закон, сами граждане не будут поступать в ответ соответствующим образом? И вот очень показательная форма протеста: возле станции метро «Черниговская» граффити на ларьке по ремонту чего-то там такого закрасили, перекрасив все строение. На следующий день на свежей краске появился внушительный рисунок мужского члена с подписью аршинными буквами «Тут было граффити, теперь тут х...».

...А ведь это об Украине. Здесь когда-то было, пусть недолго, и пусть в зародышном состоянии, но все же государство. Теперь тут сами знаете что.

Дмитрий Тымчук, для Академии Безопасности Открытого Общества, "Хвиля"



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх