,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Такие разные мифы
  • 5 мая 2011 |
  • 22:05 |
  • Timecops |
  • Просмотров: 287997
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
0
Капля подлости

Вся история человечества наполнена мифами и легендами. Вчерашний поступок реального человека с годами обрастает дополнительными подробностями и становится подвигом. Думал ли будущий герой о том, что он совершает подвиг, хотел ли он совершить его, или просто не мог поступить иначе, и быстрее всех бежал навстречу вечности. Люди нуждаются в мифах, как дети нуждаются в сказках. В мире, где добро и зло находятся слишком близко и порой неотличимы друг от друга, нужны некие упрощённые и однозначные ориентиры. Мифы воспитывают людей, заставляют их делать свой выбор в трудную минуту, чтобы дать миру новый миф.

Как сейчас помню свою службу в армии. Самый настоящий окоп и лейтенант орущий «взвод в атаку». Всё не совсем серьёзно, потому что нет реальных пуль, которые выкосят половину взвода, в первое мгновенье боя. Но мы бежали с криками ура, наверное, так, как на реальной войне бежали вперёд наши предки.

Когда звучит приказ, ты не думаешь о пулях и о смерти, ты боишься быть хуже других. Потому, что не бежать вперёд ты не можешь, как не можешь бежать назад. Ибо позади тебя даже не Москва, не Родина и не трибунал, а позади нет тебя. Ты трус, предатель, ничтожество, ты хуже всех. И конечно ты не тот герой, которым хотел стать с самого детства. Бежать назад – это умереть не на поле боя, а быть уничтоженным в своих собственных глазах, топтать себя своей совестью до конца своей жизни. А ведь совесть есть у каждого человека, даже у конченого подонка.

Два моих деда погибли в первые месяцы Отечественной войны. Я ничего не знаю о них, кроме двух трёугольных похоронок и нескольких фотографий. Они совершили свой подвиг? Как и где они погибли? Где-то под Ленинградом, где-то под Севастополем, но как? Что они думали и во что верили в последний миг своей жизни? Могли ли они быть теми, кого называли предателями? А если могли? А если жизнь так закрутилась, что другого выбора у них не было. Что я должен об этом думать? Но я не думаю, потому что мои деды были героями. Я гоню всякую другую мысль, как подлую тварь. Это мой миф, один из миллионов мифов на нашей земле. Просто если у меня его не будет, то в один сложный для себя момент я могу сказать себе, что предать можно что угодно и кого угодно. Я оправдаю предательство и одной клеткой своего мозга стану предателем. Это самое скверное, когда допускаешь хотя бы одну подленькую мысль в самого себя. Подлость имеет свойство подтачивать совесть, усыплять её. Она, как дьявол тебе шепчет на ушко: смотри, ты поступился своими принципами и тебе ничего, кроме пользы не было. Это очень выгодно быть подлецом, тем более, никто ведь не знает о твоей подлости? Так подлость захватывает человека. Так предательство становится нормой.

Поступать плохо – легко. Особенно, когда многие поступают плохо. Попробуйте бросить мусор на чистый газон и вокруг него, моментально вырастет свалка. Каждый, проходя мимо, будет вносить свою лепту в торжество зла. И не важно, идёт ли речь о простом окурке или предательстве, убийстве, лжи. Это очень важно твёрдо знать то, что делать нельзя ни при каких обстоятельствах.

Ложь ради великой цели

Я родился в Советском Союзе. С юных лет меня окружали тысячи мифов о пионерах-героях, комсомольцах-героях, панфиловцах, молодогвардейцах. Были ли они таковыми, какими их сделала идеологизированная советская пропаганда? Для исторической правды – это важно, а для меня, для подрастающего поколения в ту пору не очень. В том, что пропаганда может идти на уловки, откровенно врать и искажать факты есть лишь одна проблема, и это не моя проблема, а государства, которое позволило себе воспитывать людей на маленькой лжи. В пословице говорится, паршивая овца – всё стадо портит. Вот так и маленькая ложь может испортить большую правду, извратить её до неузнаваемости. Рано или поздно, ложь становиться известной, преумножается во сто крат, и государство падает, рушится, как рухнул СССР под напором другой пропаганды. Вскрывшаяся другая правда пошатнула мою веру в те светлые идеалы, с которыми я вырос. Всё стало не так однозначно, как я думал, и моя вера, сменилась разочарованием. Да, наши враги нам тоже врали, их пропаганда была тоже лживой, но мы поверили в неё, потому что перестали верить в своё государство.

Впрочем, советский миф сделал своё дело, и, я вырос таким, какой я есть. Я вижу полуправду в советских фильмах, но от этого, они не становятся хуже. Мифы зажили своей самостоятельной жизнью, и пусть всё было совсем не так, как показано в фильмах «Офицеры», «Добровольцы», «Высота», «Весна на Заречной Улице», но я верю, что где-то был и такой ратный и трудовой подвиг, искренний и беззаветный. От того, что какой-то вождь был негодяем, для достижения своих целей был готов совершать преступления, страна автоматически не превращается в страну одних негодяев.

Можно ли назвать советскую пропаганду ложью во благо? Наверное. Из нас хотели сделать совершенного человека, со своими идеалами, преданного идеям Маркса-Ленина-Сталина и большевистская власть делала это, в реальности идя по трупам сограждан, разрушая церкви и уничтожая Веру в Бога. Большая светлая цель, казалось, оправдывала любые средства. Люди стали жертвами неоднозначного эксперимента, который в конечном итоге провалился. Страны не стало, но советские мифы живут до сих пор, расцвечивая прошлое несуществующими красками.


Посмотрите на эту женщину - и запомните ее навсегда!

С это фразы начиналась история подвига одной замечательной женщины по имени Ирена Сендлер. Вот отрывок из материала, который попался мне в Интернете:

«Во время Второй мировой войны Ирена получила разрешение на работу в Варшавском гетто. У неё были на то «скрытые мотивы». Будучи немкой, она знала о планах нацистов по поводу евреев. На дне сумки для инструментов она стала выносить детей из гетто, а в задней части грузовичка у неё был мешок для детей постарше. Там же она возила собаку, которую натаскала лаять, когда немецкая охрана впускала и выпускала машину через ворота гетто. Солдаты не хотели связываться с собакой, а её лай прикрывал звуки, которые могли издавать дети. За время этой деятельности Ирине удалось вынести из гетто и, тем самым, спасти 2500 детей.

В 1943 году Ирена была арестована по анонимному доносу. После пыток ее приговорили к казни, однако она была спасена: охранники, которые сопровождали её к месту казни, были подкуплены. В официальных бумагах она была объявлена казнённой.

До конца войны Ирена Сендлер скрывалась, но продолжала помогать еврейским детям. После войны она попыталась отыскать всех возможно выживших родителей и воссоединить семьи. Но большинство из них окончило жизнь в газовых камерах. Дети, которым она помогла, были устроены в детские дома или усыновлены».

Когда я опубликовал материал об Ирэне Сендлер, читатели обратили внимание на некоторые нестыковки в тексте. Однако, вопрос ведь не в том, сколько конкретно спасла детей Ирэна от верной смерти, а в том, что она их спасла, рискуя собственной жизнью. Она жертвовала собой ради другого человека, в этой истории был факт её человеческого героизма, а всё остальное, что додумали журналисты – вторично. Реальность превратилась в миф, но это миф о торжестве добра над силами зла.

Все хорошо помнят «оскароносный» фильм Стивена Спилберга «Список Шиндлера». Безусловно, это кино, сделанное по всем правилам Голливуда, история, где-то приукрашенная талантливым режиссёром, мастерски дополненная щемящими красками человеческой трагедии. Но в ней также есть торжество добра над злом. Какими бы мотивами ни руководствовался Оскар Шиндлер, но он совершил свой человеческий подвиг. Хотя, на самом деле этот фильм также стоило бы рассматривать и с точки зрения поставленной им финальной точки покаяния немцев за злодеяния во Второй мировой войне. Спустя полстолетия германскую нацию фактически простили за преступления против человечества, родив другой миф о том, что не все немцы были фашистами.


Он был бесчестный и злой человек. Он занимался спекуляцией

В мире существует огромное количество мифов. Каждая книжка создаёт миф. Каждый рассказчик приукрашивает себя, создаёт тоже свой маленький миф. Потому, что он хочет казаться быть лучше, чем он есть в глазах другого человека. Конечно же, бывают люди, вставшие на сторону зла, для них убийства, насилие, воровство – норма. Но их мы называем не иначе, как нелюдями. Ни один народ, нация, государство, религия не культивирует такое поведение, как нормальное. Потому что если подобные ориентиры станут нормой для людей, то они уничтожат друг друга. О них мы поговорим чуть-чуть позже.

В книге Константина Паустовского «Начало неведомого века» есть замечательный эпизод, который показывает духовное преображение человека, состоявшееся в результате определённых обстоятельств. Давайте перечтём отрывок ещё раз. Он того стоит.

«– Вот слушайте, – сказал старик. Я живу на окраине Риги. Перед войной рядом с моим домом поселился какой-то человек. Он был очень плохой человек. Я бы даже сказал, он был бесчестный и злой человек. Он занимался спекуляцией. Вы сами знаете, что у таких людей, нет ни сердца, ни чести. Некоторые говорят, что спекуляция – это просто обогащение. Но на чем? На человеческом горе, на слезах детей и реже всего – на нашей жадности». Он спекулировал вместе со своей женой. Да... И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в «гетто» с тем, чтобы часть, убить, а часть просто уморить с голоду. Все «гетто» было оцеплено, и выйти оттуда не могла даже кошка. Кто приближался на пятьдесят шагов к часовым, того убивали на месте. Евреи, особенно дети, умирали сотнями каждый день, и вот тогда у моего соседа появилась удачная мысль – нагрузить фуру картошкой, «дать в руку» немецкому часовому, проехать в «гетто» и там обменять картошку на драгоценности. Их, говорили, много еще осталось на руках у запертых в «гетто» евреев. Так он и сделал, Перед отъездом он встретил меня на улице, и вы только послушайте, что он сказал. «Я буду, – сказал он, – менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети».

– Почему? –спросил я.

– А потому, что они ради детей готовы на все, и я на этом заработаю втрое больше.

Я промолчал, но мне это тоже недёшево обошлось. Видите?

Латыш вынул изо рта потухшую трубку и показал на свои зубы. Нескольких зубов не хватало.

- Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и её, и два своих зуба. Говорят, что кровь бросается в голову. Не знаю. Мне кровь бросилась не в голову, а в руки, в кулаки. Они стали такие тяжёлые, будто их налили железом. И если бы он тотчас же не ушел, то я, может быть, убил бы его одним ударом. Он, кажется, догадался об этом, потому что отскочил от меня и оскалился, как хорек... Но это не важно. Ночью он нагрузил свою фуру мешками с картошкой и поехал в Ригу в «гетто». Часовой остановил его, но, вы знаете, дурные люди понимают друг друга с одного взгляда. Он дал часовому взятку, и тот оказал ему: «Ты глупец. Проезжай, но у них ничего не осталось, кроме пустых животов. И ты уедешь обратно со своей гнилой картошкой. Могу идти на пари».

В «гетто» он заехал во двор большого дома. Женщины и дети окружили его фуру с картошкой. Они молча смотрели, как он развязывает первый мешок. Одна женщина стояла с мёртвым мальчиком на руках и протягивала на ладони разбитые золотые часы. «Сумасшедшая! – вдруг закричал этот человек. –Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мертвый! Отойди!» Он сам рассказывал потом, что не знает – как это с ним тогда случилось. Он стиснул зубы, начал рвать завязки у мешков и высыпать картошку на землю. «Скорей! – закричал он женщинам. – Давайте детей. Я вывезу их. Но только пусть не шевелятся и молчат. Скорей!» Матери, торопясь, начали прятать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. Вы понимаете, у женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей. А они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру мешками с детьми, по сторонам оставил несколько мешков с картошкой и поехал. Женщины целовали грязные колеса его фуры, а он ехал, не оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боялся, что кто-нибудь из детей заплачет и выдаст всех. Но дети молчали.

Знакомый часовой заметил его издали и крикнул: «Ну что? Я же тебе говорил, что ты глупец. Выкатывайся со своей вонючей картошкой, пока не пришёл лейтенант».

Он проехал мимо часового, ругая последними словами этих нищих евреев и их проклятых детей. Он не заезжал домой, а прямо поехал по глухим просёлочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли наши партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место. Жене он сказал, что немцы отобрали у него картошку и продержали под арестом двое суток. Когда окончилась война, он развёлся с женой и уехал из Риги».

Я могу привести сотни примеров из русской, зарубежной литературы, где человек делает свой нравственный выбор в пользу добра. Мы можем вспомнить те сказки, которые читали нам мамы и найдём ту же самую извечную борьбу Бога и Диавола за душу человеческую. Потому что так устроена жизнь. И кем бы мы стали без наших добрых сказок Пушкина, Перо, Братьев Гримм?

Добро борется в человеке со злом и побеждает в конечном итоге, даже ценой жизни. Потому что жизнь не заканчивается, если не для конкретного героя, то для всего человечества. Мифы, сказки нужны нам, как нужна сама жизнь, чтобы наполнять нас светом надежды и веры в лучшее будущее.


Чёрный ворон

Я не буду обсуждать скандальный «роман» украинского автора Василя Шкляра. Не хочу. Он стоит той премии, на которую номинировался. Потому что между Шкляром и Шевченко есть одно общее – они не гуманисты. Их творчество наполнено злобой, как злобой наполнены их сердца и души, если у них они есть вообще. Они оба великие украинские писатели и их величие есть приговор Украине.

В мифах, которые, создало и культивирует украинство, нет героев отстаивающих идеалы добра, это антигерои, с упоением убивающие людей. Они не защищают свою страну от захватчиков, они просто убивают людей. Не вижу я у этих героев ужаса от содеянного, неприятия убийства, это мясники и палачи, абсолютно равнодушные к чужому горю, боли и смерти.

В «Списке Шиндлера» есть один примечательный эпизод, когда служанка-еврейка Хелен жалуется Оскару на то, что однажды хозяин Эймон Гетц её расстреляет. Она говорила о том, как тот убил просто так проходящую женщину. Шиндлер ответил ей, что женщина была убита потому, что она ничего не значила для Эймона, она была одной из многих для коменданта. Но вы Хелен, сказал Оскар, другая… Шиндлер понимал, что Эймон не сможет её убить, потому что он видит в ней человека. Именно этого умения видеть другого человека, понимать его, выслушать нет у украинских националистов. Внимательно всмотритесь в лица украинских националистов, прислушайтесь к их речи, в них не осталось ничего человеческого, и вся их напускная религиозность ничего не значит. Это слуги другого существа.

Однажды мне пришлось познакомиться с весьма показательным рассказом, с точки зрения понимания украинской психологии. Девушка описала трагический случай, произошедший якобы в период голода 32-33 годов. Холодной зимой из своего дома была выгнана кулачка с грудным ребёнком на улицу. Никто из односельчан не пустил её к себе в дом, побоявшись расправы советской власти. По мнению автора этой истории, во всём виновата власть. В голове рассказчика этого мифа даже не возник вопрос, а как назвать тех односельчан, которые не проявили милосердия к замерзающей матери с ребёнком? Что же это за мифы, в которых культивируется подобное поведение? Кто может вырасти на таких мифах в будущем? Та самая украинская интеллигенция, которая сегодня принялась воспитывать народ Украины? Их мифы – это падение человека, лишение его всего высокого в человеке. Это значит, что нет будущего у народа с такими воспитателями и с такими мифами.

Увы. Вся история Украины соткана из тысяч нитей лжи. Сегодня некоторые говорят о том, что нам необходимо написать другие учебники, примирить две части расколотой Украины. Но я не знаю, как можно примирить правду и ложь? Пусть ложь устраивает миллионы украинцев, но от этого она не станет ни правдой, ни полуправдой. Ложь, как норма. Злобная бездарность, как национальный символ. Русофобия, как национальная идея. Мифы. Мифы. Мифы. Будущее у этой земли и народа начнётся только после покаяния.

Сергей Лунёв

Такие разные мифы

Такие разные мифы


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх