,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Гибель космонавта. Сгореть заживо при посадке...
  • 21 марта 2011 |
  • 17:03 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 509001
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
Самой первой жертвой советских космических полетов, по-видимому, нужно считать члена первого отряда космонавтов Валентина Бондаренко. Он погиб 23 марта 1961 года во время тренировок в сурдокамере научного института. Будущему космонавту было всего 24 года. Когда он отцеплял от себя медицинские датчики, то обтер тело ваткой, смоченной спиртом, и выбросил ее. Ватка случайно попала на электронагреватель, и камера, насыщенная кислородом, вспыхнула. Загорелась одежда. Дверь камеры не удавалось открыть в течение нескольких минут. От шока и ожогов Бондаренко скончался. После этого случая было принято решение отказаться от проектирования космических аппаратов с обогащенной кислородом атмосферой. Но сам инцидент был скрыт советским правительством. Если бы не эта секретность, то, возможно, удалось бы избежать гибели троих американских астронавтов при аналогичных обстоятельствах.

Гибель космонавта. Сгореть заживо при посадке...


23 апреля 1967 года при возвращении на Землю произошел отказ парашютной системы корабля "Союз-1", в результате чего погиб космонавт Владимир Комаров. Это был испытательный полет "Союза". Корабль, по всеобщему признанию, был еще очень "сырым", запуски в беспилотном режиме заканчивались неудачами. 28 ноября 1966 года запуск "первого" автоматического "Союза-1" (который позже в сообщении ТАСС был переименован в "Космос-133") закончился аварийным сходом с орбиты. 14 декабря 1966 года пуск "Союза-2" также окончился аварийно, да еще и с разрушением стартового стола (открытой информации об этом "Союзе-2" не было). Несмотря на все это, советское политическое руководство настояло на срочной организации нового космического достижения к 1 мая. Ракету спешно готовили к старту, первые проверки выявили более сотни неполадок. У космонавта, который должен был отправиться на "Союзе", после сообщений о таком количестве неисправностей поднялось кровяное давление, и врачи запретили отправлять его в полет. Вместо него уговорили лететь Комарова, как более подготовленного (по другой версии, решение, что "Союз-1" будет пилотировать Владимир Комаров, было принято еще 5 августа 1966 года, его дублером назначили Юрия Гагарина).
Корабль вышел на орбиту, но неполадок оказалось так много, что его пришлось срочно сажать (в энциклопедиях советского времени написано, что программа полета была выполнена успешно). По одной из версий причиной катастрофы явилась технологическая небрежность некоего монтажника. Чтобы добраться до одного из агрегатов, рабочий просверлил отверстие в теплозащитном экране, а затем забил в него стальную болванку. При входе спускаемого аппарата в плотные слои атмосферы болванка расплавилась, струя воздуха проникла в парашютный отсек и сдавила контейнер с парашютом, который не смог выйти полностью. Комаров выпустил запасной парашют. Тот вышел нормально, но капсула начала кувыркаться, первый парашют захлестнул стропы второго и погасил его. Комаров потерял какие-либо шансы на спасение. Он понял, что обречен, и на всю Вселенную материл наших правителей. Американцы записали его душераздирающие разговоры с женой и друзьями, жалобы на нарастание температуры, предсмертные стоны и крики. Владимир Комаров погиб при ударе спускаемого аппарата о землю.
Минавиапром, ответственный за парашютную систему, предложил свою версию ее отказа. При спуске на нерасчетной высоте в разреженной атмосфере произошел отстрел крышки стакана, в котором были уложены парашюты. Возник перепад давлений в стакане, вмонтированном в сферу спускаемого аппарата, вследствие этого - деформация этого стакана, защемившего основной парашют (вытяжной меньшего размера раскрылся), что привело к баллистическому спуску аппарата и большой скорости при встрече с землей.

Гибель космонавта. Сгореть заживо при посадке...


Космонавты Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев погибли 30 июня 1971 года при возвращении с первой орбитальной станции "Салют-1", тоже при спуске, из-за разгерметизации спускаемого аппарата космического корабля "Союз-11". На космодроме перед стартом основной экипаж (Алексей Леонов, Валерий Кубасов и Петр Колодин) был заменен дублирующим (Добровольский, Волков, Пацаев). Трагедии могло не быть, если бы не политические амбиции. Поскольку американцы уже летали на Луну на трехместных кораблях Apollo, требовалось, чтобы и у нас летело не менее трех космонавтов. Если бы экипаж состоял из двух человек, они могли быть в скафандрах. Но три скафандра не проходили ни по весу, ни по габаритам. И тогда было решено лететь в одних спортивных костюмах.
12 октября 1964 года Владимир Комаров, Константин Феоктистов и Борис Егоров тоже отправились в полет на "Восходе" в тесной кабине, изначально рассчитанной на одного человека (точно в такой летал Гагарин). Из нее в целях экономии пространства убрали единственное кресло для катапультирования, а сами космонавты полетели не в защитных скафандрах, а налегке - в спортивных костюмах. Провожая их, Королев обнимал каждого и говорил: "Уж ты прости меня в случае чего. Я человек подневольный". Тогда пронесло.
Спуск "Союза-11" проходил нормально до высоты 150 км и момента обязательного перед входом в атмосферу разделения корабля на три части (при этом от спускаемого аппарата кабины отходят бытовой и приборный отсеки). В момент разделения, когда корабль находился в космосе, неожиданно открылся клапан дыхательной вентиляции, соединяющий кабину с наружной средой, который должен был сработать гораздо позже, у самой земли. Почему открылся? По признанию специалистов, это точно не установлено до сих пор. Скорее всего - из-за ударных нагрузок во время разрыва пироболтов при разделении отсеков корабля (два пироболта находились недалеко от клапана дыхательной вентиляции, микровзрыв мог привести в движение запирающий шток, из-за чего и открылась "форточка"). Давление в спускаемом аппарате падало столь стремительно, что космонавты потеряли сознание, прежде чем смогли отстегнуть ремни и вручную закрыть дырку размером с пятикопеечную монету (впрочем, есть свидетельства, что Добровольский успел-таки освободиться из "сбруи", но не более того). У погибших были обнаружены следы кровоизлияния в мозг, кровь в легких, повреждение барабанных перепонок, выделение азота из крови. Трагедия поставила под сомнение надежность советской космической техники и на два года прервала программу пилотируемых полетов. После гибели Добровольского, Волкова и Пацаева космонавты стали летать только в специальных костюмах. Были срочно предприняты кардинальные меры, гарантирующие безопасность людей в случае разгерметизации спускаемого аппарата.
5 апреля 1975 года произошла авария третьей ступени ракеты-носителя корабля "Союз-18/1". К счастью, система спасения сработала безупречно. С перегрузкой в 22 g она оторвала космический корабль от ракеты и отбросила его по баллистической траектории. Спускаемый аппарат с космонавтами совершил суборбитальный космический полет. Посадка произошла в труднодоступных районах Алтая на краю обрыва и лишь благодаря случаю закончилась благополучно. Космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров остались живы.
26 сентября 1983 года при старте космического корабля Союз-Т10 загорелась ракета-носитель. Автоматическая система спасения не сработала. Через двенадцать секунд после появления пламени стартовый персонал нажал кнопку катапультирования (запустить этот процесс можно только при условии, что два человека нажмут каждый свою кнопку: первый - ответственный за ракету, второй - за корабль. Эти двое и спасли экипаж, одновременно нажав кнопки пуска системы спасения). Капсула с космонавтами Владимиром Титовым и Геннадием Стрекаловым была отстрелена от ракеты с перегрузкой в 15-18 g и благополучно опустилась в стороне от стартового комплекса, на расстоянии 4 км от ракеты, которая взорвалась через 2 секунды (точнее, 1,8 с) после отделения капсулы. Система аварийного спасения космонавтов (САСК), разработанная под руководством академика Жукова, спасла жизнь космонавтам. За тот сентябрьский старт летчики–космонавты не получили ни наград, ни очередных званий. Официальная советская пресса этот эпизод проигнорировала.
В постсоветское время, несмотря на плачевное состояние российской космической индустрии, человеческих жертв не было. Впрочем, и летали в космос меньше. Была череда различных технических неполадок, которые уже не были столь надежно спрятаны от публики и журналистов, как раньше. Вопреки высокомерию американцев (чего только стоят кадры из блокбастера "Армагеддон", где русский космонавт, затерянный на "Мире" и похожий на бомжа, поросший щетиной и непрерывно прикладывающийся к бутылке, с помощью монтировки и такой-то матери чинит сложный буржуазный агрегат) космонавтам на орбите каким-то чудом удавалось справиться с одряхлевшей техникой. Вероятно, сказываются многолетние "тренировки", к которым безалаберное государство и неистребимая бюрократическая система вынуждает не только каждого нашего космонавта, но и любого гражданина. Ну и всяческая смекалка и дополнительные средства спасения, которыми наши инженеры снабжают космические корабли, не особо надеясь на то, что какой-нибудь очередной механик не просверлит очередное лишнее отверстие в обшивке.

На пути освоения космоса жертв и аварий не удалось избежать ни нам, ни американцам

23 марта 1961 г. В сурдокамере научного института во время эксперимента погиб Валентин Бондаренко, входивший в первый отряд космонавтов. Причина - пожар, возникший по неосторожности.
27 января 1967 г. Во время наземной подготовки к предстоящему старту к Луне на американском корабле Apollo от случайной электрической искры вспыхнул пожар. Ни астронавты В.Гриссом, Э.Уайт и Р.Чаффи, ни наземные службы ничего не успели предпринять. Это первая официально объявленная потеря.
24 апреля 1967 г. При возвращении корабля "Союз-1" из космоса погиб космонавт Владимир Комаров. К катастрофе корабля привело скручивание строп парашюта.
14 апреля 1970 г. Едва не закончился трагически полет астронавтов Д.Ловелла, Д.Суиджера и Ф.Хейса к Луне. На четвертые сутки полета на корабле взорвался бак с кислородом, который повредил двигательную установку служебного модуля.
30 июня 1971 г. При возвращении из космоса погибли Г.Добровольский, В.Волков и В.Пацаев.
5 апреля 1975 г. Из-за отказа третьей ступени ракеты-носителя корабль "Союз" упал в горах Алтая, но космонавты В.Лазарев и О.Макаров остались живы.
26 сентября 1983 г. При старте космического корабля произошел взрыв ракеты-носителя. Буквально за две секунды до взрыва капсула с космонавтами В.Титовым и Г.Стрекаловым была отстреляна от ракеты и совершила посадку в стороне от стартового комплекса.
28 января 1986 г. Самая крупная трагедия: корабль Challenger взорвался после 75 секунд полета. Миллионы людей, наблюдавшие этот старт по телевизору, увидели, как на высоте около 16 км над Землей вспыхнул огненный шар. Погибли семь астронавтов, в том числе учительница Криста Маколифф.
23 июля 1999 г. Через пять секунд после старта американского корабля Columbia из-за короткого замыкания вышли из строя электронные блоки управления сразу двух из трех основных двигателей корабля. От аварии экипаж спасли хладнокровие первой женщины-командира шаттлов Айлен Коллинз и многократное резервирование всех основных систем космического аппарата.

Две могилы космонавта
СЛЕЗЫ ЮРИЯ ГАГАРИНА


Первый космонавт планеты, назначенный дублером к Владимиру Комарову, к тренировкам относился со всей серьезностью. Он долго добивался, чтобы его включили в состав одного из экипажей, и Королев наконец-то пообещал убедить Кремль разрешить полет оберегаемому первому космонавту мира. Только просил потерпеть до нового корабля. Гагарин всегда верил главному инструктору и терпеливо ждал. Дублеры основного экипажа были всегда готовы к полету: замена могла произойти за считанные дни, а то и часы до старта. В 1971 году, всего за два дня до старта, у космонавта Кубасова врачи заметили какие-то странные затемнения в легких. Позже выяснилось, что у него была всего лишь аллергия на полевые цветы, которыми были покрыты степи Байконура. И тогда Кубасова и его экипаж в составе А. Леонова и П. Колодина отстранили от полета, и вместо них в космос полетели Волков, Добровольский и Пацаев. При посадке от разгерметизации кабины они погибли... В первые часы о гибели Владимира Комарова знали только в Кремле. Л. Брежнев лично распорядился никому ничего не говорить: страна готовилась к Первомаю. В Москве, да и по всему Союзу тысячи людей ждали новостей о космическом полете. Накануне по телевизору показывали КВН, который в то время смотрела вся страна. И когда одна из команд вынесла плакат с нарисованным космическим кораблем и надписью «В космосе - «Союз-1»!», зрители буквально носили на руках участников передачи, как будто это они сами были героями космоса. В то время народ любил и восхищался покорителями космоса. А на следующий день о полете не прозвучало ни одного сообщения. Стало ясно - произошло что-то нехорошее... Одним из немногих, которому рассказали сразу все, и был Юрий Гагарин. Он сразу же вылетел на место трагедии. Люди были измотаны физически и подавлены морально. Юрий Алексеевич где-то раздобыл буханку черного хлеба, кусок колбасы и бутылку водки. Налил стакан, залпом выпил и заплакал. Товарищи впервые в жизни увидели этого мужественного человека плачущим. Он по-человечески любил Володю... Когда представители правительства улетели из Орска с останками погибшего космонавта в Москву, на месте трагедии военные и инженеры продолжили поиски. Они нашли новые фрагменты тела Владимира Комарова, но докладывать в Центр не стали. 25 апреля 1967 года, за сутки до официальных похорон в столице, товарищи сами похоронили в степи все, что удалось найти. Так что фактически это первая могила космонавта Комарова. На земельный холм заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза С. Анохин положил военную фуражку. Она не принадлежала погибшему - просто есть такая традиция оставлять фуражку летчика на его могиле... На первую (по сути - вторую) могилу у Кремлевской стены приходят почтить память героя официальные лица, руководители страны, зарубежные гости. На вторую (первую!) в районе города Орска - только самые близкие: родственники, космонавты, друзья...

Гибель космонавта. Сгореть заживо при посадке...


«СПАСИБО ВСЕМ...»

К месту падения «Союза-1» с поисковых самолетов были сброшены парашютисты. Корабль был сильно разрушен и горел. Пожар тушили собственными куртками, забрасывали пламя землей и до последнего надеялись на чудо. Надежда исчезла, когда среди обломков спасатели нашли человеческие останки. От тела Владимира Комарова не осталось почти ничего... О гибели космонавта Комарова было всего одно сообщение ТАСС: «При открытии основного купола парашюта на высоте семи километров, по предварительным данным, в результате скручивания строп парашюта космический корабль «Союз-1» снижался с большой скоростью, что явилось причиной гибели Владимира Михайловича Комарова». И никаких подробностей. Возможно, это и породило множество мифов, слухов, домыслов и легенд о полете. Говорили, что еще в полете Комаров попрощался с женой и руководителями государства. Прошел слух, что при посадке космонавт крыл матом правительство, ЦК КПСС и лично Леонида Ильича. Была сплетня, что Комаров жив, но сильно обгорел, и его «упрятали в психушку», объявив погибшим. Утверждали, что останки космонавта так разбросало по степи, что собрать ничего не удалось, и в Кремлевской стене замуровали пустую урну...
23 апреля 1967 года космический корабль «Союз-1» успешно вышел на расчетную орбиту. На этом хорошие новости заканчивались. Позже одной из легенд было, что Комаров, убедившись в неизбежности своей гибели, позвонил семье, чтобы попрощаться, а потом разговаривал с председателем Совета министров СССР А. Н. Косыгиным, которому рассказал о причинах своей гибели. Этого не могло быть по простой причине - звонки из орбиты стали возможны лишь в 1994 году, со станции «Мир».
На пленке (подлинной!), которая сохранила голос Владимира Комарова посекундно, отчетливо слышны все команды Земли и доклады космонавта. Голос его спокойный, ровный, как говорится, «штатный». Первый доклад о том, что не открылась левая солнечная батарея. Из-за этого и стали происходить все дальнейшие беды. Одна батарея не могла полностью обеспечить электроэнергией все системы корабля. Возникла угроза их отключения, и тогда «Союзом» нельзя будет управлять, не запустится двигатель, перестанет поступать воздух и удалится углекислота, отключится обогреватель и корабль замерзнет.
Единственную открытую батарею Комаров попытался навести на Солнце, подзарядиться от него, хотя управлять однокрылым кораблем было непросто. Аккумуляторы «Союза» стали быстро разряжаться. Вдобавок ко всему на корабле отказали датчики ориентации, т. е. он практически «ослеп», а это означало, что автоматически вернуться на Землю уже не получится. При ручной же посадке одно малейшее неточное движение - и «Союз» мог уйти на свою «вечную» орбиту... Однако на Земле, в госкомиссии, считали, что неполадки не существенны и требовали готовить к запуску второй «Союз». И только вмешательство и настойчивость академика Келдыша, по сути, спасли жизнь троим космонавтам: Елисееву, Хрунову и Быковскому, так как гибель «Союза-2» была предрешена, поскольку корабли были «близнецами»...
Перед Владимиром Комаровым стояла практически невыполнимая задача - вручную посадить неуправляемый корабль на Землю. Все переговоры с товарищем на орбите вел Юрий Гагарин - он был последним, кто общался с Комаровым. Мы воспроизводим подлинную запись их переговоров: «Рубин, я Заря, как слышите меня, прием». Комаров: «Я Рубин, слышу вас отлично. Не могу открыть левую половину батареи,открылась только правая батарея, прием». Это первый доклад космонавта. И разговор перед посадкой: Гагарин: «Все нормально, я Заря». Комаров: «Понял вас». Гагарин: «Готовьтесь к заключительным операциям, повнимательнее, поспокойнее, сейчас будет автоматический спуск с лунной ориентацией, нормальный, настоящий». Комаров: «Понял вас». Гагарин: «Я Заря, как самочувствие, как дела, прием». Комаров: «Все в порядке, я Рубин, прием». Гагарин: «Понял вас». Комаров: «Нахожусь в среднем кресле, привязался ремнями» Гагарин: «Вот тут товарищи рекомендуют дышать глубже. Ждем на приземлении». Комаров: «Спасибо передайте всем...».
На этом связь оборвалась - корабль вошел в атмосферу Земли. Спускаемый аппарат шел на посадку. Корабль засекли из поисковых самолетов, и летчики доложили: «Видим аппарат, идет на посадку, открылся вытяжной парашют». Потом тягостное молчание перед роковым: «Горит на Земле». Какими были последние минуты жизни Владимира Комарова, никто не узнает никогда - бортовой магнитофон расплавился, бортжурнал сгорел. Самая распространенная легенда, что пилоты поисковых самолетов слышали матерную брань космонавта, не выдерживает никакой критики: связь возможна была только через антенны на стропах основного парашюта, который так и не раскрылся...
Когда в ночь на 25 апреля останки Комарова привезли в госпиталь им. Бурденко, туда же приехал маршал авиации К. Вершинин, чтобы лично убедиться: возможно или нет торжественное прощание с погибшим. Увидев, что осталось от космонавта, маршал дал команду останки немедленно кремировать...
Причины катастрофы «Союза» расследовала комиссия во главе с Д. Устиновым, курировавшим в то время вопросы освоения космоса. Официальная версия была: «Стечение ряда факторов, носящих случайный характер». Космонавтам первого отряда о причинах гибели их товарища рассказали на специальном собрании с показом документальных кадров трагедии. Они должны были быть готовыми к любой ситуации... А причина трагедии была чисто технической: вытяжной парашют не в состоянии был (попросту не хватило мощности) вытащить основной, который заело, т. к. давлением были сжаты стенки контейнера, бывшие недостаточно жесткими. Виновными были признаны конструкторы, разрабатывавшие парашютный отсек корабля, и создатели самой парашютной системы. Главного конструктора и начальника Института парашютных систем Ф. Ткачева сняли с занимаемых должностей, был наказан один из заместителей В. Мишина.
Через полтора года после гибели Владимира Комарова «Союз» снова полетел в космос с Георгием Береговым на борту. А еще через полгода, в январе 1969 года, на орбите удалось-таки состыковаться двум кораблям, и два космонавта, Е. Хрунов и А. Елисеев, перешли через открытый космос из одного «Союза» в другой. Они выполнили то, что должны были сделать в том трагическом полете. С 1971 года «Союзы» не подводили ни разу, американцы признали этот корабль самым старым, но самым надежным космическим аппаратом, в отличие от их «Шатла».
По планам, «Союз» должен еще летать, как минимум, до 2014 года. В истории мировой космонавтики не было, нет и вряд ли когда-нибудь появится космический корабль, который имел бы полувековую жизнь, которую дал ему Владимир Комаров в обмен на свою...

obozrevatel.com



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх