,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Хорошие и разные
  • 5 апреля 2011 |
  • 10:04 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 177629
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
Хорошие и разныеУ уставшего от беспрерывных обманов, разочаровавшегося в политиках всех цветов и оттенков народа в очередной раз начинает появляться спрос на партию. Русофобам повезло больше – им подходит «Свобода». Некоторым, правда, Тягныбок сотоварищи представляется слишком радикальным или излишне откровенным, но у «свободовцев» есть как минимум одно преимущество перед постющенковскими «оранжевыми» карликами, равно как и перед натужно демонстрирующими кондовую украинскость лидерами «Фронта перемен» и БЮТ – они еще не успели нагло обмануть своих сторонников.

Русофилам, как всегда, сложнее. Региональные партии, вроде марковской «Родины», узнаваемы только в своем ареале (в данном случае – в Одессе, области и несколько хуже – в Херсоне, Николаеве и Крыму). Общенациональные же политические силы – «мильон терзаний», – что Партия регионов, что КПУ, о ПСПУ вообще уже давно вспоминать столь же неприлично, как о веревке в доме повешенного. Практически все политические проекты, отражающие на общенациональном уровне волю русскокультурного большинства украинских избирателей, – либо коммерционализированная идеология, либо деидеологизированная коммерция. Не удивительно, что они один за другим маргинализируются.

Таким образом, спрос на Русскую партию Украины есть. Самой партии нет. Имеет ли смысл торопиться с ее созданием? Уверен, что нет. Попробую обосновать свою позицию.

Причины слабости и сервильности всех, без исключения, политических партий Украины заключается в том, что они создавались либо под лидера, либо «под ключ» (в надежде продать проект потенциальному лидеру). Фактически формировались не объединения единомышленников, а бюрократические структуры на местах, способные имитировать активную политическую работу. Для этого им была необходима поддержка административная и, в первую очередь, финансовая. Поэтому с первых же дней своего создания партия начинала искать спонсоров. Если находила – становилась крупной политической силой, проходила в парламент, если не находила или теряла – отправлялась в маргинальную часть политического спектра.

При этом определенный (русофильский или русофобский) идеологический окрас использовался лишь на выборах. Дальше же начиналась сборная солянка. Так, например, «регионалы» (спасибо Табачнику) сейчас явно проводят менее русофобскую гуманитарную политику, чем могла бы Тимошенко. Однако, судя по премьерскому «газовому гамбиту» Юлии Владимировны в Москве, внешняя или, по крайней мере, внешнеэкономическая политика «бютовской» власти могла бы оказаться куда более пророссийской, чем та, что реализуется действующей властью (привет Грищенко).

Хочу отметить, что после провала Симоненко президентских выборов 1999 года социально-классовая тематика больше никогда серьезно не возбуждала голосующих граждан Украины. Разделение востока и запада страны приобрело отчетливый этнический характер. На территории Украины окончательно стали формироваться две нации: западно-галицийская и восточно-малороссийская. Как это всегда было, есть и будет – между двумя нациями, формирующимися на одной территории, разгорелся острый конфликт за право считаться истинными автохтонами. Конфликт обострился в результате культурно-лингвистической и, частично, конфессиональной агрессии Галичины в исконно малороссийскую Центральную Украину. По ходу дела, после 2004 года, любая политическая сила, игнорирующая этническую разделенность Украины, теряет голоса и перспективу активного участия в политике.

Именно поэтому Тягныбок легко обыгрывает на западе постющенковцев, тимошенковцев и разного рода «фронтовиков». И это несмотря на то, что большая часть избирателей этих областей не разделяет его радикальных взглядов. Просто нет другого, не скомпрометированного многолетними ложью и воровством, предложения. Именно поэтому вновь обостряется вопрос создания единой мощной Русской партии Украины. Разного рода левые идеологии и их носители, не пройдя модернизации, оказываются такими же вечно вчерашними, как пытающиеся строить современную жизнь по рецептам Михновского–Донцова–Бандеры–Шухевича националисты. Выигрывают те, кто отдает себе отчет – мы находимся на фронтире.

Выигрывают те, кто отдает себе отчет – мы находимся на фронтире. Здесь русский мир столкнулся с галицийским, и мирная конвергенция пока не получилась конвергенция пока не получилась.

Так вот, если строить новую партию на основе идеологии фронтира, противостояния с чуждым этносом, то оппоненты немедленно обвинят ее в попытке раскола страны и в антигосударственной деятельности. Они даже федерализм с сепаратизмом в 2004 году с перепугу перепутали. Если же пойти путем уже действующих политических сил и выдвинуть программу «объединения Украины» на основе невмешательства в дела друг друга, то на следующий день после прихода к власти такая политическая сила начнет «сшивать Украину» за счет уступок Галичине ничуть не хуже, чем это делают сейчас «регионалы».

Наконец, партия, созданная небольшой группой активистов, обречена на прозябание, либо на поход за деньгами к первому попавшемуся олигарху, который и будет руководить партийной деятельностью. В лучшем случае, это будет, по примеру БЮТ или ПР, стая перепуганных бизнесменов, вперемешку с неадекватными идеологами, собранная под лидера – кандидата на высокую должность.

По сути, партия должна вызреть снизу. Только тогда она сможет стать самостоятельной политической силой и сотрудничать с политиками и бизнесом на своих, а не на их условиях. Уже сейчас в Донецке и в Запорожье, в Одессе и в Симферополе, в Луганске и Харькове, в Днепропетровске и в Севастополе, в Киеве и в Житомире, даже во Львове, Тернополе, Ивано-Франковске успешно работают общественные организации (в ряде случаев – региональные партии) вполне русофильской направленности. Фактически это – потенциальные местные ячейки будущей всеукраинской партии.

Несмотря на то, что многие из них ощущают необходимость в «вожде» – лице партии, на самом деле таковой в данный момент им не нужен, даже опасен. Во-первых, они не должны ждать и желать объединения сверху («под фигуру»). С одним человеком, даже, если он лидер политической силы, проще работать оппонентам. Его можно подкупить, запугать, убедить. Тысячи активистов в сотнях структур накрыть невозможно.
С одним человеком, даже, если он лидер политической силы, проще работать оппонентам. Его можно подкупить, запугать, убедить. Тысячи активистов в сотнях структур накрыть невозможно

Во-вторых, для того, чтобы политическая сила была прочна, входящие в нее организации и отдельные активисты должны осознавать необходимость объединения, главное, ощутить кумулятивный эффект от него, в виде резкого повышения узнаваемости, авторитета и резонансности политической силы, к которой принадлежишь. Для этого необходимо поработать друг с другом в режиме независимого взаимодействия.

Социал-демократические кружки в конце XIX – начале XX века согласовывали свою активность и помогали друг другу задолго до проведения первого и второго съездов РСДРП, до избрания ЦК и до раскола партии на большевиков и меньшевиков. Эта партия потому и смогла просуществовать больше ста лет, захватить власть и более 70-и лет ее удерживать, что, несмотря на все последующие извращения и издержки, формировалась снизу – волей объединенных общей идеей активистов.

Только в тот момент, когда интересы совместной работы потребуют более эффективной координации, могут создаваться (опять же, волей снизу, а не по указке сверху) региональные структуры. Когда же, и если, потребуется более высокий уровень взаимодействия – координации уже не отдельных организаций, а их региональных объединений, тогда последние и должны будут определить: какой именно центральный орган и какими полномочиями наделенный им нужен. Чтобы и координировать мог эффективно, и в дела местных организаций не лез.

Согласитесь, что до такой самоорганизации русскокультурному большинству граждан Украины пока далеко, а без нее партия – лишь способ освоения бюджетов узким кругом допущенных лиц.

Поэтому форсирование не вызревшего еще естественно процесса не только неэффективно – губительно для дела. Вспомните, как надежно Ющенко за свою пятилетку скомпрометировал идею украинского национализма «с человеческим лицом». Он маргинализировал абсолютно все партии, поддержавшие его в 2004 году. Если так же искусственно «надуть» Русскую партию Украины, ее лидеры окажутся столь же пустыми, власть она так же бездарно потеряет, однако скомпрометированы будут не только отдельные личности, но и идея.

Эту идею сегодня не может скомпрометировать Янукович. Во-первых, в его обещания образца 2009 года мало кто верил после капитуляций 2004-го и 2007-го годов и всех его «универсалов» с Ющенко. Во-вторых, несмотря на определенные успехи в деле денацификации, при Януковиче доминирующей является объединительноукраинская риторика части его окружения. Таким образом, не только избиратели не считали Януковича радикальным антинационалистическим политиком, но и сам он продолжает дистанцироваться от русскокультурной Украины. Он становится чужим для юго-востока, не становясь своим для запада. В этом трагедия Януковича как политика, но в этом и шанс на окончательный разворот украинской политики на восток, поскольку, компрометируя себя, он не компрометирует идею русской Украины, оставляя политическим преемникам пространство для маневра.

Вспомним нашу историю. На смену никакому Кравчуку, пытавшемуся просто удержаться у власти в условиях слома советской системы, пришел осторожный евроатлантист Кучма, а уже Кучму сменил Ющенко – больший натовец, чем Буш-младший. Сегодня у власти вновь осторожные люди, только дрейфуют они уже в восточном направлении.

Главное теперь – подготовить базу для следующего шага. Мощное общественное движение, если его лидеры не куплены и не прикормлены заранее, развернет в нужном направлении любого президента, любой депутатский корпус. Потому что худо-бедно, но власть на Украине, как бы далека она ни была от народа, легитимизируется только голосами избирателей.

Гарантирую, что если украинской власти издалека показать политическую силу, контролирующую 60% голосов избирателей и требующую объединения в одно государство с Намибией, то на следующий день все действующие украинские политики (и во власти, и в оппозиции) станут потомственными готтентотами в пяти поколениях.


Ростислав Ищенко,
президент Центра системного анализа и прогнозирования



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх