,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Лишнего не занимать
  • 22 апреля 2011 |
  • 10:04 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 180613
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Нынешняя неделя ознаменовалась событием, на которое обратили мало внимания наблюдатели: 19 апреля Министерство финансов разместило облигации внутреннего госзайма (ОВГЗ) в объеме гораздо меньшем, чем имевшийся спрос. Государственный долг все еще остается одной из главных тем для правительства. Тот факт, что Украина в этом году платит по внутренним займам больше, чем получает от них, специалисты оценивают по-разному. Независимые эксперты настаивают, что это говорит о насыщение рынка ОВГЗ, представители Минфина – о появившихся ресурсах бюджета. А есть еще и долг внешний…
На первичный аукцион 19 апреля Минфин выставил 8-месячные и двухлетние ОВГЗ, совокупной стоимостью – 5 млрд. грн. По данным инвесткомпании Dragon Capital, общий объем спроса на эти бумаги достиг 3 млрд. грн., а количество заявок – 82. Минфин удовлетворил 33 заявки из 35 поданных по восьмимесячным бумагам, и 37 заявок из 47 по двухлетним бумагам. В результате, ставки отсечения по восьмимесячным бумагам составили 7,5% (средневзвешенный уровень доходности – 7,36%), по двухлетним – 9,4% (средневзвешенный уровень доходности – 9,24%).

Причиной очередного выпуска долговых расписок правительства стал весенний пик выплат по предыдущим обязательствам. По некоторым подсчетам, с 13 апреля по 13 мая 2011 года Министерству финансов нужно изыскать 6,1 млрд. грн. на выплаты по ранее привлеченным гривневым займам. Из них 4,8 млрд. грн. – это собственно выплаты, еще 1,3 млрд. грн. – купоны (другими словами – проценты).

Простая арифметика показывает, что Минфин в очередной раз занял меньше, чем нужно платить по старым долгам. Хорошо это или плохо?

Директор экономических программ УЦЭПИ Василий Юрчишин не видит в такой тенденции ничего позитивного. «Ситуация с внутренним долгом достаточно сложная, – говорит он. – Он продолжает расти. В то время рынок, который поглощает ОВГЗ, а это преимущественно банковский сектор, близок к насыщению. Он просто не может покупать облигации в таком количестве и дальше. В результате складывается «волнообразная ситуация»: после продажи очередной порции ОВГЗ идет пик поступлений финансовых ресурсов, но вскоре настает время расчета по долгам, и мы получаем пик выплат. Меня больше всего тревожит тот факт, что первые три месяца с начала года выплаты по долгам превышали поступления. И так продолжалось до 31 марта, пока Минфин не разместил ОВГЗ на 4,5 млрд. грн. Что будет после насыщения внутреннего ресурса, однозначно спрогнозировать сложно. В любом случае у правительства останется только внешний ресурс, а этого явно недостаточно...», – отмечает Юрчишин.

С мнением независимого эксперта в корне не согласен директор департамента управления государственным долгом Министерства финансов Сергей Макацария. По его словам, когда выплаты превышают поступления – это хорошо. «Если мы можем занимать меньше, чем выплачивать, значит, у нас есть для этого необходимые ресурсы бюджета. Таким образом, государственный долг уменьшается», – говорит он.

Сергей Макацария рассказывает, что на последнем аукционе Минфин сознательно тормозил рынок, чтобы не допустить активные покупки со стороны нерезидентов, среди которых, как правило, присутствуют спекулянты. Он также обратил внимание на то, что расходы на обслуживание новых долгов сейчас втрое ниже, чем заимствований времен Тимошенко.

«Мы сейчас продаем трехмесячные облигации под 5,5%, – говорит г-н Макацария, – в январе 2010 года это было 22%. Проценты по шестимесячным ОВГЗ снизились с 21,4% до 6,5%, по девятимесячным – с 23% до 7,5%, годовые стоят 7,95% в отличие от 24% год назад, двухлетние – 9,40% (24,8%%). Трехлетние – 10, 45%, а стоили – больше 25%».

Размер процентной ставки по облигациям указывает на два момента: доверие к правительству (или другими словами – предсказуемость политического курса страны) и состояние бюджета. Точнее, финансовая устойчивость заемщика.

Если первый фактор, по мнению Василия Юрчишина, сравнивать некорректно, ибо январь 2010 года – это время предвыборного напряжения, что не могло не влиять на цену госзаймов, то второй – бесспорно, играет на руку нынешней власти, несмотря на растущий объем госдолга.

«У нас есть, чем платить, и покупатели ОВГЗ это знают, – говорит Макацария. – Достаточно сказать, что ежедневные остатки на едином казначейском счете не опускаются ниже 20-25 млрд. грн. Это говорит о том, что правительство ведет грамотную бюджетную политику и постоянно располагает наличным ресурсом».

Постепенно меняется и характер заимствования. Прежде всего, внешнего. Правительство Тимошенко, и это общеизвестно (даже рассматривается под микроскопом уголовных дел), использовало деньги Международного валютного фонда для финансирования дефицита бюджета.

МВФ по этому поводу страшно переживал, но все же шел на уступки, понимая, что заставить нашу власть не тратить займы на текущие расходы – невозможно. Все равно будут тратить. Только маскировать станут тщательнее. А там и заблудиться в собственных расчетах недолго.

Поэтому Фонд нас не трогал, хотя в его практике это уникальный случай. Не только нарушение всех мыслимых соглашений и меморандумов, а еще и попрание собственного устава. Ну, не дает МВФ денег на бюджетные программы! Его средства могут использоваться лишь для стабилизации курса и пополнения валютных резервов.

Сейчас, по уверениям представителя правительства, сотрудничество с Фондом (если оно будет продолжено в плане кредитования) пойдет в классическом русле. «В этом году в государственный бюджет ни копейки от Международного валютного фонда не поступит, – заверяет Сергей Макацария. – Все, что будет, если будет, уйдет в резервы Национального банка…».

Пополнение резервов НБУ, на самом деле, одна из самых важных задач в долговой политике Украины. Василий Юрчишин обращает внимание на две цифры: $36 млрд. – золотовалютные резервы НБУ по состоянию на последнее время; $47 млрд. – краткосрочный долг, подлежащий выплате в ближайшей перспективе. Было бы, по меньшей мере, неплохо, если бы эти две цифры сравнялись. О другом пока можно и не мечтать.

Еще один настораживающий индикатор, считает эксперт, заключается в том, что прирост внешних долгов на 20% больше, чем рост инвестиций. К тому же инвестиции, если и заходят в Украину, то направляются преимущественно в банковский сектор, а не в производство. Отсюда вытекает невеселая параллель: внешний долг намного больше объемов экспорта. Другими словами, Украина мало что может сейчас продать на мировых рынках. А если не продавать, то из чего выплачивать долги в будущем?

Впрочем, мнение, что все худшее ждет нас послезавтра, и долги Тимошенко заплатит чуть ли не следующее поколение, не говоря уже о новейших займах, глубоко ошибочно. Платить мы будем здесь и сейчас, и, более того, уже начали это делать.

Именно нынешний 2011 год открыл пятилетку больших выплат. По подсчетам исполнительного директора Международного фонда Блейзера Олега Устенко, в этом году Украине придется вернуть $4,8 млрд. госдолга (облигации плюс платежи по кредитам МВФ). Для сравнения, в прошлом году выплаты по внешнему госдолгу не превышали $1,6 млрд.

Дальше – больше. В 2012 г. Украина должна будет вернуть кредиторам $5,8 млрд., а в 2013-м – больше $8,4 млрд. Тринадцатый год, как ему и полагается быть при такой суеверно-несчастливой цифре, станет самым тяжелым в плане долговой нагрузки на бюджет. Дальше идет снижение выплат, и в 2014-м Украине пока светит погасить лишь $6,3 млрд. Если, конечно, она не нахватает за будущие три года новых краткосрочных займов.

В настоящий момент план по приросту долгов бюджета на внешних рынках составляет $5,4 млрд. Из них $4,5 млрд. – это евробонды. Цифра, надо сказать, не самая оптимистичная, учитывая, что в 2010 году долговых расписок правительства было выпущено в два раза меньше – около $2 млрд.

«Это рискованная ситуация для Украины, – подчеркивает Олег Устенко. – Ведь объем ее долга является близким к 40% ВВП, а анализ мировой экономической практики за последние 100 лет свидетельствует о том, что в этой ситуации существует пятидесятипроцентная вероятность объявления суверенного дефолта. Вместе с тем ситуация не является уникальной. Есть много «если» для развития украинской экономики. И основное – это вопросы, связанные с тем, как далеко может пойти властная команда в проведении реформ, насколько глубокими будут эти реформы и насколько быстрыми», – отмечает он.

Конечно, в вечно живой угрозе отказа государства от уплаты по своим обязательствам (как внешним, так и внутренним) нет ничего ни романтичного, ни приятного. В том числе – для простого человека. Олег Устенко выделяет пять основных симптомов «дефолтной болезни».

«Еще до наступления часа Х происходит, как правило, обесценивание внутреннего долга посредством раскрутки инфляции, – перечисляет он. – Резко возрастает в цене импорт. Доходы населения падают. Выход страны на внешние рынки ограничивается. Займы становятся невероятно дорогими. Но самое главное, что долги никто никому не прощает. Их все равно придется возвращать, через определенное время и уже под другие, «реструктуризационные» проценты».

Однако бояться этого, как минимум, в текущем году и году будущем – не стоит. И не только потому, что на казначейских счетах всегда есть «свежие остатки», как сказал Макацария.

Во-первых, часть внешних долгов корпоративного сектора, которые также создают давление на сектор государственный (например, через механизм перетекания частных банковских займов в госдолг), лишь оформлены как долги. Это инвестиции материнских структур в дочерние. Во-вторых, часть кредитных денег – это товарные кредиты. В-третьих, уровень реструктуризации внешних долгов в прошлом году необычайно высок и превысил 100% (!). Случай редкий и, можно сказать, уникальный.

Но самое главное, что мировой рынок, который тщательно мониторит все происходящее в Украине, пока не выявляет признаков беспокойства. Индикатором его настроения являются так называемые кредитно-дефолтные свопы (CDS): условно говоря, страховка от неисполнения долговых обязательств заемщиками. Чем выше «цифра» CDS – тем вероятнее наступление эпохи «пушного северного зверя».

Так вот, по Греции, которая стоит на первом месте в рейтинге потенциальных «дефолтеров», CDS торгуются по ставке 1 тыс. базовых пунктов. Украина в самые худшие ее времена (полтора-два года назад) ставила рекорд – 3 тыс. базовых пунктов, сейчас эта цифра не превышает 400.

О чем это говорит? О том, что реального риска сейчас нет. Но страхи остались. Хотя это страхи из прошлого. Чтобы они не стали страхами из будущего, власти придется приложить много усилий. И уменьшение порций выставляемых на продажу ОВГЗ, а также снижение затрат на их обслуживание – только незначительная часть комплексной программы финансового выздоровления.

Галина Акимова
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх