,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


28 октября - день освобождения Украины от фашистских захватчиков
  • 29 октября 2010 |
  • 00:10 |
  • INKVIZITOR |
  • Просмотров: 216452
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
После форсирования Днепра советским войскам предстояло освободить столицу Украины — Киев, расширить захваченные плацдармы и создать условия для освобождения от немецко-фашистских оккупантов всей Правобережной Украины. Одновременно необходимо было ликвидировать вражеский плацдарм на левом берегу Днепра, в районе Запорожья, разгромить группировку противника на реке Молочной и выйти в низовья Днепра. Со своей стороны, немецко-фашистское командование еще надеялось сильными контрударами восстановить оборону по правому берегу Днепра, а также удержать свои позиции на реке Молочной. Но больше всего оно прилагало усилия, чтобы не допустить дальнейшего продвижения Красной Армии по Правобережной Украине в районе Киева. Это открыло бы пути советским войскам в западные области Украины, в южные районы Польши, к Карпатам, к границам тогдашних союзников фашистской Германии – Румынии и Венгрии. Поэтому враг создал наиболее сильную группировку на киевском направлении.

По замыслу командования 1-го Украинского фронта для освобождения Киева предполагалось нанести два удара. Главный удар намечался с Букринского плацдарма в 80 км южнее Киева, вспомогательный – с плацдармов севернее Киева. Ударная группировка Красной Армии, сосредоточенная на Букринском плацдарме, дважды предпринимала наступление в октябре. Однако успеха она не добилась – наступательные действия войск, особенно 3-й гвардейской танковой армии, сильно затруднялись пересеченным рельефом местности. В то же время войска, наносившие вспомогательный удар, расширили плацдарм севернее Киева, в районе Лютежа.

Учитывая сложившуюся обстановку, Верховный Главнокомандующий решил перенести главные усилия войск с Букринского на Лютежский плацдарм. В директиве от 24 октября 1943 года Ставка отметила, что «неудача наступления на Букринском плацдарме произошла потому, что не были своевременно учтены условия местности», и дала указание командующему 1-м Украинским фронтом и представителю Ставки маршалу Г. К. Жукову произвести перегруппировку войск «с целью усиления правого крыла фронта, имея ближайшей задачей разгром киевской группировки противника и овладение Киевом».

В связи с этим в директиве предлагалось перенести основные усилия на Лютежский плацдарм и решать задачу освобождения города не прежними силами, а новой группировкой. В соответствии с директивой предлагалось 3-ю гвардейскую танковую армию генерала П. С. Рыбалко перевести на участок фронта севернее Киева, усилить правое крыло фронта тремя-четырьмя дивизиями левого крыла, а также двумя дивизиями из резерва Ставки. Одновременно указывалось на необходимость вести наступательные действия на Букринском плацдарме, с тем чтобы притянуть туда возможно больше сил противника, при благоприятных условиях прорвать его фронт и двигаться вперед. Ставка потребовала произвести переброску 3-й гвардейской танковой армии незаметно для врага, с применением для этой цели в прежнем районе расположения армии макетов танков.

Основываясь на директиве Ставки ВГК, командование фронта составило соответствующий план перегруппировки войск. В короткий срок 3-я гвардейская танковая армия и основная часть артиллерии резерва ВГК, находившиеся на Букринском плацдарме, скрытно переправились на левый берег Днепра и совершили марш в 130—200 км вдоль линии фронта на север. Затем, переправившись через Десну и вновь через Днепр, они сосредоточились на Лютежском плацдарме. Все войска передвигались в основном ночью или при утренних и вечерних туманах. Поэтому немецко-фашистское командование не смогло своевременно обнаружить их сосредоточение в новом районе.

К началу ноября в 1-м Украинском фронте имелось около 7 тыс. орудий и минометов, 675 танков и САУ и 700 самолетов. Превосходство над противником было незначительным: по артиллерии — в 1,1 раза, по танкам — в 1,6 раза. По самолетам силы оказались почти равными. Для огневого обеспечения наступления на направлении главного удара было сконцентрировано на узком участке в 6 км свыше 2 тыс. орудий и минометов и 500 установок реактивной артиллерии. Это позволило создать очень высокие артиллерийские плотности: более 300 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Поддержку сухопутных войск осуществляли крупные силы авиации 2-й воздушной армии генерала С. А. Красовского.

Утром 3 ноября после мощной артиллерийской подготовки 60-я армия генерала И. Д. Черняховского, 38-я армия генерала К. С. Москаленко и часть сил 5-го гвардейского танкового корпуса приступили к проведению Киевской наступательной операции, нанося удар в обход Киева с запада. Завязались ожесточенные бои. Противник непрерывно контратаковал. Его авиация группами по 40 самолетов бомбила наступавшие войска. 2-я воздушная армия наносила удары по врагу на земле и в воздухе. Лишь в первый день операции было произведено 1150 самолето-вылетов, произошло 36 воздушных боев, в которых наши летчики сбили 31 вражеский самолет. Беспримерное упорство советских воинов помогало им сокрушать оборону фашистов. Благодаря мужеству и упорству советских воинов к исходу дня ударная группировка, преодолев сопротивление врага, продвинулась от 5 до 12 км. Напряженная борьба шла и на Букринском плацдарме, где 40-я армия генерала Ф. Ф. Жмаченко и 27-я армия генерал-лейтенанта С. Г. Трофименко перешли в наступление двумя днями раньше, чтобы отвлечь на себя крупные силы противника.

4 ноября ухудшилась погода, пошел моросящий дождь. Наступать стало еще сложнее. С целью усиления удара в течение 4—5 ноября командующий фронтом ввел в сражение 1-й гвардейский кавалерийский корпус, вторые эшелоны и резервы, в том числе 1-ю чехословацкую отдельную бригаду под командованием полковника Л. Свободы. К вечеру в сражение была введена 3-я гвардейская танковая армия.

Целый день шли напряженные бои. Ломая сопротивление противника, танкисты продолжали наступление и ночью. В ночь на 5 ноября войска фронта устремились на юг. Танки атаковали с зажженными фарами, воющими сиренами, ведя интенсивный огонь из пушек и пулеметов. И враг не выдержал столь ошеломляющего удара. Утром 5 ноября соединения танковой армии вышли в район Святошино и перерезали шоссе Киев—Житомир. Главная коммуникация, питавшая киевскую группировку противника с запада, оказалась перехваченной.

Согласованными ударами пехоты, танков, артиллерии и авиации Красная Армия освободила Святошино. В боях за Святошино тысячи советских воинов проявили высокие образцы мужества. Храбро сражались солдаты и офицеры 1666-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Расчет орудия под командованием старшего сержанта Е. И. Дубинина выдвинулся вместе с танками в Святошино и уничтожил три вражеских танка и штурмовое орудие. Е. И. Дубинину было присвоено звание Героя Советского Союза.

К вечеру войска 38-й армии были уже на окраинах Киева. Советские войска неожиданными ночными действиями и стремительным выходом танков на коммуникации западнее и юго-западнее Киева сломили оборону захватчиков и, сея в их рядах панику, устремились к центру города. Завязались уличные бои. В полночь советские части прорвались в центр города. Один из бойцов на угловом здании мелом написал: «24.00. Первым вошел батальон Якушева. Да здравствует свободная Украина!». В 0 часов 30 минут 6 ноября над столицей Украины взвилось Красное знамя. Тогда же в центр города прорвались боевые машины 5-го гвардейского танкового корпуса генерала А. Г. Кравченко. Части 1-й чехословацкой бригады, заняв вокзал, к утру 6 ноября вышли на Днепр.

К 4 часам 6 ноября сопротивление врага в Киеве было полностью сломлено. В результате напряженных и ожесточенных боев войска 1-го Украинского фронта разгромили 9 пехотных, 2 танковые и моторизованную дивизии, нанесли тяжелое поражение немецко-фашистской группировке, оборонявшей город.

Советский народ с чувством огромной радости встретил весть об освобождении Киева. Громом орудийного салюта 24 залпами из 324 орудий Москва возвестила всему миру об освобождении столицы Советской Украины. Такое количество орудий участвовало в салюте впервые. Родина высоко оценила подвиг воинов 1-го Украинского фронта, их героизм. В приказе Верховного Главнокомандующего отмечалось: «Войска 1-го Украинского фронта в результате стремительно проведенной операции со смелым обходным маневром сегодня, 6 ноября, на рассвете штурмом овладели столицей Советской Украины городом Киев – крупнейшим промышленным центром и важнейшим стратегическим узлом обороны немцев на правом берегу Днепра.

Со взятием Киева нашими войсками захвачен важнейший и наивыгоднейший плацдарм на правом берегу Днепра, имеющий важное значение для изгнания фашистских оккупантов из Правобережной Украины.

В боях за освобождение города Киева отличились войска генерал-полковника Москаленко, генерал-лейтенанта Черняховского, танкисты генерал-лейтенанта Рыбалко, летчики генерал-лейтенанта авиации Красовского и артиллеристы генерал-майора артиллерии Королькова».

За мужество и отвагу, проявленные в боях за Киев только с 12 октября по 7 ноября 1943 года, было награждено орденами и медалями 17 500 человек, а 65 частей и соединений удостоились почетного наименования Киевских. 1-я чехословацкая бригада награждена орденом Суворова II степени, ее командир и 139 воинов получили ордена и медали Советского Союза.

Победы советских Вооруженных сил на Правобережной Украине и освобождение Киева вызвали широкий международный отклик. Американская и английская пресса расценивала это событие как новое крупное поражение вермахта. Лондонское радио сообщало: «Занятие этого города советскими войсками является победой, имеющей огромное не только военное, но и моральное значение... Когда гитлеровцы заняли Киев, они хвастливо заявляли, что это повлечет за собой полнейшее поражение советских войск на всем юго-востоке. Теперь времена изменились. Германия слышит звон похоронного колокола. На нее надвигается лавина».

Военно-политическое положение фашистской Германии еще больше ухудшилось в результате новых поражений немецко-фашистских войск на советско-германском фронте. 7 ноября Йодль докладывал своему высшему руководству: «Если... охарактеризовать наше общее положение, то я должен со всей откровенностью назвать его тяжелым, и мне совсем не хотелось бы скрывать, что я учитываю возможность наступления новых тяжелых кризисов...». Немецко-фашистское командование предприняло срочные меры для локализации прорыва советских войск. Оно отменило планировавшийся ранее удар с Никопольского плацдарма в южном направлении с целью деблокады Крыма.

После освобождения Киева войска 1-го Украинского фронта развернули наступление на Житомир, Фастов и Коростень. За 10 последующих дней они продвинулись на запад на 150 км и освободили много населенных пунктов, в том числе города Фастов и Житомир. На правом берегу Днепра образовался стратегический плацдарм, протяженность которого по фронту превышала 500 км. В результате этого важные коммуникации, связывающие немецкие группы армий «Центр» и «Юг», были перерезаны.

Понимая всю опасность создавшегося положения, противник сосредоточил южнее рубежа Житомир, Фастов крупные силы пехоты и танков. Они должны были нанести с юго-запада контрудар по войскам 1-го Украинского фронта, разгромить их, овладеть Киевом и ликвидировать плацдарм. Но советское командование своевременно разгадало планы врага и приняло соответствующие меры по их срыву.

15 ноября вражеская группировка (7 танковых, моторизованная и 7 пехотных дивизий) перешла в контрнаступление. Удар врага был мощным. Всю вторую половину ноября шли тяжелые, кровопролитные бои. В отдельные дни противник вводил в сражение сразу по 300—400 танков. Ценой больших потерь ему удалось 20 ноября вновь захватить Житомир и к 25 ноября продвинуться на глубину до 40 км. Дальнейшее продвижение врага было приостановлено. Тем временем войска правого крыла 1-го Украинского фронта продолжали наступление. 17 ноября 60-я армия освободила Коростень, а на следующий день части 13-й армии во взаимодействии с партизанским соединением генерала А. Н. Сабурова выбили гитлеровцев из Овруча. В декабре противник предпринял еще две попытки прорваться к Киеву, но обе они были отражены советскими войсками. Усиленный резервами Ставки 1-й Украинский фронт 24 декабря перешел в наступление и за 8 дней отбросил немецко-фашистские войска н исходные позиции, которые они занимали до начала контрнаступления. Теперь линия фронта проходила в 125 км к западу и 50 км к югу от Киева.

Напряженные бои продолжались и на юге Украины. 10 октября войска Юго-Западного фронта, проводившие с 26 сентября по 23 декабря совместно со Степным и Южным фронтами (20 октября Степной, Юго-Западный и Южный фронты переименованы соответственно в 2, 3 и 4-й Украинские фронты) Нижнеднепровскую операцию, приступили к ликвидации запорожского плацдарма противника. Этот плацдарм был сильно укреплен. Его обороняли 5 пехотных и танковая дивизии, а также несколько отдельных частей – всего до 35 тыс. солдат и офицеров, около 600 орудий и минометов и до 200 танков и штурмовых орудий. Запорожский плацдарм противника протяженностью до 40 км и глубиной до 20 км имел два оборонительных обвода и промежуточный рубеж, а также множество укреплений внутри города. Он был подготовлен к длительной обороне.

10 октября войска левого крыла Юго-Западного фронта – 12-я (генерал-майор А. И. Данилов), 3-я гвардейская (генерал-лейтенант Д. Д. Лелюшенко) и 8-я гвардейская (генерал-лейтенант В. И. Чуйков) армии перешли в наступление, нанося удары на Запорожье с северо-востока, востока и юго-востока. Ударную группировку фронта поддерживала 17-я воздушная армия. В течение четырех дней в районе Запорожья шли ожесточенные бои. Преодолев упорное сопротивление противника, советские войска прорвали вражескую оборону и к исходу 13 октября подошли к городу. Чтобы не дать противнику опомниться, в 22 часа 13 октября они пошли на штурм города. 14 октября город Запорожье был освобожден, а немецкий плацдарм на левом берегу Днепра ликвидирован. Это был первый во Второй мировой войне случай, когда ночной штурм осуществлялся таким большим количеством войск. Родина высоко оценила подвиг воинов – освободителей Запорожья. 31 соединение и часть были удостоены почетного наименования Запорожских, а командующий 12-й армией А. И. Данилов получил звание генерал-лейтенанта и орден Богдана Хмельницкого I степени за № 1, учрежденный 10 октября 1943 года.

При освобождении Запорожья воины Красной Армии сделали все возможное, чтобы не допустить полного уничтожения Днепрогэса. Однако гитлеровцы все же успели взорвать здание станции, уничтожив ее оборудование и часть плотины. После ликвидации запорожского плацдарма противника войска Юго-Западного (3-го Украинского) фронта сосредоточили свои основные усилия на расширении плацдарма в районе Днепропетровска.

Крупных успехов добились и войска Степного (2-го Украинского) фронта. Командующий фронтом на неглубоком, но широком плацдарме южнее Кременчуга развернул 4 армии (37, 57, 5-ю и 7-ю гвардейские), за которыми сосредоточилась прибывшая из резерва Ставки 5-я гвардейская танковая армия. 15 октября после артиллерийской подготовки ударная группировка Степного фронта перешла в наступление, нанося удар в направлении Пятихатки, Кривой Рог. Ее поддерживала 5-я воздушная армия. Во второй половине дня для наращивания силы удара и завершения прорыва обороны противника в сражение была введена 5-я гвардейская танковая армия П. А. Ротмистрова (в октябре ему было присвоено звание генерал-полковника танковых войск).

За два дня боев войска Степного фронта прорвали оборону на фронте более 40 км и продвинулись на глубину до 17 км. В сложившихся условиях необходимо было развивать достигнутый успех. Но своих сил у командующего фронтом для решения этой задачи не было. Представитель Ставки ВГК маршал Г. К. Жуков доложил Верховному Главнокомандующему: «Создается благоприятная обстановка для развития прорыва… Я считаю, будет очень хорошо, если Вы прикажете перебросить от Малиновского пару танковых корпусов и 5—6 стрелковых дивизий. Будет лучше, и мы скорее разгромим запорожско-криворожскую группировку противника ударом Степного фронта, нежели со стороны Малиновского. Я также прошу быстрее подавать Коневу горючее и боеприпасы».

Ставка усилила Степной фронт четырьмя дивизиями и 1-м механизированным корпусом из состава Юго-Западного, а также 20-м танковым корпусом из состава Южного фронта. В последующие дни наступление развивалось успешно. К 23 октября прорыв был расширен по фронту до 70 км и развит на глубину до 125 км. Танковые и механизированные корпуса прорвались к Кривому Рогу и в район Митрофановки (30 км восточнее Кировограда), т.е. вышли в тыл днепропетровской группировке врага. 23 октября с плацдармов западнее и южнее Днепропетровска перешли в наступление армии правого крыла 3-го Украинского фронта. 25 октября при содействии части сил 2-го Украинского фронта они освободили Днепропетровск и Днепродзержинск и к концу месяца продвинулись до 70 км западнее Днепра.

Немецко-фашистское командование, пытаясь удержать в своих руках криворожский бассейн, приступило к сосредоточению в районе Кривого Рога и Кировограда контрударной группировки. Она создавалась за счет дивизий, прибывающих с Запада, а также снимаемых с других участков фронта. 24—28 октября в районах Кривого Рога и восточнее Кировограда шли ожесточенные бои. Войска 2-го Украинского фронта отражали всё нараставшие удары танковых дивизий противника. Однако, ослабленные в предыдущих боях, они под давлением численно превосходящих сил врага вынуждены были отойти на рубеж реки Ингулец, где остановили дальнейшее его продвижение. Потеснить советские войска дальше, к Днепру, противнику не удалось. Понеся большие потери, он перешел к обороне.

В ноябре—декабре 2-й и 3-й Украинские фронты продолжали вести боевые действия на кировоградском и криворожском направлениях. Особенно успешно в этот период действовала 5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова, наступавшая юго-западнее Кременчуга. Она сломила сопротивление противника и освободила города Александрия и Знаменка. В районе Черкасс 52-я армия генерал-лейтенанта К. А. Коротеева форсировала Днепр и 14 декабря заняла этот город. Однако в то время овладеть Кировоградом и Кривым Рогом войска 2-го Украинского фронта не смогли. Дело в том, что в результате непрерывных и длительных боев они понесли значительные потери в живой силе и боевой технике. Противник же продолжал перебрасывать всё новые и новые дивизии на Украину из Западной Европы, а также восстанавливать свои ранее разбитые дивизии, сведенные в боевые группы. Всего за это время в полосе фронта дополнительно появились 5 дивизий, из них 3 танковые и моторизованная. Таким образом, войска 2-го Украинского фронта сковали крупную группировку противника, нанесли ей новые тяжелые потери и отвлекли часть сил с киевского направления, где происходило сражение, исход которого определял развитие операций по освобождению Правобережной Украины.

Войска 3-го Украинского фронта продолжали вести боевые действия западнее и южнее Запорожья. Форсировав Днепр южнее города (6-я армия), они отбросили противника к северу от города Марганец. Таким образом, в ходе трехмесячных боев войска 2-го и 3-го Украинских фронтов в трудных условиях осенней распутицы создали на правом берегу Днепра огромный плацдарм протяженностью около 450 км по фронту и до 100 км в глубину, ликвидировать который враг не смог.

Успешно действовали и войска Южного (4-го Украинского) фронта в Северной Таврии. Им предстояло прорвать мощную оборону врага на реке Молочной, освободить Северную Таврию и выйти в низовья Днепра. Здесь советским войскам противостояло до 20 дивизий 6-й немецкой армии, получивших приказ любой ценой воспрепятствовать продвижению советских войск на запад, к Днепру. Для поднятия боевого духа всему личному составу войск, оборонявшихся на реке Молочной, выплачивалось повышенное денежное содержание, а в Берлине чеканилась специальная медаль «За оборону мелитопольских позиций».

По плану, разработанному командованием Южного фронта (генерал армии Ф. И. Толбухин) при активном участии представителя Ставки ВГК Маршала Советского Союза А. М. Василевского, главный удар фронт наносил своим правым крылом (5-я ударная, 2-я гвардейская и 44-я армии). Вспомогательный удар южнее Мелитополя наносила 28-я армия. После прорыва обороны противника на реке Молочной войскам фронта предстояло отрезать немецкие войска в Крыму и, если представится возможность, ворваться на полуостров; очистить от врага левый берег Днепра, форсировать его и захватить плацдармы на правом берегу. Танковые, механизированные и кавалерийские корпуса планировалось использовать в качестве подвижных групп армий для развития наступления в оперативной глубине. В резерве фронта находилась 51-я армия.

Наступление Южного фронта началось 26 сентября после 60-минутной артиллерийской подготовки и ударов авиации 8-й воздушной армии генерал-лейтенанта Т. Т. Хрюкина. Противник оказал ожесточенное сопротивление, его контратаки следовали одна за другой. В первый день наступления наиболее успешно действовали войска 2-й гвардейской (генерал-лейтенант Г. Ф. Захаров) и 44-й (генерал-майор В. А. Хоменко) армий. Однако, несмотря на ввод в сражение подвижных групп, продвижение войск фронта было очень медленным. Им пришлось буквально прогрызать оборону врага. Только 9 октября 28-й армии (генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко) удалось вклиниться в оборону противника и завязать бои за город Мелитополь.

Командующий фронтом решил использовать этот успех и 12 октября перегруппировал в район Мелитополя 51-ю армию (генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер), танковый и кавалерийский корпуса. В упорных боях, продолжавшихся до 23 октября, войска 51-й армии сломили яростное сопротивление врага на южном участке его оборонительного рубежа по реке Молочной и овладели Мелитополем. К этому времени войска правого крыла фронта, усиленные 3-й гвардейской армией генерал-лейтенанта Д. Д. Лелюшенко, переданной из 3-го Украинского фронта, прорвали вражескую оборону и на северном участке. Таким образом, к моменту выхода 2-го Украинского фронта к Кривому Рогу определился перелом и в наступлении 4-го Украинского фронта.

24 октября 6-я немецкая армия начала отход на рубеж Днепра. Преодолевая упорное сопротивление отступающего противника, 2-я гвардейская армия за месяц с небольшим прошла путь от Молочной до Днепра, 28-я армия вышла к Геническу, а 51-я армия, разгромив вражескую группировку в районе Аскания-Нова, 5 ноября совместно с 19-м танковым корпусом (генерал-лейтенант И. Д. Васильев) вышла в низовья Днепра и к Перекопскому перешейку.

Группировка противника в Крыму оказалась отрезанной от основных сил немецко-фашистской армии. Левый берег Днепра и в нижнем течении был очищен от врага. Ему удалось лишь удержать небольшой плацдарм в районе Никополя. Кроме того, советские войска захватили плацдарм на южном берегу Сиваша, повторив легендарный подвиг воинов Красной Армии, форсировавших эту водную преграду в 1920 году под командованием М. В. Фрунзе. Это произошло 1 ноября, когда части 51-й армии преодолели расстояние до 3 км по вязкому дну залива в ледяной соленой воде и овладели плацдармом на крымском берегу.

Успешное наступление советских войск на Украине создало условия для освобождения Таманского полуострова. Эту задачу выполнили войска Северо-Кавказского фронта (генерал-полковник И. Е. Петров) во взаимодействии с Черноморским флотом (вице-адмирал Л. А. Владимирский) и Азовской военной флотилией (контр-адмирал С. Г. Горшков). Разгромив противника, оборонявшегося на сильно укрепленных позициях «Голубой линии», они в начале октября полностью освободили Таманский полуостров. Остатки 17-й немецкой армии отступили в Крым. Войска Северо-Кавказского фронта начали подготовку к десантной операции в Крым. 1 ноября началось форсирование Керченского пролива. Однако высадка десанта в районе Эльтигена закончилась неудачей. Более успешной оказалась высадка десанта 56-й армии (генерал-лейтенант К. С. Мельник), произведенная в ночь на 3 ноября в районе Керчи. Захватив небольшой плацдарм, десантники, несмотря на яростное сопротивление противника, в последующие дни расширили его и к 11 ноября подошли к окраине Керчи. Встретив здесь упорное сопротивление врага, они перешли к обороне. Все попытки гитлеровцев сбросить их в море и ликвидировать плацдарм ни к чему не привели. Весной 1944 года этот плацдарм был использован войсками Красной Армии в боях за освобождение Крыма.

Чтобы восстановить связь с крымской группировкой, немецко-фашистское командование в срочном порядке усилило свои войска на юге Украины и предприняло попытку разгромить армии 4-го Украинского фронта. Но советское командование своевременно разгадало замысел врага. В директиве от 5 ноября Ставка ВГК поставила 2-му и 3-му Украинским фронтам задачу в первую очередь нанести поражение криворожско-никопольской группировке противника. Наступление 2-го Украинского фронта на Кировоград временно откладывалось. 4-й Украинский фронт должен был основные усилия сосредоточить на ликвидации никопольского плацдарма.

Однако противник упредил советские войска. Во второй половине ноября он нанес удар по 5-й ударной армии (генерал-лейтенант В. Д. Цветаев). Завязались ожесточенные бои, в ходе которых наступление гитлеровцев было отражено. Но операцию по ликвидации никопольского плацдарма врага пришлось отложить. Было перенесено также и начало операции 4-го Украинского фронта по освобождению Крыма. Задержать наступление советских войск на Днепре врагу не удалось. Его «Восточный вал», на который гитлеровские стратеги возлагали большие надежды, был сокрушен Красной Армией, которая продолжая свое победоносное наступление, прочно удерживала стратегическую инициативу. На совещании в ставке 28 декабря Гитлер так оценил исход битвы за Днепр: «Вести здесь активные операции уже невозможно. Я был бы доволен, если бы мы хоть остановили противника».

Битва за Днепр развернулась на огромном фронте, протяженность которого составляла почти 800 км. В ходе ее войска Красной Армии разгромили противостоящего противника, нанесли ему тяжелые потери и отбросили на запад на глубину до 300 км. Но победа была достигнута дорогой ценой. В боях за освобождение Левобережной Украины (без Донбасса), при форсировании Днепра, захвате, удержании и расширении плацдармов на его правом берегу, т.е. с середины августа до конца декабря 1943 года, советские войска потеряли 1213 тыс. солдат и офицеров, 283 тыс. из них составили безвозвратные потери. Танков и САУ было потеряно 4050, орудий и минометов – более 4,1 тысяч, самолетов – 824.

К началу 1944 года на Правобережной Украине находились крупнейшие группировки войск воюющих сторон. Четыре Украинских фронта (без 51-й армии, находившейся на Перекопском перешейке) насчитывали 2230 тыс. человек личного состава, 28,6 тыс. орудий и минометов, 2 тыс. танков и САУ, 2,6 тыс. самолетов. Противостоявшие им немецкие группы армий «Юг» и «А» имели 1760 тыс. человек, 16,8 тыс. орудий и минометов, 2,2 тыс. танков и штурмовых орудий, около 1,5 тыс. самолетов. Следовательно, общее превосходство советских войск (а они являлись наступающей стороной) было сравнительно небольшим. Они превосходили противника в людях в 1,3 раза, в артиллерии – в 1,7, в самолетах – в 1,8 раза, но несколько уступали ему в танках и САУ (1:1,1).

Замысел советского командования состоял в том, чтобы мощными ударами на 1400-км фронте от Овруча до Херсона рассечь оборону противника, разгромить его по частям и освободить Правобережную Украину. В начале наступления намечалось нанести поражение противнику в восточных районах Правобережья и выйти на рубеж реки Южный Буг. Затем фронты должны были завершить разгром вражеских войск и овладеть рубежом Луцк, Могилев-Подольский, река Днестр. Решение этих задач возлагалось на войска четырех Украинских фронтов, авиацию дальнего действия и Черноморский флот. Операции 1-го и 2-го Украинских фронтов координировал маршал Г. К. Жуков, 3-го и 4-го – маршал А. М. Василевский.

Немецко-фашистское командование ожидало главного удара Красной Армии на юге и готовилось встретить противника упорной обороной. Оно стремилось во что бы то ни стало удержать важные во всех отношениях районы Правобережной Украины. Но враг не предполагал, что советские войска развернут наступательные действия сразу же после битвы на Днепре и сумеют развить их в условиях весенней распутицы. Это явилось для него полной неожиданностью.

На огромном пространстве от Полесья до Черного моря развернулась гигантская битва. Боевые действия на Правобережной Украине известны в истории Великой Отечественной войны как Днепровско-Карпатская стратегическая наступательная операция (24 декабря 1943 г. – 6 мая 1944 г.). В рамках этой стратегической операции были проведены 11 наступательных операций фронтов и групп фронтов: Житомирско-Бердичевская, Кировоградская, Корсунь-Шевченковская, Никопольско-Криворожская, Ровно-Луцкая, Проскуровско-Черновицкая, Уманско-Ботошанская, Березнеговато-Снигиревская, Полесская, Одесская и Тыргу-Фрумосская.

Наступление войск 1-го Украинского фронта в ходе Житомирско-Бердичевской операции (24 декабря 1943 г. — 14 января 1944 г.) началось ударом 1-й гвардейской, 18-й и 38-й общевойсковых, 3-й гвардейской и 1-й танковых армий в общем направлении на Винницу. Одна армия наносила вспомогательный удар севернее главной группировки и две – южнее. Эти армии перешли в наступление 25—28 декабря. К исходу 28 декабря советские войска прорвали оборону противника на фронте шириной около 300 км и продвинулись на глубину до 100 км. В целом армии фронта продвигались по направлениям, расходящимся на запад, юго-запад и юг. 4-я танковая армия противника не смогла сдержать натиск советских войск и, понеся тяжелые потери, отступала. Чтобы восстановить положение на этом участке фронта, командование группы армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Э. Манштейн) вынуждено было принять срочные меры. В начале января оно сосредоточило против 1-го Украинского фронта дополнительно 10 пехотных и 6 танковых дивизий. Стянув в район Винницы и Умани крупные силы, противник 11—12 января нанес два контрудара. Ожесточенные бои продолжались почти две недели. Врагу удалось потеснить наши войска на 35—50 км. Но большего он добиться не смог. Продвинувшись в ходе Житомирско-Бердичевской операции на 100—170 км, войска 1-го Украинского фронта 14 января приостановили наступление. За 3 недели боевых действий они почти полностью освободили Киевскую и Житомирскую области и многие районы Винницкой и Ровенской областей, в том числе города Житомир (31 декабря), Новоград-Волынский (3 января), Белая Церковь (4 января), Бердичев (5 января). 10—11 января передовые части 38-й, 40-й общевойсковых и 1-й танковой армий вышли на подступы к Виннице, Жмеринке, Умани и Жашкову; разгромили 6 дивизий противника и глубоко охватили левый фланг группировки немцев, которая все еще удерживала правый берег Днепра в районе Канева. Создались предпосылки для нанесения удара во фланг и тыл этой группировке.

5 января 1944 года перешел в наступление 2-й Украинский фронт, приступив к проведению Кировоградской операции (5—16 января 1944 г.). Он имел задачу разгромить кировоградскую группировку противника и главными силами (3 общевойсковые и танковая армии) наступать в юго-западном направлении на Первомайск. Одновременно силами двух армий фронт наносил удар в северо-западном направлении на Шполу. С целью совместно с войсками 1-го Украинского фронта окружить противника, оборонявшегося в Каневском выступе на Днепре. Перед началом наступления 2-й Украинский фронт был усилен за счет резервов Ставки, в том числе двумя механизированными корпусами. Сразу же с переходом советских войск в наступление разгорелись ожесточенные бои. В течение двух дней сопротивление противника было сломлено, его оборона на участке шириной около 70 км прорвана, войска ударной группировки продвинулись на глубину более 20 км, охватив врага в Кировограде. Но успех прорыва вражеской обороны в районе Кировограда был достигнут дорогой ценой. Введенная здесь в сражение в первый же день операции 5-я гвардейская танковая армия генерал-полковника П. А. Ротмистрова потеряла до половины боевого состава.

8 января танковые и механизированные корпуса овладели Кировоградом, но завершить окружение противника из-за отставания стрелковых дивизий не удалось. В последующие дни войска 2-го Украинского фронта продолжали развивать наступление в северо-западном направлении, чтобы соединиться с 1-м Украинским фронтом и отсечь группировку немецких войск на Каневском выступе. Однако добиться этого не удалось: 8-й механизированный корпус (генерал-майор А. М. Хасин, с 11 января 1944 г. — генерал-майор А. Н. Фирсович), направленный по тылам противника в северо-западном направлении, в упорных боях потерял почти все свои танки; оставшиеся 20 танков вернулись на исходные позиции. Действовавшие на этом же направлении 4-я гвардейская (генерал-майор А. И. Рыжов) и 52-я (генерал-лейтенант К. А. Коротеев) армии продвинулись на 20—40 км, но не достигли назначенного им рубежа. Они были остановлены переброшенными сюда тремя танковыми дивизиями противника.

Отражая сильные контрудары врага, войска 2-го Украинского фронта вынуждены были 16 января перейти к обороне.

В той сложной обстановке, которая сложилась в те зимние дни на кировоградском направлении, воины 2-го Украинского фронта вновь показали образцы мужества и героизма. 10 января 1944 года орудийный расчет старшины И. Г. Шабанова уничтожил 10 немецких танков, но при этом в ходе боя весь был выведен из строя. Остался один командир орудия. Верный своему воинскому долгу, отважный артиллерист продолжал вести огонь по фашистским танкам и подбил еще несколько машин, пока не был убит осколком вражеского снаряда. За мужество и героизм старшине И. Г. Шабанову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

В результате Кировоградской операции положение немецко-фашистских войск в полосе действий 2-го Украинского фронта значительно ухудшилось. Советские войска еще глубже охватили с юга каневскую группировку противника, получившую затем название корсунь-шевченковской. Кроме того, наступление на Кировоград сорвало переброску двух танковых дивизий врага с юга в район Умани для участия в контрударе по войскам 1-го Украинского фронта.

12 января Ставка ВГК потребовала от командующих 1-м и 2-м Украинскими фронтами завершить окружение и уничтожение немецко-фашистских войск на Каневском выступе. Однако выполнить это требование фронты были не в состоянии – их наступательные возможности в значительной мере были уже исчерпаны. К тому же все их усилия были сосредоточены теперь на отражении сильных контрударов противника. Неудачей закончилось и наступление 3-го и 4-го Украинских фронтов, предпринявших попытку ликвидировать никопольский плацдарм противника. 10—11 января они пытались прорвать его оборону, но из-за недостатка сил за 5—6 дней напряженных боев им удалось лишь несколько потеснить врага. Стало ясно, что действовавшие здесь советские войска, испытывающие недостаток в людях и особенно в танках и боеприпасах, наличными силами не смогут добиться более решительных результатов. Их наступление было приостановлено.

В конце января все Украинские фронты снова обрушили на врага мощные удары. Разгром немецко-фашистских войск в Каневском выступе – их корсунь-шевченковской группировки – Ставка ВГК возложила на 1-й и 2-й Украинские фронты. Они должны были встречными ударами на Шполу, Звенигородку окружить, а затем уничтожить ее. На подготовку операции отводилось около двух недель, в течение которых фронты получили пополнение.

На 1-м Украинском фронте была создана новая, 6-я танковая армия (генерал-лейтенант А. Г. Кравченко), имевшая около 300 танков и САУ. В составе 5-й гвардейской танковой армии 2-го Украинского фронта насчитывалось более 240 боевых машин. Наступление 2-го Украинского фронта началось 24 января, а 1-го Украинского – 26-го. Ударную группировку 2-го Украинского фронта составляли 4-я гвардейская армия генерала А. И. Рыжова, 53-я армия генерал-лейтенанта И. В. Галанина и 5-я гвардейская танковая армия генерала П. А. Ротмистрова. Ее поддерживала 5-я воздушная армия генерал-лейтенанта С. К. Горюнова. В ударную группировку 1-го Украинского фронта входили 27-я армия генерал-лейтенанта С. Г. Трофименко, часть сил 40-й армии генерал-лейтенанта Ф. Ф. Жмаченко и 6-я танковая армия генерал-лейтенанта А. Г. Кравченко. Поддержку с воздуха осуществляла 2-я воздушная армия генерал-лейтенанта С. А. Красовского.

Ударные группировки фронтов быстро прорвали оборону противника и танковые армии устремились навстречу друг другу. Сразу же последовали контрудары. 27 января четыре немецкие танковые дивизии ударами с юга и севера отсекли главные силы 5-й гвардейской танковой армии и закрыли брешь в своей обороне. Однако отрезанные противником танковые соединения продолжали наступление. 28 января они встретились в районе Звенигородки с передовыми частями 6-й танковой армии. Окружение корсунь-шевченковской группировки врага завершилось. 10 его дивизий и бригада оказались в котле. К 3 февраля были образованы внутренний и внешний фронты окружения. Особенно отличились соединения и части танковых армий, действовавшие смело и решительно – 20-й (генерал-лейтенант И. Г. Лазарев) и 29-й (генерал-майор И. Ф. Кириченко) танковые корпуса 5-й гвардейской танковой армии, а также передовой отряд (генерал-майор М. И. Савельев) 6-й танковой армии. Стальное кольцо наших войск методически сжималось.

Командование группы армий «Юг» предпринимало лихорадочные усилия по спасению окруженных войск. Из района Винницы выдвигались четыре танковые дивизии, которые имели задачу нанести контрудар по войскам 1-го Украинского фронта. Одновременно 4 другие танковые дивизии атаковали войска 2-го Украинского фронта. Силы противника на внешнем фронте окружения продолжали возрастать. Сражение становилось всё ожесточеннее с каждым днем. Противник занимал выгодные для обороны позиции. Нашим же войскам приходилось наступать по раскисшим дорогам. Подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия был сопряжен с большими трудностями. Войска использовали сотни конных, воловьих и коровьих упряжек и вьюков. Местные жители на руках подносили мины, снаряды и патроны. Для танковых армий горючее перебрасывалось самолетами. Наша авиация блокировала врага с воздуха, срывая его снабжение. Положение окруженной группировки противника становилось безнадежным.

8 февраля советское командование предложило ей гуманные условия капитуляции, которая была отвергнута. Немецкое командование металось в поисках путей для спасения попавшей в котел группировки. Оно сняло с других участков фронта крупные силы, чтобы выручить свои окруженные дивизии. 11 февраля боевые действия достигли наибольшего ожесточения. Противник ввел в сражение 8 танковых и 6 пехотных дивизий. Навстречу им пробивались войска окруженной группировки. Возникла реальная угроза прорыва противника. 12 февраля Ставка возложила на Конева руководство войсками, действующими на внутреннем фронте окружения, а представитель Ставки Жуков должен был координировать действия войск обоих фронтов на внешнем фронте. Ватутину было приказано сосредоточиться на руководстве войсками правого крыла 1-го Украинского фронта, завершавшими Ровно-Луцкую наступательную операцию.

Ставка ВГК ввела в сражение свой резерв – 2-ю танковую армию генерал-лейтенанта С. И. Богданова. Все попытки противника прорвать кольцо окружения оказались тщетными. Правда, немецким дивизиям, наступавшим извне, ценой больших потерь удалось пробиться в район Лисянки, а окруженным войскам навстречу им – в район Шендеровки. Между ними оставалась полоса всего в 12 км. Но преодолеть ее они так и не смогли. Важную роль в этом сыграла штурмовая авиация 2-й воздушной армии, которая нанесла два мощных удара по деблокирующим танковым группировкам врага.

Развязка произошла 17 февраля. Остатки вражеских войск предприняли последнюю отчаянную попытку вырваться из котла. Манштейн разрешил им бросить всю боевую технику, кроме танков и штурмовых орудий, и пробиваться любым путем. Сосредоточившись в районе Шендеровки, гитлеровцы в ночь на 17 февраля под прикрытием темноты и разыгравшейся пурги колоннами двинулись в юго-западном направлении. Но на голову врага обрушили удар летчики 392-го полка 312-й ночной легкобомбардировочной дивизии. Ураганный огонь открыли «катюши» и артиллерия. Шквальным огнем встретили его соединения 4-й гвардейской и 27-й армий. Они почти в упор расстреливали вражеские колонны. Героически бились артиллеристы 438-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка подполковника В. К. Новикова, нанесшие противнику огромный урон. Сражение завершилось на рассвете 17 февраля. Корсунь-шевченковская группировка противника была ликвидирована.

По донесению штаба 2-го Украинского фронта враг только убитыми потерял 55 тыс. человек, свыше 18 тыс. немецких солдат и офицеров были взяты в плен.
Кроме уничтожения окруженной группировки советские войска в ходе Корсунь-Шевченковской наступательной операции (24 января – 17 февраля 1944 г.) нанесли тяжелое поражение еще 15 вражеским дивизиям (в том числе 8 танковым), действовавшим против внешнего фронта окружения. Большие потери в танках существенно подорвали боевые возможности немецких танковых и моторизованных дивизий.

Ликвидация крупной немецко-фашистской группировки улучшила положение советских войск. При проведении Корсунь-Шевченковской операции потери 1-го и 2-го Украинских фронтов убитыми и ранеными составили несколько десятков тысяч человек. Такие потери были обусловлены тем, что бои носили крайне ожесточенный характер, гитлеровцы сражались с яростью обреченных. К тому же нашим войскам приходилось наступать на сильно укрепленную оборону в очень тяжелых условиях распутицы, когда маневр был крайне затруднен, а нередко и вообще исключен. Но враг все же был разбит. В честь одержанной победы Москва 18 февраля 1944 года от имени Родины салютовала доблестным войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Войска, участвовавшие в разгроме вражеской группировки, получили благодарность Верховного Главнокомандующего. Тысячи воинов награждены орденами и медалями, десятки наиболее отличившихся удостоены звания Героя Советского Союза.

За умелое руководство войсками командующему 2-м Украинским фронтом генералу армии И. С. Коневу было присвоено высшее воинское звание Маршала Советского Союза, командующему ВВС Красной Армии маршалу авиации А. А. Новикову – главного маршала авиации, а командующему 5-й гвардейской танковой армией генерал-полковнику П. А. Ротмистрову – маршала бронетанковых войск. Ряд наиболее отличившихся генералов был повышен в воинском звании. И. С. Конев стал первым из командующих фронтами за годы войны, кому было присвоено звание Маршала Советского Союза. П. А. Ротмистров стал первым и единственным за всю войну среди командующих танковыми армиями маршалом бронетанковых войск.

Одновременно с наступлением под Корсунь-Шевченковским войска правого крыла 1-го Украинского фронта – 13-я армия генерала Н. П. Пухова и 60-я армия генерала И. Д. Черняховского – провели Ровно-Луцкую операцию (27 января – 11 февраля 1944 г.). Немецко-фашистское командование не ожидало здесь удара, поскольку лесисто-болотистая местность и сильная распутица создали крайне тяжелые условия для наступательных действий. Однако вопреки предположениям врага наступление советских войск, начавшееся 27 января, развивалось успешно. Главный удар наносился в направлении Ровно. В 50 км севернее участка прорыва действовали два кавалерийских корпуса. Скрытно выдвинувшись из удаленных от линии фронта исходных районов, они в первый же день наступления углубились на 40—50 км в расположение противника, сплошной обороны у которого в этом районе не было. Не имея для ее создания достаточных сил, он оборудовал на основных дорогах лишь опорные пункты. В ночь на 29 января кавалерийские корпуса, пройдя по бездорожью лесными тропами и болотами более 100 км, повернули на юго-восток и оказались в тылу немецких войск, оборонявших Ровно. С востока на этот город наступали войска 13-й армии, преодолевшие слабую оборону противника также в первый день операции. 2 февраля кавалеристы внезапным ударом овладели городами Луцк и Ровно. Скрытый маневр кавалерийских соединений по тылам противника оказался эффективным способом борьбы в условиях Полесья и позволил достичь крупного оперативного успеха. Ему способствовали многочисленные партизанские отряды и соединения, действовавшие в этом регионе. С подходом войск Красной Армии партизаны усиливали удары по вражеским коммуникациям и гарнизонам.

Упорное сопротивление противника в районе Шепетовки встретили войска 60-й армии. Этот важный узел железных дорог противник сильно укрепил, для его обороны дополнительно сосредоточил танковую дивизию. Поэтому бои за город носили ожесточенный характер. Только 11 февраля 60-я армия овладела Шепетовкой. К исходу этого дня войска правого крыла 1-го Украинского фронта в основном выполнили поставленные задачи. За 16 дней наступления они продвинулись по лесисто-болотистой местности на 120 км, охватили левое крыло группы армий «Юг» с севера и создали условия для нанесения удара по ее тылу.

Гитлеровский план — остановить наступление Красной Армии на Днепре — окончательно рухнул благодаря боевым действиям 3-го и 4-го Украинских фронтов, которые продолжались в низовьях реки в течение месяца – с конца января до конца февраля 1944 года. Главную роль при этом Ставка ВГК отводила 3-му Украинскому фронту. Нанеся удар с севера, его войска должны были выйти в тыл противника, оборонявшего никопольский плацдарм, и во взаимодействии с наступавшим с юга 4-м Украинским фронтом окружить и уничтожить врага. Замысел на проведение этой операции возник еще в ноябре 1943 года. В конце декабря Ставка ВГК поставила задачи фронтам, предполагая, что противник начал отход из запорожской излучины Днепра. Однако уже через несколько дней выяснилось, что противник не намерен оставлять никопольский плацдарм. Чтобы тщательно подготовить операцию, Ставка перенесла ее начало на конец января.

Для проведения Никопольско-Криворожской операции (30 января – 29 февраля 1944 г.) было привлечено 47 стрелковых дивизий, танковый, кавалерийский и два механизированных корпуса – всего 705 тыс. человек, 7,8 тыс. орудий и минометов, 240 танков и САУ. Поддержка их с воздуха возлагалась на 8-ю и 17-ю воздушные армии, располагавшие более чем 1,3 тыс. самолетов.

Войскам 3-го и 4-го Украинских фронтов противостояла 6-я немецкая армия (генерал-полковник К. Холлидт) – 17 пехотных, 2 танковые и моторизованная дивизии, отдельный батальон тяжелых танков и 8 дивизионов штурмовых орудий; она насчитывала 540 тыс. человек, свыше 2,4 тыс. орудий и минометов, более 300 танков и штурмовых орудий. Их поддержку с воздуха осуществляли до 700 самолетов 4-го воздушного флота. Следовательно, советские войска имели некоторое превосходство над противником в людях, более чем тройное в артиллерии, двойное – в авиации, но уступали ему в 1,4 раза в танках.

При подготовке операции большое внимание было уделено оперативной маскировке, благодаря чему удалось полностью скрыть переброску механизированного корпуса из 4-го Украинского фронта на направление главного удара 3-го Украинского фронта. В результате вплоть до начала наступления противник продолжал считать, что этот корпус по-прежнему находится на восточном берегу Днепра против никопольского плацдарма.

Наступление советских войск с целью ликвидации Никопольского плацдарма врага началось 30 января нанесением вспомогательного удара 3-го Украинского фронта на Кривой Рог. Чтобы отвлечь силы противника с направления главного удара, операция началась наступлением 37-й армии (генерал-лейтенант М. Н. Шарохин) и 6-й армии (генерал-лейтенант И. Т. Шлемин), действовавших на противоположных флангах 3-го Украинского фронта. На следующий день из района западнее Новониколаевки в общем направлении на Апостолово перешли в наступление войска главной ударной группировки фронта – 46-я (генерал-лейтенант В. В. Глаголев) и 8-я гвардейская (генерал-полковник В. И. Чуйков) армии. Они имели задачу выйти в тыл никопольскому плацдарму противника.

Навстречу им с юго-востока наступали три армии 4-го Украинского фронта – 3-я гвардейская генерала Д. Д. Лелюшенко, 5-я ударная генерала В. Д. Цветаева и 28-я генерал-лейтенанта А. А. Гречкина. Наступление сухопутных войск поддерживали 8-я и 17-я воздушные армии, которыми командовали генералы Т. Т. Хрюкин и В. А. Судец. Вспомогательный удар 37-й армии в направлении Кривого Рога противник принял за наступление главных сил и ввел в сражение против нее две танковые дивизии. Это значительно облегчило наступление на главном направлении, на что и рассчитывало командование 3-го Украинского фронта.

Оборона противника на направлении главного удара была прорвана в первый же день операции. 1 февраля в прорыв был введен 4-й гвардейский механизированный корпус (генерал-лейтенант Т. И. Танасчишин), который стал быстро продвигаться в южном направлении. Поняв ошибку, командование 6-й немецкой армии перебросило обе танковые дивизии против главной группировки фронта, запоздалые контратаки танковых дивизий противника не смогли остановить наступление советских войск. Преодолевая в условиях распутицы упорное сопротивление врага, они к 5 февраля продвинулись на глубину 45—60 км и овладели крупным железнодорожным узлом Апостолово.

6-я немецкая армия оказалась рассеченной на две части. Ее соединениям, оборонявшимся в районе Марганец, Никополь, угрожало окружение, и противник начал поспешно отводить их на юго-запад вдоль правого берега Днепра.

К исходу 7 февраля 4-й Украинский фронт полностью очистил от вражеских войск никопольский плацдарм и 8 февраля вместе с частями 3-го Украинского фронта освободил город Никополь. Первыми форсировали Днепр и ворвались в город гвардейцы мотострелкового батальона майора Г. М. Надежкина (5-я гвардейская отдельная мотострелковая бригада 3-й гвардейской армии). За храбрость, находчивость и доблестное выполнение боевой задачи при форсировании Днепра и освобождении Никополя майору Г. М. Надежкину и ещё пяти бойцам его батальона было присвоено звание Героя Советского Союза.

Однако окружить и уничтожить немецко-фашистские войска на никопольском плацдарме не удалось. Командование группы армий «А» (генерал-фельдмаршал Э. Клейст) вовремя осознало угрозу окружения плацдарма и уже 4 февраля приступило к отводу войск. Переправленные на правый берег Днепра пять дивизий были использованы для укрепления коридора вдоль берега шириной 8—12 км, по которому выходили войска из обозначившегося в районе запорожской излучины котла.

10 февраля ударная группировка 3-го Украинского фронта вышла к Днепру. Ее боевые возможности к этому времени уже значительно снизились. Например, 4-й гвардейский мехкорпус потерял 4/5 своих танков и САУ. Предпринятая ею попытка окружить отходившие из-под Никополя немецкие войска успеха не имела. Во многом это объяснялось тем, что 11 февраля враг нанес с востока сильный контрудар на Апостолово, и войска 3-го Украинского фронта вынуждены были сосредоточить свои основные усилия на его отражении.

Тем не менее никопольская группировка противника потерпела тяжелое поражение. Она понесла большие потери в живой силе и боевой технике. Все тяжелое вооружение и автотранспорт ее войсками были брошены или разбиты нашей артиллерией и авиацией.

После небольшой паузы, использованной для подтягивания тылов и перегруппировки войск, 3-й Украинский фронт 17 февраля возобновил наступление, нанеся удар на Кривой Рог, где оборонялось до семи дивизий противника. После упорных боев войска фронта 22 февраля освободили город Кривой Рог – крупный промышленный центр и узел дорог. К 29 февраля 3-й Украинский фронт правым крылом и центром выдвинулся к реке Ингулец, захватив ряд плацдармов на ее западном берегу. В результате были созданы выгодные условия для нанесения последующих ударов по врагу в направлении Николаева и Одессы.

В результате Никопольско-Криворожской операции было разгромлено 12 дивизий противника, в том числе 3 танковые и 1 моторизованная. Ликвидировав никопольский плацдарм и отбросив врага из запорожской излучины Днепра, советские войска лишили немецко-фашистское командование последней надежды на восстановление связи по суше с блокированной в Крыму 17-й армией. Значительное сокращение линии фронта позволило советскому командованию высвободить силы для овладения Крымским полуостровом.

Итак, напряженная борьба в Приднепровье к весне 1944 года завершилась победой Красной Армии. Войска четырех Украинских фронтов взломали оборону врага на всем протяжении от Припяти до низовий Днепра. Продвинувшись в течение двух месяцев в западном направлении на 150—250 км, они разгромили несколько крупных группировок врага и сорвали его планы восстановления обороны по Днепру. Было завершено освобождение Киевской, Днепропетровской, Запорожской областей, очищена от врага вся Житомирская, почти полностью Ровенская и Кировоградская области, ряд районов Винницкой, Николаевской, Каменец-Подольской и Волынской областей. Возвращены Родине такие крупные промышленные районы, как Никопольский и Криворожский.

После целого ряда поражений зимой 1943/44 года немецко-фашистское командование уже не помышляло о наступательных операциях, а стремилось лишь закрепиться на занимаемых рубежах и удержать фронт. Победы Красной Армии в ходе зимней кампании на Украине позволили создать благоприятные условия для продолжения наступления на юго-западном стратегическом направлении.

К весне 1944 года протяженность фронта на Украине достигала 1200 км. При этом противник оказался глубоко охваченным с севера и принимал меры к укреплению левого крыла группы армий «Юг». Советское верховное командование планировало одновременными мощными ударами на 700-км фронте от Луцка до устья Днепра уничтожить противника по частям и завершить освобождение Правобережной Украины. В предстоящем наступлении главная роль отводилась 1-му и 2-му Украинским фронтам. Первый должен был нанести удар из района южнее Шепетовки в глубокий тыл группы армий «Юг» и отрезать ее основным силам пути отхода в западном направлении. Второй получил задачу наступать на запад к Днестру, рассечь войска противостоящего противника и во взаимодействии с 1-м Украинским фронтом разгромить их. 3-й Украинский фронт получил задачу наступать на Николаев и далее на Одессу.

В Полесье был создан новый, 2-й Белорусский фронт (генерал-полковник П. А. Курочкин), который должен был наступать в направлении Ковель, Брест и тем самым прикрыть с севера основные силы Красной Армии на Украине. Конечной целью согласованных действий всех фронтов являлся выход на Государственную границу СССР от Бреста до устья Дуная.

Советские войска упредили противника в сосредоточении и развертывании сил. Несмотря на сильную весеннюю распутицу, бездорожье и плохую погоду, перегруппировки закончились в основном в намеченные весьма сжатые сроки, в то время как перегруппировка войск противника на левое крыло группы армий «Юг» еще продолжалась. В период подготовки операций советская авиация наносила удары по аэродромам врага и уничтожала его самолеты в воздухе. Она срывала железнодорожные перевозки противника, затрудняла перемещение войск, днем и ночью изнуряла врага и нарушала управление. С марта для ударов по коммуникациям, переправам и резервам наряду с фронтовой авиацией начала привлекаться авиация дальнего действия. Активизировали свои действия на коммуникациях противника и партизаны.

С началом освобождения западных областей Украины советским войскам пришлось вести борьбу с вооруженными отрядами украинских националистов (в просторечии – бандеровцы), находившихся на службе немецко-фашистских оккупантов. Германское командование, карательные и разведывательные органы широко использовали их для борьбы с партизанами и организации шпионской и диверсионно-террористической деятельности в тылу советских войск. Отряды националистов терроризировали население, нападали на мелкие воинские подразделения и железнодорожные эшелоны, пытались дезорганизовать действия властей в освобожденных районах, направляли свой террор в первую очередь против местного партийно-советского актива, военнослужащих.

Жертвой одного из бандитских нападений бандеровцев стал командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал армии Н. Ф. Ватутин. 29 февраля во время выезда в войска он попал в засаду банды украинских националистов, был тяжело ранен и в ночь на 15 апреля скончался. Гибель талантливого полководца, выдвинувшегося в годы Великой Отечественной войны, явилась тяжелой утратой не только для войск возглавляемого им фронта, но и для всей Красной Армии. 1 марта в командование войсками 1-го Украинского фронта вступил Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Он по-прежнему оставался заместителем Верховного Главнокомандующего, но задачи по координации действий двух Украинских фронтов теперь с него снимались. Эту обязанность взяла на себя Ставка ВГК.

Наступление на Правобережной Украине Украинские фронты возобновили почти одновременно: 4 марта – 1-й Украинский, на следующий день – 2-й Украинский, 6 марта – 3-й Украинский. 15 марта перешел в наступление 2-й Белорусский фронт. Теперь наступление развивалось на огромном пространстве от Припяти до Черного моря, что крайне затрудняло маневр сил противника на южном крыле стратегического фронта.

Войска 1-го Украинского фронта проводили Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию (4 марта – 17 апреля 1944 г.). По решению командующего главный удар наносился в стык 1-й и 4-й немецких танковых армий в общем направлении на Тернополь, Чортков силами 60-й и 1-й гвардейской общевойсковых, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий. Их поддержку с воздуха осуществляла 2-я воздушная армия. Вспомогательный удар в направлении на Хмельник наносила 18-я армия.

В полосе наступления 1-го Украинского фронта противник не успел создать достаточно развитой в инженерном отношении обороны. Войска фронта при мощной поддержке артиллерии и авиации быстро преодолели его сопротивление. В первый же день наступления в полосе 60-й армии в сражение были введены обе танковые армии. К исходу второго дня прорыв расширился до 180 км по фронту и 50 км в глубину. Главную трудность для наших войск в эти дни представляла распутица. В непролазной грязи увязали не только автомашины, но и танки. Артиллерия отстала, нарушился подвоз боеприпасов и горючего. В этих условиях самым надежным средством тяги оказался гужевой транспорт. Когда останавливался и он, самое необходимое несли на плечах солдаты и мобилизованные местные жители. Впрочем, и отступавшему противнику было не легче: он также оставлял на раскисших дорогах большое количество боевой техники и транспортных средств. Несмотря на все трудности, войска ударной группировки, имея впереди танковые соединения, не снижали темпов наступления. 7—10 марта их передовые части вышли на рубеж Тернополь, Проскуров (Хмельницкий) и перерезали важную для врага железнодорожную магистраль Львов—Одесса. Между 4-й и 1-й немецкими танковыми армиями был вбит глубокий клин. Наступавшая на вспомогательном направлении 18-я армия (генерал-лейтенант Е. П. Журавлев) к исходу 10 марта продвинулась на глубину до 30 км и завязала бои за Хмельник. На следующий день перешла в наступление 38-я армия (генерал-полковник К. С. Москаленко). 13-я армия генерала Н. П. Пухова, обороняясь главными силами севернее Луцка, левым флангом, взаимодействуя с 60-й армией (генерал-полковник И. Д. Черняховский), успешно продвигалась на Броды. 8 марта 3-я гвардейская (генерал-полковник П. С. Рыбалко) и 4-я (генерал-лейтенант В. М. Баданов) танковые армии вышли к Тернополю. Преодолев с боями 70—80 км, они израсходовали все горючее и были вынуждены остановиться. Пехота далеко отстала. Соединения 1-й гвардейской армии (генерал-полковник А. А. Гречко) за пять дней смогли продвинуться лишь на 24 км.

Потеря железнодорожной магистрали Львов—Одесса, являвшейся основной коммуникацией двух групп армий вермахта на Украине, вызвала серьезную тревогу в гитлеровской ставке, ибо теперь войска пришлось бы снабжать обходным путем через Румынию. Чтобы не допустить этого, командование группы армий «Юг» срочно готовило силы для контрудара. Сопротивление противника на рубеже Тернополь, Проскуров, Хмельник резко возросло. Вражеское командование поспешно стягивало на этот рубеж силы с других участков фронта и из резерва. К 10—11 марта оно сосредоточило там 6 пехотных и 9 танковых дивизий, т.е. половину всех танковых соединений, действовавших на Украине, и нанесло мощный контрудар по войскам ударной группировки 1-го Украинского фронта, пытаясь отбросить их к северу от железной дороги Тернополь—Проскуров. Завязалось ожесточенное сражение, в котором с обеих сторон участвовало до 1300 танков, САУ и штурмовых орудий. По мнению Жукова, такого по ожесточенности сражения не было со времени Курской битвы. Чтобы отразить удары врага, советские войска вынуждены были 12 марта временно перейти к обороне на главном направлении. Одновременно Военным совет фронта принял экстренные меры по подтягиванию отставших войск, прежде всего артиллерии и стрелковых соединений, подвозу горючего и боеприпасов. Наступление на второстепенных направлениях было решено продолжать.

Успешно развивалось наступление 2-го Украинского фронта в ходе Уманско-Ботошанской операции (5 марта – 17 апреля 1944 г.). Этому во многом способствовал успех 1-го Украинского фронта, и прежде всего угроза выхода его главной группировки в тыл группе армий «Юг». Перейдя в наступление 5 марта, войска 2-го Украинского фронта прорвали оборону противника в первый же день и начали развивать успех в общем направлении на Умань. Основной удар был нанесен по левому флангу 8-й немецкой армии. Здесь действовала главная ударная группировка фронта, включавшая в свой состав три общевойсковые и три танковые армии (27, 52, 4-я гвардейская общевойсковые, 2, 6, 5-я гвардейская танковые) и части сил 40-й и 53-й армий. Вспомогательный удар из района Кировограда на Новоукраинку, в стык 6-й и 8-й немецких армий, наносили 5-я и 7-я гвардейские армии. Имея главной целью разгром 8-й немецкой армии (генерал пехоты О. Велер), войска 2-го Украинского фронта одновременно отрезали пути отхода на юг 1-й танковой армии противника и содействовали 1-му Украинскому фронту в ее разгроме, а нанесением вспомогательного удара оказывали помощь 3-му Украинскому фронту, наступавшему против 6-й немецкой армии.

Введенные в прорыв в первый день операции 2-я и 5-я гвардейская танковые армии, отразив контратаки противника, с ходу форсировали реку Горный Тикич, преодолели последний вражеский рубеж обороны на пути к Южному Бугу и начали преследование противника. 10 марта была освобождена Умань – главная база снабжения 1-й немецкой танковой армии, захвачены богатые трофеи, в том числе большое количество танков. Одновременно враг оставил важный узел сопротивления – Христиновку. На следующий день передовые отряды танковых армий вышли к Южному Бугу и с ходу форсировали его. С этого рубежа командующий фронтом ввел в сражение 6-ю танковую армию. Успешно развивалось наступление войск фронта и на вспомогательном направлении. В ночь на 12 марта маршал И. С. Конев получил директиву Ставки ВГК, в которой 2-му Украинскому фронту ставилась задача форсировать Днестр и выйти на реку Прут – границу с Румынией. Продолжая развивать наступление, войска фронта устремились к Днестру.

6 марта началась Березнеговато-Снигиревская операция 3-го Украинского фронта (6—18 марта 1944 г.). По замыслу командования фронта, главный удар наносился с плацдармов на реке Ингулец в направлении Нового Буга с целью расколоть фронт 6-й немецкой армии, а затем, повернув подвижные соединения на юг, выйти в тыл николаевской группировке врага. Ударная группировка фронта – 46-я и 8-я гвардейская армии, танковый, механизированный и кавалерийский корпуса – быстро взломала оборону противника, используя свое преимущество в артиллерии, и развернула стремительное наступление на запад. К утру 8 марта подвижные соединения овладели Новым Бугом. 6-я армия противника оказалась рассеченной на две части, что создало условия для охвата вражеской группировки, действовавшей в районе Березнеговатое, Снигиревка.

Для развития успеха в условиях весенней распутицы при недостатке танков была умело использована временно созданная конно-механизированная группа в составе кавалерийского и механизированного корпусов (генерал-лейтенант И. А. Плиев). Ее поддерживала штурмовая авиационная дивизия 17-й воздушной армии. Захватив Новый Буг, конно-механизированная группа в соответствии с замыслом операции круто повернула на юг и, пройдя по тылам противника, 12 марта вышла с запада к Ингульцу южнее Снигиревки. Подвижные соединения перехватили пути отхода немецко-фашистских войск, отступивших под ударом армий левого крыла фронта. Преследуя отходящего противника, советские войска 11 марта освободили Берислав, 1



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх