,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Гнатюк: Над братом страшно издевались, сломали позвоночник, а потом расстреляли... Мы так и не знаем, где он похоронен...
  • 10 октября 2010 |
  • 12:10 |
  • bayard |
  • Просмотров: 54555
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
Народный артист СССР Дмытро Гнатюк о присоединении Западной Украины к Советскому Союзу

Сегодняшний материал предназначен для РОССИЙСКИХ ЧИТАТЕЛЕЙ БЛОГА – особенно для тех моих друзей, знакомых и коллег, с которыми мы обсуждали вопрос о взаимоотношении СССР и присоединенных в 1939-1945 годах западноукраинских областей.

Мой тезис выглядел примерно так: какой-то генетической неприязни (негативной этнической комплементарности) между западными украинцами (и галичанами, и буковинцами, и волынянами, и закарпатцами) и, с другой стороны, восточными украинцами, а также великорусами, нет.

Советую очень критически относиться к расистским взглядам на галичан, которые можно вычитать в статьях разнообразных малороссийских националистов и книгах одного высокого украинского чиновника, что продаются в некоторых московских магазинах (в частности, в магазине N100 та Тверской или в "Библио-глобусе" на Мясницкой).

Но есть негативный исторический опыт совсем недавнего времени – как раз 1939 – начала 1950-х годов. Получалось примерно так: западные украинцы, смертно уставшие от польского, румынского и, в меньшей степени, чехо-словацкого гнета (иногда переходящего в фашизм), встречали Красную армию цветами и радостью.

Но очень скоро эта радость превратилась в ужас – от общения с организациями типа НКВД / МГБ.

И вместо цветов рождалась ненависть.


Лично я эту историю слышал во множестве вариантов от своих западноукраинских друзей, но сюжет одинаков.

И вот вскоре в том числе и на такой почве возросла та же УПА.

И именно тогда – в эпоху Второй мировой войны, а не в какое-либо иное время, образовалась та до сих пор кровоточащая рана.

Несколько моих западноукраинских друзей рождения конца 1950-х – начала 1960-х родилось в Норильске, Воркуте, Магадане, Северном Казахстане и окрестностях. Догадайтесь, как попали туда их родители?

То есть корень непонимания и ненависти – не в расколе Православия (1596), не в противоречиях между Российской и Австро-Венгерской империями, не в проблемах времен Брусиловского прорыва, а в сталинской эпохе.

Недавно попалось интервью с известным оперным и эстрадным певцом Дмытром Гнатюком (1925 г.р.) (прошу россиян не путать его с более молодым однофамильцем Мыколой Гнатюком – исполнителем шлягеров "Барабан был плох", "Птица счастья", "Малиновый звон", "Час рікою пливе" и др.)

Дмытро Гнатюк – чрезвычайно популярный в СССР певец, драматический баритон, олицетворение украинской советской музыки – именно с его голоса весь советский народ узнал супершлягеры "Рідна мати моя, ти ночей не доспала" и "Черемшина". Происходит из Черновицкой области, присоединенной к Советскому Союзу в 1940 году (в тех же местах родились София Ротару, автор "Червонной Руты" Владимир Ивасюк и участница "Евровидения" Ани Лорак).

Дмытро Гнатюк следующим образом вспоминает историю присоединения своей родной Буковины к УССР / СССР, прошедшую через историю его собственной семьи:

"- У 1940 році Буковина була приєднана до радянської України. Пам'ятаєте, з якими настроями селяни сприймали злиття з СРСР?

- Як сьогодні пам'ятаю. Мені тоді було 15 років. І мама зібрала нас, усіх дітей, поклала на рушник хліб-сіль. А ми – з квітами. Так зустрічали воїнів, які нас звільнили від румунської влади. Це було велике щастя і радість. Усе село святкувало, нарешті могли вільно співати українських пісень. Ми почали вчитися в українській школі рідною мовою, адже до цього мусили навчатися румунською. Та буквально пройшло пару місяців, і почалося: арешти, розкуркулення, наступ на українську інтелігенцію. Був у нашому селі ґазда, який, щоб раненько піднятися, стелив собі під рядно шар картоплі – на такій "постелі" точно не проспиш. Але й цього трудягу вислали до Сибіру, бо був заможним.

До речі, коли знову прийшли румуни, маму арештували. Адже її фото, на якому вона хлібом-сіллю зустрічала радянських воїнів, потрапило до газети. І батькові довелося продати корову, аби виручити маму. Правда, нашій родині судилося пережити ще страшнішу трагедію. Мій старший брат Іван, йому було 18 років, учився в румунському місті Констанца в морській школі на капітана. Туди приймали здібних дітей, які мали схильність до мов, а Іван прекрасно знав іспанську, французьку, німецьку, англійську, румунську. І коли нас возз'єднали з Україною, він прийшов на канікули – у перші дні ще був відкритий кордон. Минув місяць, йому треба було повертатися. Він пішов і зник безвісти. Про його долю ми дізналися, коли Україна вже стала незалежною. Батьки до того часу, на жаль, так і не дожили. Якось зустрівся я з товаришем із мого села, а він, виявилося, працює в архівах. І я попросив його подивитися дані по Чернівецькій тюрмі. Бо мама завжди говорила: "Він там загинув..." Мамине серце, мабуть, відчувало це і не помилилося. Я бачив особову справу брата, він не знав російської, просив: "Ви мене не розумієте, я ніколи не був зв'язаний із якимись антирадянськими справами. Дайте мені перекладача іспанської, французької чи німецької". На що йому казали: "Ах, так ти шпіон! Ми тєбя научім, будєш говоріть по рускі!" Над ним страшно знущалися, зламали хребет, а потім розстріляли... Ми так і не знаємо, де він похований..."

То же самое по-русски:

"- В 1940 году Буковина была присоединена к советской Украине. Помните, с какими настроениями крестьяне воспринимали слияние со СССР?

- Как сегодня помню. Мне тогда было 15 лет. И мама собрала нас, всех детей, положила на полотенце хлеб-соль. А мы – с цветами. Так встречали воинов, которые нас освободили от румынской власти. Это было большое счастье и радость. Все село праздновало, наконец могли свободно петь украинские песни. Мы начали учиться в украинской школе на родном языке, ведь до этого должны были учиться на румынском. И буквально прошло пару месяцев, и началось: аресты, раскулачивания, наступление на украинскую интеллигенцию. Был в нашем селе газда (хозяин), который, чтобы раненько подняться, стелил под себя дерюгу из картофельной ботвы – на такой "постели" точно не проспишь. Но и этого трудягу выслали в Сибирь, потому что был зажиточным.

Кстати, когда снова пришли румыны, маму арестовали. Ведь ее фото, на котором она хлебом-солью встречала советских воинов, попало к газеты. И отцу пришлось продать корову, лишь бы выручить маму. Правда, нашей семье довелось пережить еще более страшную трагедию. Мой старший брат Иван, ему было 18 лет, учился в румынском городе Констанца в морской школе на капитана. Туда принимали способных детей, которые имели склонность к языкам, а Иван прекрасно знал испанский, французский, немецкий, английский, румынский. И когда нас воссоединили с Украиной, он пришел на каникулы – в первые дни еще была открыта граница. Прошел месяц, ему надо было возвращаться. Он пошел и исчез бесследно. О его судьбе мы узнали, когда Украина уже стала независимой. Родители к тому времени, к сожалению, так и не дожили. Как-то встретился я с товарищем из моего села, а он, оказалось, работает в архивах. И я попросил его посмотреть данные по Черновицкой тюрьме. Потому что мама всегда говорила: "Он там погиб..." Мамино сердце, наверное, ощущало это и не ошиблось. Я видел личное дело брата, он не знал русского, просил: "Вы меня не понимаете, я никогда не был связан с какими-то антисоветскими делами. Дайте мне переводчика с испанского, французского или немецкого". На что ему говорили: "Ах, так ты шпион! Мы тебя научим, будешь говорить по-русски!" Над ним страшно издевались, сломали позвоночник, а потом расстреляли... Мы так и не знаем, где он похоронен..."





My Webpage

Подчеркиваю: Дмытро Гнатюк – не какой-либо карикатурный "националист-бандеровец", он – вполне реализовавшийся в советские времена человек, народный артист СССР, популярный в СССР и даже за кордоном певец и оперный режиссер – лицо Киевской оперы.

В общем, я никому не навязываю никаких своих взглядов – кроме одного: пора освобождаться от тупых и идиотских стереотипов, в том числе, в российско-укранских отношениях. Будущее – за светлыми, веселыми, свободными и открытыми людьми – и у нас в России, и в Западной Украине, и в Восточной Украине. Именно за ними, а не за железобетонными идиотами и не за унылыми расистами, сеющими между славянами вражду и ненависть.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх