,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?
  • 2 февраля 2011 |
  • 15:02 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 233008
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?


После гибели президента Леха Качиньского заговорили об улучшении российско-польских отношений. Но в Польше по-прежнему замалчивают дату 21 апреля 1945 г., когда страна благодаря СССР получила треть нынешней территории. Да, отношения РФ и Польши и впрямь теплеют. Но коренной перелом наступит после того, как поляки перестанут жить исторической ложью.

Об этом размышляет в своей статье для "Правды.Ру" живущая в Польше белорусский политолог Людмила Ерошевич.

18 апреля, на церемонии прощания с погибшим в авиакатастрофе под Смоленском польским лидером в Кракове, исполняющий обязанности президента Польши Бронислав Коморовский принял приглашение главы российского государства Дмитрия Медведева приехать в Москву на празднование 65-летия Великой Победы.

Однако Коморовский ни словом не обмолвился о другой приближающейся памятной дате, также очень важной для нынешней Польши, но почему-то активно игнорируемой. Речь идет о 21 апреля. Забыт этот день очень даже зря. 21 апреля 1945 года территория Польши благодаря усилиям Советского Союза приросла на одну треть — за счёт отнятых у Германии Силезии и Балтийского побережья.

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?


Обратимся к истории тех событий. Созданное 31 декабря 1944 года на базе просоветского Польского Комитета Национального Освобождения (ПКНО) временное правительство обратилось к СССР с предложением компенсировать Польше территориальные потери, понесённое страной после присоединения к Советскому Союзу Западной Украины и Западной Белоруссии.

Приращение польской территории должно было осуществляться за счет земель, веками входивших в состав соседней Германии — тех самых Силезии и Поморья. Советский Союз отнесся к чаяниям поляков благосклонно.

Вопрос о послевоенных границах Польши был поднят Иосифом Сталиным на Ялтинской конференции в феврале 1945 года. Президент США Франклин Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль согласились, что оккупированные в 1918–1920 гг. польским маршалом Юзефом Пилсудским западные районы Украины и Белоруссии должны, согласно этническому составу населяющих их народов, отойти СССР.

А вот вопрос "компенсации территориальных потерь" Польши за счёт Германии вызвал резкий протест британского премьера. Черчилль с жаром доказывал, что, отрывая от немцев огромный кусок земли, союзники спровоцируют рост реваншистских настроений даже в разделённой послевоенной Германии.

Он напомнил, как после окончания Первой мировой войны в 1919 году страны Антанты отняли у немцев колониальные владения, отдали Франции Эльзас и Лотарингию, не позволили немцам Австрии и Чехословакии воссоединиться с этнической родиной. Кончилось всё приходом к власти радикальных реваншистов в лице Адольфа Гитлера.

«Милосердие» англосаксов не знало границ. Западные политики в победоносном пылу даже предлагали кастрировать все мужское население Германии.

«Мы должны быть твердыми в отношении Германии, я имею в виду немецкий народ, а не только нацистов. Мы должны либо кастрировать немцев, либо обращаться с ними таким образом, чтобы они не могли воспроизводить население, которое хотело бы продолжать свой прежний путь», – бушевал президент США Франклин Делано Рузвельт.


"Руководство для военной администрации в Германии", которое было выпущено Штабом верховного главнокомандующего союзническими экспедиционными войсками (SHAEF) в августе 1944 года и которое должно было стать политическим руководством для оккупационных войск в Германии, вызвало неодобрение Моргентау из-за своих "слабых мест". Так, Моргентау счёл, что дневной рацион в 2000 калорий для немецких рабочих был слишком большим. Рузвельт приветствовал эти "предложения по улучшению" и подчеркнул, что с немцами следует вести себя жёстко: "Нам следует быть жёсткими с Германией; я имею в виду немецкий народ, а не только нацистов. Нужно либо кастрировать немцев, либо обращаться с ними так, чтобы они не могли воспроизводить потомство, которое захочет вести себя так, как они вели себя в прошлом".

30 сентября 1944 г. немецкая газета "Фёлькише беобахтер" подробно описала предлагаемые меры:

"Вся сталелитейная промышленность, все химические заводы и все фабрики по производству синтетического топлива будут изъяты у Германии и переведены в другие страны...

Воспитание детей будет передано под контроль Объединённых Наций, и школы будут оставаться закрытыми до тех пор, пока не будет найдено достаточное количество еврейских учителей.

Кроме того, тотчас же будут написаны новые учебники, содержание которых будет согласовано между Вашингтоном, Лондоном и Москвой.

Согласно плану Моргентау, немецкой молодёжи будет запрещено получать высшее образование, здания немецких вузов будут закрыты, а их библиотеки и исследовательское оборудование поделят между собой Америка, Англия и Советский Союз".

Согласно схеме Моргентау, помимо полной демилитаризации Германии следовало демонтировать или уничтожить всю её промышленную основу.

Рудники и угольные шахты следовало затопить.

План Моргентау уделял много внимания репарациям, причём их выплата должна была быть осуществлена не столько в деньгах и товарах, сколько путём передачи немецких минеральных ресурсов (полезных ископаемых) и территорий.

Предусматривалось следующее: возвращение имущества, "награбленного" немцами на оккупированных территориях; передача территории Германии и её прав собственности в сферах промышленности странам, подвергшимся её "агрессии"; передача и перераспределение промышленного оборудования; принудительный труд немецких рабочих в иностранных государствах; конфискация всей немецкой земельной собственности любого типа за пределами Германии.

Рузвельт разделял убеждение Моргентау о том, что немецкий народ несёт коллективную вину за развязывание войны, а также его точку зрения, согласно которой с Германией после войны следует обращаться в жесточайшей манере. Неудивительно поэтому, что во время второй конференции в Квебеке, прошедшей в сентябре 1944 года, планы Моргентау по опустошению сердца Европы были приняты Рузвельтом и Черчиллем в качестве официальной программы послевоенного обращения с Германией и что Моргентау смог с удовлетворением написать в книге "Германия — наша проблема" ("Germany is our Problem"), что основные принципы данной программы представляют собой официальную точку зрения США.

В сенате США было открыто высказано мнение о том, что разоружение и дезиндустриализация Германии освободит соседние страны Европы от экономического господства Германии. Тот факт, что вся Европа извлекала выгоду из промышленной мощи Германии, а значит, промышленный крах Германии отрицательно скажется на всех европейских странах, министерство финансов США в расчёт не принимало.

В меморандуме за 7 сентября 1944 года содержалось заявление о том, что экономика Европы не зависит от Германии, "поскольку США, Великобритания, Франция и Бельгия могут с лёгкостью производить то, что поставляла Германия до войны".

После того, как весной 1945 года крестовый поход американцев на немецкую землю был завершён, Вашингтон передал представителям своего верховного командования в Европе особые политические директивы, касающиеся оккупации.

Жёсткие инструкции, изложенные в директиве JCS 1067, изданной в середине 1947 года, вели происхождение от плана Моргентау. Впрочем, американцы оказались от полного разрушения немецкой промышленности (её следовало поддерживать на минимальном уровне, во избежание эпидемий и мятежей) и не стали затапливать шахты, но зато они приступили к демонтажу промышленности, научной и интеллектуальной экспроприации, а также к демилитаризации, денацификации и децентрализации Германии, являвшимся основой их политики. Таким образом, пункты директивы JCS 1067, в целом, совпадали с планом Моргентау, в котором Германия объявлялась поджигателем войны.

Проект директивы американского начальника штаба верховному главнокомандующему оккупационных сил США в Германии JCS 1067 был одобрен в конце апреля 1945 года американским конгрессом, а в мае того же года — новым президентом США Гарри Трумэном. Этот документ ставил перед военной администрацией в Германии следующие задачи:

"а) Немцам следует разъяснить, что безжалостное ведение войны Германией и фанатическое нацистское сопротивление разрушили немецкую экономику и сделали неизбежными хаос и страдания и что немцам не уйти от ответственности за то, что они сами же навлекли на себя.

б) Германия будет оккупирована не с целью освобождения, а как побеждённое вражеское государство. Ваша цель — не угнетение, а оккупация Германии для выполнения ряда важных союзнических задач. Осуществляя оккупацию и администрирование, вы должны быть справедливыми, но вместе с тем решительными и холодными. Братские отношения с немецкими служащими и немецким населением следует строго пресекать.

в) Основная союзническая задача — не дать Германии вновь стать угрозой миру на планете. Важнейшими шагами в выполнении этой задачи являются устранение нацизма и милитаризма во всех формах, немедленное предание суду военных преступников для их наказания, промышленное разоружение и демилитаризация Германии, с длительным контролем за способностью Германии развязать войну, и подготовка к возможному возрождению немецкой политической жизни на демократической основе.

г) Ещё одна союзническая задача — проведение в жизнь программы репараций и реституции, обеспечение материальной помощи для стран, опустошённых нацистской агрессией, и контроль за оказанием помощи и репатриацией военнопленных и перемещённых лиц Объединённых Наций".

Что касается экономического надзора, то в документе открытым текстом говорилось:

"Вы не должны предпринимать никаких действий для осуществления программ репараций или каких-либо других мер, целью которых является поддержание основных условий жизни в Германии или в вашей зоне на уровне, превышающем аналогичные условия, существующие в каком-либо соседнем государстве-члене Объединённых Наций".

Но не сложилось. «Тиран» Сталин не поддержал. В «варварской» голове генералиссимуса не укладывалось, как можно такое сотворить с побежденными. Заставить за лагерную пайку работать на восстановление порушенного ими хозяйства – это запросто, но лишать побежденных репродуктивных органов – это, знаете ли, чересчур «цивилизованно».


Подробно рассказал Черчилль союзникам и о неблаговидном поведении Польши, которая вместе с Германией в 1938 году поучаствовала в отторжении от Чехословакии части территории. По словам Черчилля, Польша, как голодная гиена, набросилась на маленькую соседнюю страну, оторвав от неё Тешинскую Силезию.

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?


Сталин предлагал отдать Польше и балтийское побережье — часть Восточной Пруссии и Поморье с городом Гданьск (Данциг). Черчилль не согласился, призвав создать на этой территории вторую часть разделённой Германии. В общем, в феврале 1945 года стороны так и не сумели прийти к общему знаменателю по поводу послевоенных размеров польского государства. И пока "бесспорная" территория Польши составляла 212 тысяч квадратных километров.

21 апреля СССР подписал с временным правительством Польши договор о дружбе. Воспользовавшись тем, что Красная Армия уже практически подошла к Берлину, СССР без консультаций с США и Великобритании передал под польское управление принадлежащие Германии территории в Поморье и Силезии площадью в 100 тысяч квадратных километров. Так благодаря Советскому Союзу территория Польши "явочным порядком" выросла на треть.

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?


После того как Красная Армия вошла в Берлин, необходимость вновь возвращаться к этой теме и ругаться по поводу границ Польши отпала сама собой. На Потсдамской конференции в июле-августе 1945 года ялтинские предложения Сталина о передаче Польше всех вышеозначенных германских территорий были утверждены.

Для самой Германии решение Потсдамской конференции 1945 года было настоящим ударом. По оценкам дотошных немецких экономистов, за послевоенный период бюджет Польши получил только от залежей полезных ископаемых в этих районах более 130 млрд долларов. Что примерно вдвое больше всех выплаченных Германией в пользу Польши репараций и компенсаций.

Полякам достались месторождения каменного и бурого угля, медных руд, цинка и олова, поставившие её в один ряд с крупнейшими мировыми добытчиками этих ископаемых. Недавно на отторгнутых у Германии территориях польские геологи обнаружили ещё и огромные запасы сланцевых руд, объёмы которых, по предварительным оценкам специалистов, смогут обеспечить газом страны ЕС примерно на 50 лет.

Едва ли не большее, чем природные ископаемые, значение имело то обстоятельство, что благодаря новым землям Польша получила широкий доступ к Балтийскому морю. Если к 1939 году длина польского побережья составляла 71 километр, то после 1945 года — аж 526. Избежала Польша и проблем с немецким меньшинством. С занятых территорий были выселены в Германию порядка четырёх миллионов немцев, а на их место пришли поляки.

Всем этим богатством Польша обязана СССР и РФ как его правопреемнице. Однако сегодня именно Россия считается поляками врагом номер один. Помимо Катынского расстрела и "долгих лет тяжёлого социалистического ига", одной из главных болей поляков остаётся утрата Западной Украины и Западной Белоруссии, принадлежавших их стране до осени 1939 года. То, что большинство населения там составляли другие народы, поляков интересует мало.

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?


Сегодня в Польше можно нередко услышать слоган "Польша от моря до моря", якобы свидетельствующий о былом величии страны. Историки и политики любят рассказывать, что когда-то Польское государство включало в себя территории от Балтийского до Чёрного моря. Называлось то государство Речь Посполитая, и было оно не совсем польским — жили в нём также украинцы, белорусы (правда, тогда их всех называли просто — русские, так же как и они себя сами), литовцы, евреи…

Тем не менее сегодняшнее польское государство официально называется Rzeczpospolita Polska. (В польском языке словосочетание "Речь Посполитая" означает также "республика". — Ред.). Тем самым подчёркивается преемственность в отношении былого великого государства. Абсолютное большинство нынешних граждан Польши уверены, что Речь Посполитая — исключительно польское, моноэтническое государство с незначительными вкраплениями "восточных варваров". И значит, земли сегодняшних Белоруссии, Украины и России — тоже польские.

Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке?


А поскольку Красная Армия в 1939 году отторгла эти земли, то и Россия вопринимается как агрессор. Поэтому день освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии 17 сентября отмечается в Польше как день нападения СССР. А то, что благодаря Советскому Союзу поляки получили треть нынешней территории, — это что-то само собой разумеющееся. Благодарить за это не надо.

После трагедии с самолётом Леха Качиньского многие и в России, и в Польше выражают надежду, что лёд в польско-российских отношениях начнёт таять. Многое свидетельствует о том, что так оно и будет. Во всяком случае, высочайший уровень напряжённости последних лет спадёт. Но кардинального изменения отношений придётся ждать до тех пор, когда сознание польского общества избавится от отравы исторической лжи.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх