,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Американцы: Россия где-то за Уралом
  • 23 декабря 2010 |
  • 22:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 35950
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Русский психолог доказал гипотезу Задорнова о тупости американцев

Впервые в истории отечественной психологии, социологии и политологии российскому ученому удалось провести полевое исследование в 38 государствах, занимающих по площади более 60% суши. В исследовании приняли участие люди 100 национальностей из следующих стран: Нигерия, Мозамбик, Танзания, Кения, Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Франция, Англия, Греция, Хорватия, Голландия, Германия, Бельгия, Финляндия, Турция, Иран, Сирия, Египет, Тунис, Индия, Китай, Япония, Канада, США, Мексика, Белоруссия, Польша, Болгария, Россия, Украина, Израиль, Таиланд, Казахстан, Куба, Доминиканская республика, Австралия. Причем госбюджетных денег на это не потрачено ни копейки.
Выпускник факультета психологии СПбГУ Александр Серавин по своей инициативе и за свой счет провел исследование геополитических представлений жителей разных стран. В результате в его распоряжении оказалась уникальная информация, какой видят политическую карту сегодняшнего дня и 2050 года жители нашей планеты.
Если бы за это исследование взялся какой-нибудь академический институт, он запросил бы за работу миллионы долларов. Независимый исследователь обошелся весьма скромной суммой, вложив в дело свои связи, энергию и средства, заработанные на заказных исследованиях в России и СНГ.
Возможно, возрождение российской науки случится именно благодаря таким людям, как Серавин, а не госгрантам, при раздаче которых слишком большую роль играют вненаучные соображения.

— Александр, как вы пришли к идее такого масштабного и амбициозного проекта?

— Началось все, конечно, с исследований в России. Я работал по заказам самых разнообразных структур — и государственных, и корпоративных. Разумеется, как все политические психологи, работал на выборах разного уровня, делал прогнозы. Прогнозы сбывались, я получал новые заказы. Эта работа неплохо оплачивается, я взял за правило откладывать 20% от гонорара на развитие — прежде всего, оттачивание и совершенствование методик. Начал писать книги, которые пользовались успехом.
В общем, на сегодня я уже изъездил нашу страну вдоль и поперек, работал в 79 больших и маленьких российских городах, поучаствовал вместе с коллегой в конкурсе на написание 25-летней стратегии развития одной крупной восточной державы — и наш проект выиграл…
Созрело желание поработать в международном масштабе. Хотелось и свои организаторские способности проверить, и вообще посмотреть, реально ли это, провести масштабное международное исследование, направляемое независимым российским ученым, которого не поддерживают никакие структуры — ни государственные, ни оппозиционные, который «сам по себе» и работает на собственный интерес. Я ведь не знал – возможно, окажется, что возникнут неодолимые административные барьеры при проведении опросов где-нибудь в Мозамбике, Иране или Китае…

— Исследование основано на составлении ментальных карт. Вы пришли к выводу, что это оптимальная методика для международного исследования?

— Наверное, стоит сказать, что такое ментальные карты. Это те образы, которые живут у нас в сознании относительно разных объектов. Вот, скажем, просишь человека нарисовать план города, где он живет, — он рисует. Это и есть ментальная карта города, присутствующая в сознании конкретного человека. Точно так же есть ментальная карта России, Европы, всей планеты.
Исследуя ментальные карты, понимаешь, насколько разные представления об окружающем у разных людей. Оказывается, что многие объекты просто не находят места в сознании, а значит — они для человека не важны, их как бы не существует. Есть и такое интересное явление как «белые пятна» — территории города, которые исключают из своих ментальных карт все респонденты. Это как бы terra incognito того или иного города. Такие места любопытны сами по себе. Я пришел к выводу, что составление ментальных карт — наиболее универсальный метод, нивелирующий в максимальной мере культурные различия. Естественно, хотелось посмотреть, каким видят в мире и сегодняшний день, и завтрашний — 2050 год.

— С чего вы начали — с поиска «агентов влияния», которые могли помочь в конкретных странах?

— С оттачивания методики. Надо было попробовать, как это будет работать у людей из разных культур. Первые опросы прошли в Египте и Финляндии. Кое-что было по их результатам скорректировано. Потом я познакомился с диссертантом из Мозамбика — так возникла первая африканская страна. Стал искать выпускников факультета психологии одних со мной лет — оказалось, что люди работают по всему миру и им интересно поучаствовать в таком проекте. У меня есть группа «В контакте» — «Глобальные изменения науки», — там зарегистрировано 4000 человек, — через нее тоже пришли люди.

— По-моему, это единственное крупномасштабное исследование, организованное психологическим сообществом России…

— Да, есть исследования, охватывающие 2-3-4 страны, но не 38, как сделал я. Обычно Россия выступает полем для работы многочисленных зарубежных исследователей, является объектом, а не субъектом исследования.

— Как сформировался «пакет» из 38 стран?

— Я взял за основу классификацию Самуэля Хантингтона — классификацию по цивилизациям; добавил кое-что — Австралию, например, все-таки она сейчас имеет свою выраженную специфику, да и Европа с США во многом разошлись… В общем, у меня нарисовалось 9 цивилизаций. Я постарался взять несколько стран из каждой цивилизации, так и сформировался пул в 38 стран.

— Сколько времени заняли подготовка и проведение исследования?

— Два года. Причем теперь у меня есть сеть людей в разных странах, к которым можно обращаться при проведении подобных исследований. Эти люди проверены «в бою». Ведь их задача была организовать опросы в трех точках каждой страны — крупном городе, среднем, деревне. При этом группы не должны были быть однородными — нельзя было взять одних студентов, или школьников, или пенсионеров. Опросы фиксировались фотосъемкой. Всего собрано более 3000 комплектов карт. Пока материал в обработке. Хотя кое-что, конечно, уже видно.

Средние американцы никогда не отличались географической продвинутостью, однако то, что Россию они видят в десятую часть ее реального размера, объясняется, по-видимому, не только недостатками школьного образования.

- Все ваши коллеги из разных стран живы-здоровы, никто не пострадал, не попал в тюрьму?
- Проблемы были. В некоторых странах законодательно запрещено проводить опросы — надо официально получать разрешение в государственных структурах. Причем получать его вы будете годами и, в конце концов, вам, вполне вероятно, откажут. В общем, это не мой путь. Хотя в одной стране мы официально получили разрешение — в Нигерии. В остальных обошлись без разрешений. Хотя людей в Иране арестовывали, и в Китае тоже были проблемы... Но все живы-здоровы, и карты получены.
- В какую сумму приблизительно обошлось исследование?
- Стоимость однокомнатной квартиры в любом крупном городе мира, хотя и в разных районах – где-то в центре, где-то на окраине… Многие мои коллеги помогли, потому что им было интересно, хотелось принять участие в таком проекте. Вообще энтузиазм в людях живет, никуда не делся. Провести общемировое политико-психологическое исследование, базируясь в России, оказалось вполне возможно. Теперь необходимо обработать полученные данные и понять: каков ментальный образ мира, возможно ли создать динамическую политическую ментальную модель планеты. Другой блок вопросов — что общего в восприятии городов у людей в разных странах, а что — культурологические частности. Ну и, наконец, какой образ России сложился у мирового сообщества в 2010 году.
Подводя итоги работы, нам стало ясно, что при минимальном финансировании можно провести общемировое полевое исследование примерно за 6-9 месяцев, включив в него 38 государств: с 3000 испытуемых, причем с квотами по полу, возрасту и месту проживания. С учетом размера генеральной совокупности 6 500 000 000 человек, данная выборка дает возможность определения значения параметра в генеральной совокупности по выборному значению с погрешностью ±1,79% (для значения 50%, при уровне достоверности p=0.95). Если же финансирование оптимальное, то общемировое полевое исследование можно провести за 2-3 недели, то есть через 15-20 дней после старта будут результаты и отчет.
- Наверное, проведя такое исследование, вы прочувствовали, что такое глобализация?
- Технические возможности порождают гуманитарную революцию. Когда в горах Кении проповедники рассуждают о судьбах России и Китая, а в саванне бегают аборигены, охотящиеся на антилоп с копьями, и по сотовым телефонам координируют загон, начинаешь понимать, что такое глобализация. Или на островах в Атлантическом океане встречаешь неожиданно русскоговорящих аборигенов… Мы стоим на пороге новой эпохи в гуманитарных науках, в особенности в психологии, политологии и социологии. Наши зарубежные коллеги давно уже превратили Россию в исследовательский полигон, но мы так и останемся на задворках гуманитарных технологий, если не начнем изучать мировое сообщество самостоятельно. 100 лет назад российские ученые были одними из законодателей мод в гуманитарных технологиях, пришло время вспомнить об этом.
- Надо полагать, вы готовите книжку по результатам исследования?
- Да, планирую выпустить к лету книгу. Думаю, это интересный материал. Книга будет называться «Ментальные карты: города и территории».
- А вы рассчитываете, что расходы на исследование могут окупиться?
- Думаю, да, могут окупиться. Дело в том, что у меня еще был вопрос об образе России. Так что у меня есть уникальная информация о видении России в разных частях нашей планеты. Мне кажется, как раз эта информация может окупить все мои затраты. Думаю, на нее могут найтись покупатели в Совете Федерации, администрации президента или крупной транснациональной корпорации...
- Александр, а как к вам относятся официальные научные структуры? Подозреваю, вы им должны не нравиться...
- Да, конечно, не нравлюсь. Если один человек может организовать такое исследование, то спрашивается: чем они занимаются на госбюджетные деньги? Если я хочу поучаствовать в официальных научных мероприятиях — мне говорят, а кто ты такой, где работаешь? Независимый исследователь? Нет, спасибо, нам такого не надо. Я решил и не биться головой об эту стену. Подожду, пока подрастут те молодые ребята, которые меня знают по книгам, по Интернету… Моя книга «Исследование творчества» по психологии исследования творчества — самая популярная в интернет-рейтингах, да и другие книги пользуются спросом. Так что подожду. Я еще пока по возрасту вхожу в категорию «молодой ученый» — время есть.
- Надеюсь подробно поговорить с вами по результатам, когда вы закончите обработку. Но вы сказали, что некоторые вещи сразу обращают на себя внимание. Какие?
- Ну, скажем, американцы и канадцы видят Россию гораздо меньше, чем она есть в реальности, и относят ее за Урал — сугубо в Азию. Интересная ситуация в Индии — там по телевидению идет специальная программа «Индия будущего: 2050 год». В этой программе неустанно повторяют, что Индия станет самой большой и великой страной и... будет соперничать с Россией за территории нынешних стран СНГ. На картах некоторых латиноамериканцев вообще Россию не рассмотреть — для них мы что-то далекое, чужое и непонятное. Другое дело — США, которые имеют в их сознании гипертрофированные размеры, что и отражается на карте.
- К вопросу о России. Вы ведь занимаетесь политическими прогнозами, к тому же объездили всю нашу страну. Ваше видение будущего России — оптимистическое или пессимистическое?
- Будущее — это как фонарь. Если мы видим его свет, то мы и идем к нему — желаемому. Если видим только тьму, то и идти некуда.

Не все россияне смотрят в будущее с оптимизмом – об этом свидетельствуют ментальные карты будущего, созданные нашими согражданами. Если в своих мыслях мы отдаем половину российской территории Китаю, то это начинает работать как самосбывающийся прогноз.
Я в отношении России оптимист. Летом вот был в Нижегородской области, в погоревших деревнях. Страшная картина. Никакого МЧС, никаких представителей администрации — только головешки и люди, оставшиеся без всего. Но вдруг появились откуда-то казаки, монахини из женского монастыря пришли, еще какие-то люди... И вот уже дома ставят, жизнь организуется. Это и есть Россия — ее становой хребет. Есть и села, где живут зажиточно и не пьют. Есть и люди, которые видят будущее в России. Не надо самих себя пугать, надо нормально жить, и все будет хорошо. Я вижу, знаю, что в России появляется все больше людей, не уповающих на государство, а действующих самостоятельно. В том числе и независимых ученых – и не только гуманитариев, но и биологов, химиков. Мне кажется, будущее за такими людьми.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх