,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Экономический человек и Советский Союз
  • 30 декабря 2010 |
  • 12:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 29970
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
До сих пор очень активно идет обсуждение тривиального вопроса: как оно было в СССР? Как же тогда жили?


Некоторые из спорщиков говорят, что не так все было и плохо, во всяком случае, лучше, чем сейчас. На них тут же накидываются с полным набором противоположных аргументов: будто бы в СССР жизнь была «по лжи», да и вообще выбыли еще слишком молоды и не понимали, как все плохо. Особенно бросается в глаза фраза: «Ты даже не можешь представить, какой был УЖАС».

Это слово – «ужас» своей чрезмерностью убивает весь пафос антисоветчиков. Можно многое вспомнить, но слово «ужас» по отношению к размеренной советской действительности никак не подходит. И в то же время эти люди рассуждают об ужасе существования в СССР совершенно искренне. А ведь это не какая то маргинальная, исключительная группа.
Вопрос поставлен так, что именно в отношении к советскому прошлому и лежит один из основных«водоразделов» нашего общества.
С одной стороны – те, кто принимает жизнь в СССР как в целом нормальный, адекватный тип жизнеустройства. Признаются и минусы, и плюсы СССР.
С другой же стороны – те, для кого жизнь в СССР была не выносима, для кого она была ужасом, каждодневной мукой, ежечасными непереносимыми страданиями, пыткой.
Кстати, в наличии такой социальной группы и кроется разгадка гибели СССР. Ибо даже сравнительно небольшая группа людей, фанатично мыслящих и действующих, может быть в определенный (недолгий) момент сильнее гораздо большего числа рационально мыслящих индивидов. Фанатикам нужно противопоставлять фанатиков. А вот таких фанатиков, которых можно бы было противопоставить первым, у СССР как раз и не было. Для того, что бы их не было, и сам СССР сделал немало, распространяя рациональное(классическое) образование, развивая послевоенную рефлектирующую культуру (в первую очередь, советский кинематограф).
И все же интересно, как же стал возможен подобный фанатизм? Почему нормальные, образованные люди вдруг посчитали свое существование в СССР пыткой?
Тому был целый комплекс причин, и одну из них можно назвать. Это видение самого человека в мировоззрении части интеллигенции как человека экономического. Человек экономический, изобретение Адама Смита, основательно обосновался в европейском идеологическом мейнстриме. На этой абстракции возведено как здание либерализма, так и марксизма. Другое дело, что в русском религиозном марксизме человек экономический«получил тапкой по голове» и был изгнан из идеологии масс. Но не массы, а выпускники философских и иных общественных факультетов зачастую учили Маркса хорошо, даже слишком. А, учитывая, что этот экономический человек получил поддержку еще и снаружи, будучи неотъемлемой частью западной социальной мысли, становится понятным, насколько он «отформатировал мозги»определенной части отечественного интеллигентского сословия.
Но что же это такое – экономический человек? Согласно простейшему словарному определению, это рационально мыслящий субъект, строящий свои планы и действия, исходя из принципа получения максимальной выгоды.
Давно очевидно, что подобное представление о человеке есть совершенная абстракция, но она послужила основанием для построения целой системы взглядов, оказывающих влияние на нашу жизнь.
Например, это понятие свободы, изложенное языком индивидуализма, которое, говоря словами Г.Шиллера, Запад увековечил как единственно верное. Свобода экономического человека – это свобода действовать ради получения максимальной выгоды и в итоге получать ее. Экономический человек есть человек обмена, ибо выгода в данном случае может получаться только посредством обмена. А, значит, любое ограничение на обмен есть ограничение свободы экономического человека.
Как бы то ни было, значимая часть отечественного общества уместилась таки на прокрустовом ложе экономического человека и тут же ощутила себя предельно несчастными.
Если для нормального человека, многосторонней, «естественной»личности некоторые советские ограничения в стремлении к максимальной выгоде были лишь мелкими неудобствами, да и то иногда, то для описываемых несчастных это был абсолютный мрак, рабство и пожизненная каторга. Нормальный человек мог реализовать свою свободу в различных направлениях, но не наш российский «человек экономический», ибо никаких иных направлений для него не было.
Вспомним советский феномен«фарцовщиков». Конечно, для части фарцовщиков это была обыкновенная экономическая деятельность, но вот в чем дело: существенную часть фарцы составляли вовсе не те молодые люди, которым остро нужны были деньги, которые стремились благодаря деньгам и получаемым связям подняться выше по социальной лестнице, а дети номенклатуры и близкие к ним социальные круги. Молодежь образованная, не бедствующая, получающая импортное шмотье от высокопоставленных и(или) имеющих доступ родителей. Зачем же им надо было рисковать, унижаться (а сам процесс «покупки» весьма унизителен для фарцовщика)?
Скорее всего, это и была молодежь, отравленная «экономизмом».Поэтому фарцовка была для них единственно возможной формой реализации своей свободы. Выпрашивая у интуристов штаны и майки, они дышали воздухом свободы, ибо уже отравились ею настолько, что другие формы ее реализации стали для них ядом.
Все это сводится к тому, что никакого понимания между человеком нормальным, принадлежащим в полной мере к русской культуре, культуре «очарованного странника», и этим «экономическим человеком» быть не может. Последний совершенно искренне будет признавать за русским человеком рабскую сущность, ибо не может и представить себе, как можно быть столь несвободным (других то направлений реализации свободы для него не существует), и в то же время не страдать от этой несвободы.
Можно предложить полечить несчастных, но как? Для этого дела весьма полезна война, ибо в окопах даже экономический человек скоро осознает ничтожность стремлений к обмену и материальной выгоде. Особенно после артиллерийского налета или бомбежки. Да где ее взять, ту войну? Тем более страдать от войны всем народом ради излечения кучки убогих, которые, тем более, быстренько засядут в тылу на интендантстве, как то глупо.
Наверное, лучше ГУЛАГ. Скажут, что жестоко? Но вот в чем проблема:«Тhe right to swing my fist endswhere the other man’s nose begins»(Свобода моего кулака заканчивается у кончика носа другого человека). А свобода отечественного экономического человека не то чтобы врезалась в наши носы, а давно поставила под сомнение само существования России и русского народа. И главное, договориться с ними нельзя, ибо для них ограничение стремления к материальной выгоде есть абсолютное, невыносимое рабство. Если так пойдет, дойдет до ГУЛАГа или чего покруче …



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх