,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ОУН не просто любовалась фашизмом, она сама была профашистской
  • 7 октября 2010 |
  • 14:10 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 32102
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
ИА REGNUM Новости: Каковы последствия политики бывшего президента Украины Виктора Ющенко в отношении украинского национализма, Степана Бандеры?

Наверное, мы не можем, не имеем права сводить весь украинский национализм к одной личности в истории, к Степану Бандере. Он давно стал своего рода символической фигурой, вокруг которой идут большие дискуссии, и эти дискуссии показывают, какие колоссальные проблемы существуют сегодня в украинском обществе. Это, в первую очередь, неразумная и необдуманная историческая политика президента Виктора Ющенко, там была масса негативных шагов, эта политика привела к поляризации общества по линии "исторической памяти" и фактически эта же политика предоставила аргументы, дала козыри в руки его политических противников.

В настоящее время Западная Украина считается более националистической, сплоченной по национальному признаку, а Восток - он интернационален, он ведет свою историческую традицию в большей степени из советского прошлого и там, собственно, доминируют советские же оценки новейшей истории. Политические элиты и Запада, и Востока Украины всегда очень хорошо использовали исторический момент. Это был самый простой и легкий путь, когда, ничего не предложив, не затратив абсолютно никакой энергии, можно было поставить избирателей под свои политические знамена. И проблема Востока заключается в том, что вся эта восточная идентичность, "региональная" идентичность, выстраивалась на противопоставлении националистическому Западу, который придет и будет вас насильно украинизировать, который сделает вас католиками, заставит вас считать Бандеру героем и потребует забыть ваших собственных исторических героев.

А с другой стороны, Запад. Вот, какая была главная проблема Запада Украины? Там же тоже не произошло никакой серьезной общественной дискуссии по основным вопросам прошлого. И фактически вот так "одним гамузом" были записаны в национальные герои все, кто имел хоть какую-то причастность к УПА, к ОУН. Я, кстати, большой противник того, чтобы писать через дефис "ОУН-УПА". Формулировка "ОУН-УПА" является исторически некорректной! Но вообще речь идет о том, что вот так вдруг в Западной Украине, в политике возобладал "пробандеровский" исторический дискурс. После развала СССР надо было срочно создавать новый "не советский" исторический канон, но к сожалению, тогда пошли более лёгким путём - не деидеологизации истории, а приняли уже существующий в украинской диаспоре на Западе. Таким образом, Организация украинских националистов Бандеры, которая сохранилась в диаспоре - в США, в Канаде - не только заняла центральное место в описании событий Второй мировой войны, но и фактически перенесла свою деятельность и даже существовавшее противостояние между "бандеровцами" и "мельниковцами" на Украину. И тогда воцарился "правильный вариант" прошлого и особенно Второй мировой войны - "пробандеровский", в котором уже никому нельзя было сомневаться. Поэтому депутаты, которых избирала Западная Украина, которые представляли Галицию там, в Киеве, они, собственно, другого не видели - другой линии. И поэтому не было точек соприкосновения между Востоком и Западом. Каждый раз, когда западные политики или представители западной элиты предлагали свой вариант истории, он категорически не воспринимался на Востоке Украины или даже на Центральной Украине.

ИА REGNUM Новости: Получается так, что изначально две части страны были в диссонансе, а Ющенко своими шагами сделал все, чтобы раскол еще более углубить? Например, пропаганда ОУН и УПА.

Уже в самом начале Ющенко пошёл заведомо неправильным путём, он начал советскими методами (положение о Герое СССР автоматически трансформировали в Героя Украины) переписывать украинскую историю. Ему казалось, что если он поочередно будет награждать посмертно то украинских националистов, то советских офицеров, то тем самым "выровняет" украинскую историю, как бы помирит героями Запад и Восток. Но вышло то, что и должно было случиться - Восток не принял националистических героев, а Запад, стиснув зубы, надеясь, наверное, на чудо, особо не выступая против глорификации советских героев, радовался официальному прославлению Бандеры и Шухевича.

Сам Ющенко очень поздно узнал что-то внятное об истории ОУН и УПА. Здесь самое важное это то, кто послужил источником "исторических познаний" Ющенко. У меня складывается впечатление, что этот "просветитель" мало того, что с восхищением смотрел на деятельность этих формаций, но и откровенно симпатизировал одной из частей ОУН, а именно - ее бандеровскому крылу. Когда Ющенко открыл для себя эту часть украинской истории, он попытался рассказать "правду" всему украинскому народу, надеясь, что с украинцами произойдет то же самое, что и с ним. Ющенко думал, что тем самым он работает на объединение Украины и что люди на Востоке и Юге страны просто не знают "правдивой" истории. На Западе Украины, как правило, превалировало убеждение, что в советский период настоящая история была искажена и что в деятельности ОУН и УПА не было не то, что чего-то предосудительного и страшного, но даже больше - это было исключительно героическое национально-освободительное движение украинцев.

ИА REGNUM Новости: А если взять Волынскую резню, противоречия в самой ОУН, следствием чего были человеческие жертвы?

В общественном коллективном сознании западных украинцев не существует разделения на период до 1944 г. и после. Здесь действительно нет места разделению на период коллаборации ОУН с нацистами и дальнейшей борьбой УПА против советской власти. Но Волынская резня - это действительно еще один сложный момент в истории Украины. У меня много знакомых среди польских историков, и в частных беседах они постоянно напоминают, а я сам с Волыни, из Полесья, что вот украинцы там замучили тогда столько-то поляков.

ИА REGNUM Новости: Можно вспомнить принятую в Польше резолюцию о геноциде на Волыни, которую продолжают поддерживать местные сеймы...

Историческая политика в Польше времен братьев Качиньских была не менее противоречивой, чем историческая политика президента Ющенко. Я вообще категорически против использования истории в политических целях, против её инструментализации. А в таких обществах, как польское и, в большей степени, украинское, политики вообще должны забыть об истории. Мне кажется, что на это наверняка пошла бы Партия регионов. Я думаю, если Партии регионов или ее политтехнологам удастся отодвинуть историю даже не на второй, а на пятый план, это будет одним из основных достижений партии, потому что историей, повторюсь, должны заниматься историки. Разумеется, внутренняя дискуссия в украинском обществе будет продолжаться и дальше, но в любом случае она, история, исторические события не могут быть аккредитованными к какой-то власти, т.е. историю нельзя писать, признавать или как-то еще трактовать декретами сверху, как это делал Ющенко. Я всегда возражал против этого, писал статьи, ибо это не то что вредно, это фатально для украинского общества.

Опять же, память. Память - это не о войне 1812 года. Память имеет конкретное измерение, она осязаема. Она формируется из различных источников: может быть из телевизора, может быть из книги, может быть из учебника, может быть профессиональная, как у историка, но больше всего она передается в семье - то, о чем дед с бабой рассказывали, о чем отец с матерью говорил, откладывается в голове ребенка и он вырастает с этим, оно становится частью его идентичности и это не нужно менять. Смена памяти может быть только добровольным делом - узнать нечто новое и, возможно, какие-то события пережить иначе. Так формируется память, историческая память.

ИА REGNUM Новости: Так имеет ли Украина шанс на общую память?

Имеет. Но знаете, Украине не надо искать какие-то положительные примеры в своем прошлом и пытаться объединяться вокруг этих примеров, так же, как не стоит делать акцент на негативных моментах. Мне кажется, как пройдет вся эта историческая вакханалия в медиа, особенно в политических разборках, тогда можно будет говорить о создании какой-то совместной памяти, даже, может быть, поднять вопрос о подсчете количества жертв.

ИА REGNUM Новости: Но учебники истории же все равно перепишут, и может быть, не раз?

Не перепишут. Не успеют. Нынешний министр образования Дмитрий Табачник - дилетант в вопросах истории, хотя и имеет степень доктора наук. Он - успешный пропагандист, агитатор, политтехнолог, не знаю даже, кто еще, но ни в коем случае он не является историком. И все его высказывания отрицают то, что он является историком.

Я веду к тому, что украинские историки должны писать о прошлом открыто, а не скрывая то, что им не нравится или подтверждая только те факты, которые они считают правильными. Как ко мне пришли мои исторические знания? Я всегда слышал от своих родных, что у нас (на Волыни) убивали поляков во время Второй мировой войны. Поляки были на той территории в меньшинстве. Никакого такого антагонизма к ним как к другой национальности не было, например, в моей местности. Но там всегда существовал голод на землю, и недалекая политика польского государства, которая заключалась в том, чтобы отправлять туда т.н. "осадников", получавших землю бесплатно за заслуги перед польским государством. И это было совершенно чужеродным вторжением в традиционное общество. С другой стороны, отдельные польские поселения существовали здесь столетиями, поэтому они не воспринимали призывы ОУН убраться с украинской этнической территории. Они считали эту землю своей родиной.

На Волыни и в западном Полесье уровень украинского национального сознания в действительности был мизерным, если говорить о 20-30-ых годах прошлого века. Конечно, этот уровень немного повысился за счет деятельности петлюровских офицеров, которых после соглашения с Пилсудским отправили туда как народных учителей и они "работали" по школам. Ясно, что эти офицеры были носителями украинского национального сознания высокого уровня, и это частично передавалось местному населению. Но петлюровские офицеры не были настроены против поляков. Были какие-то, возможно, антироссийские настроения - да, но в них не было ничего антипольского. И тут мы обнаруживаем феномен, население вдруг восстает и фактически вырезает эти польские анклавы, которые существовали в их ареале. По рассказам моих родных, было примерно так: поляки ничем не отличались от украинцев, только что ходили в костел, но даже разговаривали на том же языке - смешанном, однако за поляками всегда стояло польское государство, оно их поддерживало, защищало и фактически все время демонстрировало их превосходство перед местным населением как людей высшего сорта, как носителей высокой культуры, как носителей государственной идеи. Т.е. лелеяла в них ощущение, что они колонисты, а это вот - туземцы. С другой стороны, украинские люмпен-пролетарии там тоже были, их называют "негосподари", они всегда были бедны, даже в советское время.

ИА REGNUM Новости: То есть, получается, что Волынская резня, это в некотором смысле социальная революция?

Это не социальная революция, просто они, эти украинские люмпен-пролетарии, атаковали поляков, чтобы забрать у них имущество. И это началось сразу же после того, как поляки потеряли защиту со стороны своего государства.

ИА REGNUM Новости: То есть изначально там не было идеологии?

Сначала идеологии не было в связи с тем, что с одной стороны были поляки, которые жили богаче, а с другой - эти люмпен-пролетарии, которые всегда были бедны. Этот конфликт изначально был грабительский, просто с целью обогатиться, изъять собственность, но когда он пророс наружу, достиг большего размаха, он приобрел черты украинско-польского конфликта. Хотя на локальном уровне это были такие вот вещи: собрались ночью, повесили поляка и ограбили его дом. Как, например, рассказывают в нашем селе, один куда-то поехал, убил там польскую семью и привез целую телегу вещей, а когда разгружали, там лежали окровавленные подушки. Какая у такого человека могла быть идеология? Никакой!

Уровень национального самосознания среди украинского населения там был очень низким. Даже в польской переписи населения, они представлялись как "тутейшие", т.е. местные, не сообщая своей национальности, поскольку она не играла для них никакой роли. Если спросить обычного рядового крестьянина, кто ты есть, он отвечал: "Я православный", или "Я местный, я тутейший. А уже потом говорил "руський", то есть украинец или "полищук". Есть масса таких локальных идентификаций, но национальная не была доминирующей в то время.

Но и представлять весь этот конфликт, как такую себе волынскую "жакерию" тоже было бы неправильно. Когда ОУН увидела массовость преследований местным населением поляков, она не могла не воспользоваться ситуацией и не возглавить это движение, придав ему организованный характер и подведя идейную базу в виде украинского интегрального национализма. С этого момента ОУН несёт полную ответственность за совершенные массовые убийства мирного польского населения. И несмотря на практически "зеркальные" "ответные" действия Армии Крайовой, надо отметить, что поляки тоже не были такими себе беззащитными овечками. Однако, все же это не снимает ответственности с ОУН за организацию практически этнических чисток на территории Волыни.

ИА REGNUM Новости: Не секрет, что в те времена в этой местности вырезали очень много евреев...

Это немного другая история.

ИА REGNUM Новости: Там тоже побеждал материальный интерес?

Всё еще сложнее. Что касается евреев там, на Волыни и в Полесье, их немцы начали убивать уже в 1941 году. То есть убийство евреев на этой территории происходило в рамках нацистской политики уничтожения еврейского населения. Эти евреи были очень бедным, их нельзя сравнивать, например, с бессарабскими, одесскими или даже галицкими. Это были совершенно обычные бедняки, которые не чурались физического труда. Я записал воспоминания своих родных о том, какие евреи жили в нашем селе, они помнят их имена, знают их историю, знают, как они погибли. Старики, когда рассказывали об убийствах евреев, плакали. Чувствовали, наверное, большое сочувствие к тем людям, ибо они ничем не отличались. Ну, там Рахиль держала лавочку, но в той лавочке ничего не было, кроме селедки, иголок, ниток и наперстков. Поэтому там не было даже социального конфликта, а национального тем более, потому что все эти люди не были носителями высокого национального сознания.

Когда немцы пришли, и я это подчеркиваю все время, я читаю немецкие монографии и публицистику, есть тенденция действительно негативная. Например, один из немецких историков написал, что немецкие офицеры "позволили" украинцам во Львове осуществить погром. Это как переставить с ног на голову! Я не называю украинских националистов святыми, особенно в Галиции или во Львове во время погрома 1941 года. Без сомнения, полиция ОУН тащила, стягивала, евреев в тюрьмы, туда, где и происходил погром, то есть украинцы в погроме, безусловно, виноваты. Но украинцы вообще, и я уверен в этом, не были инициаторами и творцами политики уничтожения еврейского народа.

Часть ОУН, которая симпатизировала национал-социализму, полагала, что с помощью огромной немецкой военной машины они смогут отвоевать для себя государство. Это свидетельствует о том, что они политически были не совсем адекватны. Ибо провозгласив акт возобновления Украинского государства, они не понимали, что их тут же арестуют. Это свидетельствует об отсутствии понимания, о неадекватности оценок того, что существует вокруг. У них же был только положительный опыт совместной жизни с австрийцами и немцами. Даже евреи, которые жили во Львове, не могли понять, как это бывшие благородные австрийские офицеры королевской армии могут быть такими тварями, какими они стали уже во время Второй мировой войны. А украинцы на это смотрели приблизительно так, немцы - единственная сила, которая может выбить отсюда Советский союз, уничтожить коммунистическую систему, а мы вместе с ними завоюем всю Украину, объединимся и будем жить в Великой Державе. Такие мнения преобладали. Что касается непосредственно ОУН, я считаю, что у них было не просто любование доктриной фашизма в варианте "по Муссолини", они сами были профашистскими, о чем свидетельствуют некоторые их партийные документы, некоторые организационные...

ИА REGNUM Новости: И ОУН(б), и ОУН(м)?

Однозначно. "М" - мельниковцы - это те, кто даже не пытался скрывать факт своей коллаборации. А бандеровцы - революционное крыло, которое исповедовало тактику террора по отношению ко всем национальным врагам - внутренним и внешним - все эти убийства и так далее. Об этом неприятно думать, но историки должны быть откровенны - ОУН(б) нагнетала ситуацию таким образом, чтобы довести ее для украинцев до критического уровня. Они знали, были убеждены, что доведение до такой крайней точки может вызвать национальную революцию. Просто не останется никого равнодушного. Поэтому тех, кто шел сознательно на сотрудничество с Польским государством, например широко известный директор гимназии Бабий, им выносили смертный приговор и убивали. Уже в 30-х годах украинцы убивали украинцев! И эти жертвы, честно говоря, абсолютно ничем не были мотивированы.

ИА REGNUM Новости: То есть действительно был геноцид?

Я читал о 40 или 45 убитых с такой мотивацией, но это, понимаете, очень знаковые события. Что касается дальнейшего, 1944 года и далее, то там еще страшнее картина, сейчас уже много опубликовано. Если раньше были только какие-то такие спорадические точечные удары против врагов, тех, кто не разделяет их идеологии и т.п., то в 1944 году Служба безопасности ОУН натворила очень много дел. Сейчас в Дрогобыче выдали небольшую книгу "Сборник документов о деятельности Службы безопасности ОУН", и она меня поразила, потому что я увидел цифру, сколько они убили сотрудников НКВД и сколько мирного населения.

ИА REGNUM Новости: И сколько?

Конечно, речь идет о разном времени, но больше в десятки раз...

ИА REGNUM Новости: В пользу мирного населения?

В пользу мирного населения. Есть просто трагикомические случаи, когда одна молодая девушка пошла к знакомой польке, взяла у нее рецепт, чтобы испечь торт или что-то такое, а ее обвинили в сотрудничестве с поляками. Или майор НКВД, который ездит в сопровождении одного солдата или вообще без охраны, а Службе безопасности ОУН известно, где он ночует, с кем говорил, так они пошли убивать одного, другого, третьего, но сам майор остался жив. Хотя, конечно, проще было бы убить его, чтобы он не запугивал мирное население и не склонял его к сотрудничеству.

Но логика была другая - надо было нагонять ужас, чтобы люди просто боялись сотрудничать с советской властью. Опять же, это было невозможно, поскольку советская власть пришла всерьез и надолго, и это было очевидно. И террор Службы безопасности ОУН, я не говорю ОУН, но собственно Службы безопасности, они же своих убивали, постоянно проводили чистки, полагая что НКВД уже внедрилось в их среду! Работники сельсоветов, председатели и так далее стали первыми жертвами Службы безопасности ОУН.

Но здесь есть еще один момент. Когда в 1939 году в эти края советская армия пришла первый раз, украинцы из Красной армии, граждане Советского союза, не проявили абсолютно никаких признаков солидарности с местным населением. Они считали себя высшей категорией людей: ибо они все коммунисты, а социальная идентичность является более прогрессивной, чем национальная. Ведь у национальной идентичности в советском представлении было то, что уже отжило и не имеет под собой никаких корней, куда важнее была идентичность социальная! И носители советской социальной идентичности не понимали "темных и забитых" националистов.

Хотя первая волна репрессий против поляков - чиновников и военных, богатых евреев была понятна, ведь советская власть должна была показать, что она освободила "братьев из Западной Украины". Открыли украинский университет во Львове, все вывески в городе сделали на украинском языке, обучение в школах опять же на украинском. Это действительно была украинизация, ведь советским властям важно было показать, что повод для введения войск в Польшу был именно такой - освобождение украинцев. И власть должна быть советской по содержанию, но украинской по форме. Можно найти много разных свидетельств, когда расстреливали или калечили в тюрьмах местных украинцев, то фамилии офицеров НКВД часто заканчивались на "-енко", то есть это тоже были украинцы, только восточные.

С другой стороны, есть еще один нюанс. Начиная с 1944 года, советская власть начала в эти края присылать учительниц из Восточной и Центральной Украины, и ОУН, особенно Служба безопасности ОУН, трактовали их как агентов, которые должны были нести в массы "коммунистическую советскую чуму" и их, этих девочек, просто убивали. Их тут убили, а советская пропаганда подняла эти факты, опять же, на щит, чтобы показать, как бандеровцы убивают украинцев, в упор, в спину. Конечно, это ужас, нет и не может быть объяснения всем этим убийствам, а советская пропаганда не была глупой, они делала свое дело. И тогда все узнали о замученных учительницах, об убитых восточных украинцах и оказалось, что западные украинцы они вот такие - плохие.

А в "западном" коллективном сознании именно восточные украинцы их истязали в 1939-40-х годах, отправляли в Сибирь, поэтому и там не было никакого сочувствия. Например, у кого-то родная сестра бабушки попала в Западную Украину и погибла там от рук бандеровцев. Такие семейные истории нельзя ничем вытеснить, они все время будут живыми. Поэтому я считаю, что каждый конкретный случай должен быть исследован, и его использовать для изучения истории, то должны быть проведены серьезные исследования, в которых будет, образно говоря, отражено и одно, и второе, и третье, и всё, о чем мы сегодня говорим. Иначе, если будет одно, а не будет второго, не будет третьего, ничего не сработает. Тогда никто не найдет своей правды, потому что у каждого в истории будет правда своя.

Например, мой родной дядя был в УПА. А у деда был собственный огромный хутор. У него было три сына и две дочери, одна из них - моя мама. В 1944 году его сыновей призывают в советскую армию, на фронт. Дядя Павел (старший) и дядя Виктор ушли на фронт. Дядя Павел закончил войну под Кенигсбергом, имел орден Красной звезды, медаль "За отвагу", т.е. был настоящим советским ветераном-фронтовиком. А прежде он служил в польской армии и в 1939 году пришел пешком из-под Быдгоща, когда разбили польское войско. В 1941 году, его снова мобилизовали. Им не дали оружия, не дали ничего, гнали просто как пушечное мясо, и под Белокоровичами во время немецкого авианалета он со своим знакомым бежал и снова две недели шел пешком. В 1944 году его опять забрали в армию, тогда он стал великим ветераном. Вот, три сюжета из его жизни.

Дядя Виктор воевал в 1944 году. Не имел каких-то больших наград, но также считался ветераном. Третий, самый молодой, Леонтий, когда его везли на призывной пункт, посреди леса вышли бандеровцы и сказали: или вы идете с нами, или остаетесь здесь мертвыми. Ясное дело, все встали и пошли в лес. И ситуация такая: выйти из леса уже нельзя, потому что когда они уйдут, то бандеровцы поубивают их семьи. Оставаться в лесу - это осознавать, что у тебя перспективы никакой нет, тебя убьют, рано или поздно. И он выбирает эту перспективу, что его убьют.

Как это выглядело: большой хутор деда, пришли бандеровцы, обедают. Они хорошо знают, что сын моего деда - один из них. Дед выходит во двор и видит, что скачет на коне офицер НКВД. Как тот подъехал, дед говорит ему: беги, тут тебе смерть! Тот разворачивается и галопом летит прочь. Дед возвращается в комнату и говорит, что здесь был офицер НКВД, а он ему сказал отсюда убираться. Бандеровцы деда немного побили-помяли, но не убили, зная, что его сын - один из них. Возмущенные, встали и ушли к себе в лес. А почему дед так сделал? Если бы он не предупредил этого офицера НКВД, его бы во дворе убили бандеровцы, а вечером пришли бы солдаты, НКВДисты и перестреляли бы всю семью, даже в Сибирь отправлять не стали бы. Просто убили бы! А если б он не сказал бандеровцам, что прогнал офицера НКВД, они бы остались, офицер вызвал бы подкрепление и перестрелял бы уже их, а потом из леса пришли бы другие бандеровцы и вырезали бы всю дедовскую семью. Т.е. они были заложниками.

Мне трудно говорить об идеологии. И поэтому, когда я слышу пропаганду ОУН в XXI веке, мне становится жутко, потому что, люди добрые, или у вас в голове ничего нет, или вы законченные циники! Должно быть переосмыслено все! Причем настолько, чтобы все эти идеологемы были бы разрушены в корне, чтобы не было места ни для националистической пропаганды с такими пируэтами в прошлое, ко временам ОУН, к восхищению фашизмом, ни к восхвалениями Сталина, Большой Советской Победы, поскольку это не победа вовсе, а мясорубка, тотальное истребление людей.

Конечно, освободить мир от фашизма - благородная цель. Но в действительности цель была другая - перенести свой общественный строй на большее количество территорий, завоевать эти территории и контролировать их, сделав коммунистическими. Если говорить о Большой Советской Победе, то эти вещи должны быть вместе, сколько жертв, сколько тех же заградотрядов, расстрелов и убийств. Или отношение к ветеранам. Меня, например, беспокоит, что из обихода полностью вышло слово "фронтовик". И исчезло осознанно, начало исчезать еще в брежневские времена. Те люди, которые живут и сейчас как ветераны, ведь значительная часть из них не была на фронте, а фронтовики после войны умирали от ран или у них уже было плохое здоровье. Они почти все быстро ушли. Наверное, есть такие, которые долго жили (мой дядя-фронтовик прожил 86 лет) и еще живут, но в основном сейчас ветераны это из полевых структур, которые контролировали, не давали отступать, стреляли в спину. И в каждом случае надо разбираться, ведь в нашем обществе мы, как я уже говорил, не имеем права ни на слишком общие, ни на категоричные заявления.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх