,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Из писем генерала П.Н.Краснова
  • 14 января 2011 |
  • 14:01 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 15837
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
Из писем генерала П.Н.Краснова16 января - день мученической смерти казачьих атаманов в застенках советской оккупационной системы. В связи с близостью этой даты, хотелось бы ещё, надеюсь в последний раз, остановиться на популярном мифе о "русофобии" и "сепаратизме" генерала Петра Николаевича Краснова. В подтверждение непричастности Краснова к "самостийному" лагерю, и особенно в подтверждении его непричастности к нему в годы советско-германской войны, хочу разместить здесь письма из личной переписки Петра Николаевича с атаманом "общеказачьего объединения в Германской империи" Е.И.Балабиным.

Из переписки явстует:

1) Национально-русская позиция Красного, его озабоченность судьбой Новой России

2) Негативное отношение к сепаратистам, причём не только к "казачьим", но и подумайте только, к самостийникам всех "самостийников" и "самостийничеств" - українцям, название которых Краснов дискриминационно берёт в кавычки.

3) Подлинно союзническое отношение к Третьему Рейху и паневропеизм, мышление о Новой России и Казачестве в рамках Новой Европы.
***
11 июля 1941 г.

(...) Вы пишете, что некоторые казаки просят Вас о выписке войсковых атаманов в Прагу для согласованных действий с немецкими властями. Почему именно в Прагу? - город по духу своему наименее нравящийся немецкому командованию. Какие теперь, когда все еще так темно и неясно, можно вырабатывать согласованные действия? Мне кажется, что, что казаки все представляют их победное возвращение, массами, организованно в родные края. Круги, Рады, встречи, приветствия, речи, банкеты... На самом деле совсем иная, необычайно суровая и тяжелая действительность их ожидает. В данное время немецкому командованию нежелательна никакая лишняя болтовня. Войну с советами ведут немцы - и в целях пропаганды среди советских войск и населения, - они тщательно избегают какого бы то ни было участия эмиграции. Все, кто угодно, - финны, словаки, шведы, датчане, испанцы, венгры, румыны, - но не русские эмигранты. Это ведь даст возможность советам повести пропаганду о том, что с немцами идут "помещики" - отнимать землю, что идет "офицерье" загонять под офицерскую палку и пр. и т.п. - и это усилит сопротивление Красной Армии, а с нею надо скорее кончать. Вы пишете, что Гуселыпиков формирует в Паряубицах казачий полк? Какой? - Конный? Стрелковый? Механизированный? Панцирный? Или "Головинской" организации, т.е. 4 сабельных сотни, 1 пулеметная, 1 конно-саперная, танковый отряд, полковая батарея, эскадрилья самолетов и т.д.? Кто даст на это средства? Казармы и плацы для обучения, офицеров и урядников и т.д. и т.д.? Если в те времена, в 1918 году, когда на Дону все это имелось и в ряды полков поступала неиспорченная молодежь из станиц, - потребовалось 4 месяца, чтобы кое-как сколотить конные полки, то из теперешней молодежи, при отсутствии хороших офицеров, и в год не управишься. Только негодяй или дурак может морочить этим головы несчастным, истосковавшимся по дому казакам. Как представляют себе казаки возрождение России? Мне рисуется три вида: 1) В СССР поднимается восстание против большевиков. Сталин и К°, все коммунисты, частью удерут, частью будут уничтожены, образуется там, в России, правительство, подобное Петэн - Лаваль - адмирал Дарлан, которое вступит в мирные переговоры с немцами и война на востоке Европы замрет.

2) Немцы оттеснят большевиков примерно до Волги и укрепятся. Будут оккупированная немцами часть России и большевистская Россия - война затянется и

3) Среднее - немцы оккупируют часть России, примерно до Волги, а в остальной части создастся какое-то иное правительство, которое заключит мир с немцами, приняв все их условия.

В первом случае эмигрантский русский и вопрос о том, был или не быть казачьим областям и в них казакам, будет решаться тем новым правительством. Во втором случае - немецким главным командованием для оккупированной части и в третьем случае - немецким главным командованием для оккупированной части и в восточной части новым правительством. Во всех трех случаях до окончания войны эмигрантского вопроса нет, и обсуждать его - это толочь воду в ступе. Я имею указания, что решено:

1. До окончания войны на Востоке русскую эмиграцию не трогать (переводчики, заведующие питательными пунктами, полицейско- карательные отряды не в счет).
2. При возрождении России в Россию будет привлечена лишь небольшая часть эмиграции, вполне проверенная, вне английских и большевистских влияний.
3. Привлечение всей эмиграции с ее раздорами, склонностью к безудержной болтовне, комиссиям, заседаниям, философствованию, подсиживанию друг друга почитается величайшим несчастьем для России.

Если будут восстановлены казачьи войска (об этом я хлопочу), то на началах старого станичного быта и самой суровой дисциплины. Кругам и Раде не дадут говорить и разрушать работу атаманов, как это делалось в 1918-1920 годах. Итак, все темно и неизвестно. Нужно ждать конца войны, предоставив себя воле Божьей и поменьше болтать (...)

14 июля 1941 г.
***
(...) Оба Ваши письма получил со всеми приложениями. "Казаки волнуются", - это так понятно, но вот зачем они бегают к Вам и мешают Вам работать и жить? Ведь дело так просто и ясно. Германия, а не кто-нибудь другой ведет страшную кровопролитную войну с большевизмом и большевиками. Она призвала почти все народы Европы к этой войне, но она умышленно, и вполне понятно почему, не призвала к этой войне русских "белых": во- первых, такое призвание усилило бы и укрепило бы большевистскую пропаганду в Красной Армии, - мол с немцами идут "помещики и капиталисты" отнимать от вас земли и все имущество, а немцы, наоборот, наделяют крестьян землею, во-вторых, все другие народы - финны, датчане, испанцы, румыны, словаки и пр. выставляют вполне готовые части, сорганизованные, одетые и более или менее обученные, тогда как "белых" русских пришлось бы одевать от фуражки до подметок на сапогах, и обучать, на что у немцев нет ни охоты, ни средств... Таким образом миф о том, что создаются какие-то отряды, какая-то "белая армия", как ни сладок он нашей эмиграции, является всего лишь сладким бредом... Какая будет Россия после окончания войны с большевиками - единая или разделенная на частя - знают только два человека - Хитлер и Геринг и они никому этого не скажут. Можно только из некоторых поступков и слов фюрера и из сознания, что этот гениальный человек, подобного которому еще не было в мировой история, никогда не ошибался, догадываться, что Германия не собирается создавать слабое лоскутное государство, которое сейчас же станет объектом купли-продажи у Англии и Америки. Во всяком случае, планов и решения его... ни на йоту изменить не можем.

(-)

В канцелярии фюрера теперь получается очень много всяческих резолюций беженцев, на них никогда никакого ответа не бывает, повторяю: Германия, но не русские беженцы, не "украинцы", не казаки ведут кровопролитную и нам нужно терпеливо ждать, чем она кончится и лишь тогда мы увидим, будем ли мы призваны немцами или тем новым правительством, которое образуется в России и заключит мир с немцами и, если будем призваны, то на какую работу. (...)

7 июля 1942 г.
***
(...) Ехать на Восток? Теперь фронт после Харьковского огромного сражения подходит и, возможно, на днях вольется в Донское войско. Управление делами русской эмиграции во Франции приглашает ехать на Восток офицеров и переводчиков, врачей, инженеров, юристов, землемеров, техников, шоферов и сестер милосердия. Известно ли это в Праге? Как я Вам постоянно и раньше писал - на организованную отправку в свои родные края, да еще через атаманов рассчитывать не приходится. Из Парижа поехало очень много офицеров - лейб-казаков и атаманцев в состав формируемого в Польше из пленных красноармейцев Ostlegion'a. Дошли ли сведения об этом до Вас? Атаман гр. Граббе по состоянию своего здоровья вряд ли будет дальше атаманствовать. Имею сведения, что он передает свои атаманские полномочия генералу Александру Митрофановичу Грекову, Вашему однополчанину. О выборных атаманах, круге, восстановлении войска пока мечтать не приходится. Корреспондент финской газеты "Helsinldn Sanomat", посетив поле сражения под Харьковом, пишет, между прочим: "Советская кавалерия, донские казаки, бросились на немецкие пулеметы с обнаженными шашками. Безумие! Лошади, едва прошли 10 метров вперед, как повалились со своими всадниками на землю. Так пали сотни, тысячи! Они лежат частью собранные, частью в ужасных, почти натуральных позах на необозримой степи. Многие тысячи лошадей были взяты в плен...". Были это только "ряженые" казаки, или были это казаки, у которых не прошел большевистский дурман - это все равно. Факт остается фактом. Донские казаки не восстали против жидовской власти, они кинулись в безумную атаку на немецкие пулеметы, они погибли за "батюшку Сталина" и за "свою", народную, советскую власть, возглавляемую жидами. Если это будет продолжаться и дальше так... - Тихому Дону грозит участь Украины - он войдет в Украину как нераздельная ее часть, а Украина уже включается в Германию и становится ее частью как Чехия, Моравия и т.д. В историческом аспекте все это, по существу, не так уж страшно - изменился лишь масштаб времени, увы, для человеческого существования столь важный. То, что могло случиться уже этой осенью, произойдет через 10-20 лет, после медленного и систематического воспитания казачьей молодежи под немцами и несмотря на немцев. Но когда вся Россия кончает самоубийством в угоду американским жидам - наш родной, милый Тихий Дон - это уже частность. Но... Страшен сон, да милостлив Бог. Чем больше хороших, толковых, честных, знающих историю Дона и других войск казаков, знающих, какую роль играли казаки в России, дислокацию казачьих полков (Польша - 90 % донских и оренбургских полков, Кавказ - почти 100 % кубанских и терских полков, Туркестан, Дальний Восток), пойдут теперь служить у немцев и с немцами выкорчевывать коммунизм - казаков спокойных, не зараженных истерикой, не кликуш от казачества, машущих картонными мечами Дон-Кихотов, но казаков понимающих, что и в Новой Европе, Европе национал-социалистической, казаки могут иметь почетное место, как наиболее культурная и способная часть народа Русского, - тем скорее и безболезненнее пройдет этот процесс восстановления казачьих войск в Новой России. И пока нельзя сказать "здравствуй, царь, в кременной Москве, а мы, казаки, на Тихом Дону", пока Москва корежится в судорогах большевизма и ее нужно покорять железной рукой немецкого солдата - примем с сознанием всей важности и величия подвига самоотречения иную формулу, единственно жизненную в настоящее время: "Здравствуй, фюрер, в Великой Германии, а мы, казаки, на Тихом Дону". Это, конечно, не для печати, но для дружеского обсуждения среди надежных казаков, тех, кто пойдет служить с немцами и у немцев на Востоке и на кого ляжет священный долг восстановления Тихого Дона... Бьет двенадцатый час. Мы на пороге великих событий и огромных решений. Помните завет Суворова: "Победи себя сам - и ты будешь непобедим!" Победите боль сердца, самолюбия, отрешитесь от прошлого, чтобы вернуть его в будущем. (...)
***
20 июля 1942 г.

(...) Простите, что с таким опозданием отвечаю на Ваш №349 от 16 июня, но по мере расширения занятой территории Русской ширится у меня переписка, и мне волей - неволей приходится служить, так сказать, передаточной инстанцией между теми, кто объявился там и их родственниками в изгнании, да приходится видеть и тамошних людей, и к этому еще был занят очень и своей (литературной, конечно) работой. Все, что Вы мне пишете о Пражских казаках - ужасно. И особенно тяжко это еще потому, что времена-то подошли, когда Новочеркасск освобожден от большевиков и, вероятно, скоро и вся земля Войска Донского будет свободна от них. Нужно уже думать о крупной переброске знающих и любящих Дон и Россию людей туда для службы с немцами и под немцами, а людей этих-то и нет. Самостийники не в счет: кроме интриг и обделывания личных делишек они ни на что не способны. Между тем мы накануне того, что вследствие полной невежественности немцев в казачьих вопросах Войско Донское может быть объявлено "Украиной"; уже в 1927- м году одно влиятельное теперь лицо доказывало в печати, что Разин и Пугачев - украинцы, и что в 1918-м году Украина имела 200.000 войска. которое боролось с большевиками. Очень трудно все это опровергать, когда сами казаки заняты взаимной грызней... К людям из Протектората относятся действительно с опаской, но это я понятно - ведь там много симпатий бенешовских, там гнездо англофильствующих казаков, и немцы это знают. Кроме того, казаки, получившие высшее образование в чешских школах, невольно тяготеют к Чехии, отношение к которой после убийства протектора Р.Гейдриха более чем холодное... Беспокоит меня и судьба музея. Ведь пора думать о том, чтобы ему возвратиться на свое место в Новочеркасск. Нужно уже узнавать, что, в каком положении самое здание музея, что там можно сделать, какая там будет власть, - то есть, - будут там немцы, румыны, итальянцы или еще кто-нибудь? Гр. Граббе тяжело болен и не интересуется этим. Я, все-таки посторонний человек, делаю возможную в этом отношении разведку, и уже снесся с кем нужно, но ответа еще не имею, но это и понятно: там еще горячие следы сражений и там не до нас, но пройдут не месяцы, а недели, когда - или будет войско, или исчезнет уже навсегда... Относительно совещания по казачьим делам у министра Ост ничего не слушал. Записка о казаках туда подана, но подана не из кругов кубанских, но донских, ответа на записку не было. О вызове в Берлин генерала Науменко ничего здесь не слышал. Тут о казаках не говорят. Повторяю - их смешивают с украинцами, а на Украине очень еще не устойчиво. О Науменко я знаю только, что на войне (Великой) он был очень хорошим командиром полка, но что он теперь - совсем не знаю. Мне ни разу не пришлось его видеть и не пришлось с ним переписываться. Очень хорошо, что Вам удалось хотя (бы) немного отдохнуть - это так нужно... Я указал на Вас, как на знатока Сальских степей и тамошнего коневодства, и о том, что Вас необходимо туда выписать в первую очередь. Эмигрантские дела отходят на второй план, дела Русские из сна и грезы становятся явью. (...)
***
7 августа 1942 г.

(...) По поводу письма к Вам есаула Попкова. Конечно, было бы очень желательно, если бы можно было бы, не волнуя и не обнадеживая казаков, исподволь составить список людей, достойных тяжелой работы в родных краях. С иногородними нужно быть пока очень осторожными и в список их не включать. Пока так же, как и повсюду, немцы в занятых областях России стараются обходиться местными силами без эмиграции, питая к последней, и может быть основательно, недоверие. Эмиграция раскололась на толки и ориентации, а немцам, конечно, нужна только одна ориентация - немецкая. Кроме того, шум, поднятый самостийниками дурного толка, очень вредит казакам-эмигрантам. Русские, поехавшие переводчиками в отряды из красноармейцев, оказались не на высоте. Много было, с одной стороны, слюнявого сентиментализма, с другой стороны, - грабежей и насилия над местным населением, вообще русские оказались в некоторых местах забывшими дисциплину и распоясавшимися за долгие годы эмигрантской жизни, и немцы стали очень осторожны с ними. Мне приходится видеть много казаков оттуда. Молодежь тамошняя требует основательной переработки. Бога забыли, к старшим, к родителям, относятся скверно, очень самоуверенны и ненадежны - это пока что пролетарии и подход к ним трудный. Кроме того, все они крайне запуганы и недоверчивы. Эмигранты же этого не видят и потому часто делают ошибки, и в некоторых лагерях немцы заменили русских переводчиков переводчиками-немцами, плохо знающими русский язык. При таком настроении немцев, притом, что мы сами не можем ручаться, что не пропустим нежелательные элементы. Вы понимаете, что прежде чем говорить о том, о чем пишет есаул Попков, нужно заслужить доверие немцев. Ведь если поедут Ленивовы, Глазковы и пр.. неприятностей не оберешься. Но... Возможно, что казаки из эмиграции, только, конечно, настоящие казаки, потребуются внезапно и к Вам обратятся за ними. Только нужно помнить, что поедут они на подвиг и жертву, а не на легкую жизнь командиров и начальников.

26 сентября - 9 октября 1942 г.
***
(...) Прошу Вас принять и передать мои самые сердечные и искренние поздравления казакам вверенного Вам Объединения с нашими Войсковыми праздниками Донского и Кубанского войск, передать казакам мои пожелания здоровья и исполнения всех их желаний, а Вам порадоваться на Ваших доблестных казаков. В этом году у нас будет особенный праздник в сознании, что родные наши войска - Донское и Кубанское полностью и Терское в большей своей части свободны от жидовского большевистского ига... В первый раз по всему Дону в день старинного, стародавнего нашего праздника, в день Покрова Пресвягыя Богородицы, зазвонят колокола церковные и казаки безвозбранно своею семьею по церковному святому обычаю справят свои праздники, чего не было уже более двадцати лет! Имею сведения, что на Дону: Новочеркасск совсем не разрушен и в нем нормальная идет жизнь под управлением атамана округа и городского головы, что собор, кроме куполов, с которых снята покрышка, цел, и в нем идут торжественные богослужения. Что Ростов разрушен только на 16 %, что станицы восстанавливают свою жизнь и, прежде всего, восстанавливают храмы, а там, где они вовсе разрушены, приступлено к (постройке новых храмов, что примерно 2/3 казаков остались живы. Они скрывались в других губерниях, как рабочие и шахтеры, и теперь возвращаются в родные станицы. В станицах избраны атаманы, в округах - окружные атаманы, работающие с германской комендатурой в полном согласии, что более семи тысяч пеших и конных казаков сражаются вместе с немцами за свободу Тихого Дона, что по всем станицам учреждены станичные дружины, пешие и конные, которые борются с местными коммунистами. Казаки показали всему миру, что они ничего не имеют общего с коммунистами, что они, как и в 1918-м году, готовы встать за край родной... Да будет и дальше так! Да встанут Тихий Дон и светлая Кубань и бурный Терек и станут жить так, как жили много сотен лет тому назад, верные заветам предков. (...)

9 октября 1942 г.
***
(...) В дополнение к официальному письму с поздравлениями с праздниками войсковыми, пишу Вам доверительно ответы на все вопросы, поставленные мне в Вашем письме от 6-го сего октября:

1. Что ожидает казаков в ближайшем будущем? Мы живем в такое время, когда невозможно сказать даже и того, что ожидает нас завтра. Ибо идет несказанно жестокая и страшная война. Что происходит сейчас - это можно знать из немецких газет и из моего поздравительного письма.

2. Никаких казачьих дивизий из самостийников в Берлине, да еще под флагом самостийников не формируется...

3. Что хотят сделать с казачьими областями? На этот вопрос до окончания войны невозможно ответить. Это в значительной степени будет зависеть от того, что будет сделано с Россией, и от того, как и дальше будут вести себя казаки.

4. На Дону работает вместе с немцами около семи тысяч казаков, пеших и конных. Знаю, что ими всеми командует германский офицер барон Вольф из балтийских немцев, - по общим отзывом очень хороший человек и хорошо поставивший себя среди, и слышал, что там служит бывший лейб-улан Его Величества Пуговичников, долго служивший в сербской кавалерии, прекрасный наездник и спортсмен. О Рыковском ничего не слышал. Также думаю, что и о Балинове вздор. Балинов в Берлине, в Остминистериуме. Не похоже, чтобы он где-нибудь воевал.

Ваш однополчанин полковник Рыковский и еще несколько доблестных офицеров Лейб-гвардии Казачьего и Атаманского полков уже много месяцев воюют на самом ответственном участке германского фронта на Востоке и заявили себя прекрасно, двое запечатлели своею жизнью свою верность делу уничтожения большевистской власти (Авилов убит и Рогов - тяжело ранен). Так вот им, конечно и будет место, а не тем, что атаманствовали в Белграде. На особом учете Белградский шюцкор (Охранный Корпус), может быть ему и будет дано какое-то место, но непременно по соглашению с тамошними, то есть с донскими, кубанскими и терскими властями - атаманами... Эмиграция теперь или должна идти туда, или примириться с тем, что она так и останется эмиграцией, или в лучшем случае приедет "домой", когда ей разрешат, чтобы тихо и мирно жить на "пенсии"... Вы понимаете, что при таких обстоятельствах мне в 73 года просто смешно было бы куда-то соваться, кого-то возглавлять и путаться в дела, которые хорошо ли, худо ли, но уже идут... Все эмигрантские дрязги и интриги теперь отступают перед тем громадным, что делается на фронте. Только через фронт, через борьбу, через жертву может быть получен доступ и место там, где была наша Родина и где строится нечто новое и удивительное, но не плохое. (...)

13 октября 1944 г.
***
Ваше превосходительство, Глубокоуважаемый Евгений Иванович, ...На Ваши письма от 25 сентября и 9 октября отвечаю по пунктам коротко:

1. Генерал-лейтенант Шкуро назначен от Ваффен-СС для вербовки казаков, для создания казачьего корпуса, и не подчинен Главному управлению казачьих войск, но работает самостоятельно, получая указания от Ваффен-СС. Главное управление ему только помогает, не вмешиваясь в его действия...

3. Сколько мне известно, прямого приказа для осво-бождения казаков с заводов, для поступления в строй, у генерала Шкуро нет, но у него есть распоряжение Ваффен-СС. чтобы таких рабочих увольняли с заводов. К сожалению, заводы часто игнорируют это распоряжение, ссылаясь на приказы Арбайтс-фронта. Дело это идет довольно туго, Главному управлению удается освобождать казаков, но всегда с некоторыми трениями и большой перепиской.

4. Комплектование новых дивизий офицерами-казаками будет зависеть от самих казаков. Если в первую дивизию попало много офицеров - немцев и русских , то это потому, что присланные офицеры-казаки по своей подготовке не оказались на высоте положения ни по военным знаниям, ни по работоспособности. Много было прислано старых, не годных для строевой службы. Если поступающие в новые части казачьи офицеры окажутся годными для службы - они и останутся, окажутся негодными - их заменят немцами.

5. Знание немецкого языка необязательно, но без некоторого знания немецкого языка положение офицера будет очень трудным, и мало надежды, чтобы такой офицер мог остаться в части. Команды будут по возможности и русские. Уставы немецкие, уже переведенные на русский язык.

6. Вы пишете о записи добровольцев; по существу речь идет уже не о добровольном поступлении, но о мобилизации. Лучше теперь же поступить добровольно, чем потом быть призванным насильно, что казаку и неприлично, так как при таком призыве он попадет в русскую часть наряду с военнопленными красноармейцами, где ему будет жутко и чуждо... Вот кажется и все...

Остаюсь искренне уважающий Вас - П. Краснов.

Автор: ugunskrusts83



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх