,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Ад для Французского иностранного легиона
0
Как же случилось так, что именно плохо вооруженные по сравнению с французами вьетнамские повстанцы нанесли Легиону самое страшное поражение в его истории? Тем более, что у французов, в отличие от вьетнамцев, были танки и новейшая авиация. Ответ на этот вопрос можно найти, проанализировав первое серьезное сражение в ходе этой битвы, произошедшее 13 марта 1954 года.

Тогда вьетнамцы за считаные часы уничтожили батальон легионеров из легендарной 13-й полубригады, которую многие причисляли к победителям знаменитого немецкого полководца Роммеля при Бир-Хакейме.

Напомним, что начавшаяся в 1945 году война за освобождение Индокитая от французского колониализма продолжалась уже почти десять лет. Несмотря на безвыходную ситуацию Париж не хотел дарить Вьетнаму независимость, требуя от военных как можно скорее покончить с восстанием.

Казалось, что тогдашний главком Салан нашел для этого верный способ, создав в проблемных районах "дикобразы" — мощные военные базы, обладающие поддержкой авиации и артиллерии. Это показал пример базы На Сан, чей гарнизон (основу которого составили легионеры) успешно отразил в 1952 году атаки лучших вьетнамских бойцов.

Новый главком Наварр решил развить тактику Салана. Он задумал "перенести На Сан" на север Вьетнама, где находился главный оплот повстанцев, и, опираясь на такую базу, уничтожить их в генеральном сражении.

В ноябре 1953 года в Дьен-бьен-фу высадился французский десант, выстроивший там мощную оборону. К началу сражения гарнизон базы насчитывал 12 тысяч военных. За время боев по воздуху туда было доставлено дополнительно свыше трех тысяч бойцов. Около трети из них были легионерами.

База представляла собой несколько секторов обороны. Главный центральный сектор прикрывали несколько периферийных, без овладения которыми его невозможно было взять. Одним из них был опорный пункт "Беатрис", занимаемый усиленным (750 человек) батальоном 13-й полубригады Легиона.

Это подразделение было хорошо знакомо и вьетнамцам: оно удержало свои позиции в 1952 году в На Сан, несмотря на все усилия вьетнамцев. И теперь им нужно было взять реванш.

Прежде чем начинать сражение, вьетнамцы досконально изучили месторасположение сил противника. Их военная разведка действовала выше всех похвал. За несколько дней до начала боя ее бойцы умудрились пробраться на "Беатрис" и пленить командира одной из рот, занимавших это укрепление.

Тот даже не пытался что-то скрывать, снисходительно отвечая на задаваемые ему вьетнамским командующим Зиапом вопросы. О причинах такой откровенности этот бывший подполковник гитлеровской армии заявил так: "Все равно вам не взять мощных укреплений "Беатрис".

Во-первых, он был уверен, что у вьетнамцев нет тяжелой артиллерии для разрушения оборонительных сооружений базы. Во-вторых, он рассчитывал на помощь из центрального сектора, и, в-третьих, как он сам заявил вьетнамцам, французы установили на "Беатрис" для отражения столь любимых вьетнамцами атак в темное время суток пулеметы, приспособленные для стрельбы ночью.

Тем не менее, вечером 13 марта вьетнамцы начали штурм. Полчаса 40 орудий и минометов калибра 75-120 милиметров беспощадно били по занимаемым легионерами холмам. Французы пытались их подавить огнем артиллерии с центрального сектора, но неудачно: вьетнамцы надежно укрыли свои орудия в подземных бункерах. Участник этого боя, сержант Kubjak позднее писал: "Казалось, "Беатрис" исчезла. Снаряды сыпались, как дождь, и хоронили бункер за бункером, окоп за окопом и вместе с ними людей и оружие. Летели камни, бревна и земля. Легионеры пали духом. Везде лежали убитые и раненые. Откуда у вьетнамцев столько орудий, извергавших такую адскую мощь?"

Французы не учли того, что вьетнамцы смогут перетащить вручную по горам и джунглям подаренные им Советским Союзом гаубицы. Один из таких снарядов обезглавил "Беатрис", убив ее командира Пего.

И вот две тысячи вьетнамцев устремились на штурм. Французская артиллерия с центра открыла по наступавшим бешеный огонь, которым, в частности, были убиты командиры одной из рот и разбито безоткатное орудие. Однако она была накрыта огнем вьетнамских орудий.

Вьетнамцы расчистили путь от мин и проволочных заграждений с помощью смертников. После этого они ворвались в расположение 1-й роты врага. Применяя гранаты и штыки, они подавили ее сопротивление всего через час после начала штурма.

С другой ротой было сложнее. Дорогу штурмующим преградил сильный огонь из дота. Справиться с ним удалось ценой жизни начальника штурмовой группы Фан Динх Гиота, закрывшего грудью его амбразуру.
После этого вьетнамцы перебили врагов в рукопашном бою.

Позднее французы придумали миф о гибели этой роты. Они утверждали, что когда вьетнамцы ворвались на ее командный пункт, легионные офицеры вызвали огонь артиллерии с центрального сектора на себя. Впрочем, как показали потом пленные легионеры, связь с центральным сектором у них пропала вскоре после начала вьетнамцами обстрела.

Самым сложным оказался последний опорный пункт. Уничтожили его благодаря храбрости и находчивости офицера Хиеу, который, рискуя жизнью, уничтожал огневые точки противника в упор, подтащив безоткатные орудия к цели под бешеным огнем противника. Вскоре вьетнамцы забросали гранатами последние доты противника.

Легионеры так и не дождались реальной помощи из центрального сектора. Командование базы во главе с полковником де Кастри после попадания вьетнамского снаряда в бункер находилось в состоянии прострации.

Батальон Легиона прекратил свое существование. Более 200 легионеров бежали с боевых позиций. На рассвете вьетнамцы разрешили французам забрать своих раненых.

Вьетнамский командующий Зиап вспоминает: "Санитаров сопровождали два капеллана и легионеры. На их лицах был ужас. Стальная крепость "Беатрис" лежала в руинах, ее застилал дым. Доты, окопы и блокгаузы были уничтожены. Санитары забрали лишь 14 раненых. Один из них скончался на руках капеллана".

Один из старших французских офицеров, Ланглэ, удивлялся тому, что произошло. Но разгром "Беатрис" не был виной легионеров. В общей сложности они держались 5,5 часа, но без помощи "из центра" были обречены. Учитывая отделявшее их от него расстояние в 2,5 километра, они вполне могли получить ее через полчаса после начала штурма. Но этого не произошло.

Не оправдалась и ставка на пулеметы с ночными прицелами. Часть пулеметчиков погибла во время артобстрела. Часть вообще отказалась стрелять и сдалась в плен. Одни сделали это сознательно, будучи коммунистами по убеждению. Другие же сделали на допросе такие признания: "Когда вы начали артподготовку, стало очень страшно. Я лег на дно окопа и лежал там, пока меня не взяли в плен".

Дьен-бьен-фу начала отсчет своих последних дней. Расплатой за ошибки Парижа стали позор разгрома в колониальной войне, равного которому еще не было в истории, и тысячи напрасно загубленных солдатских жизней.
page



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх