,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О статье Фёдора Яковлева «Теракт в Домодедово, как показатель эффективности работы российских спецслужб»
  • 31 января 2011 |
  • 11:01 |
  • Forum |
  • Просмотров: 33078
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Знает ли уважаемый автор, что НАК занимается расследованием терактов «по горячим следам», а не их «созреванием» в обществе? Еще в сентябре 2004 года, сразу после Беслана, генерал армии и бывший министр МВД Анатолий Куликов намеревался создать и затем создал НАК. И именно для целей «уничтожения террористов после взрыва». На мое предложение о работе с населением «до взрыва» и введении термина «контртерроризм», вместо «антитерроризма», он заметил, что «это очень трудно произносимый термин». И до сих пор мало, кто видит разницу между этими терминами.

Но ведь дело-то не в терминах, а в том, что за ними. За контртерроризмом стоит трудоемкая работа по предотвращению терактов. В моей книге о новых подходах к борьбе с терроризмом есть определения пассивного и активного контртерроризма (о самой книге см. сайт Чекист.ру).
Фёдор Яковлев с понятной болью пишет как о том, что отечественная специальная аппаратура не используется (как, кстати, и американская). Но ведь такие «умные технологии» просто не вписываются в идеологию борьбы с терроризмом в «сортирах».
Я был года три назад на семинаре НАТО по специальным технологиям. Там на слайдах к докладам демонстрировались технологии спектральной визуализации оружия и взрывчатых веществ (ВВ) в аэропортах и иных местах массового скопления людей. И на эти технологии не жалеют средств именно деловые круги, например, США. Аэропорт в Эл-Эй тратит на гарантированную безопасность пассажиров разные круглые суммы – при разных уровнях террористической угрозы. И это реальные деньги при реальном исполнении всех указаний как «сверху», так и скрупулезного учета потребностей «снизу».
Шведы разработали приборы обнаружения алкоголя и наркотиков, которые передают через Интернет результаты в централизованный банк данных национальных МВД и Интерпола. Что, трудно приобрести эти приспособления и перестать кормить гаишников и наркополицейских при их бездоказательных «накатах» на граждан и бизнес?
Во всех аэропортах мира нет полиции и ОМОНа в таком безумном количестве, как в России. Там давно уже работают «мягкие» или «умные» средства «мягкой силы». Кто-нибудь слышал по телевидению и радио или читал в российской прессе об этом? Моя статья в «Независимом военном обозрении» под названием «Цифровая узда для ядерного терроризма» осталась …статьей 2002 года. И все! (См. - http://nvo.ng.ru/spforces/2002-10-04/7_terrorist.html).
28 сентября 2010 года я предлагал на международной конференции по безопасности ( InterSecurity Forum 2010) по примеру спецслужб США и Великобритании изучать «unknown threats», а не те, что «под фонарем». Увы, НАК, как и вся российская система безопасности, «заточена» под последнее. Везде нашим «силовикам» чудятся «террористы с Северного Кавказа» и из-за рубежа. Будто нет иных источников террористической активности у нас под носом. А это же реальный «домашний терроризм» – «domestic terrorism». Против него работает МВД США (Department of Homeland Security). В странах НАТО давно уже поняли, что все теракты идут от «третьего измерения терроризма» или от поддержки населения. Приняли Новую стратегию НАТО.
Во многих странах мира население поддерживает и контртеррористов. Именно на этом взаимопонимании были построены действия организаторов Олимпиады-2008 и Экспо-2010 в КНР. При этом Пекин был нашпигован миллионами телекамер, сенсоров и индикаторов на взрывчатые вещества и металл. Все данные по Интернету «сливались» в режиме реального времени в центры наблюдения, где по математическим матрицам суперкомпьютеры выявляли угрозы терактов «до первого взрыва».
Все эти вопросы еще раньше были решены в странах НАТО. Но вот НАК на все это «кладет с прибором». А потом широкая общественность вынуждена выслушивать бессвязные объяснения синцовых и галановых.
Российские эксперты по антитерроризму гордо сократили шкалу угроз терроризма до трех, вместо пяти американских. Абсолютно необоснованны их заявления об «отказе» американцев от подробного ранжирования угроз. Наоборот, от примитивных 5 категорий они ушли в сложные математические вычисления. Ведь именно «тонкие настройки» в мотивациях террористов считают нужным изучать в США и Канаде. И о них без алармизма и даже с юмором (!) ведут североамериканские контртеррористы диалог через Интернет и СМИ со своей широкой общественностью и бизнесом.
Кстати, при тщательной разработке стратегии контртерроризма для Афганистана в 2010 году эксперты корпорации РЭНД оперировали аж 12-ю альтернативными планами-предложениями! А в них содержались десятки матриц и индикаторов признаков террористической активности, пока президент Барак Обама не выбрал вариант с отводом американским войск с июля 2011 года.
Всему этому можно и нужно нам учиться. Однако вот такая культура контртерроризма пока не прививается ни в Кремле и Белом Доме, ни в ФСБ, не говоря уже о новой российской полиции. Ее используют российские НКО-НПО при нейтрализации терактов и обвинений в экстремизме коррумпированными «силовиками».
Фёдор Яковлев прав о привлечении частных детективов к «упреждению терактов». Но, увы, уже принят Закон «О полиции», где именно полиции отводится эта роль в формате исполнения «платных услуг населению». Теперь волонтерам-контртеррористам из НКО-НПО не дождаться грантов или иных материальных стимулов за свое содействие. А именно на нем держится «дело контртерроризма» в странах НАТО. Взаимодействие разрабатывает специальный центр по программе «Civil-Military Cooperation» или CIMIC.
Ну, проведет президент Дмитрий Медведев совещание по безопасности на транспорте, а серия терактов пройдет, не дай Бог, по поликлиникам или больницам, где не будет полиции и ФСБ. Ведь именно в таких уязвимых местах террористы используют радиоактивные или отравляющие вещества. Там-то не будут сидеть полицейские.
И получится – передние лапы вытащим из трясины террора на транспорте, задние увязнут в медицинском или ином секторе. В этом болоте террора российский сектор безопасности обречен барахтаться без опоры на широкую общественность и всемогущий и заинтересованный в мире и порядке частный сектор. России нужны методы «мягкой силы». И чем скорее, тем лучше для всех нас, а не только для полицейских милиционеров.
См. также www.counterterrorismcenter.ru о некоторых методах «мягкой силы» против терроризма.
Владимир ЛУКОВ, генеральный директор Центра контртерроризма.
30 января 2011
http://www.chekist.ru/article/3481



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх