,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Пробуждение улицы
  • 29 января 2011 |
  • 10:01 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 24094
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
Постсоветская улица преподносит сюрпризы. Еще совсем недавно мы могли там увидеть либо спешащих, погруженных в свои заботы прохожих, либо тех, кто уже никуда не спешит, ибо спешить некуда, либо платную (вариант — добровольно-принудительно согнанную) массовку, размеры которой зависят от толщины кошелька или широты административных возможностей ее организаторов. Итак, кого же мы теперь там увидели?
Всадники без головы

Акция предпринимателей против Налогового кодекса была мало похожей на то, что обычно происходит. Люди пришли стоять ЗА СЕБЯ — дилетанты собирали дилетантов. Отпротестовали мирно, хотя на площадях и звучали угрозы «взяться за вилы».

Уникально лишь то, что политики не смогли подмять под себя этот процесс. Да, Тимошенко дали выступить. Да, бютовец Михаил Волынец помогал окультурить мероприятие. Но контроля над чередой этих спонтанных акций ни власть, ни оппозиция не получили. Не вышло с площадей и мощного профсоюза, способного последовательно отстаивать права торговцев и ремесленников (возможно, он еще появится).

Не смогли воспользоваться протестом и левые. И это понятно, ведь на площади вышел заведомо не их электорат, а те, кто везде в мире голосуют за правых и крайне правых. То, что левые «не ловят мышей» в Украине, стало уже расхожей фразой. Уже сами факты отсутствия нового трудового законодательства с четко прописанными минимальными потребительскими стандартами и миллиардных долгов по зарплате вопиют о неучастии левых в борьбе за законные права людей наёмного труда. То, что профсоюзы, как правило, существуют лишь на бумаге, не украшает ни одну политическую силу. Способность отстаивать долговременные интересы у наших сограждан отсутствует начисто. Сколько времени потребовалось на ожидание зарплаты, чтобы водители харьковских троллейбусов и трамваев вышли на забастовку? Годы! Где успешные акции родителей за русские школы и садики? В Латвии! Где бойкот консульств стран Евросоюза по причине визового беспредела или обструкция банкам за грабительский процент? Где-где, даже не в Караганде! Так что «единоналожники» — первые за много лет, кто не оставил власти наедине с решением насущных проблем.

Любой умеющий считать, между прочим, заметит, что сумма налогов, которую бы выплачивал мелкий бизнес, если бы была принята первоначальная редакция Налогового кодекса, оказалась бы как минимум раза в два ниже, чем те поборы, которые торговцы отдают рэкетирам в погонах и без. В здоровом гражданском обществе вымогателей бы нейтрализовали раньше, чем представители этого самого общества начали чего-либо требовать от государства. Но даже то, что люди отстояли свои интересы не в отдельно взятом селе или городе, а в общегосударственном масштабе — огромный прогресс.

И все же тревожит одно: даже в стихийной и спонтанной борьбе за лишенные идеологии сугубо экономические интересы галичане оказались заметнее своих коллег из Малороссии и Новороссии.

Опять сработало старое правило, высказанное еще В. Высоцким: «Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков». И это уже чревато.

Эхо московских боев

Сейчас модно задавать вопрос: могут ли повториться в Украине столкновения, подобные недавним московским? Да, могут, но не против кавказцев или выходцев из Центральной Азии. В наших краях они не навязывают свои образ жизни и систему ценностей автохтонам. Пока не навязывают…

В роли «горячих южных парней» у нас выступают галичане. Они беспрепятственно ходят по улицам со своей символикой, прорываются на руководящие посты и постоянно учат жизни других. Не просто учат, как иные проповедники, а грубо навязывают свои стереотипы поведения. Хочется напомнить «блюстителям толерантности», что лет семьдесят пять назад такое уже имело место в Лемберге, Станиславе и Тарнополе — и где теперь их довоенное население?

Да, пока контрагрессия не выплескивается, но это не значит, что она не накапливается.

Но если такого не случилось до сих пор, то это вовсе не значит, что не «прорвет» никогда. Пока что ответ на агрессию был мирным - люди выключали наиболее оскорбительные телепрограммы, голосовали на выборах за своих, но пришельцы никуда не девались. Более того, они стали укореняться.

Так, например, Союз украинской молодежи в Харькове который год подряд организует компьютерные, журналистские и прочие курсы, где местная молодежь изо дня в день получает не только «профподготовку», но и соответствующую идеологическую накачку. Есть ли что-либо похожее у «Молодых регионов», комсомольцев, русских обществ?

Увы, нет! Доведено ли до ума хоть одно уголовное дело по ст. 161 УК Украины (разжигание межнациональной розни)? Нет? А потом мы удивляемся, почему в «бело-синих» регионах почти нет неоранжевых журналистов и активных гуманитариев (те, что еще остались, замечу, с трудом находят достойную работу по специальности). Избиратель оказался в информационном и гуманитарном бело-голубом вакууме. Но не оранжевом! Он видит по телевизору только чужака, информация в регионы уходит преломленная…

Есть большая опасность, что пассивное сопротивление сменится активным. Протест против «изменения кода» может выйти за рамки гражданского общества и стать столь же жестоким и деструктивным, как недавние события на Манежной площади в Москве. Тем более что история и география дают немало примеров деструктивной самоорганизации как ответа на бездействие власти и силовиков.

«Эскадроны смерти» и другие

Правый экстремизм, в отличие от левого, рождается не на кухнях и в салонах, он приходит с улицы, занятой агрессивным чужаком. Так, например, в Центральной Америке законопослушные граждане стали объединяться в «эскадроны смерти» после того, как военные и полиция показали бессилие перед лицом вооруженных леваков и криминальных элементов, итальянские фашисты первым делом положили конец уличной политической борьбе между традиционными партиями с применением холодного оружия. В романе Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» прекрасно показано зарождение Ку-клукс-клана в южных штатах США. И такие примеры можно демонстрировать десятками.

Чтобы агрессия не стала основным средством сохранения местной идентификации, нужно усвоить и выполнять, казалось бы, простейшие правила:

- государство и местная власть должны гарантировать защиту от «заезжего гастролера»;

- потребности местного населения в гуманитарной сфере должны удовлетворяться на месте;

- импорт несправедливости пресекается публично и демонстративно;

- долгое замалчивание острых тем приводит к вспышкам агрессии, поэтому не надо бояться ставить больные вопросы, ведь агрессор воспринимает молчание как трусость.

Казалось бы, все так просто, но «дамбу прорывает» и насилие выплескивается на улицы и даже в залы парламентов. Просто, но почему-то беда вновь и вновь возвращается…

И все же у Украины еще есть шанс избежать соблазна массового выяснения отношений с помощью подручных средств.

И первое, что может дать надежду на долговременный гражданский мир – активность правоохранительных органов по пресечению агрессивного национализма. Но даже если силовики будут исправно работать, граждане и сами должны проявлять социальную активность и заставлять власть работать в их интересах. Иначе на улицу выйдут не просто обиженные налогами торговцы и ремесленники. Замечу, что даже участники этого мирного протеста намекали на традиционное средство – вилы. А ведь два десятилетия мы избегали откровенного насилия! Мы ведь все-таки граждане, а не толпа, не правда ли?

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх