,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Нисхождение в национальную коммуналку
  • 17 декабря 2010 |
  • 10:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 27550
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Проблема ксенофобии становится все отчетливее, побуждая даже к таким мрачным прогнозам, какой, например, следует из названия статьи Н. Шульги «Украину погубит ксенофобия» («2000», №48 (536) – 03.12.10, А8).

Заметим, что ксенофобия – понятие достаточно размытое, чтобы исключать единое толкование. Она понимается и как неприязнь к иностранцам, и как ненависть, нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному, и как страх перед этим чужим. Суть ее принято полагать в конфликтном размежевании между «местными» и «пришлыми» (или воспринимаемыми таковыми) на основе уверенности первых, привилегированно трактующих «божью волю», в наличии у них единоличных прав на определенную местность, а также различий ментальности, языка, цвета кожи, привычек, традиций и т.п. При этом к субъектам относить «местных», а к объектам «пришлых». На этом и остановимся.
Господин Шульга констатирует рост ксенофобских настроений среди украинцев на примере отношения к русским, евреям и цыганам, справедливо отмечая, что в первое десятилетие независимости «существовала достаточно высокая межэтническая толерантность граждан Украины». Такую идиллию он объясняет усилиями государства по гармонизации межэтнических отношений, которые-де «дали свой результат».
Относительно динамики уровня ксенофобии и ее специфики в региональном разрезе с выводами г-на Шульги трудно не согласиться. В отношении же причин затишья автор как бы не приметил огромного «слона». Его исследование изложено так, будто история нашего народа началась только в 1991 году.
Хорошо известно, что «розбудовники» независимой Украины действительно много старались и добились немалых успехов, но вовсе не на том поприще, о котором пишет автор.
Относительный штиль в межэтнических отношениях первых лет независимости – следствие социальной эйфории граждан, вызванной сладкими обещаниями всеобщего благополучия в новой стране, но в большей мере – инерции, заданной приложенными в Советском Союзе на протяжении семидесяти лет усилиями по культивированию, пропагандированию, внушению интернационализма различными средствами, в том числе художественными.
Скажем, популярные фильмы «Неуловимые мстители», «Корона Российской Империи» и «Цыган» благорасположили общество к цыганам, побудили куда больше, чем это способны сделать тысячи сегодняшних «круглых столов» и рекомендаций Совета Европы. Такие громадные практические усилия действительно не могли не сказаться. К тому же новое-старое руководство ставшей независимой Украины в силу своего идеологического воспитания просто не способно было генерировать кардинально иных установок в национальном вопросе, и в этом, говоря без иронии, его заслуга. В ином случае проблема разобщенности и вражды на этнической почве заявила бы о себе гораздо раньше.
Сегодня «продвинутые» непонятно куда деятели с потрясающей надменностью и даже какой-то брезгливостью отзываются о советском прошлом украинского народа и не дающем им покоя «тяжелом наследии». Себя они, похоже, склонны причислять к венцам творения. Между тем, в том наследии, возможно, сосредотачивается максимум того, чего вообще можно добиться в плане межнационального согласия. По-видимому, потребуются еще расстояние для обзора, на котором видится все большое, унижения и катаклизмы, чтобы убедиться, что в истории украинцев не было ничего более значительного, весомого, больше заглядывающего за горизонты, чем их прежняя «совковость».
В реальности Украины за счет иссякания просоветского интернационализма наращивается вовсе не привязанность к «европейским ценностям», а этноцентризм и межнациональное отчуждение. При том, что считать межэтнические отношения в Европе безоблачными можно только пребывая в очень глубоком заблуждении.
Националисты видели и видят в советском прошлом лишь враждебную русификацию, злонамеренное посягательство на их драгоценные корни, замутнение национальной идентичности, в которой, судя по их риторике, сосредотачивается главное их достоинство, – и все.
По поводу такого рода «добродетели» А. Шопенгауэр заметил, что «самый дешевый вид гордости – гордость национальная. Ибо кто ею одержим, обнаруживает этим отсутствие в себе каких-либо индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться, так как иначе ему незачем было бы хвататься за то, что у него общее с миллионами. У кого есть выдающиеся личные достоинства, тот, напротив, всего яснее видит недостатки своей собственной нации, так как они постоянно у него на глазах.
А всякий жалкий бедняга, у которого нет за душой ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за последнее средство – гордится той нацией, к какой именно он принадлежит: это дает ему опору, и вот он с благодарностью готов «кулаком и пятой» защищать все присущие этой нации недостатки и глупости... Индивидуальность стоит далеко выше национальности, и по отношению к каждому данному человеку первая заслуживает в тысячу раз более внимания, чем вторая» («Афоризмы житейской мудрости»).
Объективности ради надо заметить, что при констатируемом росте в Украине ксенофобских настроений в последнее время фиксируется снижение количества ксенофобских проявлений, выражающихся в явной агрессии на почве национальной нетерпимости. Смотрите, например, материалы исследования В. Лихачева на сайте Ассоциации еврейских организаций и общин, согласно которому в прошлом году зафиксировано 37 ксенофобских нападений, без летальных исходов. Иными словами, «местные» хоть и относятся к инородцам все хуже, но бьют их меньше.
Характерно замечание Лихачева о том, что в докладе Государственного департамента США относительно прав человека в Украине «упоминаются три случая убийств на почве ненависти в течение 2009 года – однако ни один из них не бесспорен и не соответствует тем критериям, по которым я определяю, было ли преступление совершено на почве ненависти». Надо понимать, со стороны американцев имело место банальное очковтирательство, а то еще обнаружилось бы, что у «курируемых» картина лучше, чем у «кураторов».
Трактовка и преподнесение ксенофобских происшествий отдельно заслуживают внимания. Яркой иллюстрацией здесь может служить распространение в начале мая с.г. некоторыми зарубежными еврейскими интернет-источниками сообщения о совершенном в Киеве неофашистами убийстве выпускника ешивы Арье Лейба Мисензова с последующим расчленением трупа. Успевшее многих напугать известие инициаторам вскоре срочно пришлось опровергать (www.aen.ru), ибо оказалось, что из всего приведенного – как факт – действительно имело место только убийство. Не было ни отчетливых признаков принадлежности потерпевшего к еврейской национальности, ни неофашистов, ни расчленения.
Впрочем, делать из таких, вроде бы парадоксов, какие-то категоричные заключения не стоит. Хотя бы потому, что существует нефиксируемая часть ксенофобских проявлений. На основе тех, которые фиксируются, вообще можно делать вывод только о полной идиллии – настолько мизерна их часть в потоке общеуголовных правонарушений.
Однако кое-что констатировать можем. Этноцентризм, как интегрирующий фактор несостоятелен, в то время как интернационализм отброшен. Конфликтогенный потенциал в рассматриваемой нами сфере аккумулируется. Происходит расслоение общества не только на имущественной, но и на этнической основе. При том, что на законодательном уровне не решен вопрос противодействия обращению экстремистских материалов, в том числе пропагандирующих фашистскую идеологию (позитивной цензуры). В советский период неприятие идеологии и символики фашизма, в первую очередь благодаря усилиям государства, укоренилось на уровне моральных норм. Но такие нормы теряют силу и меняются, а у потомков мало что получается так же хорошо, как забывать.
Не в последнюю очередь причиной уменьшения количества эксцессов на почве национальной неприязни стало повышение внимания к ним со стороны правоохранительных органов. Однако их роль – преимущественно репрессивная. Решение проблемы находится в плоскости действительной, а не декларативной гармонизации межэтнических отношений на государственном уровне.
Мало пообещать всем национальностям всего и помногу – нужна справедливая и волевая политика в данной сфере, включающая, в том числе, противодействие национальному эгоизму и спекуляциям на проблематике межнациональных отношений. Но она может осуществляться лишь на ясных и непротиворечивых идейных основах, а таких не выработано. И удручает не столько то, что их нет, сколько то, что их не предвидится. А Украина, образно говоря, вместо желаемого общенационального дома все больше превращается в неблагополучную коммуналку с ее злословием и склоками.

Петр Петров




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх