,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Планета фарисеев
  • 2 мая 2011 |
  • 14:05 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 346226
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0
Глобализация не привела к установлению хотя бы элементарного нравственного кода в международных отношениях. А, напротив, вернула человечество к национальным предрассудкам, которые фактически отбрасывают его к середине прошлого столетия. Стремительно меняющаяся картина мира и его нравов преподносит в последнее время такие сюрпризы, что здравомыслящей части человечества впору подобно Остапу Бендеру бегать с криками «Кришна! Вишну! Что делается на свете? Где сермяжная правда?». Сначала европейские карикатуристы, ссылаясь на интеллектуальную свободу, присущую цивилизованному обществу, стали соревноваться в оскорбительных насмешках над образом пророка Мухаммеда.
Потом печально известный пастор Терри Джонс, аргументируя свой идиотический поступок священным правом, дарованным ему американской конституцией, публично сжег Коран и был страшно доволен, когда в ответ на это кощунство мусульманские фанатики убили почти три десятка людей в Афганистане. Мол, что и требовалось доказать: ислам — это религия убийц.

На этом представители самого толерантного общества в мире не успокоились. Недавно калифорнийка Мэрилин Дэвенпорт, видный член местного отделения республиканской партии, разослала своим коллегам по партии коллаж, на котором Барак Обама был изображен в виде детеныша шимпанзе. Этот ее поступок, разумеется, вызвал скандал. Калифорнийские республиканцы поспешили отмежеваться от слишком откровенной коллеги, пожурив госпожу Дэвенпорт не только за «признаки расизма», содержащиеся в ее послании, но и за проявление «дурного вкуса». Иными словами, вырази Мэрилин Дэвенпорт свои расистские взгляды более изящно, то и говорить было бы не о чем. Сама же она упорно отказывается принять даже такую смягченную критику.

Позволю себе небольшое, но крайне необходимое уточнение. Перечисление подобных фактов, свидетельствующих о нравственном неблагополучии в западных обществах, обычно воспринимается российской массой как неопровержимое подтверждение собственного духовного превосходства над ненавистным Западом. Однако в этой области нашему обществу следует быть скромнее в самооценке, если учесть тот очевидный факт, что в отношении «нерусских» оно ведет себя сегодня так, как будто вернулось во времена татаро-монгольского нашествия.

Впрочем, речь идет отнюдь не о неких противопоставлениях «двух миров» и тем более не о бичевании «отдельных недостатков» человечества в виде расизма или ксенофобии.

Речь идет об очевидном и повсеместном крахе тех нравственных устоев — либерализма, толерантности, уважения к личности человека и его правам, уважения к другим культурам и религиям, умеренности в поступках и суждениях, общечеловеческой солидарности, — которые послевоенное человечество сочинило, искренне считая их концептуальным фундаментом нынешней глобализации.

Важно подчеркнуть, что набор всех этих ценностей возник отнюдь не случайно. Он был продуктом не умозрительных рассуждений о добре и зле, а откликом на то, по существу, всепланетное нравственное потрясение, которое человечество испытало, столкнувшись не только с масштабами гекатомбы сороковых годов, но, прежде всего, с идеологией нацизма, которая открыто возводила в ранг высших ценностей расизм, антисемитизм, разделение народов на арийцев и неарийцев, национальный эгоизм, сознательный отказ от гуманизма и насилие. И если приглядеться к этому перечню, становится очевидным, что новорожденные идеалы победившего нацизм человечества были точной до деталей антитезой человеконенавистнических идеалов нацистской Германии. Забыли лишь об одном существенном вопросе: как сочетать эти идеалистические намерения с сугубо экономическими и геополитическими интересами государств?

От этого общечеловеческого порыва нас отделяет уже более полувека, и сегодняшние поколения не помнят, с какими трудностями и противоречиями сталкивалось становление той морали, которая считалась призванной объединить человечество на принципах равенства и гуманизма. Почти одномоментная деколонизация Африки выглядела в шестидесятых годах как логическое следствие нового мышления, но детали этого процесса выявили множество «дьяволов», которые, как известно, в деталях всегда таятся. Не будем вспоминать об алжирской войне, которая продемонстрировала в то время, что французы все-таки думают больше о национальных интересах, нежели о свободе алжирцев. Добавим только, что жестокость и бесчеловечность этой войны изрядно напоминала ужасы Второй мировой. А вот менее известные факты свидетельствуют о том, что вопреки прекраснодушным надеждам деколонизация, по сути, не смогла избавить население бывших метрополий от ощущения собственного превосходства над обитателями их бывших колоний. Точно так же, как распад советской империи не избавил «государствообразующий народ» России от покровительственно-презрительного отношения к «чуркам», «хохлам», «чухне» и «хачикам».

Мне в руки как-то попала брошюра, изданная в Бельгии в 1959 году, то есть практически за год до деколонизации. Это было подробное наставление белым людям о поведении по отношению к конголезцам (Конго-Киншаса). Оно содержало строжайшие рекомендации, суть которых сводилась к тому, чтобы не допускать в общении с местными жителями и с прислугой поступков или высказываний, способных вызвать у них хотя бы малейшее ощущение равенства с хозяевами. Таков был в то время срез ментальности европейского обывателя, тип которого, как предполагалось еще совсем недавно, окончательно ушел в прошлое под напором всеобщего увлечения «универсальными ценностями».

Это увлечение, особенно в эпоху противостояния «свободного мира» и «тоталитаризма», создало в западных обществах стойкую иллюзию о том, что цивилизация Запада представляет собой некий устоявшийся идеал, к которому рано или поздно должны будут прийти и все остальные народы. Закономерный крах «социалистического лагеря» еще более укрепил эту иллюзию, а объективные и стремительные процессы глобализации превратили ее в некую аксиому, возводящую понятия «свобода слова и мнений», «права человека», «толерантность», «политкорректность» в почти религиозный культ. Однако по мере того, как эти критерии общественной нравственности становились, казалось бы, универсальным мерилом цивилизованности и прообразом будущего всепланетного общества, на поверхность этого процесса стали выбираться явления и события, все чаще опровергающие всеобщий оптимизм.

В весьма симптоматичном случае с пастором Джонсом отчетливо проявилась старая как мир истина: любая благая идея, доведенная до абсурда, превращается в свою противоположность.

Впрочем, демократия Соединенных Штатов и Европы пока еще исправно выполняет свои функции, обеспечивая гражданам достаточный материальный комфорт, социальную защищенность, а главное, подчинение не власти как таковой, а законам. Но, как показывают последние события в тех же США и в европейских странах, ни демократия, ни политкорректность, ни толерантность, ни уважение к правам человека не могут предотвратить масштабных рецидивов ксенофобии, расизма и религиозной нетерпимости. А социальный эгоизм ведет к сознательному отказу от моральных оценок тех способов, которыми избранные обществом власти обеспечивают ему комфортное существование. Посему большинство демократических обществ отлично мирятся с демагогией, которой то или иное государство оправдывает собственное циничное поведение на международной сцене. При этом все давно уже прекрасно поняли, что глобализация вовсе не привела и объективно не может привести к установлению хотя бы элементарного нравственного кода в международных отношениях. Хуже того: этот процесс по существу превратил лицемерие в самый распространенный способ поведения не только в политической или дипломатической сферах, но и на общественном уровне.

Чего стоят дежурные проповеди западных лидеров, сверяющихся со скрупулезно бессмысленным рейтингом всемирной правозащитной организации Human Rights Watch, чтобы укорить ту или иную страну в более или менее бесстыдном несоблюдении прав человека? А ровным счетом ничего, ибо это не больше чем ритуал, призванный показать своим гражданам приверженность их политиков универсальным ценностям.

«Наши сукины сыны» по-прежнему остаются «нашими сукиными сынами» для всех без исключения крупных держав.

В то же время Запад никогда не осмелится применить против, скажем, «российского Голема» (Китая, Пакистана или той же Саудовской Аравии) даже те робкие санкции, которые он совершенно безрезультатно применил против белорусского «батьки» и его окружения. И не только потому, что его высоконравственная забота о качестве российской демократии является своего рода фиговым листком, которым западные политики безуспешно прикрывают заботу, прежде всего, об экономических интересах своих транснациональных компаний. Но главным образом потому, что все прекрасно знают, что российские политики скорее пожертвуют своими авуарами за границей, нежели согласятся ослабить мертвую хватку, которой они вцепились во власть.

Между тем в контексте этих печальных истин становится очевидным обстоятельство, что безобиднейшее нытье западных политиков по поводу изъянов суверенной демократии лишь укрепляет нынешний российский режим, который беспардонно ссылается на это нытье, чтобы успешно убеждать большинство своих сограждан в намерении Запада разрушить Россию. Если американский вице-президент Джо Байден (и иже с ним), недавно посетивший Россию с очередной порцией формальных проповедей, этого не понимает, то упаси нас бог от таких доброхотов, начисто лишенных элементарного воображения.

Если, в свою очередь, внимательнее посмотреть, как западные общества, проникнутые универсальными ценностями, реагируют на поголовную безнравственность мировой политики, то обнаружится, что фиговый листок их вполне удовлетворяет. Другими словами, все те нравственные постулаты, которые должны были стать «моральным кодексом строителей глобализации», оказались своего рода модным хобби, принятым в приличном обществе. И не больше того.

Увы, «сермяжная правда» заключается в том, что надежда на более нравственный или, скорее, менее безнравственный мир, которую международное сообщество питало полтора-два десятилетия назад в предвкушении глобализации, сегодня исчезает на глазах. И в первую очередь потому, что именно глобализация вновь вернула человечество к национальным фантазмам и предрассудкам, которые фактически отбрасывают его к середине прошлого столетия.

А пока что сильные мира сего не питают ни малейших сомнений в собственной моральной безупречности, привычно оправдывая собственную безнравственность ссылками на безнравственность других.

Борис Туманов
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх