,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Героев Брестской крепости хотят сделать преступниками?
  • 1 декабря 2010 |
  • 16:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 25051
  • |
  • Комментарии: 20
  • |
0
Отчего это правозащитники всё борются со сталинизмом? Проходит время, эпоха сменяет эпоху, а они с упорством, достойным лучшего применения, всё нападают на одни и те же ветряные мельницы. Прямо навязчивая идея какая-то.
Вот и новый глава Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (Совет ИГО) Михаил Федотов заявил в пятницу в эфире «Эха Москвы», что ближайшее заседание Совета будет посвящено десталинизации общества. В России могут быть приняты законы, которые объявят НКВД преступной организацией и запретят умалчивание политических репрессий, сообщил Федотов. Кроме того, по его словам, требуется полностью открыть советские архивы и провести суд над тоталитаризмом.

Справка KM.RU
Михаил Александрович Федотов (родился 18 сентября 1949 г. в Москве в семье потомственных юристов) – российский юрист, чиновник и правозащитник. Министр печати и информации России (1992-1993), секретарь Союза журналистов России (с 1998 г.). С октября 2010 г. – советник президента РФ и председатель Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (Совет ИГО).
Совет ИГО – консультативный орган, образованный в целях оказания содействия главе государства в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, информирования президента Российской Федерации о положении дел в этой области, содействия развитию институтов гражданского общества, подготовки предложений главе государства по вопросам, входящим в компетенцию Совета. Создан Указом президента РФ от 6 ноября 2004 года № 1417 путем преобразования Комиссии по правам человека при президенте РФ, действовавшей с 1 ноября 1993 года.


С одной стороны, инициатива кажется лишенной практического смысла. Но с другой – вовсе нет. Это сколько же сразу появится работы у правозащитников – вспарывать архивные перины и разбрасывать вокруг перья документов! Законы надо будет написать, осуждающие НКВД, и провести их через все три чтения в Думе, утвердить в Совете Федерации и получить подпись президента. Затем понадобится беспощадная борьба с замалчиванием политических репрессий. А поскольку замотанные повседневными хлопотами граждане о них таки «малодушно» молчат, то придется обязать их о репрессиях говорить. Например, проводить каждый день на работе соответствующие пятиминутки: читать, например, списки репрессированных, а еще лучше – их дела.
А один суд над тоталитаризмом чего стоит! Это же именины правозащитного сердца получатся. Какого-нибудь наемного актера, наверное, нарядят тоталитаризмом, усадят в железную клетку, дадут ему адвокатов и время на ознакомление с обвинительным заключением. А под конец, как водится, предоставят последнее слово – и пусть только попробует оправдаться! В это время ликующие правозащитные толпы на улицах будут жечь чучела, изображающие понятно кого.
Перспективы для правозащитников открываются – дух захватывает. Большая работа на много лет – с выделением соответствующего государственного финансирования. Пусть потом только посмеет кто-нибудь сказать, что правозащитникам нечем заняться! Да они, если разобраться, будут одними из самых занятых людей в стране. Работы хватит и им, и их детям, а может, и внукам...
Вот только как быть с тем фактом, что в структуры НКВД, кроме госбезопасности, входили разведка, контрразведка, милиция, пожарная охрана, загсы, а еще раньше – система ЖКХ? Выходит, все, кто в них работал, станут членами преступной организации? Заочно и посмертно, потому что за давностью лет большинства уже нет в живых.
И как относиться к тому, что именно сотрудники НКВД, будучи пограничниками, приняли на себя первый удар фашистов 22 июня 1941 года? Что они героически сражались в Брестской крепости, на фронтах Великой Отечественной войны, а одни лишь боевые потери НКВД в годы войны составили более 700 000 человек? Выходит, если они – террористическая организация, то вермахт – контртеррористическая? Может, тогда правозащитникам в свете новых открывающихся обстоятельств следует пойти дальше и объявить СССР тоже преступной организацией?
Интересно, что, еще вступая в должность, г-н Федотов сказал: «Первоочередной задачей Совета при президенте по правам человека станет десталинизация общественного сознания». Следовательно, Совет займется изменением сознания. Оно должно стать новым, поскольку существующее этот орган не устраивает.
Но что может быть более тоталитарным, чем планы по изменению общественного сознания? Помнится, в начале перестройки ее самые пламенные трибуны провозглашали одной из своих главных целей следующее: чтобы больше никто не смел вмешиваться в их сознание и определять, что плохо, а что хорошо. Они хотят во всем разобраться самостоятельно и делать это впредь. Но вот прошли годы, и уже они сами начинают навязывать свои ценности другим.
Конечно, можно дать правозащитникам, озабоченным борьбой с тоталитаризмом, совет сродни тому, который доктор из анекдота дал больному, жалующемуся на беспокойство по поводу Гондураса: не теребить его. Но ведь не послушают же, ибо критика сталинизма – краеугольный камень их существования. Без нее нет ни цели, ни смысла.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх