,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Сталь и Снег
  • 29 марта 2011 |
  • 10:03 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 444264
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
Сталь и СнегМало кто сейчас помнит об этом, но в декабре 1914 года Россия оказалась перед угрозой утраты своих южных областей. Спас страну от турецкого нашествия человек, получивший в благодарность на долгие годы ярлык "врага народа"...

Лет 6 или 7 назад я написал статью о Первой Мировой войне. Статья называлась «Забытая война», поскольку в СССР, а потом и в постсоветской России грандиозное международное побоище, названное современниками Великой войной, существовало где-то на дальней обочине информационного поля. Эта война была, но ее как бы и не бело – она не осталась в памятниках, в названиях улиц, песнях, книгах, фильмах. Если же она и оказывалась на страницах советских книг то только как прелюдия к Гражданской войне, полностью существуя в ее тени. Даже от русско-японской войны нам остались песни о «Варяге», Маньчжурских сопках, «Стерегущем», книги «Порт-Артур», «Цусима», «Крейсера»… Первая Мировая запечатлена лишь в романе Пикуля «Моонзунд» и одноименном фильме, снятом на закате Советской империи.

В последние годы ситуация меняется, Великая война приходит на страницы книг и экраны телевизоров, теперь кроме Брусиловского прорыва, рассказывают еще и о Самсоновской катастрофе, Галицийской битве, Великом отступлении… Однако у «забытой войны» по прежнему остаются забытые сражения и даже фронты. Я имею ввиду Кавказский фронт, «забытость» которого, тем обиднее, что это фронт имел наиболее талантливого командующего и самые выдающие результаты, как по территориальным приобретениям, так и по успехам в борьбе с превосходящим числом сильным неприятелем. А турки тогда были сильным и опасным врагом, их войска, обученные германскими инструкторами, отбили все атаки высадившихся на Галиполийском полуострове англо-французских войск, вынудив их, в конце концов, вернуться на корабли. Турецкая армия в отличие от австрийской обладала высоким боевым духом, солдаты зачастую предпочитали смерть плену. Но героизм русских солдат и талант их предводителя Николая Юденича оказались не по зубам победителям англичан и французов. Ровно 94 года назад началось первое крупное сражение последней русско-турецкой войны – Сарыкамышская битва, о ней пойдет речь в этой статье.

Историк русской армии Антон Керсновский так описывает начало борьбы России и Турции: «В те дни, когда все внимание России было устремлено на поля Галиции и Польши и когда казалось, что судьбы нашего Отечества решаются на берегах Немана, Вислы и Сана, небольшая горсть русских воинов готовилась к встрече векового врага на далекой закавказской окраине. Выступление Турции на стороне Центральных держав было предрешено еще в первые дни мирового конфликта, когда 22 июля был заключен германо-турецкий оборонительно-наступательный договор. Султан Махмуд V был в ужасе от предстоящей войны («Воевать с Россией! Но ее трупа одного достаточно, чтобы нас сокрушить»!).

Однако старотурки и сам повелитель правоверных ничего уже не значили в Турции 1914 года. Власть султана существовала там лишь номинально, и в стране после переворота 1908 года безраздельно господствовала младотурецкая партия «Единство и прогресс», возглавляемая пылким и честолюбивым Энвером — убежденным сторонником германской ориентации. Турецкая армия — единственная политическая сила в стране и опора младотурок — была в руках германских инструкторов во главе с генералом Лиманом фон Сандерсом. Начальником Генерального штаба был полковник Бронсар фон Шеллендорф. К началу конфликта Турция была бесповоротно втянута в орбиту германской политики, и союзный договор 22 июля явился венцом обдуманных и планомерных усилий берлинской дипломатии. Прибытие 28 июля в Золотой Рог «Гебена» и «Бреслау» и передача их кайзером Турции было первым результатом столь много обещавшего союза.

Сталь и Снег
На фото: Вступление Турции а Первую мировую войну. Турецкие новобранцы в Стамбуле. 1914 год


Все силы России были отвлечены тяжелой борьбой на Западе. Кавказ оставался почти без защиты. Подобный случай не мог больше повториться. Им надлежало воспользоваться сейчас или никогда. Турции представлялась возможность вернуть все утерянное ею с Кучук-Кайнарджийского мира до Берлинского трактата. Энвер-паша не колебался. Опьяненный германскими «доктринами», окрыленный грандиозными политическими планами, он верил фанатически в свою звезду. И жребий был брошен: в ночь на 16 октября 1914 года германо-турецкие корабли атаковали наши черноморские порты, сумев возвратиться безнаказанно»

Масоны-младотурки, понадеявшись на своих европейских покровителей, ввязались в войну, которая чуть было не привела их страну и народ к исчезновению (по итогам Первой Мировой войны Турция потеряла значительную часть своих азиатских владений, а в 1919 году то что осталось едва не было полностью захвачено Грецией, причем греки в освобожденных областях просто истребляли турецкое население).

Сталь и Снег
Плакат Первой Мировой войны


Вторая половина осени прошла в столкновениях между Кавказской армией и турецкими войсками, где успех сопутствовал то одной, то другой стороне. Русские вошли на территорию Турции, но затем были отброшены превосходящими силами врага, однако смогли остановить его наступление, несмотря на восстание в тылу мусульман Чорохского края (близ Батума). Фронт замер, на Кавказ надвигалась зима, которая, казалось, должна была заморозить активность сторон до весны. Но случилось непредвиденное, как пишет Керсновский:

«В конце ноября в Эрзерум прибыли Энвер-паша и начальник турецкого Генерального штаба полковник Бронсар фон Шеллендорф. Турецкий вождь задумал грандиозный план. Пользуясь всем своим превосходством в силах, он решил уничтожить слабую Кавказскую армию, вторгнуться в пределы России и поднять на русских все мусульманское население Кавказа, Поволжья и Средней Азии. Это должно было привести к созданию великого «Туранского царства» — от Казани до Суэца и от Самарканда до Адрианополя под его, Энвера, главенством.

Это была заветная мечта его жизни. Заклятый враг России, Энвер решил воспользоваться русской смутой для отторжения Туркестана и с этой целью весной 1922 года пробрался из Берлина (где он жил после разгрома 1918 года) в русскую Среднюю Азию, где поднял восстание. Химера эта оказалась для него роковой: при подавлении восстания Энвер был заколот в рукопашном бою».

Энвер задумал с помощью обходного маневра окружить главные силы русской армии и уничтожить их. Командующий турецкой армией посчитал план Энвера авантюрой и подал в отставку, тогда Энвер сам принял командование армией. Не считаясь с холодами он приказал начать наступление.

План операции был составлен в шлиффеновском духе: из трех турецких корпусов один должен был атаковать русских в лоб, сковывая их, а два других совершали глубокий обход. Поначалу Энверу сопутствовал успех, обходящие силы турок отбросили оказавшуюся у них на пути русскую бригаду (Ольтинсикй отряд) и 25-ого декабря вышли к единственной дороге, по которой снабжалась русская армия у города Сарыкамыш. В это время в городе случайно оказалось несколько взводов, 100 только что прибывших из училища подпоручиков, несколько случайных команд 2 горных пушки и 16 пулеметов. Главное же, что там оказался проездом полковник Букретов, который за несколько часов организовал из всего этого отряд и отбил атаку 28-ой пехотной дивизии турок.

Командовавший 2-ым Туркестанским корпусом генерал Николай Николаевич Юденич срочно двинул к Сарыкамышу ближайшие части, однако и турки продолжали прибывать. 27 декабря здесь уже боролись 15 русских батальонов против 51 турецкого. Командующий Кавказской армией генерал Мышлаевский пал духом, чтобы спасти хотя бы часть армии он приказал всеобщее отступление и покинул войска. Катастрофу предотвратил Юденич, продолжавший упорную оборону Сарыкамыша, подтягивая сюда войска. И все атаки турок разбились о нечеловеческое упорство русских войск.

Однако Николай Николаевич смог не только спасти от гибели, чуть было не попавшие в мешок два русских корпуса, но и погубить оба турецких корпуса, пытавшихся этот мешок затянуть. Он сам перешел в наступление, отрезая 9-му и 10-му турецким корпусам пути отхода.

Сталь и Снег
На фото: Генерал Юденич беседует с князем Орловым на перроне вокзала в Батуме 4 апреля 1916 года. Левее адмиралы Каменко и Римский-Корсаков


Несмотря на упорное сопротивление турок, они были разбиты. «Преследуя бежавших турок, 14-я рота 154-го пехотного Дербентского полка капитана Вашакидзе захватила блестящей атакой в штыки 8 стрелявших орудий, взяв в плен командира 9-го турецкого корпуса Исхана-пашу с его штабом, начальников 17-й, 28-й и 29-й дивизий с их штабами, 107 офицеров и 2000 аскеров. Окруженный неприятелем, капитан Вашакидзе, имевший при себе едва 40 солдат, не растерялся. Он выдал себя за парламентера и так сумел запугать турок (сказав, что за лесом у нас три полка), что те после короткого колебания положили оружие. Храбрый и любимый войсками Исхан-паша — турецкий Корнилов — бежал из русского плена в 1916 году через Афганистан и Персию и с отличием сражался вторую половину войны против англичан» – так описывает эти бои Керсновский.

2 января 9-й корпус был окружен и через два дня его остатки положили оружие. Остатки 10-ого корпуса бросив артиллерию, бежали через заснеженные горы, они избежали плена, но спаслись немногие – лютые морозы в диких горах косили изможденных солдат не хуже вражеских пуль.

Энвер-паша успел покинуть погибающие корпуса, добравшись до 11-ого корпуса, который первоначально лишь сковывал русских, он бросил его в неистовую атаку на части русского 1-ого Кавказского корпуса. Пытаясь помочь своим погибавшим под Сарыкамышем войскам Энвер лично водил солдат в атаку, однако сломить бойцов генерала Берхмана ему не удалось. Весь 11-й турецкий корпус полностью полег в этих отчаянных атаках, а русская 39-ая дивизия получила название «железной»…

Сталь и Снег
На фото: Кавказский фронт. Пулеметная команда.


Юденич, назначенный к тому времени уже командующим Кавказской армии, начал общее наступление. 11-й турецкий корпус был разгромлен и русские войска, преследуя врага, вторглись на территорию Турции. К 17 января преследование было прекращено, Сарыкамышская битва завершилось. Из 90-тысячной турецкой армии, уцелело лишь 12 тыс. человек. 15 тыс. попали в плен, все остальные погибли. Русская армия из 63 тыс. бойцов потеряла 20 тыс. убитыми и ранеными и 6 000 обмороженными.

Так блестяще закончилась для России эта операция, поначалу грозившая обернуться поражением. Русские войска показали в этом сражении замечательную стойкость и отвагу, а их командир – Николай Николаевич Юденич (впоследствии возглавлял белые силы на северо-западе России) выдержку, талант и решительность настоящего полководца. Он имел мужество не только принять решение бороться против многократно превосходящего врага, но и сделать это вопреки приказу своего начальника.

Читатель, полагаю уже заметил активное цитирование в статье «Истории русской армии» А.А. Керсновского. Живость языка и обилие опускаемых академическими историками фактов заставляют меня очень тепло относится к этой книге. Посему не могу удержаться, чтобы не привести еще одну интересную цитату; дело в том, что к Сарыкамышской победе приложил руку еще один человек, имя которого многие советские и либеральное историки с победами обычно не связывают: «За несколько дней до разразившегося внезапно турецкого нашествия Кавказ посетил Император Николай Александрович. Поездка Государя (на виду турецких пикетов) была очень рискованной, но чрезвычайно подняла дух войск, которым суждено было через десять дней явить сверхчеловеческое напряжение».

Артем Перевощиков



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх