,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


28 октября - день освобождения Украины от фашистских захватчиков
  • 28 октября 2010 |
  • 23:10 |
  • INKVIZITOR |
  • Просмотров: 142971
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
+1
13 августа 1943 года началась Донбасская операция Юго-Западного и Южного фронтов. Руководство нацистской Германии придавало удержанию Донбасса в своих руках исключительно большое значение. Этот индустриальный район на юге Европейской части СССР играл важную роль в военной экономике Третьего рейха. И не случайно Гитлер на одном из совещаний в августе 1943 года заявил: «Исключительно важно Донецкий бассейн и далее удерживать в наших руках, и вместе с тем всё, что не является настоятельно необходимым в Донецкой области, уничтожить, с тем чтобы, если при определенных условиях придется вынужденно отойти, лишить противника важных экономических позиций».

Донбасская операция началась в то время, когда Воронежский и Степной фронты развивали наступление на Харьков, создавая серьезную угрозу флангу и тылу группировки немецко-фашистских войск, оборонявшейся в Донбассе. Командование вермахта прилагало все усилия, чтобы остановить наступление советских войск на харьковском направлении. Туда были переброшены 15 дивизий, в том числе 4 танковые из Донбасса. Ослабление действовавшей там группировки противника создало благоприятные условия для наступления Красной Армии на этом участке советско-германского фронта.

Ставка ВГК поставила войскам Юго-Западного фронта (генерал армии Р. Я. Малиновский) задачу нанести удар с рубежа Изюм, Богородичное в общем направлении на Барвенково, Павлоград, Орехов, разгромить противостоящего противника и, овладев рубежом Запорожье, Пологи, отрезать донбасской группировке немецко-фашистских войск пути отхода на запад. Войска Южного фронта (генерал-полковник Ф. И. Толбухин) получили задачу прорвать сильную оборону врага на реке Миус и во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта разгромить донбасскую группировку противника, овладев районом Артемовск, Таганрог, Красный Луч. В дальнейшем фронт должен был наступать в юго-западном направлении, к низовьям Днепра. Наступление советских войск в Донбассе должны были поддерживать 8-я (генерал-лейтенант авиации Т. Т. Хрюкин) и 17-я (генерал-лейтенант авиации В. А. Судец) воздушные армии. Координировали действия Юго-Западного и Южного фронтов представители Ставки А. М. Василевский, а Воронежского и Степного фронтов – Г. К. Жуков.

Для проведения Донбасской операции были привлечены крупные силы. В составе двух фронтов насчитывалось более 1 млн. человек, около 21 тыс. орудий и минометов (без реактивной артиллерии), свыше 1,2 тыс. танков и САУ, около 1,4 тыс. самолетов. Наиболее мощная группировка была сосредоточена в полосе Юго-Западного фронта.

Немецко-фашистские войска, оборонявшиеся в Донбассе, имели приказ Гитлера любой ценой удерживать занимаемые рубежи. Здесь оборонялись 1-я танковая (генерал-полковник Э. Макензен) и заново созданная 6-я полевая (генерал пехоты К. Холлидт) немецкие армии, входившие в состав группы армий «Юг». Они имели около 540 тыс. человек, 5,4 тыс. орудий и минометов, до 900 танков и штурмовых орудий, около 1,1 тыс. самолетов. На подступах к центральным районам Донбасса противник создал мощную оборону. Передний край ее главной полосы проходил по рекам Северский Донец и Миус. В глубине были возведены оборонительные рубежи по рекам Крынка, Кальмиус и Самара. Во многих городах, поселках, деревнях и на командных высотах оборудовались узлы обороны и опорные пункты. Особенно сильно был укреплен рубеж по реке Миус.

Переход советских фронтов в наступление в Донбассе проходил неодновременно. Первым вступил в действие более сильный Юго-Западный фронт, использовавший ранее захваченные плацдармы на правом берегу Северского Донца. 13 августа перешли в наступление войска его правого крыла, а через 3 дня – ударная группировка в центре фронта. То, что первыми вступили в сражение войска правого крыла, объясняется стремлением Ставки ВГК оказать содействие Степному фронту, который в это время вел тяжелую борьбу на харьковском направлении.

С первого же дня бои приняли крайне напряженный характер. Противник оказал упорное сопротивление, часто проводил контратаки крупными силами пехоты и танков, наступавшими при массированной поддержке артиллерии и авиации. Тем не менее войска правого крыла Юго-Западного фронта после ожесточенных боев 18 августа овладели городом Змиев. В результате положение гитлеровцев в районе Харькова существенно осложнилось. Однако в это время наступление центральной группировки фронта развития не получило.

18 августа в наступление перешел Южный фронт. Прорыв вражеской обороны на Миусе осуществляли на узком участке фронта 5-я ударная (генерал-лейтенант В. Д. Цветаев) и 2-я гвардейская (генерал-лейтенант Г. Ф. Захаров) армии. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска 5-й ударной армии вклинились в оборону противника и уже в первый день наступления продвинулись на глубину до 10 км. Все попытки немецко-фашистского командования ликвидировать наметившийся прорыв советских войск ни к чему не привели. Отражая контрудары врага, они продолжали развивать наступление на Амвросиевку. 6-я немецкая армия оказалась расчлененной на две части. Успешные действия Южного фронта создали реальную угрозу разгрома врага на южном крыле его Восточного фронта.

Тем временем события стремительно развивались. Над группировкой немецко-фашистских войск в Донбассе нависла грозная опасность с севера. 23 августа войска Степного фронта при активном содействии Воронежского и Юго-Западного фронтов освободили Харьков. Их дальнейшее продвижение в юго-западном направлении создавало предпосылки для окружения донбасской группировки врага. 24 августа Ставка ВГК поставила Степному фронту задачу развивать наступление на Красноград, предварительно разгромив группировку противника в районе Валки.

Резкое осложнение обстановки на южном крыле Восточного фронта не на шутку встревожило верховное командование вермахта. 27 августа в Винницу срочно прибыл Гитлер. На состоявшемся совещании командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Э. Манштейн заявил, что без значительных подкреплений его группе армий наступление Красной Армии в Донбассе не остановить. Фюрер заверил фельдмаршала, что в ближайшее время в его распоряжение будут направлены 12 дивизий из состава групп армий «Центр» и «Север». Однако нарастающие удары Красной Армии на западном стратегическом направлении, а также на стыке групп армий «Центр» и «Юг» поставили крест на этих намерениях Гитлера. Командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Г. Клюге заявил, что ни одного солдата передать в группу армий «Юг» он не может.

Тем временем войска Южного фронта продолжали успешно развивать наступление. Решительно действовала фронтовая конно-механизированная группа (4-й гвардейский механизированный и 4-й гвардейский кавалерийский корпуса). Нанеся удар из района Амвросиевки в южном направлении, она вышла на побережье Азовского моря, отрезав пути отступления на запад группировке противника, оборонявшейся в районе Таганрога. 30 августа в результате смелого и искусного маневра таганрогская группировка врага была разгромлена и город Таганрог освобожден. За массовый героизм и высокое боевое мастерство, проявленные в боях за этот город, 130-я (полковник К. В. Сычев) и 416-я (полковник Д. М. Сызранов) стрелковые дивизии получили почетное наименование Таганрогских. Активное участие в этих боях приняла Азовская военная флотилия (контр-адмирал С. Г. Горшков). Ее корабли воспрепятствовали эвакуации немцев из Таганрога морем и поддерживали своим огнем советские войска, наступавшие вдоль побережья. В миусском рубеже была пробита большая брешь, ликвидировать которую противник не смог. С большим трудом ему удалось лишь сдержать наступление Красной Армии южнее Харькова и спасти свою донбасскую группировку от удара во фланг с севера.

Большую помощь наземным войскам в сокрушении обороны врага на Миусе оказала 8-я воздушная армия. Ее летчики, несмотря на высокую активность немецкой авиации, удержали господство в воздухе и, надежно прикрыв свои войска, нанесли противнику большой урон. После прорыва обороны авиация перенесла основные усилия на отражение контратак врага, препятствовала подходу его резервов в район боев, нарушала железнодорожные перевозки. В конце августа – начале сентября ряд мощных ударов по железнодорожным узлам и станциям, которые обычно совершались ночью, нанесла авиация дальнего действия. В результате железнодорожные перевозки во вражеском тылу на длительное время были парализованы. В течение всей Донбасской операции в воздухе не затихала ожесточенная борьба. Крылатые бойцы 8-й воздушной сражались мужественно и отважно. В августе 1943 года они провели 285 воздушных боев, в ходе которых сбили 280 немецких самолетов.

С каждым днем положение немецко-фашистских войск в Донбассе все ухудшалось. Соединения Юго-Западного фронта 2 сентября освободили Лисичанск. Войска Степного фронта, сломив упорное сопротивление противника, овладели Люботином и завязали бои за Мерефу. В тяжелых боях за Люботин отличились 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта П. А. Ротмистрова и 53-я армия генерал-лейтенанта И. М. Манагарова. Освобождение Люботина открыло советским войскам путь на Полтаву. Таким образом, не прошло и 10 дней после завершения битвы под Курском, как грозный призрак нового тяжелого поражения, на этот раз в Донбассе, во всей его неотвратимости вновь встал перед вермахтом. Ему уже не под силу стало выполнять роль щита германских монополий на восточных форпостах Донбасса. Круппу, Флику, Маннесману, Плейгеру и другим магнатам финансово-промышленного капитала Третьего рейха предстояло спешно убираться из этого богатейшего края.

Немецко-фашистские войска в Донбассе оказались перед угрозой нового Сталинграда. Бывший командующий группой армий «Юг» Манштейн писал в своих воспоминаниях: «Мы любой ценой должны были избежать опасности, выражавшейся в том, что наши части в результате глубоких вражеских прорывов могли быть отрезаны и могли разделить судьбу 6-й армии у Сталинграда». После неоднократных просьб Манштейна об отводе войск из Донбасса Гитлер вечером 31 августа разрешил командованию группы армий «Юг» начать постепенный отвод 6-й армии и правого фланга 1-й танковой армии на подготовленный тыловой рубеж, «если того настоятельно требует обстановка и нет никакой другой возможности…».

К этому времени стало уже совершенно очевидно, что войска группы армий «Юг» удержать Донбасс не смогут. Потеряв крупные узлы сопротивления, они отходили все дальше на запад. Очередная попытка задержать наступление советских войск ими была предпринята на подступах к Сталино (Донецк) и на рубеже реки Кальмиус (укрепленная позиция «Черепаха»). Тем самым противник стремился удержать за собой центральные и западные районы Донбасса. Но как ни упорно сопротивлялся враг, остановить наступление советских войск ему не удалось и на этот раз.

Наращивая силу ударов, Ставка ВГК еще 2 сентября усилила успешно наступавшие войска Южного фронта 11-м и 20-м танковыми корпусами. Быстро продвигаясь на запад, Красная Армия один за другим освобождала донецкие города – Горловку, Иловайск, Артемовск, Краматорск и другие. Только 6 сентября враг был изгнан из более чем 100 населенных пунктов, а 8 сентября советские войска овладели центром Донбасса – городом Сталино. Отступая, враг стремился вывезти из Донбасса материальные ценности. Важно было не допустить этого. Данная задача была возложена на авиацию. С начала сентября она наносила массированные удары по коммуникациям противника. Ее действия были успешными и сорвали план немецко-фашистского командования, пытавшегося вывезти в Германию десятки тысяч советских граждан и награбленное имущество.

8 сентября Манштейн докладывал Гитлеру, прибывшему на совещание в Запорожье: «Противнику удалось пробить брешь на северном фланге 6-й армии шириной 45 км, где сражаются только остатки двух наших дивизий. Контратаки небольшими имеющимися у нас танковыми силами не смогли закрыть эту брешь. Хотим мы или не хотим, но мы будем вынуждены отойти за Днепр, особенно принимая во внимание возможные последствия чрезвычайно напряженной обстановки на северном фланге нашей группы армий».

Гитлер не мог не согласиться с неизбежностью дальнейшего отхода, но потребовал остановить наступление Красной Армии на подступах к Днепру. В тот же день вечером Манштейн отдал приказ 6-й и 1-й танковой армиям перейти к «подвижной обороне», чтобы «выиграть как можно больше времени для осуществления отхода». Авиация 8-й и 17-й воздушных армий круглосуточно наносила удары по войскам противника на поле боя и отступавшим колоннам. Ее активные действия лишали противника свободы маневра, нарушали планомерный отход войск, срывали железнодорожные и автомобильные перевозки и, кроме всего прочего, причиняли ему большой ущерб.

Вместе с тем необходимо отметить, что наступавшие в Донбассе войска Южного и Юго-Западного фронтов испытывали большие трудности. Из-за их быстрого продвижения коммуникации сильно растянулись, автотранспорта не хватало, а железнодорожные пути оказывались почти повсюду разрушенными. В этой сложной обстановке большую помощь войскам оказывало население Донбасса. Сотни тысяч освобожденных из фашистской оккупации советских людей помогали восстанавливать дороги, мосты и связь, ремонтировали боевую технику, доставляли боеприпасы и другие средства материального обеспечения, ухаживали за ранеными.

Несмотря на все трудности, темпы наступления советских войск в Донбассе возрастали. 10 сентября воины Южного фронта освободили Мариуполь. Важную роль в освобождении этого города сыграл морской десант, высаженный с кораблей Азовской военной флотилии. В тот же день соединения Юго-Западного фронта выбили гитлеровцев из города Барвенково. Планомерный отвод своих армий из Донбасса немецкому командованию осуществить не удалось. Под ударами советских войск в обороне врага образовались опасные разрывы. Гитлеровцы несли большие потери в живой силе и боевой технике. Им недоставало горючего, отчего они нередко сжигали свои танки. Враг поспешно отступал, бросая технику, вооружение, склады с военным имуществом и боеприпасами, которые не имел возможности вывезти. Так, в Волновахе нашими войсками был захвачен большой склад боеприпасов, на котором находилось свыше 1,5 млн. немецких снарядов и мин.

К 15 сентября Юго-Западный и Южный фронты вышли на линию Лозовая, Чаплино, Гуляй-Поле, Таганрогский залив. Отсутствие у противника на Восточном фронте крупных резервов и скованность вермахта широким наступлением Красной Армии лишали немецко-фашистское командование возможности заполнить образовавшиеся в стратегическом фронте разрывы, сделали неизбежным дальнейший глубокий отход группы армий «Юг».

Успешное наступление советских войск угрожало развалом всего южного крыла немецкого Восточного фронта. На это недвусмысленно указывали две огромные бреши: на стыке групп армий «Юг» и «Центр» — на киевском направлении и на южном крыле групп армий «Юг» — в Донбассе. Поэтому, чтобы не искушать дальше судьбу, командование вермахта 15 сентября отдало приказ об отводе группы армий «Юг» на линию рек Молочная, Днепр, на «Восточный вал» — оборонительный рубеж стратегического значения, строительство которого началось сразу же после сталинградской катастрофы.

Основой «Восточного вала» служил Днепр – мощная водная преграда на пути наступающей Красной Армии. Опираясь на нее, руководители вермахта надеялись восстановить стратегический фронт и остановить мощное наступление советских войск. 1-й танковой армии было приказано отходить к Днепру в полосе от Кременчуга до Запорожья. Ей приказывалось удерживать плацдарм на левом берегу Днепра у Запорожья. 6-я армия должна была занять позиции на реке Молочной и по линии железной дороги Запорожье—Мелитополь. Одновременно противник принимал энергичные меры по усилению южного фланга группы армий «Юг». Так, в первой половине сентября он направил на рубеж реки Молочной пять дивизий, переброшенных туда с Таманского полуострова, из Крыма и из группы армий «Север».

Отступая с Левобережной Украины, гитлеровское командование осуществляло составленный по рецептам тотальной войны изуверский план полного опустошения оставляемой территории. Наряду с регулярными войсками массовое уничтожение мирного населения и угон его в Германию, разрушение промышленных объектов, городов и других населенных пунктов проводили части СС и полиции.

Задачи по разрушению Донбасса рейхсфюрер СС Г. Гиммлер поставил своим войскам еще 7 сентября. В приказе, адресованном высшему руководству войск СС и полиции на Украине, он требовал: «Необходимо добиваться того, чтобы при отходе из районов Украины не оставалось ни одного человека, ни одной головы скота, ни одного центнера зерна, ни одного рельса; чтобы не остались в сохранности ни один дом, ни одна шахта, которая бы не была выведена на долгие годы из строя; чтобы не осталось ни одного колодца, который бы не был отравлен. Противник должен найти действительно тотально сожженную и разрушенную страну… сделайте все, что в человеческих силах, для выполнения этого…». Вот такие сатанинские цели ставил перед собой враг, будучи не в силах противостоять нашим войскам в открытом бою. Однако стремительное наступление советских войск помешало ему в полной мере реализовать свой план.

Преследование противника войсками Юго-Западного и Южного фронтов завершилось с выходом их к Днепру и Молочной. Таким образом, в ходе Донбасской стратегической наступательной операции (13 августа – 22 сентября 1943 г.), которая проводилась на фронте 450 км и на глубину 250-300 км, войска Юго-Западного и Южного фронтов завершили освобождение Донбасса, вышли в район Запорожья и на реку Молочную. Стране был возвращен важный экономический район, созданы условия для наступления в южных районах Правобережной Украины и в Северной Таврии. В кровопролитных боях за Донбасс воины Юго-Западного и Южного фронтов продемонстрировали высокое воинское мастерство и пламенный патриотизм, беспредельную преданность Родине. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм 80 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, а летчики Герои Советского Союза А. И. Покрышкин и Д. Б. Глинка удостоены второй медали «Золотая Звезда». Тысячи воинов были награждены орденами и медалями Советского Союза. Но победа над сильным и опытным врагом далась нелегко советским войскам. В боях за освобождение Донбасса они потеряли свыше 273 тыс. человек (в том числе более 66 тыс. человек составили безвозвратные потери), свыше 800 орудий и минометов, около 900 танков и САУ, более 300 самолетов.

По директивам Ставки ВГК, полученным еще в ходе битвы под Курском, войскам Красной Армии предстояло развернуть наступление на фронте от Великих Лук до Азовского моря. Основные усилия по-прежнему сосредоточивались на юго-западном направлении. Центральный, Воронежский, Степной, Юго-Западный и Южный фронты имели задачу разгромить главные силы врага на южном крыле советско-германского фронта, освободить Левобережную Украину и Донбасс, выйти к Днепру, форсировать его и захватить плацдармы на правом берегу реки. Калининский, Западный и Брянский фронты готовились к наступлению с целью разгрома группы армий «Центр». Северо-Кавказскому фронту предстояло во взаимодействии с Черноморским флотом разгромить врага на Таманском полуострове и захватить плацдармы в Крыму.

Верховное командование вермахта после поражения под Курском и провала операции «Цитадель» решило перейти к обороне на всем Восточном фронте. Немецко-фашистским войскам был отдан приказ прочно удерживать занимаемые рубежи. Одновременно принимались срочные меры к тому, чтобы подготовить новые оборонительные рубежи в глубине. Для этого намечалось использовать прежде всего крупные реки. Особое значение придавалось Днепру. Широкая, глубокая, многоводная река с высоким правым берегом представляла серьезную естественную преграду для наступающих с востока войск. По мнению немецко-фашистского командования, она должна была стать непреодолимым барьером для Красной Армии. «…Скорее Днепр потечет обратно, нежели русские преодолеют его…», — заявил Гитлер на одном из партийных совещаний в Берлине, после того как Красная Армия, одержав победу под Курском, широким фронтом развернула наступление на запад.

На юго-западном направлении советским войскам противостояла сильная группировка противника. В ее состав входили пять армий (4 из группы армий «Юг» и одна из группы армий «Центр»). Эта группировка насчитывала 1 млн 240 тыс. солдат и офицеров, 12 тыс. орудий и минометов, около 2,1 тыс. танков и штурмовых орудий и до 2 тыс. самолетов. Советские войска имели здесь более 2,6 млн человек, свыше 51,2 тыс. орудий и минометов, свыше 2,4 тыс. танков и САУ, около 2,9 тыс. самолетов.

Общее превосходство сил было на стороне Красной Армии. Советские войска превосходили противника по личному составу в 2,1 раза, по танкам – в 1,1, по самолетам – в 1,4 раза и только по орудиям и минометам – в 4 раза. Необходимо сказать, что подготовка фронтов к новому наступлению проходила в очень сложных условиях. После полуторамесячных тяжелых и непрерывных боев под Курском войска оторвались на большое расстояние от своих баз снабжения, израсходовав за это время большую часть имеющихся у них материальных средств. Железнодорожная сеть только еще восстанавливалась. Подвозить войскам все необходимое предстояло автотранспортом, а его хронически не хватало. Однако ничто не могло остановить советских воинов, почувствовавших вкус к победам.

26 августа начали наступление войска Центрального фронта (командующий – генерал армии К. К. Рокоссовский), приступив к проведению Черниговско-Полтавской операции. Главный удар они нанесли на новгород-северском направлении. Им предстояло прорвать сильную оборону 2-й немецкой армии, входившей в группу армий «Центр». Противник оказал упорное сопротивление. Продвижение советских войск было медленным, и лишь после упорных боев 65-я армия (генерал-лейтенант П. И. Батов) во взаимодействии со 2-й танковой армией (генерал-лейтенант А. Г. Родин) освободили город Севск. Однако попытки развить здесь успех не дали должного результата.

По-иному развернулись события на направлении вспомогательного удара Центрального фронта. Противник рассчитывал, что советские войска нанесут удар севернее Севска, в соответствии с чем и произвел перегруппировку своих сил на угрожаемое, по его мнению, направление. Участок же фронта южнее Севска оказался прикрытым слабо. Здесь на фронте около 60 км оборонялись только два полка. Наступавшие южнее Севска войска 60-й армии (генерал-лейтенант И. Д. Черняховский) быстро прорвали оборону врага и к исходу 31 августа продвинулись на глубину до 60 км, расширив прорыв до 100 км. Войска Центрального фронта вступили на территорию Украины.

Фронт немецко-фашистских войск оказался рассеченным на важнейшем стратегическом направлении. Ставка ВГК незамедлительно использовала успех 60-й армии. С правого крыла Центрального фронта в ее полосу быстро были переброшены 2-я танковая и 13-я армии. Здесь же были сосредоточены основные усилия 16-й воздушной армии. Охваченные наступательным порывом советские войска неудержимо продвигались вперед. Все попытки врага остановить их победоносное наступление кончались крахом.

Стремясь ликвидировать опасную брешь на стыке групп армий «Центр» и «Юг», командование вермахта ввело в сражение против Центрального фронта дополнительно две танковые и три пехотные дивизии, ряд отдельных частей и крупные силы авиации. Однако этого оказалось недостаточно, чтобы сдержать наступление войск Рокоссовского. Их успешные действия на севере Украины заставили военное руководство Третьего рейха в конце августа пересмотреть оценку стратегической обстановки на Восточном фронте. Даже грозное для вермахта развитие событий в Донбассе и приближение советских войск к Смоленску отошли на второй план перед неуклонно нараставшей опасностью на киевском направлении.

Развитие успеха Центрального и Воронежского фронтов приобретало теперь особо важное значение для общего стратегического наступления Красной Армии. Оно могло привести к глубокому рассечению стратегического фронта противника и крушению «Восточного вала», так широко разрекламированного фашистской пропагандой. Учитывая это, Ставка ВГК продолжала быстрыми темпами наращивать силы на киевском и гомельском направлениях. В то же время она предпринимала меры для того, чтобы наступление на всем фронте от Смоленска до Азовского моря развивалось с нарастающими темпами.

2 сентября войска правого крыла Воронежского фронта (командующий – генерал армии Н. Ф. Ватутин) освободили Сумы и развернули наступление на Ромны. Соединения Степного фронта (командующий – генерал армии И. С. Конев) после ожесточенных боев 4 сентября овладели городом Мерефа и развернули наступление на полтавском направлении. Им противостояла сильная группировка 8-й полевой армии противника, состоявшая из двух танковых и армейского корпусов. 6 сентября Ставка ВГК поставила Воронежскому фронту задачу наступать на Киев. Одновременно он усиливался 3-й гвардейской танковой армией из резерва Ставки. Центральный фронт получил из резерва Ставки 61-ю армию и кавалерийский корпус. Степному фронту предстояло наступать на Полтаву и далее на Кременчуг. Так как на полтавском направлении он встретил наиболее упорное сопротивление врага, то Ставка усилила его 37-й армией из своего резерва, а также передала в его состав 5-ю гвардейскую армию из Воронежского фронта и 46-ю армию из Юго-Западного фронта. Красная Армия наращивала темпы наступления. Особенно успешно действовали войска Центрального фронта. К 7 сентября они продвинулись в юго-западном направлении до 180 км, вышли на широком фронте к Десне и с ходу форсировали ее. Большой разрыв, образовавшийся в немецкой обороне на стыке групп армий «Центр» и «Юг», потряс весь Восточный фронт вермахта.

9 сентября заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г. К. Жуков и командующий войсками Воронежского фронта генерал армии Н. Ф. Ватутин разработали план наступательной операции фронта по овладению столицей Украины – городом Киевом. Вскоре его утвердил Верховный Главнокомандующий. На основании ранее полученных указаний Ставки Воронежскому фронту предстояло нанести удар в общем направлении на Киев. Основные усилия фронт сосредоточивал на своем правом крыле. Ударную группировку составляли 38, 40 и 3-я гвардейская танковая армии, три танковых и 1 кавалерийский корпуса. Они должны были глубоко охватить войска группы армий «Юг» с севера, выйти в районе Киева к Днепру и форсировать его на участке Ржищев, Канев, с тем чтобы в дальнейшем продолжить операцию на Правобережье. Вспомогательный удар наносили 47, 52 и 27-я армии, наступавшие в направлении Черкасс. Выход подвижных соединений фронта к Днепру намечался на 26—27 сентября, а общевойсковых армий – 1—5 октября. Чтобы заставить противника растянуть свои войска и тем самым облегчить войскам фронта преодоление Днепра, армии Воронежского фронта должны были выйти к Днепру одновременно во всей полосе наступления.

Планы немецко-фашистского командования сдержать наступление Красной Армии рушились на глазах. В бессильной злобе враг с особым усердием выполнял приказ Гитлера о проведении в жизнь «тактики выжженной земли». Воины наступавших частей своими глазами видели следы злодеяний фашистских оккупантов на советской земле, узнавали о них из сообщений газет, бесед агитаторов и политработников, от родных. Это усиливало их ненависть к захватчикам, звало на быстрейший разгром врага.

Тем временем положение немецко-фашистских войск на киевском и гомельском направлениях быстро ухудшалось. Продолжая успешно развивать наступление, войска Центрального фронта продвинулись в юго-западном направлении еще более чем на 200 км и 15 сентября освободили город Нежин – важный опорный узел вражеской обороны на подступах к Киеву. До Днепра оставалось 100 км. Наступавшие южнее войска правого крыла Воронежского фронта к 10 сентября сломили упорное сопротивление врага в районе города Ромны. 13 сентября соединения 40-й армии (генерал-лейтенант К. С. Москаленко) форсировали реку Сула и освободили город Лохвица.

Характерной особенностью наступления советских войск в сентябре 1943 года на Украине было то, что оно имело большой пространственный размах. Оно не сводилось только к выталкиванию противника и занятию территории. В ходе наступления проводилось искусное маневрирование крупными массами войск, позволявшее успешно громить противника и быстро овладевать его оборонительными рубежами. Эти задачи советское командование решало в сложных условиях, при большой растянутости коммуникаций и общей усталости войск.

Ценой огромного напряжения противник до середины сентября сдерживал южнее и юго-западнее Харькова наступление левого крыла Воронежского и Степного фронтов. Не считаясь с потерями, немецко-фашистское командование стремилось не допустить здесь прорыва советских войск в тыл отступавшей донбасской группировки. В оборонительных боях враг нес большие потери. В сентябре они составили только в сухопутных войсках около 270 тыс. человек. Наконец, исчерпав все свои возможности остановить наступление Красной Армии на Левобережной Украине, противник 15 сентября вынужден был отдать своим войскам приказ отходить к Днепру. Конечной целью намеченного отступления считалось удержание оборонительного рубежа на Днепре, который перехватывал пути наступления Красной Армии на основных стратегических направлениях. Поэтому в отданной гитлеровской ставкой директиве войскам особо подчеркивалось, что позиции на Днепре им необходимо «удерживать до последнего человека».

Штурм Красной Армией Восточного вала, который считался гитлеровскими стратегами непреодолимым, должен был, по их мнению, привести к истощению людских и материальных ресурсов Советского Союза, надолго лишить его возможности проводить крупные наступательные операции. Выигранное время предполагалось использовать для пополнения войск, укрепления фашистского блока и осуществления разного рода политических комбинаций, направленных против Советского Союза. Понимая, что южное крыло немецкого Восточного фронта потерпело тяжелое поражение и вряд ли долго сможет удерживать свои позиции на Днепре, командование вермахта принимало срочные меры по его усилению. Только в течение месяца (с конца августа до конца сентября) оно направило туда 12 дивизий, взятых в основном из состава группы армий «Центр». Вслед за тем на рубеж Днепра началась отправка свежих дивизий из Западной Европы.

Советское верховное командование ясно понимало, какое огромное значение для отступавшего противника имеет Днепр, и предпринимало все для того, чтобы форсировать его с ходу, захватить на правом берегу плацдармы и не дать врагу возможности закрепиться на этом рубеже. Первоочередной задачей стало не допустить планомерного отхода противника за Днепр, лишить его возможности остановить наступление Красной Армии. На решение этой задачи были направлены основные усилия фронтов, наступавших на Левобережной Украине. Вопрос о времени и темпах наступления приобретал первостепенное значение.

Командованию фронтов и армий приходилось организовывать преследование противника в сложных условиях. В начале сентября все пять танковых армий пришлось вывести в резерв Ставки ВГК на доукомплектование. Ослабленными оказались и отдельные танковые и механизированные корпуса. К середине сентября во фронтах не имелось сильных подвижных объединений и соединений. Противник обладал большей подвижностью, чем наступавшие советские войска. По мере продвижения к Днепру снижалась активность нашей авиации из-за трудностей ее перебазирования на новые аэродромы. Тем не менее советское командование стремилось ускорить продвижение войск к Днепру, развивая наступление не только против основных вражеских группировок, отходящих к постоянным переправам, но и в промежутках между ними. Это давало возможность выйти к Днепру на широком фронте и сорвать план немецко-фашистского командования сделать «Восточный вал» неприступным.

В борьбу активно включились значительные силы партизан. С середины сентября началась партизанская операция «Концерт». Коммуникации врага подвергались непрерывным ударам, что крайне осложняло ему проведение перегруппировок войск. По времени удары партизан увязывались с боевыми действиями советских войск на подступах к Днепру, при его форсировании и с борьбой на плацдармах.

Во второй половине сентября темпы и размах наступления советских войск продолжали нарастать. Наиболее успешно оно развивалось в полосах Центрального и Воронежского фронтов, усиленных резервами Ставки, — на киевском и гомельском направлениях. Разрыв фронта на стыке групп армий «Юг» и «Центр» все более расширялся. Усилия противника устранить его успеха не имели.

Войска правого крыла Центрального фронта форсировали реку Десну и 16 сентября освободили город Новгород-Северский. Немецкая оборона на Десне рухнула, и командование вермахта уже не могло, опираясь на этот оборонительный рубеж, нанести удар во фланг и тыл советских войск, наступавших на гомельском и киевском направлениях. Войска левого крыла Центрального фронта продолжали развивать наступление к Днепру. Им предстояло еще форсировать Десну южнее Чернигова. Для захвата переправ через реку создавались передовые отряды из подвижных частей, усиленных артиллерией и инженерными подразделениями.

В ночь на 19 сентября соединения Центрального фронта форсировали Десну восточнее и юго-западнее Чернигова. Захватив плацдармы на ее правом берегу, главные силы 13-й армии (генерал-лейтенант Н. П. Пухов) продолжали наступление к Днепру, а частью сил обходили Чернигов с востока и запада. С северо-востока к Чернигову с боями подходили 61-я армия (генерал-лейтенант П. А. Белов) и 7-й гвардейский кавалерийский корпус (генерал-майор М. Ф. Малеев).

21 сентября советские войска ударами с востока, юга и запада разгромили оборонявшего город противника и освободили этот областной центр Украины – важнейший опорный пункт обороны немцев в низовьях Десны, в 40 км от Днепра. Вражеская оборона, подготовленная вдоль правого (западного) берега, была преодолена по всей Десне. Отличившимся в боях за освобождение Чернигова 10 частям и соединениям 13, 61 и 16-й воздушной армий приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено почетное наименование Черниговских.

21 сентября передовые части левого крыла Центрального фронта вышли к Днепру севернее Киева. К этому времени на его западном берегу находились лишь разрозненные остатки немецких частей и соединений, разгромленных в предыдущих боях. Однако преодоление мощной водной преграды представляло большие трудности. Дело в том, что передовые части вышли к Днепру без табельных переправочных средств, а тылы далеко отстали. Войскам приходилось действовать в условиях лесисто-болотистой местности, начавшиеся дожди сделали лесные дороги почти непроходимыми для автотранспорта. Трудности были огромные, но остановить наступающие войска перед Днепром, начать подтягивание и перегруппировку их, заняться планомерной подготовкой форсирования водной преграды означало бы потерю драгоценного времени и в конечном счете грозило превратиться в непростительную ошибку, когда не используется выгодный момент. Поэтому единственно правильным в таких условиях оставалось решение форсировать Днепр с ходу.

Успешно продвигались в эти дни вперед и войска других фронтов. Стремясь полнее использовать достигнутые результаты, Ставка ВГК 25 сентября потребовала от командующих фронтами с выходом их армий к Днепру «немедленно форсировать его на широком фронте с целью рассредоточить внимание и силы противника». В то время когда 13-я армия вышла к Днепру, войска правого крыла Центрального фронта (48-я и 65-я армии), ломая упорное сопротивление противника, продвигались на гомельском направлении. Они очистили от врага восточный берег реки Сож во всей полосе наступления и к концу месяца захватили два небольших плацдарма.

С 19 сентября сопротивление противника в полосе наступления Воронежского фронта резко ослабло. Учитывая сложившуюся обстановку, командующий фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин потребовал развивать наступление к Днепру в более высоких темпах и форсировать его с ходу. В решении этой задачи важная роль отводилась подвижной группе фронта. В ее состав вошли 3-я гвардейская танковая армия (генерал-лейтенант П. С. Рыбалко) и 1-й гвардейский кавалерийский корпус (генерал-лейтенант В. К. Баранов), переданный Воронежскому фронту из резерва Ставки. К 19 сентября они сосредоточились в районе Ромны и в ночь на 20-е начали наступление в направлении Переяслав-Хмельницкого. Танковая армия, имея все три своих корпуса в первом эшелоне, вела преследование противника в полосе до 70 км. Впереди, в отрыве до 40 км от главных сил, действовали передовые отряды. В среднем за сутки они продвигались на 75 км. В ночь на 22 сентября войска подвижной группы фронта вышли к Днепру в районах Ржищева и Великого Букрина. Главная группировка фронта выходила к Днепру южнее подвижной группы, наступая в общем направлении на Черкассы. Одним из первых достиг Днепра в районе Переяслав-Хмельницкого передовой отряд 309-й стрелковой дивизии (генерал-майор Д. Ф. Дремин) 40-й армии.

Войска Степного фронта к 20 сентября вели бои в 70—120 км от Днепра. Под их натиском отходили до 20 дивизий 8-й полевой и 1-й танковой армий противника. Правое крыло фронта (5-я гвардейская и 53-я армии) охватывали Полтаву с севера и юга. В центре фронта наступали 69-я и 7-я гвардейская армии. 20 сентября командующий Степным фронтом генерал армии И. С. Конев поставил задачу войскам энергично преследовать противника, разгромить его на кременчугском и днепродзержинском направлениях, на плечах врага с ходу форсировать Днепр и захватить плацдармы на его правом берегу.

Форсирование Днепра намечалось на фронте протяженностью 130 км. 37-я армия, переданная фронту из резерва Ставки, находилась во втором эшелоне и была готова вступить в сражение, сменив войска 69-й армии. Свежим, хорошо укомплектованным и оснащенным войскам 37-й армии была поставлена задача форсировать Днепр южнее Кременчуга. Особое внимание обращалось на смелые и дерзкие действия подвижных отрядов, которым предстояло выходить на фланги и тылы отступающих дивизий противника, как можно быстрее достичь Днепра, с ходу форсировать его и захватить плацдармы на правом берегу. Однако выполнение этой задачи осложнялось из-за отсутствия во фронте сильных подвижных соединений: 5-я гвардейская танковая армия была выведена в резерв Ставки на доукомплектование, а в 1-м механизированном корпусе почти не осталось исправных танков.

Утром 23 сентября 5-я гвардейская и 53-я армии после упорных боев освободили Полтаву. За массовый героизм и отвагу, проявленные при освобождении города от немецких оккупантов, 12 частей и соединений получили почетное наименование Полтавских.

Понесшая большие потери полтавская группировка противника начала поспешное отступление к Днепру. Она отходила к переправам в районе Кременчуга, где был оборудован и заблаговременно занят войсками предмостный плацдарм. Для ликвидации кременчугского плацдарма на левом берегу Днепра И. С. Конев выделил 5-ю гвардейскую и 53-ю армии. К 28 сентября войска этих армий вышли на подступы к Кременчугу. Завязались упорные бои. Штурм предмостного укрепления врага был предпринят одновременно с трех сторон. Советские войска вклинились в оборону противника и приступили к уничтожению его по частям. Немецко-фашистские войска не выдержали мощного натиска советских воинов и 29 сентября оставили Кременчуг. За боевые подвиги в ликвидации предмостного укрепления врага и освобождении города 7 частям и соединениям было присвоено почетное наименование Кременчугских. С 25 по 30 сентября войска Степного фронта во всей своей полосе наступления вышли к Днепру.

Войска правого крыла Юго-Западного фронта достигли Днепра 22 сентября южнее Днепропетровска. Армии левого крыла фронта в этот же день вышли к предмостному плацдарму противника в районе Запорожья, а войска Южного фронта – к оборонительному рубежу врага на реке Молочной. С выходом советских войск в конце сентября на рубеж Днепра завершилось освобождение Левобережной Украины от немецко-фашистских оккупантов. Теперь перед ними находился Днепр – мощная водная преграда, опираясь на которую враг надеялся задержать могучее наступление Красной Армии и еще раз попытаться изменить ход войны на Востоке в свою пользу.
28 октября - день освобождения Украины от фашистских захватчиков

Ко времени выхода Красной Армии к Днепру противник не успел закончить строительство оборонительных сооружений и полностью подготовить оборонительный рубеж на его правом берегу. Первыми форсировали Днепр на участке Мнево, устье реки Припять войска 13-й армии генерала Н. П. Пухова. Ее передовые отряды вышли к Днепру 21 сентября и на следующий день захватили плацдарм на его правом берегу. Форсирование осуществлялось на подручных средствах под сильными ударами вражеской авиации. Успех зависел от стремительности и решительности. Учитывая это, передовые части действовали дерзко и быстро, не давая врагу опомниться и собраться с силами.

Много лет спустя, вспоминая об этих днях, маршал К. К. Рокоссовский писал: «Преодолевая сопротивление врага, используя все захваченные на берегу лодки, плоты, бочки, солдаты под руководством опытных и решительных командиров приступили к преодолению водной преграды на широком фронте. Форсирование обеспечивалось хорошо организованным артиллерийским огнем с берега. Орудия били и навесным огнем, и прямой наводкой. Стреляли и танки, подошедшие к берегу. Штурмовая и истребительная авиация поддерживала наземные войска ударами с воздуха. Передовые подразделения пехоты, быстро переправившись на противоположный берег, зацепились за него, отражая атаки противника, пытавшегося сбросить их в реку. Вместе с пехотинцами переплыли Днепр и артиллерийские офицеры. Теперь они с плацдарма корректировали огонь батарей. Под прикрытием передовых отрядов на правый берег переправлялось все больше людей. Накапливание наших войск на плацдарме шло быстро. Застигнутый врасплох противник не успевал перебрасывать сюда силы, достаточные для противодействия переправе».

После того как передовые отряды зацепились за правый берег Днепра, была пущена в ход специальная понтонная техника. Высокие образцы героизма и самопожертвования показали в эти решающие дни битвы за Днепр бойцы и командиры инженерных войск. Под огнем врага они строили переправы, собирали паромы, наводили понтонные мосты; через болота и трясины прокладывали гати и создавали временные переправы на многочисленных рукавах Днепра. Большую помощь оказывали партизаны. К моменту выхода Красной Армии к Днепру они захватили несколько переправ на Днепре и Припяти. К исходу 22 сентября войска 13-й армии овладели плацдармом 25 км по фронту и от 2 до 10 км в глубину. На следующий день они продвинулись до 35 км на запад от Днепра и захватили плацдарм на правом берегу Припяти в ее устье.

Результаты действий 13-й армии были высоко оценены командованием. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1943 года высокое звание Героя Советского Союза было присвоено 201 воину армии. Среди удостоенных этого звания был и командарм генерал Н. П. Пухов, и герой Сталинграда генерал И. И. Людников, несколько командиров дивизий и полков.

Всю неделю, с 24 по 30 сентября, в междуречье Днепра и Припяти между войсками 13-й армии и немецкими дивизиями шли ожесточенные бои. Противник сосредоточил здесь части четырех танковых дивизий и упорными контратаками пытался сбросить советские войска с плацдарма. Однако соединения 13-й армии, преодолевая упорное сопротивление врага, продолжали расширять плацдарм. К концу сентября они очистили от гитлеровцев междуречье в полосе своего наступления и захватили два плацдарма на реке Припять северо-западнее и юго-восточнее Чернобыля. Южнее 13-й армии успешно форсировали Днепр 60-я армия и 7-й гвардейский механизированный корпус (генерал-лейтенант И. П. Корчагин). К концу сентября они овладели плацдармом 20 км по фронту и 12 км глубиной на западном берегу Днепра – от устья Припяти до реки Тетерев и небольшим плацдармом в районе Ясногородки. Севернее 13-й армии частью сил форсировала Днепр 61-я армия.

В это время войска правого крыла Центрального фронта (48-я и 65-я армии), ломая упорное сопротивление противника, вели наступление на гомельском направлении. Они очистили от врага восточный берег реки Сож во всей полосе наступления и к концу месяца захватили два небольших плацдарма на ее западном берегу. Активно поддерживала наступление наземных войск фронта авиация 16-й воздушной армии. Наиболее ожесточенные бои в воздухе разгорелись во время борьбы за удержание нашими войсками плацдармов на реках Десна, Днепр, Припять. Таким образом, к концу сентября Центральный фронт добился крупного оперативного успеха. Преследуя противника, его войска с ходу форсировали Днепр, Припять и Сож. На их западных берегах было захвачено несколько плацдармов, сыгравших большую роль в последующей борьбе за овладение рубежом Днепра и в разгроме врага на Правобережной Украине.

Успешно форсировали Днепр войска Воронежского фронта. В ночь на 22 сентября передовые части 3-й гвардейской танковой армии вышли к Днепру и в тот же день преодолели его к юго-востоку от Киева, в районе Великого Букрина. Они умело использовали рыбачьи лодки, бревна, другие подручные средства, подготовленные здесь партизанским отрядом И. К. Примака. Одной из первых у села Григоровка достигла противоположного берега рота автоматчиков 51-й гвардейской танковой бригады (подполковник М. С. Новохатько). Командовал ротой лейтенант Н. И. Синашкин. Особенно отличилась четверка отважных воинов – рядовые В. Н. Иванов, Н. Е. Петухов, И. Д. Семенов и В. А. Сысолятин. Они при помощи проводника партизана А. Н. Шаповала первыми переправились на правый берег, быстро окопались там и завязали перестрелку с передовым подразделением противника. А в это время рота и 120 партизан отряда имени В. И. Чапаева без потерь форсировали Днепр и стремительной атакой выбили противника из Григоровки, а затем и из соседнего села Зарубенцы. Так было положено начало созданию важного Букринского плацдарма. За доблесть и мужество В. Н. Иванову, Н. Е. Петухову, И. Д. Семенову и В. А. Сысолятину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Одновременно с 3-й гвардейской танковой армией в районе Букринской излучины и правее ее начали форсировать Днепр войска 40-й армии. Левее излучины Днепр форсировали соединения 47-й армии (генерал-лейтенант Ф. Ф. Жмаченко). Противник вел сильный артиллерийский огонь, его авиация группами по 40—50 самолетов бомбила переправы и плацдармы. Особенно трудно приходилось саперам, переправлявшим войска и технику. За мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра, многие из них были отмечены высокими боевыми наградами, включая «Золотую Звезду» Героя.

Для захвата плацдарма на правом берегу Днепра командование фронта использовало воздушно-десантные войска. В ночь на 24 сентября были выброшены 3-я воздушно-десантная бригада и часть сил 5-й. Но районы выброски были выбраны неудачно, а экипажи самолетов оказались подготовлены слабо. В результате основная масса десантников неожиданно попала в центр расположения немецких войск. Она понесла большие потери и своей задачи не выполнила. Часть же десанта была выброшена на боевые порядки своих войск, в Днепр и даже на его левый берег.

Переправившимся на правый берег Днепра войскам приходилось очень трудно. Не успевали они там еще закрепиться, как разгорались ожесточенные бои. Противник, подтянув крупные силы, непрерывно контратаковал, стремясь уничтожить наши подразделения и части или сбросить их в реку. Но советские воины героически отражали его бешеный натиск. Тысячи славных подвигов были совершены ими в те огненные дни битвы за Днепр.

Исключительное мужество в тех боях проявил заместитель командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 40-й армии капитан В. С. Петров. Его полк одним из первых переправился через Днепр. В ночь на 23 сентября под сильным обстрелом противника Петров умело организовал переправу на самодельных плотах людей, орудий, снарядов. Утром начался жестокий бой. Гитлеровцы стремились опрокинуть в реку воинов, захвативших плацдарм. Но они стояли насмерть, хотя их становилось все меньше и меньше. Вскоре в расчетах орудий осталось по 1—2 человека. Петров, руководя боем, сам вел огонь из орудия. Он был ранен в обе руки, но поля боя не покинул. Противник вынужден был отступить. В госпитале офицеру ампутировали обе руки. Однако он добился разрешения вернуться в свой родной полк, вместе с которым прошел потом до Одера. За выдающуюся отвагу и самоотверженность, проявленные при форсировании Днепра и в бою за удержание плацдарма, капитану В. С. Петрову было присвоено звание Героя Советского Союза. Позднее, в 1945 году, уже командуя полком на Одере, Петров был награжден второй медалью «Золотая Звезда» и стал дважды Героем Советского Союза.

Отражая яростные атаки врага, войска Воронежского фронта в сентябрьских боях расширили Букринский плацдарм до 11 км по фронту и 6 км в глубину. На нем сосредоточились основные силы 27-й и 40-й армий, а также мотострелковые части 3-й гвардейской танковой армии. В конце сентября севернее Киева, в районе Лютежа, форсировали Днепр войска 38-й армии (генерал-лейтенант Н. Е. Чибисов). Одной из первых здесь переправилась группа из 25 бойцов под командованием старшего сержанта П. П. Нефедова из 842-го стрелкового полка 240-й стрелковой дивизии. Двадцать часов горстка отважных воинов вела неравный бой с многократно превосходящими силами противника и все же удержала захваченный плацдарм. За стойкость и героизм, проявленные в этом бою, все бойцы подразделения были награждены орденами, а их командир П. П. Нефедов удостоен звания Героя Советского Союза.

240-я стрелковая дивизия (полковник Т. Ф. Уманский) была одним из наиболее отличившихся при форсировании Днепра и захвате Лютежского плацдарма соединений 38-й армии. 36 солдат, сержантов и офицеров этой дивизии, включая ее командира, за боевые отличия при форсировании Днепра получили звание Героя Советского Союза. К 10 октября Лютежский плацдарм был расширен до 15 км по фронту и до 5— 10 км в глубину. Неоднократные попытки противника ликвидировать плацдарм, несмотря на все прилагаемые им усилия, успехом не увенчались. Сбросить войска 38-й армии в Днепр ему не удалось.

С 22 по 30 сентября войска Воронежского фронта вели ожесточенную борьбу за плацдармы на правом берегу Днепра и одновременно очищали левый берег от оставшихся на нем частей противника. После упорных боев 38-я армия ликвидировала важный плацдарм врага в районе Дарницы (пригород Киева на левом берегу Днепра), на котором оборонялись семь немецких дивизий. Во время форсирования нашими войсками Днепра в небе над ним развернулись ожесточенные воздушные бои. Особенно напряженными они были в районе Букринского плацдарма.

За сентябрь летчики 2-й воздушной армии провели 211 воздушных боев и сбили 198 вражеских самолетов. К концу сентября армии Воронежского фронта захватили 9 небольших плацдармов севернее и южнее Киева, в их числе Букринский и Лютежский. Это в значительной мере нарушило оборону противника на правом берегу Днепра. В то же время немецко-фашистское командование спешно развертывало на правом берегу, особенно в районе Киева, отступившие с левого берега Днепра дивизии и резервы. Преимуществом противника в создавшейся обстановке являлось то, что его армии отходили на свой организованный тыл с подготовленными на Правобережье базами и складами, развитой дорожной сетью, оборудованными аэродромами. Его авиация имела возможность совершать частые налеты на переправы и плацдармы советских войск. Советские же войска после почти непрерывных трехмесячных боев понесли большие потери. Им крайне необходимо было накопить силы и средства, подтянуть базы снабжения, отставшие почти на 300 км.
Крупного успеха при форсировании Днепра достиг Степной фронт. Первыми вступили на его правый берег войска 7-й гвардейской армии (генерал-лейтенант М. С. Шумилов). В ночь на 25 сентября ее передовые подразделения на подручных переправочных средствах преодолели Днепр и захватили несколько небольших плацдармов северо-западнее Верхне-Днепровска. К утру на них переправились основные силы стрелковых полков и часть артиллерии. Отражая яростные атаки врага, войска армии за пять дней соединили занятые плацдармы в один общий, расширив его до 25 км по фронту и до 15 км в глубину. К 30 сентября Днепр форсировали и остальные армии фронта. Большую роль в успешном форсировании Днепра войсками Степного фронта сыграл ввод в сражение 37-й армии (генерал-лейтенант М. Н. Шарохин).

Войска правого крыла Юго-Западного фронта форсировали Днепр 25 сентября южнее Днепропетровска и захватили на правом берегу небольшие плацдармы. К концу сентября противнику удалось сосредоточить на Запорожском плацдарме сильную группировку войск, которая связывала действия Юго-Западного и Южного фронтов. Ликвидация этого плацдарма являлась необходимой предпосылкой дальнейшего наступления обоих фронтов. На участок фронта от Запорожья до Азовского моря гитлеровцы дополнительно перебросили пять дивизий и прочно удерживали запорожский плацдарм и хорошо оборудованный в инженерном отношении рубеж на реке Молочной. Прорыв такой мощной обороны требовал тщательной подготовки, перегруппировки сил и подтягивания тылов, отставших в ходе наступления. 30 сентября, завершив Черниговско-Полтавскую операцию, Центральный, Воронежский и Степной фронты приступили к подготовке дальнейшего наступления.

Оценив сложившуюся обстановку, Ставка ВГК в директиве от 28 сентября поставила командующим Центральным, Воронежским, Степным, Юго-Западным и Южным фронтами задачу в ближайшее время ликвидировать все плацдармы, находящиеся в руках противника на левом берегу Днепра. Особое внимание обращалось на ликвидацию войсками Юго-Западного фронта Запорожского плацдарма противника.

В результате мощного наступления тесно взаимодействовавших между собой пяти фронтов Красной Армии в течение августа—сентября 1943 года на юго-западном стратегическом направлении были достигнуты выдающиеся успехи. Советские войска в ходе наступления продвинулись на глубину 250—300 км. В конце сентября они на 700-км фронте вышли к Днепру – от Лоева до Запорожья.
Немецко-фашистские войска потерпели на Левобережной Украине тяжелое поражение. 4-я и 1-я танковые, 2, 8, и 6-я немецкие армии понесли большие потери и были отброшены к Днепру. Миллионы советских людей были вызволены из фашистского рабства. Враг лишился важнейших экономических районов. Советских воинов не остановила и такая мощная водная преграда, как Днепр. Стремительный выход войск Красной Армии на широком фронте к Днепру явился для вражеского командования полной неожиданностью. Красная Армия достигла стратегической внезапности, воспользовавшись которой захватила 23 плацдарма на западном берегу Днепра и 2 плацдарма на Припяти. Овладение таким большим количеством плацдармов рассредоточивало внимание немецкого командования, распыляло его и без того истощенные резервы на огромном фронте. Однако все эти плацдармы были небольшими, и нашим войскам еще предстояла ожесточенная борьба за их расширение, с тем чтобы превратить их в плацдармы оперативного и стратегического значения.

Выдающаяся победа в Донбассе и на Левобережной Украине была одержана усилиями всех видов Вооруженных сил и родов войск. Так, авиация участвовавших в наступлении фронтов произвела в сентябре свыше 90 тыс. самолето-вылетов и сбросила на объекты врага около 9,6 тыс. тонн бомб, более 55 тыс. реактивных снарядов. В воздушных боях противник потерял около 2 тыс. самолетов.

Форсирование Днепра с ходу на подручных средствах после продолжительных и тяжелых наступательных боев является беспримерным в истории войн ратным подвигом. В битве за Днепр ярко раскрылись высокие морально-боевые качества советских воинов. «Сражение за Днепр, — писала в те дни газета «Правда», - приняло поистине эпические размеры. Никогда еще не выделялось из множества храбрых советских воинов столько сверххрабрых. Красная Армия, давшая уже миру столько примеров воинской отваги, словно превосходит самое себя».

Ставка ВГК, зная, какие большие надежды враг возлагает на рубеж Днепра, еще в начале сентября указала командующим фронтами на необходимость форсировать его с ходу и захватить плацдармы на правом берегу. Директивой от 9 сентября она приказывала за успешное форсирование крупных водных преград и закрепление на плацдарме представлять воинов к высшим государственным наградам. За преодоление Днепра в районе Смоленска и ниже, а также равных Днепру по трудности форсирования рек рекомендовалось представлять наиболее отличившихся воинов к званию Героя Советского Союза. За форсирование Днепра, за самоотверженность и героизм в боях на плацдармах 2438 воинов всех родов войск (47 генералов, 1123 офицера и 1268 солдат и сержантов) были удостоены звания Героя Советского Союза.

Таким образом, захват советскими войсками плацдармов на западном берегу Днепра резко ухудшил положение противника. Днепр как стратегический рубеж обороны в значительной степени терял теперь для вермахта свое значение.
28 октября - день освобождения Украины от фашистских захватчиков

После форсирования Днепра советским войскам предстояло освободить столицу Украины — Киев, расширить захваченные плацдармы и создать условия для освобождения от немецко-фашистских оккупантов всей Правобережной Украины. Одновременно необходимо было ликвидировать вражеский плацдарм на левом берегу Днепра, в районе Запорожья, разгромить группировку противника на реке Молочной и выйти в низовья Днепра. Со своей стороны, немецко-фашистское командование еще надеялось сильными контрударами восстановить оборону по правому берегу Днепра, а также удержать свои позиции на реке Молочной. Но больше всего оно прилагало усилия, чтобы не допустить дальнейшего продвижения Красной Армии по Правобережной Украине в районе Киева. Это открыло бы пути советским войскам в западные области Украины, в южные районы Польши, к Карпатам, к границам тогдашних союзников фашистской Германии – Румынии и Венгрии. Поэтому враг создал наиболее сильную группировку на киевском направлении.

По замыслу командования 1-го Украинского фронта для освобождения Киева предполагалось нанести два удара. Главный удар намечался с Букринского плацдарма в 80 км южнее Киева, вспомогательный – с плацдармов севернее Киева. Ударная группировка Красной Армии, сосредоточенная на Букринском плацдарме, дважды предпринимала наступление в октябре. Однако успеха она не добилась – наступательные действия войск, особенно 3-й гвардейской танковой армии, сильно затруднялись пересеченным рельефом местности. В то же время войска, наносившие вспомогательный удар, расширили плацдарм севернее Киева, в районе Лютежа.

Учитывая сложившуюся обстановку, Верховный Главнокомандующий решил перенести главные усилия войск с Букринского на Лютежский плацдарм. В директиве от 24 октября 1943 года Ставка отметила, что «неудача наступления на Букринском плацдарме произошла потому, что не были своевременно учтены условия местности», и дала указание командующему 1-м Украинским фронтом и представителю Ставки маршалу Г. К. Жукову произвести перегруппировку войск «с целью усиления правого крыла фронта, имея ближайшей задачей разгром киевской группировки противника и овладение Киевом».

В связи с этим в директиве предлагалось перенести основные усилия на Лютежский плацдарм и решать задачу освобождения города не прежними силами, а новой группировкой. В соответствии с директивой предлагалось 3-ю гвардейскую танковую армию генерала П. С. Рыбалко перевести на участок фронта севернее Киева, усилить правое крыло фронта тремя-четырьмя дивизиями левого крыла, а также двумя дивизиями из резерва Ставки. Одновременно указывалось на необходимость вести наступательные действия на Букринском плацдарме, с тем чтобы притянуть туда возможно больше сил противника, при благоприятных условиях прорвать его фронт и двигаться вперед. Ставка потребовала произвести переброску 3-й гвардейской танковой армии незаметно для врага, с применением для этой цели в прежнем районе расположения армии макетов танков.

Основываясь на директиве Ставки ВГК, командование фронта составило соответствующий план перегруппировки войск. В короткий срок 3-я гвардейская танковая армия и основная часть артиллерии резерва ВГК, находившиеся на Букринском плацдарме, скрытно переправились на левый берег Днепра и совершили марш в 130—200 км вдоль линии фронта на север. Затем, переправившись через Десну и вновь через Днепр, они сосредоточились на Лютежском плацдарме. Все войска передвигались в основном ночью или при утренних и вечерних туманах. Поэтому немецко-фашистское командование не смогло своевременно обнаружить их сосредоточение в новом районе.

К началу ноября в 1-м Украинском фронте имелось около 7 тыс. орудий и минометов, 675 танков и САУ и 700 самолетов. Превосходство над противником было незначительным: по артиллерии — в 1,1 раза, по танкам — в 1,6 раза. По самолетам силы оказались почти равными. Для огневого обеспечения наступления на направлении главного удара было сконцентрировано на узком участке в 6 км свыше 2 тыс. орудий и минометов и 500 установок реактивной артиллерии. Это позволило создать очень высокие артиллерийские плотности: более 300 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Поддержку сухопутных войск осуществляли крупные силы авиации 2-й воздушной армии генерала С. А. Красовского.

Утром 3 ноября после мощной артиллерийской подготовки 60-я армия генерала И. Д. Черняховского, 38-я армия генерала К. С. Москаленко и часть сил 5-го гвардейского танкового корпуса приступили к проведению Киевской наступательной операции, нанося удар в обход Киева с запада. Завязались ожесточенные бои. Противник непрерывно контратаковал. Его авиация группами по 40 самолетов бомбила наступавшие войска. 2-я воздушная армия наносила удары по врагу на земле и в воздухе. Лишь в первый день операции было произведено 1150 самолето-вылетов, произошло 36 воздушных боев, в которых наши летчики сбили 31 вражеский самолет. Беспримерное упорство советских воинов помогало им сокрушать оборону фашистов. Благодаря мужеству и упорству советских воинов к исходу дня ударная группировка, преодолев сопротивление врага, продвинулась от 5 до 12 км. Напряженная борьба шла и на Букринском плацдарме, где 40-я армия генерала Ф. Ф. Жмаченко и 27-я армия генерал-лейтенанта С. Г. Трофименко перешли в наступление двумя днями раньше, чтобы отвлечь на себя крупные силы противника.

4 ноября ухудшилась погода, пошел моросящий дождь. Наступать стало еще сложнее. С целью усиления удара в течение 4—5 ноября командующий фронтом ввел в сражение 1-й гвардейский кавалерийский корпус, вторые эшелоны и резервы, в том числе 1-ю чехословацкую отдельную бригаду под командованием полковника Л. Свободы. К вечеру в сражение была введена 3-я гвардейская танковая армия.

Целый день шли напряженные бои. Ломая сопротивление противника, танкисты продолжали наступление и ночью. В ночь на 5 ноября войска фронта устремились на юг. Танки атаковали с зажженными фарами, воющими сиренами, ведя интенсивный огонь из пушек и пулеметов. И враг не выдержал столь ошеломляющего удара. Утром 5 ноября соединения танковой армии вышли в район Святошино и перерезали шоссе Киев—Житомир. Главная коммуникация, питавшая киевскую группировку противника с запада, оказалась перехваченной.

Согласованными ударами пехоты, танков, артиллерии и авиации Красная Армия освободила Святошино. В боях за Святошино тысячи советских воинов проявили высокие образцы мужества. Храбро сражались солдаты и офицеры 1666-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Расчет орудия под командованием старшего сержанта Е. И. Дубинина выдвинулся вместе с танками в Святошино и уничтожил три вражеских танка и штурмовое орудие. Е. И. Дубинину было присвоено звание Героя Советского Союза.

К вечеру войска 38-й армии были уже на окраинах Киева. Советские войска неожиданными ночными действиями и стремительным выходом танков на коммуникации западнее и юго-западнее Киева сломили оборону захватчиков и, сея в их рядах панику, устремились к центру города. Завязались уличные бои. В полночь советские части прорвались



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх