,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Андрей Ермолаев: Янукович на практике реализует реформы
0
Своими соображениями о том, каким стал для Украины 2010 год; что из него целесообразно «забрать с собой в будущее», а что без сожаления следует «отрезать и выбросить» в эксклюзивном интервью корреспонденту ForUm’a поделился директор Национального института стратегических исследований Андрей Ермолаев.

- Андрей Васильевич, итак: каким стал 2010 год для Украины?

- 2010 год для Украины стал поворотным. Это еще не перелом, но уже сдвиг.

Государственная власть возвращается в страну из медиа-картинок и кабинетов. Возвращается пока неравномерно, где-то ее стало чрезмерно много, где-то – явно вакуум. Но сам факт наличия очевиден. После пяти лет бюрократического феодализма государственная машина реконструирована и начинает восстанавливать «полустертые команды» своих задач и функций.

Экономически уходящий год сложен. Показатели роста ВВП и промышленного производства – скорее медленное восстановление, чем прорыв. Сложный бюджет на 2011 год. Сохраняется ожидание «второй волны» глобального кризиса.

Но в любом случае Украина имеет серьезные шансы на укрепление роста, существенный приток инвестиций, в том числе – через реализацию национальных проектов развития. Так что экономически для Украины 2011 выглядит умеренно-оптимистично. Не будет прорывов, но и провалы маловероятны.

Важной особенностью года стала и реабилитация идей «реформ» и «модернизации страны». Блуждания в истории и патерналистская анестезия просто отброшены. Но реформы еще нужно провести, и возможно это при укреплении доверия на основе взаимодействия всех активных слоев, страт и групп. По всей видимости, это уже задача следующего, 2011 года.

После победы на весенних выборах Президент Виктор Янукович смог найти такой ключ к власти, о котором не подозревали его оппоненты. Он не только говорит о курсе реформ. Он на практике реализует реформы. Создан комитет реформ, формируется и укрепляется реформаторский пул во власти. В итоге, оппоненты вынуждены критиковать не намерения, а практические действия. И поэтому проигрывают.

Решение Конституционного суда, восстановившее действие Конституции в редакции 1996 года, позволяет Президенту, правительству и большинству действовать быстро, по сценарию «революции сверху».

Президентско-парламентский формат – это хороший инструмент для быстрых и решительных шагов. Налоговая и бюджетная реформа, реформа государственной власти, пенсионная реформа, предпринимательский пакет, здравоохранение, сектор безопасности – лишь краткий перечень сделанного и запланированного. Реформа государственной власти делает возможной и реформу самоуправления. В этом смысле 2011 год – несомненно, год реформ.

- И только?

- Вместе с тем, в 2011-м нас ждут и дискуссии о новой реформе политической системы, выработки механизмов Конституционной ассамблеи, укреплению механизмов социального диалога. Национальная внешняя политика избавилась от комплекса «внешнеполитического туризма». Украина стала субъектной, прагматичной. С Украиной теперь выгодно договариваться о будущем, потому что она вновь говорит языком интересов и проектов.

Принят план подготовки к безвизовому режиму с ЕС, в 2011 завершатся и переговоры по ЗВТ, что дает прямой выход на соглашение об ассоциации.

Украина может и должна в 2011 году выйти за рамки консервативной модели «восточного пограничного партнера» и предложить ЕС политику «длинного плеча» для его восточной внешнеполитической стратегии.

- Однако сегодня Евросоюз разочарован в Украине. Там говорят, что устали от нас…

- Сегодня ЕС проходит тест на состоятельность избранной интеграционной модели. И для таких стран как Украина далеко не все равно, как успешно этот тест будет сдан. Осторожность и прагматизм в этих условиях вполне оправданы. Но от обратного, кризис ЕС, если он будет допущен в 2011-2012 годах, рикошетом ударит по стабильности на континенте.

Укрепление еврозоны и мягкое сближение ЕС и лидеров евро-азиатского региона – пожалуй, наиболее выгодный для Украины тренд. В следующем году стоит уделить ему особое внимание.

- А что скажете об отношениях с Россией?

- Россия – снова наш стратегический партнер. И это принципиальная рамка, от которой Украина больше не должна отказываться.

Процессы, которые сейчас разворачиваются в РФ, могут стать дополнительным катализатором нациостроительства во всех странах СНГ на основе гражданского патриотизма. Прагматичная и патриотичная Россия перспективнее поисков новых «миров» и общих историй.

В этом смысле сотрудничество по принципу «символы – отдельно, а интересы – отдельно» позволит Украине и РФ синхронизировать модернизационные программы, сделать их взаимовыгодными. Программа социально-экономического сотрудничества на 10 лет может быть подготовлена уже в следующем году, и это будет большим достижением двусторонних отношений.

Наращивание восточного вектора внешней политики – несомненный плюс украинской внешней политики. Китай, Япония, страны АСЕАН, Южная Корея – это центры развития, сотрудничество с которыми позволит более четко сформулировать национальную политику во всем евро-азиатском регионе.

- В заключение, буквально несколько слов об эмоциях уходящего года.

- В эмоциональном плане, уходящий 2010 год оставляет после себя сложное впечатление. Большинство людей, словно измученные долгой болезнью, на какое-то время мобилизовали силы, волю, заговорили о необходимости перемен и готовности понять, поддержать и даже потерпеть. Но уже через два-три месяца после политически бурной, выборной весны они снова погрузились в апатию, пассивные ожидания и консервативный скептицизм.

Все признают необходимость реформ, критикуют прошлое за «ничегонеделание» и даже понимают, до какого «дна» доведена страна, иронизируют с телеполитиков и телеполитики. И одновременно – словно готовы принять очередные неудачи и успокаивают себя банальным «и у этих не получится».

Я долго искал определение такому вот украинскому феномену. Забастовки конца 90-х, ожидания порядка и реформ в 93-94-м, оптимизм 2000-х и «майданный» романтизм, ожидания перемен после «помаранчевого» застоя – все эти всплески имеют одну общую особенность. А именно – пассивное ожидание результата от действия, которое еще не совершено. И готовность к разочарованиям.

Понять людей можно: огромный негативный опыт, дефицит надежды. Но есть и еще один момент, который тревожит: готовность к общему у моих соотечественников возникает лишь тогда, когда это прямо и жестко связано с личным интересом. Догражданский индивидуализм – так бы я определил этот феномен. И в этом, на мой взгляд кроется загадка «украинского характера», и муки поиска «национальной идеи», и постоянная двоичность в позиции.

Проснувшийся гражданин – это не плакатоносец на митинге, и не участник анонимных флэш-мобов nono(намёк нац свидомым.(Стал. Кир.)) . Это, прежде всего тот, кто готов сам влиять на жизнь окружающего его мира в поселке, городе, берущий инициативу на себя, критичный к власти, но и деятельный в отношении жизни своего государства. Человек, умеющий не только просить и требовать, но и делать, брать часть общего на себя.

В Украине начались перемены. Реформа идет сложно. Но инициированная сверху, она будет иметь успех, если будет принята и реализована снизу. Урок с налоговым кодексом обнадеживает: можно взаимодействовать, даже если для этого одним нужно приходить на Майдан, а другим – пересматривать и перерабатывать неудачные решения.

Это нормально, если навстречу. Но такие примеры не должны быть исключением. Очень надеюсь, что реформы, со всеми их издержками и прорывами, разбудят в нашем индивидуализме гражданское начало. Чтобы не «протестные массы», а граждане-участники – не только звучит, но и значит другое, понимаете?

В этой связи еще одно наблюдение года. Дискуссии о свободе слова окончательно запутали и диспутантов, и наблюдателей. Когда в СМИ прямой речью или огромными буквами заявляется: «не дают», то вопрос – а как заявка прошла? А что не дали раньше?

СМИ запутались между сосен рыночной выгоды от скандальных тем, где и тема о свободе слова стала товаром, и собственно проблемой свободы.

Не буду спорить с журналистами о состоянии дел в их редакциях. Но замечу: именно в 2010 стал очевидным предел возможностей Средств Массовой Информации и необходимость формирования нового института – Средств Гражданской Коммуникации. Иначе станем жертвой политизированных маркетинговых боев.

В общем, мы прожили сложный и важный год 2010. С осторожностью входим в год 2011. Стоит помнить, что это год итогов и новых амбиций, ведь предстоит еще раз переосмыслить уроки независимости – за 20 (!) лет и больше не останавливаться.
ПреСС-служба Партии регионов



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх