,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


От бунта к восстанию
  • 1 марта 2011 |
  • 13:03 |
  • ЧР |
  • Просмотров: 40262
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
0
Первая часть тезисов связана с конкретной ситуацией, в которой мы сейчас оказались. Вопрос в том, какая деятельность революционеров будет адекватна данному моменту. Тезисы приводятся безапелляционно, просто потому что развернутое подтверждение их было бы весьма объемным. Кроме того, оно содержится во многих статьях социально-революционных групп, анализирующих опыт последних лет.

1. Ориентация на революцию

Капиталистическая система на наших глазах в очередной раз входит в жестокий кризис. Включение всей планеты в глобальный рынок сокращает возможности роста за счет докапиталистической периферии. Дешевый кредит в странах капиталистического центра заканчивает свое существование в текущий кризис. Эксплуатация в странах третьего мира доходит до предела того, что может физически вынести человек.

Ситуация не оставляет эксплуататорам всего мира другого выхода, кроме как решать проблемы системы за счет эксплуатируемых. Мы видим это уже сейчас. И это только начало, учитывая то, что служителям капитала отступать некуда.

На фоне всего приближается гибель экосистемы планеты, исчерпание ресурсов и усугубляется проблема голода и перенаселения.

Все это означает, что нас ждут глобальные потрясения хотим мы этого или нет. Как бы ни развивался капитализм в будущие годы или десятилетия, это не будет спокойным ростом. Противоречия капиталистической системы могут быть разрешены так, что эксплуатируемым не поздоровиться, либо через социальную революцию.

В этих условиях реформистская позиция совершенно безумна. Современные социалисты должны безусловно ориентироваться на революционную перспективу. Сама логика ситуации не оставляет какого-либо другого пути.

2. Отказ от строительства легальных «широких организаций», «коалиций социальных движений» и прочего

Попытки ориентироваться на строительство проектов, объединяющих различные легальные правозащитные и социальные инициативы не могут поспособствовать социальной революции. Левые защитники подобных затей говорят, что подобные проекты способствуют распространению коллективистских взглядов и защищают права людей уже сейчас. А невозможность легальным путем достичь серьезных социальных завоеваний вроде как приводит людей к революционным взглядам.

На практике же до сих пор подобные проекты как максимум приводили к образованию очередной подпорки капиталистической системы. Ну или вообще ни к чему, кроме разочарования. Нет оснований считать, что в будущем ситуация изменится. Происходит это потому, что легальные профсоюзные, социальные и правозащитные объединения действуют, не пытаясь изменить устройство общества в целом. Даже если часть активистов использует антикапиталистическую риторику, сама логика легальной деятельности заставляет их на практике плясать под дудку буржуазного государства.

Кроме того такие проекты, будучи «широкими» объединениями, объединяют далеко не только революционных социалистов, но также разнообразных социал-демократов, лево-либералов и.т.п. В таких условиях вести антикапиталистическую агитацию оказывается затруднительно. В итоге не революционное меньшинство радикализирует подобные объединения, а наоборот, работа в таких объединениях поразительно быстро делает из радикальных левых заурядных эсдеков.

В России же идея строительства подобных легальных проектов вообще утопична, учитывая репрессивность существующего государства. Даже законные требования оказывается наиболее эффективно отстаивать нелегально. В таком случае зачем вообще пытаться быть «правильным» и «лояльным»?

Таким образом, стратегия формирования классового сознания и развития революционной организации на основе «широких объединений» – тупиковая.

3. Отказ от строительства легальных профсоюзов

В современном мире крупные профсоюзы являются не более чем корпорациями по продаже особого товара — рабочей силы. Сейчас это важные и надежные опоры капиталистической системы. То, что массовые профобъединения выполняют эту роль, не является следствием победы буржуазного влияния или чего-то подобного. Сама природа профсоюзов приводит к их «пожелтению» по мере роста. Задача профсоюза заключается в объединении рабочих ради борьбы за лучшие условия труда. В то время как задача социальной революции состоит в преодолении системы наемного труда как такового. Это приводит к тому, что по мере того как профсоюз набирает силу и влияние, задачи профлидеров и революционеров расходятся. Первые оказываются заинтересованы в сохранении капиталистических отношений, в рамках которых они могут продолжать выгодное легальное сотрудничество с предпринимателями. Не предательство профбюрократии является источником «желтизны», а сама природа профсоюза является причиной этого предательства.

Маленькие объединения рабочих бывают очень радикальны и антикапиталистически настроенны. Однако, по мере роста таких структур по ряду причин их радикальность исчезает. Вливание массы более пассивных членов, появление профессиональных лидеров и необходимость действия в рамках закона делают из казалось бы потенциально революционной группы все тоже «желтое» нечто. Такое преображение связано с тем, что небольшие группы трудящихся еще не являются профсоюзами по своей сути. Фактически — это маленькие агитационные группы, не связанные легальностью.

Утверждения о том, что профсоюзы являются «необходимой ступенью» и «школой коммунизма» не верны. «Школой коммунизма» являются радикальные классовые выступления, проявления классовой солидарности и принятие решений через общие собрания. Неподзаконные самоорганизованные объединения трудящихся способствуют этому (которых в силу этого нельзя назвать «профсоюзом» в современном словоупотреблении), «желтые» — нет. Таким образом, далеко не все объединения трудящихся являются той самой «школой», а только нелегальные, радикальные и совмещающие экономические требования с политическими.

В России даже тред-юнионистская деятельность весьма затруднена. Отстаивать свои права легально пролетарии вообще не могут. Проведение «законной» забастовки бывает вообще нереально, а попытки «легализации» деятельности ведут к «засветке» активистов и репрессиям. В таких условиях помогать ВКТ, КТР и прочим составлять конкуренцию ФНПР вдвойне неправильно.

Таким образом, стратегия развития классового сознания через строительство крупных сильных профсоюзов является ошибочной в долгосрочной перспективе.

4. Отказ от строительства легальной партии

Революционная организация не может быть легальной по понятным причинам. Строительство же парламентского крыла рядом с нелегальной партией не оправдывает себя.

Ошибка, которую совершают большинство сторонников данного пути — это переоценка буржуазной законности. Современная буржуазная демократия (даже если она есть) — это не более чем ширма для власти капитала. Она построена им под себя. Поэтому невозможно играть на его поле по его правилам и надеяться на победу. Кроме того, капиталисты не раз пренебрегали буржуазной законностью ради защиты своих интересов.

Более радикальные сторонники легального пути не предлагают изменить капиталистическую систему парламентским путем (что, понятно, заведомо провально), а предлагают использовать легальное крыло для подрыва буржуазной системы изнутри. Агитация с государственных каналов, саботаж парламентской деятельности, использование бюджетных денег — вот, зачем нужно по их мнению парламентское крыло.

Однако, крупные СМИ принадлежат капиталу, что делает практически невозможным агитацию. Примером может служить то, как выглядело на телевидении совершенно «системная» КПРФ даже тогда, когда главные каналы еще не обслуживали одну партию.

Саботаж парламентской деятельности осложнён ещё тем, что он сам балансирует на грани легальности.

Использование бюджетных средств привлекательно только на первый взгляд. На практике она создает широкий слой людей, живущих за счет легальной партии и крайне не заинтересованных в саботаже действующей системы. Предыдущий опыт дал немало примеров таких системных оппозиционеров. От такого перерождения нет никакой защиты кроме неучастия в нормальном функционировании буржуазной системы вообще.

Даже, если предположить, что участники парламентской деятельности будут оставаться революционерами (чего никогда не было и не будет), она сама будет насаждать эксплуатируемым уважение к буржуазной законности (раз там есть «свои» депутаты), что будет вредить перспективе социальной революции.

Наконец, парламентское крыло предполагает массовость. В условиях же реакции революционные социалисты не могут иметь массовых структур в любом случае. Поэтому построенное парламентское крыло (если вдруг) неизбежно будет эсдековское в лучшем случае.

Таким образом, нужно работать на подрыв буржуазной системы, принимая одновременно участие в её работе нельзя.

В России отсутствует даже буржуазная демократия. В этих условиях строительство легальной партии даже с реформистскими лозунгами не может привести (и не приводило) ни к чему, кроме растраты ресурсов, засветки активистов и репрессиям.

Таким образом, стратегия строительства парламентского крыла вообще крайне ошибочна, а в России просто абсурдна.

5. Отказ от «инсурекционизма»

В современной ситуации слабости социально-революционного движения ставка на повстанческую борьбу и индивидуальный террор не оправдывает себя.

Для ведения такой борьбы необходимы большие материальные ресурсы (квартиры, деньги, оружие) и отлаженная организация, способная обеспечить координацию и должный уровень конспирации. Приступать к ведению повстанческой борьбы без этого равносильно самоубийству. «По приколу» заниматься этим совершенно безумно.

В условиях реакции и слабости революционно-социалистических сил каждый социалист-революционер на счету. Поэтому отправлять людей на верные пытки после акта «инсура» расточительно. Каждый потерянный боец — это потерянный опыт и навыки, которые бы пригодились следующим. Повстанчество будет возможно только тогда, когда будет возможно обеспечить сохранение людей и опыта. Для этого нужна либо очень сильная, специально под это построенная организация, либо подъем классовой борьбы.

Также надо понимать, что капиталистическую систему не сломить отдельными взрывами. Она может быть свергнута только революцией. По этому инсурекционизм хорош только тогда, когда способствует социал-революционному воспитанию людей. Поэтому повстанчество ради повстанчества, без пиара и связи с социальными выступлениями совершенно бессмысленно. Кроме того «чистые» боевики не получают необходимых навыков работы внутри стихийных выступлений.

Наконец, воспитательный эффект инсурекционизма весьма сомнительный. Он не мотивирует массы людей на самостоятельное действие, а направлен на «горячие головы», то есть элитарен по своей природе.

Таким образом, для ведения повстанческой борьбы революционные социалисты должны отбросить все другие задачи и сконцентрироваться только на ней: целенаправленно заниматься подготовкой материальных ресурсов, тренировкой боевиков, конспирацией, продуманным пиаром. При этом пользы от этого не будет в данных социальных условиях…

6. Ориентация на стихийные выступления

Социальная революция, которая возможна в ближайшей перспективе, будет протекать в форме стихийных выступлений. Попытки создать во время реакции массовую организацию, способную на действенные антисистемные выступления обречены на провал.

Причина этого в том, что во время реакции основная масса рабочих настроена в лучшем случае реформистски (а в худшем реакционно, что мы видим в России). Поэтому организация, настроенная на организацию классовых выступлений, будет либо антисистемно настроенной, но маленькой, либо большой, но реформистской.

Примеры больших реформистских организаций мы видим на «Западе». Несмотря на то, что студенческие организации, гигантские профсоюзы и партии выводят на улицы сотни тысяч людей, такие организации не способны совершить социальную революцию. Они вписаны в буржуазную систему и защищают достижения реформистских партий прошлого, выступая против капиталистической системы только на словах. В России дальним родственником таких организаций с нашей спецификой являются КПРФ и подобные структуры, защищающие советскую социальную систему. Ясно, что даже если подобные организации как-то случайно поспособствуют социальной революции (например, организовав протест, который потом быстро радикализируется), они быстро станут для неё препятствием, защищая буржуазную законность и капиталистическую систему в целом.

Маленькая же организация как правило не может организовать широкое выступление. Предел её возможностей — вливание в стихийный протест (что мы не раз видели).

Таким образом, спорная по себе цель в виде строительства массовой радикальной организации, в условиях реакции вообще недостижима. Реальная база для массовой радикальной организации появится только в ходе обострения классовой борьбы, но никак не заранее.

Подъем классовой борьбы будет зависеть как от действий революционеров, так и от независящих от них факторов. Они могут ему поспособствовать, но они не смогут в силу своей объективной слабости его «оседлать». Потенциально социально-революционные выступления будут проходить стихийно, и необязательно под «правильными» лозунгами.

Поэтому надо готовиться успешно действовать в рамках «неправильных» стихийных выступлений, а не готовить из себя организаторов протеста.

Кроме того, надо понимать, что опыт участия в выступлениях, опыт самоорганизации, пренебрежение к буржуазной законности у людей — это самые ценные ресурсы, без которых социальная революция невозможна. Получить все это люди могут только в ходе личного участия в классовой борьбе, как в её организации, так и в ведении. В стихийно созданных в ходе обострения классовой борьбы организациях люди будут получать необходимый опыт.

С другой стороны, не надо фетишизировать стихийность как таковую. Спонтанные выступления будут с неизбежностью включать в себя авторитарные, ксенофобские и буржуазные черты. Кроме того, людям, участвующим в них, будет не хватать опыта и многого другого. Социальные революционеры просто не имеют права пускать дело на самотек. Они обязаны бороться за антиавторитарную, горизонтальную схему работы таких организаций, должны бороться с враждебными политическими течениями, должны отстаивать революционную линию.

Таким образом, неизбежная стихийность будущих выступлений ставит перед революционными социалистами задачу быть готовыми к активным и успешным действиям в их рамках.

7. Готовность к вооруженному восстанию

Идея о том, что социальная революция возможна без насилия — это полнейшая утопия. Как только капиталисты почувствуют реальную угрозу своему положению, они применят силу против восстания. Исключений из этого правила не было и не предвидится.

В тоже время, участникам стихийного выступления будет не хватать опыта вооруженной борьбы, налаженной организации и материальных ресурсов (оружия, схронов и т.п.). Опыт нужно иметь заранее, каркас организации тоже, ресурсы тем более. Таким образом, готовиться к вооруженному восстанию нужно гораздо раньше того, как возникнут реальные его предпосылки. Значит задача по этой подготовке лежит на социалистах-революционерах, как только уровень их развития позволит им это сделать.

8. Что требуется от революционеров в ходе стихийного выступления.

Задача поворота спонтанных выступлений к социальной революции выдвигает революционным социалистам большие запросы.

От них потребуется:

1. Анализ. В хаосе восстания революционные социалисты должны четко понимать что они делают. Это невозможно без качественного анализа ситуации. Это значит, что они должны обладать подходящей теорией и интеллектуальными кадрами.

2. Опыт организации. Революционные социалисты должны помочь восставшим организоваться через систему общих собраний, а не кучку вождей. Это задача не решается просто агитацией. Необходимо к этому моменту уже иметь нужный организационный опыт.

3. Опыт прошлых выступлений. Скорее всего, восставшие не будут толком знать об опыте своих предшественников, даже если предыдущее значимое выступление происходило на месяц раньше в другом городе. Задача донести этот опыт возложена на революционеров. А значит они должны его изучать, желательно через личное участие.

4. Организация связи. В современных условиях эффективная работа общих собраний невозможна без использования сетей. При последнем восстании в Тунисе люди организовывались через твиттер и социальные сети. Для работы общих собраний при активном противодействии контрреволюции этого точно не будет достаточно. Задача технической организации связи и работы собраний опять таки ложится на революционеров.

5. Противодействие буржуазным силам. Революционные социалисты по ходу выступления должны противостоять влиянию авторитарных и буржуазных идей. Никто не будет этого делать кроме них.

6. Готовность к вооруженному восстанию. Революционные социалисты должны быть готовы к обострению восстания до «горячего» состояния. Они должны обеспечить восставших опытом борьбы и ресурсами.

Конечно, любая задача может быть успешна решена и самими восставшими. Но революционеры не должны надеяться на чудо.

Таким образом, от революционных социалистов требуется быть крайне подготовленными (что особо критично, учитывая их численность) и скоординированными. Эта задача не решается набором нужных людей. Подготовка, учитывая требования к ней — это сама по себе сложная и трудоемкая задача, которую нужно решать заранее.

Вывод:

В период реакции революционные социалисты объективно слишком слабы, чтобы инициировать своими действиями масштабные выступления. Более того, такие пути как легальные партии, профсоюзы и широкие объединения являются еще и вредными для перспективы социальной революции, так как в случае успеха превращаются в подпорку системе. Подъем классовой борьбы не зависит от нас или по-крайней мере зависит далеко не только от нас. Однако, то как будет проходить классовая борьба в период обострения зависит от революционеров напрямую.

Революционные социалисты должны в момент стихийного выступления (как локального так и масштабного) быть способны передать восставшим необходимый опыт и повернуть стихийный процесс в социально-революционную сторону.

Для решения этой задачи революционные социалисты должны заранее готовиться, приобретать необходимый опыт, знание и навыки, отлаживать организационные связи.

Таким образом, в период реакции, в настоящий период главными задачами революционной организации являются воспитание и обучение собственных кадров, накопление опыта и знаний (что невозможно без практики участия в протестах), разработка адекватной теории. Все остальные задачи являются подчиненными главным.

В момент восстания лучше иметь 10 людей, которые будут знать что делать и успешно действовать, чем 1000 человек, незнающих что происходит.

https://revsoc.org/archives/5780#more-5780



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх