,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


БЕЛАЯ ИДЕЯ И НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИЗМ
  • 20 февраля 2011 |
  • 10:02 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 25876
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
БЕЛАЯ ИДЕЯ И НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИЗМНынешний россиянин, черпающий информацию в основном из передач ТВ и нескольких ведущих газет, пребывает в убеждении, что двумя полярными лагерями в политической жизни являются т.н. “демократы” и красно-коричневые, выбором между которыми и определяется будущее страны.


Почти неизвестно (потому что сознательно замалчивается обеими сторонами) существование совершенно иной позиции, принципиально отличной от позиций этих лагерей и рассматривающей их обоих как части единого целого, равно чуждого и враждебного исторической России. Именно такой точки зрения придерживаются лица и организации “белой” ориентации.

Белое движение, боровшееся с большевиками в годы Гражданской войны под лозунгом “За Великую, Единую и Неделимую Россию!” и ушедшие в эмиграцию, исходило из того, что с тех пор, как на месте разрушенной российской государственности возникло ублюдочное политическое образование, названное РСФСР, а затем СССР, основным вопросом, объективно стоящим на повестке дня, является: возродится ли историческая Россия, существовавшая более тысячи лет или будет продолжаться господство ее разрушителей, под каким бы именем они не выступали.

Итак: Россия или Совдепия. Пока была Россия, не могло быть Совдепии, и пока сохраняется Совдепия, не может быть России. Последние годы, когда советская система все больше стала обнаруживать свою несостоятельность, ее апологеты пытаются “примазаться” к уничтоженной их предшественниками российской государственности и утверждать, что Совдепия – это, якобы, тоже Россия, только под красным флагом. Суть дела, однако, заключается в том, что Совдепия – это не только не Россия, но Анти-Россия. Советский режим всегда был последовательно антироссийским, хотя по временам, когда ему приходилось туго, и камуфлировался под продолжателя российских традиций. Очередную подобную попытку мы наблюдаем и в настоящее время.

Белое движение, возникшее в защиту уничтоженной России, по самой сути своей есть прежде всего антисоветское. Учитывая взаимоисключаемость России и Совдепии, всякий политический режим может быть в реальности наследником и продолжателем лишь чего-то одного из них. Подобно тому, как невозможно иметь двух отцов, происхождение от одной государственности исключает происхождение от другой. Если исходить из продолжения исторической российской государственности, то ее разрушители – создатели государственности советской – являются преступниками, и все их установления, законы и учреждения полностью преступны, незаконны и подлежат безусловному уничтожению. Если же вставать на точку зрения, хотя бы в какой-то мере принимающую или оправдывающую переворот 1917 г. и признающую легитимность советского режима, то какая может быть речь о правопреемственности дореволюционной России, которую этот переворот уничтожил и, уничтожив которую, этот режим только и смог существовать?

Какие бы изменения не претерпевала российская государственность за многие столетия (менялись ее территория, столицы, династии), никогда не прерывалась преемственность в ее развитии: при всех различиях в образе правления и системе государственных институтов, всякая последующая государственная власть и считала себя, и являлась прямой продолжательницей и наследницей предыдущей. Линия эта прервалась только в 1917 г., когда новая власть, порожденная шайкой международных преступников, полностью порвала со всей предшествующей традицией. Более того, отрицание российской государственности было краеугольным камнем всей идеологии и политики этой власти. Причем советская власть это всегда подчеркивала, так что ее нынешние апологеты выглядят довольно смешно, пытаясь увязать досоветское наследие с советским.

Размежевание на красных и белых происходит, таким образом, по линии отношения к советскому режиму и всему комплексу советского наследия. Отношение ко всем проявлениям коммунизма и советчины есть самый главный признак, позволяющий отличать одних от других.

Несмотря на все потрясения последних лет, отречение сменявших друг друга властей от советского наследия не произошло. Советский режим, конечно, заметно ослабел, “перестроился”, видоизменился (заодно добавив к своим преступлениям современное расчленение территории России). “Ортодоксальных” коммунистов оттеснили от власти более либеральные, вплоть до тех, кто и вовсе стесняется вспоминать о своем прошлом, и на словах открещивается от коммунистической идеологии. В конце 1993 г. была даже формально отменена советская власть.

Но с “отменой” советской власти никуда не исчез советский режим. Кроме смены флага и герба, ничего не изменилось, Оставлено и бережно сохраняется все то, что составляет душу советчины: поклонение деятелям, полководцам и культурно-литературным прислужникам советского режима (до сих пор их именами названы учебные заведения, предприятия, улицы и т.д.), вся монументальная пропаганда, наконец, государственная власть прямо признает себя продолжателем власти советской, абсолютное большинство узаконений которой сохраняет свою силу. Да, собственно, что особенно распространяться о характере режима, который в качестве государственных праздников отмечает “годовщину Великой Октябрьской социалистической революции”, 1 Мая и др., а армия которая имеет своим символом красную звезду и отмечает свой день рождения 23 февраля?

Мало того, в ходе борьбы между двумя основными группировками наследников “Великого Октября”, в последнее время “демократические власти” явно проигрывают своему сопернику – национал-большевистской оппозиции. Никого из настоящих белых не могут ввести в заблуждение “патриотические” декорации, вытащенные на свет частью коммунистов. Речь идет о повороте к более откровенной, более неприкрытой советчине. При этом обе стороны в равной мере постулируют тезис о “единстве нашего исторического наследия”, т.е. о советском режиме, как законном наследнике и продолжателе исторической России. Именно этот взгляд зафиксирован в пресловутом “Договоре о гражданском согласии”. Понятно, что Белое движение, имеющее целью восстановление легитимной российской государственности, не может становиться на сторону какой-либо из враждующих просовестских группировок, не может поддерживать каких бы то ни было деятелей, не стоящих на ярко антикоммунистических и антисоветских позициях. Интересы Белого движения лежат в иной плоскости, чем борьба за власть “демократов” и “красно-коричневых” – в равной мере наследников большевистского режима. Его борьба – это борьба против их общего наследия за утверждение ценностей дореволюционной российской государственности и культуры.

Сторонники белой идеологии считают необходимым прежде всего добиваться установления однозначной оценки переворота 1917 г. как величайшей катастрофы, в результате которой власть в стране оказалась в руках заклятых врагов России, и советского режима как преступного и антироссийского по своей сути на всех этапах его существования; искоренения в общественном сознании всех проявлений коммунизма и советчины; ликвидации всех последствий господства в стране советской антикультуры во всех ее разновидностях.

Другой важной задачей Белое движение ставит разоблачение национал-большевизма. Это уродливое явление опасно прежде всего тем, что протаскивает советско-коммунистическую отраву в национально-патриотической упаковке, в которой она имеет гораздо большие шансы быть воспринятой неискушенными в идейно-политических вопросах людьми, чем откровенно красная проповедь “ортодоксов”. Излюбленным национал большевистским утверждением является то, что они-де объединяют “и белых и красных” (либо, что никаких белых и красных давно уже не существует). Более того, некоторые из них, а также красные подголоски из “демократов-перебежчиков” самозванно и кощунственно именуют себя белыми и от имени белых “замиряются” с коммунистами или объединяются с ними (как, например, Константинов, Астафьев, Аксючиц и др). Подобным пороком поражено и казачье движение, где деятели Союза казаков, например, в свое время под бурные аплодисменты заявляли, что “партийный билет казачьему атаману не помеха”, а позже под сетования о том, что “нас пытаются снова расколоть на белых и красных”, поднимали на щит разного рода отщепенцев и предателей, воевавших в Гражданскую войну на стороне большевиков.

Между тем, очевидно, что подобные “патриоты” не имеют ничего общего с носителями ценностей и традиций исторической России. Пресловутая “объединенная оппозиция” в действительности представляет собой не союз “белых и красных” (что в принципе невозможно), а союз красных с такими же красными, но “национально ориентированными”. Существование позиции, при которой и они, и ельцинский режим рассматриваются как две стороны одной медали – равно чуждые старой России, для национал-большевиков идеологически убийственно, поэтому они тщатся доказать, что такой позиции и быть не может, а те, кто выступают против них – суть ельцинские агенты.

В связи с этим недавно появилось Заявление Русской Белой эмиграции, подписанное последними оставшимися в живых учасниками Гражданской войны, их потомками и руководителями всех белоэмигрантских организаций с изложением позиции Белого движения, призванное нанести удар по идеологии национал-большевизма и его претензиям говорить от имени наследников исторической российской государственности.

С.Волков



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх