,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other

Интернет-магазин сотовых телефонов. Услуги call-центра.
ihl.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Одичавшая страна. О капитализме по-чешски
  • 29 января 2011 |
  • 17:01 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 21544
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
0
Уже два десятилетия мы живем в режиме реставрированного капитализма, уже 20 лет мы в объятиях и под влиянием варварской капиталистической пропаганды. Ее флагманом в нашей республике является, прежде всего, наше общественное античешское телевидение. Оно, вместе с прессой, радио, ораторами и разными гуманитариями, документалистами и историками, яростно бросается на нас из каждого закутка, с утра до ночи, без надежды на побег (напомню, что коммунисты в свое время перестали вести информационную войну с империализмом уже через 10 лет после прихода к власти). Это пропаганда запугивания и устрашения в стиле "кто не с нами, тот против нас". Она, в конце концов, даже превратилась в своего рода социальную дисциплину ... Жалкое зрелище и закономерно возникающий вопрос: а действенна ли эта пропаганда до сих пор?




Целей такой пропаганды, по крайней мере, три. У нас дома коммунизм (под этим термином скрывается правление КПЧ) надо осудить и оплевать, как преступную и неэффективную систему, и, насколько это возможно, нейтрализовать попытки конкретного сравнения его с современной действительностью. Глобально – как мы видим - чем дальше, тем все более необходимо пытаться заставить людей (граждан, избирателей, налогоплательщиков) бояться любых помыслов о каком-либо «коммунизме» или «социализме». Очевидно коммунизм деже сегодня не перестал быть главным идеологическим противником, и реальной угрозой для капитализма. Видно, что он вызывает серьезные обеспокоенность (см. тревожный пример стремительно крепнущего "коммунистического" Китая). В-третьих, в наших конкретных условиях существует дополнительная задача - не слишком далекая от самых главных – сделать из нас, как «обесчещенного коммунизмом» и «преступного» чешского народа, мишень для реваншистских и реституционных интересов Германии и католической церкви.

Невозможно поверить, но с течением времени пропаганда не только не утихла, но напротив, еще больше активизировалась. Даже спустя полвека число «борцов с коммунизмом» и разных «жертв» растет как количество партизанивших после Второй мировой. Иногда даже кажется, что большинство своих грехов коммунисты совершили после 1989 года. У нас возник полный ранжир жертв и героев антикоммунистического сопротивления. От различных пустозвонных так называемых "запрещаемых" интеллигентских celebritiček, до убийц Mašínovy. Их ежедневно доносящиеся однозначные воспоминания (fabulace?), имеют точно такую же достоверность, как если бы вы спрашивали уголовника в тюрьме, справедливо ли его туда посадили. Естественно, вы узнаете, что каждый из них невинен аки агнец Божий. На практике же, это, улыбаясь называют "устной историей", в рамках которой односторонние голоса различных «жертв» имеют часто такой же вес, как если бы вы спросили людей перед храмом, верят ли они в Бога.

Речь идет о поощрении и культивировании истерической ненависти даже к давно умершим. Все, оказывается, было «исключительно неправильно» и «преступно». Демократия, гуманизм и вообще, все, что можно придумать, растоптано и замарано. Доходит до того, что даже в души детишек в детских садах вкладывается эта отрава. Однако, если выросший человек не является полным идиотом, то, конечно он видит и ощущает, что такая пропагандистская критика коммунизма должна пройти, по крайней мере, минимальную проверку контраргументацией и фактажем (свидетельствами). Хотя на повестке дня уже давно стоит абсолютно другой вопрос, нежели «что было здесь перед ноябрем 1989-го?». А именно: «Что произошло после 1989 года?». То есть, речь идет об оценке 20-летнего построения капитализма, которая, безусловно, не может обойтись без сравнения с предыдущими годами коммунизма. Это должно стать основным принципом. При этом я исхожу из того, что оба эти режима (коммунистический и капиталистический) были и являются легитимными, рождены одинаково - то есть путем переворота под давлением улицы (как один, так и другой), в рамках действующей Конституции, и, конечно, сопровождаются контролем над происходящим из-за рубежа. Несомненно, и одинаково опирающиеся на фундамент фальшивых обещаний участников этих "революций". .

Впрочем, хорошо известно, что толкование истории может быть различным, в зависимости от того, кто истолковывает. Оценка может быть также лишь относительной. Например, для четвертой части населения мира "террорист" Усама бен Ладен является безусловным героем и ему, несомненно, будут ставить памятники (если позволит ислам). В нашей нынешней ситуации, в принципе, речь, с социальной точки зрения, может идти о разных взглядах - антикоммунистическом и антикапиталистическом. А можно посмотреть и с национальной точки зрения - и речь в этом случае будет идти о взгляде более «чешском» с одной стороны, или более «немецком», с другой. Впрочем, пока наш удел в Чехии - потребление информации, обработанной политически и медиально в исключительно «антикоммунистическо-пронемецком» («античешском») ключе.

Приурочим к знаменательной исторической дате и свою частную попытку комплексной оценки путем взаимного сравнения достигнутых результатов – на этот раз, однако, результатов из совсем другой области. То есть, рассмотрим то, что нам нынешний режим реально дал и что – забрал, его плюсы и минусы, как он повысил или понизил наш уровень жизни. При этом целесообразно было бы принять во внимание как плохое и хорошее и полезное в обеих сравниваемых системах. Это необходимо сделать еще и потому, что люди не жаждали в 1989 году ни какой-то новой философии, ни люстрации, ни копания в каких-то списках – они просто хотели жить лучше. Не только материально, хотя это место в их представлениях, безусловно, играло значительную роль. Именно улучшение материальных условий было главным требованием переворота - поэтому именно по этому параметру нам надо сравнивать тогдашнюю и нынешнюю жизнь. Когда я говорю «нам», я имею в виду, согласно общим принципам демократии, народ, то есть большинство граждан, наделенных избирательным правом. Должна ведь быть не только «власть народа», но и власть для народа. Народа, под которым, конечно, нельзя подразумевать исключительно «элиты» (любым способом определяемые), но необходимо включать и средний класс (служащих, крестьян, рабочих), которые значительно преобладают в обществе. В любом случае, последние представляют минимум 4/5 нашего общества. Поэтому эпоха уже давно и настоятельно требует некую новую «Хартию NN», хотя к сожалению, безуспешно.

Таким образом, любые оценки можно свести в один вопрос, а именно: «Как сегодня живется людям – лучше или хуже?». Вдобавок, надо снять шоры и при оценке придерживаться исключительно реалий, сравнивая то, что здесь действительно было раньше, с тем, что действительно есть сейчас. Отметая пустые и пафосные слова и сказки о «постноябрьских десятилетиях гражданских прав и свобод, демократии, правды и любви» и о «конце эпохи политических преступлений». Отметая самовосхваления отцов-основателей нынешнего режима, их поклонников и фанатиков. Более того, подход должен быть предельно жестким, поскольку в данном случае излишняя дипломатичность критики является ненужной роскошью, возможно, почти равной коллаборационизму. Мы даже имеем право на попытку подать новейшую историю односторонним провокационным (?) черно-белым стилем гипотетического «Института по изучению олигархического капитализма» – если бы такой существовал - с той разницей относительно нынешних привычек его капиталистических аналогов, что мы не будем лгать. Что речь будет не (только) об устных свидетельствах «личностей и прямых свидетелей», но и о возможном рамочном обобщении, или, по крайней мере иллюстрации на основе оценки общих явлений, руководствуясь доступным фактажем. При этом о «тоталитарном коммунизме» в целом мы будем сознательно говорить, в основном, только хорошо, а о диком капитализме, в основном, только плохо (что, в принципе, действительно верно). То есть, также исключительно в «черно-белом» варианте - но с противоположной меркой. В самом деле, почему бы не попробовать и не использовать гарантированное право на свободу слова и критики сторон, которые имеют другое мнение об этом периоде? В конце концов, и такой метод можно применить для поощрения (провоцирования) умных людей задуматься над существующими пропагандистско-историческими стереотипами и клише.

«Коммунистическая» Чехословакия

Речь идет о периоде, длившемся 41 год после февраля 1948 года - периоде неограниченной власти КПЧ. От первоначального жесткого сталинизма, длившегося примерно до 1953 -1956 гг., за которым последовал период политического и культурного высвобождения или так называемой «оттепели». Период, который был резко оборван вторжением советских войск в августе 1968 года и последовавшей затем «нормализацией». После смерти Брежнева и его соратников, примерно с 1985 года наступил последний период якешевского политического утомления и маразма, завершившийся попытками повторения основных экономических и социальных реформ и, наконец, передачей власти в ноябре 1989 года.

За этот период население Чехословакии выросло на 3 миллиона 300 тыс. чел. (из которых в Чешской Республике (далее – Чехии) на 1471 тысячу), было создано 2330 тыс. новых рабочих мест (в Чехии - 1360). Создание национального дохода увеличилось в 7,2 раза, личное потребление товаров и услуг, оплаченных населением (без учета бесплатных здравоохранения, образования, культуры и т.п.) увеличилось в 4,9 раза в абсолютном выражении или в 3,8 раза на душу населения. Средняя продолжительность жизни у мужчин выросла с 61,5 года до 68 лет, у женщин с 66,1 до 75,3 лет (в Чехии). Количество студентов увеличилось с 51 тыс. человек na 169 tis. до 169 тысяч человек (в 3,3 раза).

Физическая величина активов (национального богатства), в сравнении с 1948 годом (при том, что расчет не учитывает дополнительную либо избыточную национализацию, осуществленную после этого года) увеличилась в 7-8 раз – и это при использовании, исключительно, своих собственных внутренних ресурсов, т.е. только внутригосударственного труда, вдобавок, без какой-либо собственности в иностранном владении. Все внешнеполитические и внешнеэкономические отношения, возникшие из национализации "иностранных" активов после 1945 года, были, между прочим, урегулированы по договорам (в том числе с Германией, Австрией и США). Чехословацкая крона (ЧСК) на внешнем валютном рынке укрепилась на 60% (доллар, первоначально стоивший 36 крон, к 1989 году стал стоить 21 крону). Ежегодно только в Чехии рождалось около 130 тысяч детей, мы имели 372 тысячи свободных, длительно пустующих квартир и домов. У нас не было безработных, людей без средств к существованию, бездомных и нищих. Не было многочисленной армии наркоманов (а те, кто был, в основном, стояли на учете), преступность была примерно на уровне одной трети от текущего состояния (около 200 убийств в год, из которых около 130 в Чехии). Государственные бюджеты были вплоть до 1987 года профицитными и сбалансированными, и только затем начал проявляться небольшой дефицит.

В качестве иллюстрации следует отметить, что, несмотря на более чем тысячелетнюю чешскую и словацкую историю, 60% населения жило в 1989 году в современных квартирах, недавно построенных в коммунистический период. Помимо этого, только менее, чем за два последних десятилетия (с конца 60-х) государство смогло создать совершенно новую энергосистему - были построены и эксплуатировались две атомные электростанции, строительство двух других подходило к концу, и уже были определены площадки для строительства еще двух. Кроме того, завершалось строительство водной и энергетической системы «Габчиково – Надьямарош». Были построены тысячи километров нефте-, газо- и продуктопроводов и терминалы (включая терминалы для контейнерных перевозок), реконструирована и связана с Западом система сетей высоковольтных линий напряжения (то же относится и к прокладке газо- и нефтепровода Adria), а также велась политика сокращения доли тепловых электростанций в общем производстве электроэнергии и повышения их экологичности. Это все обеспечило стране энергетическую безопасность на дальнейших 25-35 лет. В это же время развивался и транспорт. Так был построен новый Пражский международный аэропорт, более 550 км автострад, и в Праге было построено метро - на высоком техническом и качественном уровне (причем в очень трудных условиях центра города) с 3/4 нынешних станций, включая систему Нусельского моста. Были построены тысячи объектов - не только промышленного назначения, но и школ, детских садов, яслей, медицинских учреждений, учреждений культуры (см., например капитальную реконструкцию Национального театра (в том числе Становского театра), Рудольфина, домов культуры и спортивных учреждений. Чего стоит после этого нынешний ремонт студии Баррандов и Lucerny, состояние которых ухудшилось за двадцать лет – сущая мелочь. Коллективизированное сельское хозяйство в сочетании с соответствующим производством стало европейским образцом для подражания (к сожалению, неиспользованным), обеспечило нам на долгое время продовольственную безопасность и суверенитет и позволило провести полную реконструкцию сельской местности. Бывшие (преобладающие) нищие крестьяне в восьмидесятые годы стали одной из наиболее высокооплачиваемых групп работников. И т.д., и т.п.

Чехия в тот период «из своего кармана» ежегодно передавала около 35 млрд. крон (в переводе на нынешний курс - около 175 миллиардов крон), Словацкой Республике, которая в то время была отстроена практически с нуля (особенно южная и восточная части Словакии и Братислава) и стала наиболее быстро развивающимся регионом в Европе. Если стоимость имущества в Чехии увеличилось в 5,8 раза, в Словакии увеличение составило 11,4 раза. Более того, Чехия покрывала весь внутренний и внешнеторговый баланс (например, дефицит Словакии) в конвертируемой валюте своим экспортом.

Цены были на протяжении длительного времени, в основном, стабильными (от денежной реформы в 1953 г. и до 1989 г. они выросли примерно на 35%), и в это же время на вклады населения (278 млрд. крон в конце 1989 года. В сегодняшних ценах около 1,4 трлн. крон) начислялись от 2% (по срочным вкладам) до 4%, а годовые проценты по страхованию жизни не превышали 6%. Население в основном не имело долгов. И хотя нам сегодняшняя пропаганда пытается внушить нечто противоположное, банки не имели никаких рискованных кредитов (непогашенные вовремя кредиты составляли, соответственно, лишь около 700 миллионов крон, что является совершенно незначительной цифрой), государство и общество не только не имело никаких долгов, но напротив, доступные государственные финансовые резервы составляли около 85 миллиардов крон и 107 тонн золота. Внешняя задолженность была только около $ 500 (то есть, около 7500 крон) на душу населения (она возникала, главным образом, вследствие негативного сальдо словацкой экономики). У нас была прекрасно обученная и технически оснащенная армия – располагавшая. например, около 450 современными боевыми самолетами (в основном, сверхзвуковыми) и 200 вертолетами (в том числе 25 тяжелыми Ми-24).

Коммунизм оставил нам крупный рынок СЭВ с более чем 400 миллионами населения - потребителей, торгуя с которыми, мы с очень большой выгодой для себя размещали примерно 2/3 нашего экспорта.

Вот например, что, помимо прочего, мы могли бы на сегодня иметь. Видимо, был бы построен миллион новых квартир. АЭС «Темелин» - четыре генератора с общей мощностью 4000 МВт - была бы завершена в 1992/93 году. Была разработана программа закрытия или ограничения функционирования тепловых электростанций в северной Богемии, было принято решение о вложении около 200 млрд. крон (по курсу 1989 года, что сегодня составляет минимум один триллион крон) до 2000 года в транспортный сектор (реконструкцию железных дорог, строительство новых дорог и линий метро) и инфраструктуру (особенно в области телекоммуникаций). Уже начинала работать долгосрочная и радикальная программа оздоровления окружающей среды.

Экономический уровень Чехословакии в 1948 году, был на 17-18 месте среди стран мира. Если оставить в стороне ряд нефтедобывающих государств, быстро обогатившихся вследствие особых причин, то это место наша страна, в основном, сохраняла вплоть до конца восьмидесятых, хотя нам на пятки уже давно наступал не только ряд периферийных экономик Западной Европы, но, наконец, и Венгрия (из стран СЭВ более высокий, чем у нас, экономический уровень был только в бывшей ГДР). Действительно, при пересчете валового внутреннего продукта по реальному курсу (примерно 10 крон за доллар США), мы в конце этой эпохи, номинально получали на душу населения, к сожалению, только 1/3 от уровня Австрии. Такая оценка, однако, базируется на использовании "реального" паритета валютных курсов – если бы, например, мы внесли коррективы приблизительно обратные расчетам, выполненных Евростатом (Статистическое бюро Европейского союза), согласно которым, доллар США в 1996-м и в предыдущих семи годах чешской гиперинфляции, все еще стоил менее 12 крон - то мы, если вести речь именно о Чехии, уже тогда практически достигли австрийского уровня. И, наконец, если бы все эти годы поступления из Чехии не покрывали вышеприведенные расходы Словакии (за весь послевоенный период, такая чешская «потеря» составила минимум 100 миллиардов долларов США), то в этот период Чехия бесспорно была бы в числе самых богатых стран мира.

Капиталистическая Чешская Республика

В начале 1993-го года, уважаемая во всем мире Чехословакия распалась на два самостоятельных и малоуважаемых государства, которые затем в 1999 году вступили в НАТО, а в 2004-м в Европейский Союз. Ниже поэтому будет, в основном, говориться (и очень «телеграфично») только о развитии и ситуации в Чехии. Следует отметить, что с 1990 года вдруг сразу все пошло «от плохого к худшему». В результате резкого снижения рождаемости, поддерживаемой в значительной степени только в семьях этнических меньшинств, предыдущий демографический рост остановился и проявляется обратная тенденция к (пока еще умеренному) снижению численности населения. Если же еще подросла средняя продолжительность жизни, то только за счет влияния остатков исчезающих условий жизни, заложенных при коммунизме

Наши граждане и избиратели не смотрят с умилением на восстановление капитализма и нынешние условия жизни. Это показывает ряд социологических исследований, проводимых до сегодняшнего дня, результаты которых, однако, заботливо замалчиваются. Однако, одно ясно, что хотя количество людей, живших при прошлой власти, постоянно быстро уменьшается, более половины людей в Чехии считают, что при прошлой коммунистической власти им жилось лучше (в Словакии почти 2/3). Эти выводы, в основном, политики нам объясняют тем, что это лишь своего рода ностальгия, что люди быстро забывают, или что эти мнения глупцов и неудачников. Такую аргументацию, в любом случае, следует отмести, поскольку она касается повторяющихся мнений, которые идут наперекор как столь интенсивной пропаганде и двадцати годам промывания мозгов, так и обычному человеческому страху перед возможными санкциями. Напротив, речь идет о прямом взгляде на реальность, о проявлении все еще неподавленного гражданского мужества и самостоятельного незомбированного или недостаточно зомбированного мышления. Все еще не удалось наших сограждан превратить в послушное и тупое стадо, такое, каким, видимо были люди в гитлеровской Германии.

Хозяйствование при капитализме

На площадях в 1989-г году, звеня связками «ключей от дверей в будущее», мы «вызвонили» обыкновенный реальный капитализм. После его реставрации, однако, сразу же наступил развал народного хозяйства и всеобщий упадок, эвфемистически называемый «экономическими реформами» и «переходом к рыночной экономике». Еще до конца 1992 года наступил крах, который проявился в падении национального дохода на 31%. Экономический коллапс продолжался все девяностые годы, и существенное оживление в экономике произошло только после 2000 года – чтобы уже в 2008-2009 годах опять превратиться в глубокий кризис. Несмотря на интенсивные манипуляции, проводимые ЧСУ (Чешским статистическим управлением), данные свидетельствуют, что нынешний ВВП (этот показатель сам по себе весьма спорен – он включает в себя и оценку стоимости и роста амортизации, непроизводственных расходов на государственное управление и банковские услуги) в реальности до сих пор ненамного превышает уровень 1989 года. Основной производственный сектор, состоящий, в основном, из сельского хозяйства, промышленности, строительства и транспортных перевозок, на сегодняшний день колеблется в пределах 50-55% от исходного уровня. До реформ национальная экономика получила общую прибыль в размере 126 миллиардов крон, из которых банки - 23 млрд крон (по текущему курсу это соответствует сумме приблизительно 630 миллиардов крон и 115 миллиардов крон). Затем начался период убытков, длившийся вплоть до конца девяностых – сейчас некоторые хотят, чтобы эти статистические данные вообще куда-нибудь бесследно исчезли. Былых размеров прибылей не достигли и банки, несмотря даже на свои сборы, которые раньше бы объявили противозаконными, и вообще ростовщические методы ведения дел. Наша же общая сдача своих мировых экономических позиций (таких, как ВВП на душу населения (20 760 долларов США в Чехии в 2008 году), опустивший нашу страну на 38 место в мире) просто позорна.

После значительного упадка 1990-1992 гг. и при очевидной манипуляции нашей статистикой, выразившейся в заниженной оценке долгосрочной инфляции, естественно перестал расти и уровень жизни населения. При этом, вдобавок, дошло до значительной социальной дифференциации в доходах и имуществе, вплоть до нынче «популярной» у нас латиноамериканской крайней нищеты. Происходит это потому, что сегодня в почете и уважении никоим образом не труд, а богатство (деньги делают деньги). Вот таким образом у нас появились, с одной стороны, несколько самых респектабельных мультимиллиардеров и более 15 тысяч долларовых миллионеров (это минимум по 16 миллионов крон у каждого), и с другой стороны, оставшаяся масса «социков». Если сегодня средний валовой доход составляет около 23 тысячи крон в месяц, и в то же время, как сообщается, около 180 тысяч человек имеет более 2 млн. крон в год, - то, соответственно, доход 4 млн. человек – основной массы работающего населения – никогда даже не приблизится к этим «23 тысячам крон». До «голодных» зарплат сегодня «доработались» крестьяне и работники торговли. Напротив, паразитирующие банкиры, маклеры, и т.п. превратились в самую высокооплачиваемую категорию.

«Успешные», сказочно разбогатев, вместо того, чтобы принести пользу остальным, наоборот, обобрали всех до нитки – речь идет не только о материальных ценностях. Мы видим вокруг, что умным, достойным и трудолюбивым людям живется еще тяжелее, чем прежде. И если при этом большинство из них заявляет, что раньше им жилось лучше, - это просто незадушенное проявление их здравого смысла, который проявляется даже при том, что вокруг них с утра до ночи изо всех щелей и закутков бушует антикоммунистическая истерия – пропагандистская демонизация прежнего «ада». Являются ли эти люди самыми моральными и умными людьми, или, напротив, самыми глупыми?

Магия и вездесущность нашей блестящей постноябрьской капиталистической "шоковой терапии" не заключалась в каких-то новых методах управления, но в непосредственном переходе к проеданию средств, накопленных предыдущими поколениями, воплощенных в коммунистическом наследии. В частности, в продаже и разворовывании национального имущества путем приватизации и реституции. Вдобавок ко всему прочему, еще и в ущерб будущим поколениям, поскольку после 2000 года наше существование, главным образом, поддерживается за счет делания и накопления все большей суммы долга. Внешнего, внутреннего долга, долга частных компаний, долга простых граждан.

Национальные активы (без земли, памятников и вооружения армии) полученные от коммунистов, только в Чехии оценивались в размере 10-11 триллионов крон (по нынешнему курсу), и из этой суммы на государственный сектор (государство, регионы, районы, муниципалитеты) приходилось около 7 триллионов крон. Остаток был в личной и кооперативной собственности. За последние двадцать лет, однако, не только не дошло до увеличения активов, напротив, например, производственные и финансовые предприятия были проданы, в основном «za babku» новым владельцам, преимущественно иностранным «колонизаторам», а частично были ограблены или разрушены другими способами (это касается более чем 80 % производственных фондов). Помимо этого, в рассматриваемый период государственный сектор «потерял», благодаря новым политикам и хозяйственникам, минимум 2,5 триллиона крон из всей стоимости имущества предприятий и организаций с их сооружениями, зданиями, технологиями и оборудованием. Памятники разрушены (в настоящее время известно о разрушении более 700 исторических зданий), и все их содержимое разворовано (в качестве примера можно привести монастырь в Хебе – то есть его развалины, прежде поддержавшиеся в хорошем состоянии проклинаемыми ныне частями Пограничной стражи), нынешняя армия не имеет серьезного вооружения. Наконец, уже «продали» и сотни тысяч гектаров земли. За это, правда, мы получили сотни „brownfields“ – «черных полей», то есть пустырей на месте бывших объектов промышленности и сельского хозяйства. Только до конца девяностых было потеряно более 700 тысяч рабочих мест (за такое же время коммунисты в ЧССР, напротив, создали их новых 400 тысяч).

Вместо этого, возникли и все быстрее нарастают ранее не известные нам долги. Государственный долг достиг уровня 1,16 триллиона крон, в дополнение к ранее предоставленым гарантиям на сумму около 200 миллиардов крон, оплачивать которые скоро придет время. Чешский Национальный банк имеет непокрытый убыток в размере более чем 200 миллиардов крон, при этом растеряв золотовалютные запасы, размер которых сегодня превышал бы 35 миллиардов крон. Если это все сложить вместе, то получается, что в общей сложности чешское государство, его региональные власти и «мудрый» и абсолютно независимый Национальный банк с 1989 года «прохозяйствовали» минимум 4-5 триллионов крон, потеряв на эту сумму национальных активов (включая исчезнувшие запасы и золото, а также имеющуюся вновь образованную задолженность) – и это еще осторожная и, на мой взгляд, весьма заниженная оценка.

Долги населения только банковским учреждениям также колеблются в районе триллиона крон (помимо еще десятков и сотен миллиардов долга налоговым учреждениям, лизинговым компаниям и различным ростовщикам). Резко увеличиваются так называемые «классифицированные банковские кредиты», т.е. такие, при погашении которых возникают проблемы и которые, вероятно, надо будет в значительной степени списать (в общей сложности от 300 до 400 миллиардов крон?). Существует более чем 100-миллиардная задолженность в обороте между компаниями. Задолженность чешских субъектов (государства, банков, предприятий, граждан) иностранным кредиторам уже в 2007 году превысила отметку в 1,3 триллиона крон (в 1-м полугодии 2009 года уже увеличилась до 1,47 триллиона крон) – это в 16 раз больше уровня 1989 года; и если мы сюда добавим так называемые прямые и портфельные иностранные инвестиции в сумме еще 2,4 триллиона крон, то превышение уже будет в 45 раз. На душу населения, включая младенцев, внешний долг составляет около 355 тысяч крон (в этом году эта сумма уже приблизилась к 400 тысячам крон). Кто эти деньги за нас заплатит, особенно если учесть, что у нас не осталось никакого серьезного имущества для продажи?

Франтишек Неваржил (František Nevařil)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх