,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Кто такие галичане и почему они превращаются в сепаратистов
  • 5 октября 2010 |
  • 19:10 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 40994
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
Украинцы как этнос

Рассказ о галичанах, по-видимому, следует начать с рассказа об украинцах. Украинцы как этнос очень слабые. Причем слабыми они являются в настоящий момент на десятом году существования независимой Украины, слабыми они были и десять лет тому назад, когда своего государства еще не имели, и сто лет тому назад, и значительно раньше.

Заметим, что речь идет об украинцах именно как об этносе, а не как о нации. Ведь понятие нации является одним из самых запутанных, наиболее неоднозначных в гуманитарных науках. Существуют очень много теорий нации, и их детальное рассмотрение никоим образом не является целью данной статьи. Выделим только, что в соответствии с некоторыми концепциями нации, украинцев вообще трудно назвать нацией, они только формируются как нация. Даже если все таки признать, что украинцы являются нацией, то эта нация достаточно проблемная, нация опять же слабая. Этот вывод совсем не оригинален, к нему приходили очень много научных работников и в Украине, и за ее пределами, и украинцев, и не украинцев.

Украинцы как этнос слабые, прежде всего потому, что они слабо консолидированы, у них нет единства. Есть две важнейшие причины, которые обусловили отсутствие консолидации у украинцев:

– во-первых, консолидация украинского этноса, была замедлена тем, что украинцы никогда по настоящему не имели своего государства, которое бы, как это было у развитых европейських наций, в чем-то за счет объективных общественно-политических и экономических процессов, в чем-то силовыми методами обеспечила бы объединение населения в сильный этнос. Те украинские государства, которые возникали на короткое время в разные периоды истории Украины, лишь послужили историческим аргументом в интересах того, чтобы в конце ХХ века создать Украину, однако совсем не обеспечивали консолидации этноса, поскольку процессы этнической консолидации являются длительными во времени. Поэтому, больше всего, как это на первый взгляд ни парадоксально, консолидации украинцев посодействовала существующая в совєцькое время УССР.

– во-вторых, консолидацию украинского этноса постоянно задерживало географическое соседство со степной зоной. Близость степи постоянно сдерживала структуризацию этноса, поскольку требовала расходов материальных и человеческих ресурсов на устранение угрозы нападения кочевых орд. В последней четверти ХVІІІ ст. консолидационные процессы в Украине вообще были нарушены и деформированы необходимостью широкомасштабной колонизации причерноморских и приазовских степей. Ведь на колонизируемых землях этногенетические процессы имеют принципиальные особенности, и в частности, в значительной мере определяются экономическими и политическими факторами. Уникальность Украины и заключается собственно в том, что на ее территории реализовывались в одно и то же время две схемы этнического развития: традиционное и колонизационное.

Важнейшими чертами, которые указывают на отсутствие консолидации у украинцев, является:

1. Отсутствие на данное время у них четкого этноконсолидирующего территориального ядра, то есть территории, которая бы объединяла вокруг себя другие регионы Украины. Определенное время эту роль исполняла Надднепрянщина (Киевская, Черкасская, Полтавская области и части, смежные с ними). Однако, этноконсолидирующая роль Надднепрянщины была резко ослаблена в ХХ веке двумя факторами. Первый – это быстрая индустриализация Донбасса и Приднепровья (Днепропетровская, Запорожская, частично Кировоградская области) Консолидировать же этнос, может лишь экономически передовой регион. Второй фактор – это голодомор 33-го года.

2. Отсутствие четко выраженной украинской этнической столицы. Современная столица Украины, Киев невзирая на его славное историческое прошлое и чрезвычайно выгодное центральное положение в пределах украинской этнической территории, в процессе консолидации украинского этноса сыграл не слишком выдающуюся роль. Ведь после разрушения Киева монголо-татарами, этот город несколько веков значительно уступал как экономический, культурный и политический центр многим другим украинским городам. Уже в ХІХ – в начале ХХ вв. Киев среди украинских городов Российской империи экономически заметно отставал от Одессы, Харькова и Катеринослава. К началу 20-годов ХХ века в его населении вообще преобладали не украинцы, и этот город в процессе консолидации украинцев нередко играл деструктивную роль. И в настоящий момент, невзирая на массовый приток украинского населения в Киев, после того, как сюда была перенесена столица УССР из Харькова, большая часть его населения является русскоязычной, а сам город во многом космополитический.

3. Отсутствие постоянных внутриэтнических связей между населением разных регионов государства. Формированию этих связей препятствуют отличия в уровне экономического развития, в языке (украинский и русский), религии, культурных ориентациях (Россия и Европа). Поскольку нет внутренних этнических связей, слабой является целостность этноса. Причем, даже существующая степень целостности достигнута по большей части путем конструирования исторических мифов, а следовательно – быстро может быть разрушен.

4. Русскоязычность значительной части украинцев. Причем русскоязычными являются с экономической точки зрения наиболее развитые регионы Украины.

5. Наличие в Украине численного русского меньшинства, которое является экономически очень мощным, и проживает по большей части в больших городах.

6. Наличие нескольких субэтнических групп (субэтносов), которые находятся на разной стадии консолидации в единый украинский этнос, и имеют заметные культурные отличия, предопределенные пребыванием в прошлом в составе разных государств.

Кто такие галичане?

Галичане и является собственно субэтносом, то есть частью украинского этноса, которая длительное время развивалась отдельно от основной части этноса и в результате действия разных факторов приобрела заметные отличия от населения других регионов. Эти отличия предопределяют несколько другую психологию и поведение галицкого субэтноса.

В чем галичане отличаются от украинцев других регионов.

1. Выразительная конфессиональная обособленность. В отличие от абсолютного большинства населения Украины, галичане являются греко-католиками. Религиозная обособленность, это очень важен показатель обособленности. В истории существуют случаи, когда лишь на основании этого отличия формировались отдельные этносы.

2. Не до конца снивелированные совєцьким временами языковые особенности, которые предопределены частично внутренними особенностями развития галицких диалектов, а частично – посторонними и, особенно, польскими языковыми влияниями.

3. Культурные особенности, которые в первую очередь заключаются в четкой проевропейской ориентации галичан, которая сформировалась потому, что регион веками находился в сфере влияния европейського культурного пространства (в составе Польши, Австрии, Австро-Угорщини).

4. Ментальные отличия, предопределенные особенностями исторического развития, межэтническими контактами и естественными особенностями территории Галичины.

Какую роль играют субэтносы в процессе функционирования этноса? Четкого ответа на этот вопрос нет. Если этнос сильный, консолидированный, то субэтносы в его структуре собственно и обеспечивают его силу и последующее развитие путем взаимной комплиментарности, путем обмена историческим опытом, путем взаимной конкуренции. Субэтносы тогда также сильные. Галичане являются очень ярко выраженными, и видимо, потенциально самым сильным субэтносом в составе слабого украинского этноса.

Почему галичане являются сильным субэтносом?

Галичане имеют яркую собственную историю и традиции государственности. В свое время на территории Галичины существовало могучее Галицко-волынское государство, которое определенное время было одним из ведущих государств Центральной и Восточной Европи. Очень много героических событий в истории региона были за время непродолжительный существования еще одного государства созданной галичанами, Западно-Украинской Народной Республики.

У истории Галичины есть все необходимое для конструирования собственной государственнической идеи: опыт создания государства, мощные фигуры, поражающие события и, конечно, – стойкие патриотические мифы. Этим Галичина выразительно отличается от большинства регионов Украины. При попытке выстроить идею отдельного государства на Донбассе, Слобожанщине, Подолье или Буковине обязательно возникнет проблема искусственности, неприродности, даже фальшивости подобной идеи. В случае с Галичиной этой проблемы не будет. По-видимому, именно поэтому больше всего, что могут пропагандировать местные элиты в названных регионах – это умеренный регионализм.

Галичане имеют свою историческую столицу Львов, который веками был центром региона и который на данное время по этническому составу на 90% украинский, большинство населения которого говорят по-украински. Львов является наибольшим городом края, причем Ивано-Франковск и Тернополь, соответственно второй и третий по численности населения города Галичины, он опережает в три раза.

В данное время Галичина является почти абсолютно моноэтническим регионом. Заметные прослойки этнически иного населения есть лишь в наибольших городах, тогда как сельская местность на 99% украинская. В то же время на востоке и юге, в сельском населении наблюдаются заметные вкрапления неукраинского населения (россиян, болгар, греков, молдован), а города наполовину российские.

Выразительные региональные особенности населения Галичины, сравнительно с обитателями других регионов Украины можно проследить еще со времен Киевской Руси. Со второй половины ХVІІ ст. (со времени принятия унии) и к середине ХІХ ст. развитие населения Галичины в направлении создания отдельного этноса вообще прослеживалось абсолютно четко. Ментальные отличия от украинцев других регионов, другая религия – греко-католицизм, проевропейские культурные ориентации, так и не сглаженные окончательно в совєцькое время языковые особенности плюс традиции государственности, – в мире можно встретить немало случаев когда новые этнические сообщества формировались на значительно более слабом фундаменте. И если попробовать построить концепцию галичан как отдельного этноса в соответствии с современным развитием этнологической науки, эта концепция, скорее, окажется совершеннее, сильнее, чем современная официальная концепция украинской нации.

Отмеченные выше преимущества галичан делают их очень сильным субэтносом, поскольку дают возможность обеспечить внутреннюю субэтническую консолидацию населения региона, то есть сделать то, что не удается сделать вот уже десять лет в независимой Украине.

Тогда, когда в составе слабого этноса существует сильный субэтнос, могут наблюдаться две тенденции:

– сильный субэтнос становится ядром консолидации этноса;

– развитие субэтноса следует в направлении создания отдельного этноса, в направлении сепаратизма.

Почему галичане не могут консолидировать украинцев?

Невзирая на то, что в определенные периоды своего общественного развития Галичина играла очень важную роль в истории Украины, она никогда не была и не будет Украинским Пьемонтом, другими словами никогда не будет территорией, которая будет консолидировать украинцев. Почему именно?

Она является экономически слабой сравнительно с остальными регионами современной Украины, и нет особых оснований считать, что это отставание будет преодолено в ближайшее время. По совокупности наиболее важных экономических показателей экономически наиболее развитая галицкая область – Львовская - в лучшем случае завершает первую десятку регионов Украины. Ивано-Франковская область находится во втором десятке, где-то ближе к третьему, а Тернопольская – вообще входит в тройку самых отсталых регионов Украины.

Центр Галичины Львов заметно отстает и экономически и политически от наибольших городов Украины, а именно от Киева и Харькова, Донецка и Одессы, Днепропетровска и Запорожья. По экономическим параметрам Львов опережают даже такие города как Луганск, Николаев или Мариуполь.

Географическое положение Галичины в Украине является окраинным. Галичина находится вдалеке от географического центра Украины, от ведущих экономических районов, не имеет выхода к морю.

Население Галичины составляет всего 5 миллионов человек, которые составляет лишь 10% население Украины, то есть столько сколько одна Донецкая область, что совершенно не достаточно для того, чтобы выполнять миссию консолидации.

Галичина находится в окружение экономически отсталых регионов Украины и соседних стран, что однозначно не способствует ее экономическому развитию. В связи с тем интересно историческое сравнение Галичины с настоящим Пьемонтом, выдающаяся консолидирующая историческая роль которого не была бы возможной без поддержки могучих соседних провинций – Ломбардии с Миланом – наибольшим экономическим центром Италии, и Лигурии с мощным портовым городом Генуей, которая обеспечивала экономические связи Пьемонту.

Впрочем, скептикам предложу просто отыскать соответствующую литературу и детально сравнить ту роль, которую играл и играет в истории, экономике и общественной жизни Италии П’емонт и сравнить с ролью Галичины в Украине.

Почему галичане не стали отдельным этносом?

Окончательного ответа на вопрос, почему в свое время в ХІХ веке в кругу галицкой элиты победила проукраинская ориентация, а не ориентация на идеологию отдельного галицкого этноса нет, однако ведущую роль здесь сыграли следующие факторы.

1. Для такого выбора были весомые исторические основания. Галичане являются восточными славянами, территория Галичины раньше входила в состав Киевской Руси, к ХVII ст. как и украинцы других регионов, галичане были православными, южная часть Тернопольщины вообще до 1772 г. входила в состав Подольского воеводства и так далее и тому подобное

2. Концепция галичан, как отдельного этноса, была слабее сравнительно с концепцией галичан как части украинского этноса. Для галичан, перед которыми стояла реальная угроза полной полонизации, угроза потери собственной идентичности (даже четко не осознанной, какой именно, однако, однозначно отличающейся от польской), идея стать частью 35-миллионного украинского этноса, была значительно привлекательнее, чем как отдельным всего лишь 3,5-миллионным этносом, поскольку поляков на то время уже было около 20 миллионов.

3. Ориентации галичан на Украину способствовала деятельность многих известных надднепрянцев (В. Антоновича, М. Грушевского, М. Драгоманова и других), которые, не имели возможности заниматься научной и политической деятельностью на территории Российской империи, в конце ХІХ - в начале ХХ веков, сотрудничали с местными галицкими общественными деятелями проукраинской ориентации, издавали свои произведения на украинском языке или даже жили в Галичине.

4. Ориентации галичан на Украину способствовала определенная поддержка в конце ХІХ – в начале ХХ века украинской идеи со стороны государственных кругов Австро-Венгрии и Германии, которые разрабатывая свои геополитические планы, поддерживали проукраинские настроения в Галичине и антироссийские – в Украине.

Кроме этих факторов, созданию идеологии отдельного галицкого этноса препятствовали:

– наличие в этническом составе Галичины значительного количества неукраинского населения, как в сельской метсности (поляки, немцы), так и в городах (евреи, поляки, немцы), которые в целом составляли свыше 30% населения региона;

– отсутствие мощных галицких сил в галицкой столице, Львове. Ведь в середине ХІХ ст., во Львове греко-католики по австрийской статистике составляли менее 10% населения, позже их удельный вес несколько вырос, но к Первой мировой войне она так и не достигла даже 20 %;

– низкий уровень социальной стратификации галичан. Они были представлены большей частью крестьянами и священниками, численность украинского городского населения была очень незначительной, а местная галицкая интеллигенция лишь начала формироваться.

Почему выросли сепаратистские настроения в Галичине?

Во-первых, действие почти всех перечисленных выше факторов, которые раньше способствовали идентификации населения Галичины как украинцев, на протяжении ХХ века прекратилась. Австро-Венгория исчезла с политической арены еще в 1918 г. Германия после обеих мировых войн, по-видимому, окончательно, лишилась свои избыточных политических амбиций. Опасность полонизации минула тогда, когда сначала в 1939 г. Западная Украина перешла в состав СССР, а затем в 1944-1947 гг. в результате обмена населением Галичину покинуло почти все польское население края. Тот же таки обмен населением и истребление нацистами еврейского населения Галичины привели к тому, что как город Львов так и Галичина по этническому составу населения стали практически мононациональными. Наконец, с получением незалежности Украиной украинцам Надднепрянщины уже не было ни единой потребности реализовывать себя во Львове, ведь они могут это сделать в столице государства – Киеве.

Во-вторых, за десять лет незалежности Украины не было сделано практически никаких реальных шагов, направленных на преодоление существующих региональных противоречий, на консолидацию украинского этноса. Более того, центральной властью допускаются грубые ошибки во внутренней и внешней политике, которые, в принципе, могут привести к разрушению галицкой идентичности, а следовательно подталкивают галичан к сепаратизму.

Сейчас важнейшими проблемами украинского этноса, которые подталкивают галичан к сепаратизму, является:

1. Языковая проблема. Среди множества причин, что ее породили и подпитывают, следует выделить следующие факторы. Первое, это однобокая, а часто и просто неправильная оценка существующей языковой ситуации, недостаточное понимание действительных причин, которые порождали русификацию населения Украины в прошлом и приводят к последующему снижению роли украинского языка в наше время. Второе, это избыточная надежда на Украинское государство, что опять же было предопределено непониманием сути языковых процессов в Украине и заключалось в убеждении, что создание Украинского государства уже автоматически приведет к резкому повышению статуса украинского языка и остановит русификацию. Третье, это отсутствие продуманной языковой политики на государственном уровне. Отчасти это является следствием самой обычной некомпетентности государственных чиновников, отчасти следствием прямой незаинтересованости части из них в том, чтобы разрешать языковую проблему, поскольку сами они часто также являются русскоязычными или не украинцами.

2. Экономический кризис в государстве. На ее фоне проходил рост диспропорций в развитии разных регионов и, в частности, последующее отставание Галичины от ряда экономически найрозвинутіших регионов. Причиной роста диспропорций в уровне развития разных регионов можно считать, в первую очередь, неровне стартовые можливости разных регионов на время перехода к рыночной экономике. Кроме того, экономически более мощные регионы часто через сохраненные связки в органах центральной власти в Киеве ослабили груз экономического кризиса, а многие лица из этих регионов получили возможность быстрого обогащения. Наконец, определенную роль в процессе роста экономических отличий между регионами сыграла экономическая политика Киева, которая иногда напоминала политику метрополии относительно колоний, а не политику независимого государства, которое пытается преодолеть региональные экономические отличия, поскольку понимает, что они являются причиной социальной напружености.

Очень часто корень галицкого сепаратизма вообще связывают почти исключительно с экономическими проблемами Украины, с неспособностью центральной власти их решить. Подобное объяснение в принципе полностью понятно, ведь Галичина или не больше всего пострадала от экономического кризиса. Именно в этом регионе наблюдался наибольший в Украине спад промышленного производства и наивысший уровень безработицы.

3. Выразительная в последнее время пророссийская ориентация центральной власти, которая идет наперекор с проевропейскою ориентацией галичан. Сама по себе политическая и экономическая ориентация центральной власти в Киеве еще не является особенным злом, поскольку не учитывать наличие нашего мощного северного соседа просто не возможно. Однако, в последнее время во многих случаях эта ориентация откровенно идет во вред интересам украинского этноса, ведет к окончательной его русификации.

Отмеченные выше факторы порождают определенное разочарование многих галичан в Украинском государстве. Галичане получили государство Украину, но многие из них убеждаются в том, что это не то государство, в котором они хотели бы жить. У этих людей возникает опасение относительно будущего этого государства, будущего украинского этноса, неудовлетворения ролью Галичины в Украине. В итоге определенные политические силы в Галичине начинают пропагандировать идею галицкой отдельности, чувствуя что для поддержки этой идеи в массовом сознании уже создана определенная почва. Эта идея выступает в следующих вариантах:

– Галичина как отдельное государство;

– Галичина как автономия в составе федеральной Украины;

Здесь следует, конечно, заметить, что при любых условиях автономия Галичины – это уже шаг к последующему сепаратизму, это уже определенный успех и она может рассматриваться как промежуточное звено на пути к действительному сепаратизму. Получив автономию, выдвигать последующие требования значительно легче. Выяснить же насколько искренни в своих публикациях те люди, которые говорят об автономии Галичины, отбрасывая идею независимой Галичины, нет никакой возможности.

Почему в настоящий момент идея сепаратизма не реализовывается открыто?

Невзирая на постепенное проникновение идеи сепаратизма в сознание части галичан, теперь эта идея в политической борьбе активно не эксплуатируется. Что же сдерживает местных политиков?

Первым сдерживающим фактором является старшее поколение галичан. Часть этого поколения в ХХ веке с оружием в руках добывала в борьбе независимость Украины. Вся жизнь этих людей была отдана борьбе за Украинское государство, и потому ни при каких условиях идей сепаратизма они не поддержат. Ведь для них это бы значило перечеркнуть свою жизнь. Эти люди пользуются значительным авторитетом, вокруг их борьбы за независимость Украины сформировано много патриотических мифов, которые активно поддерживает региональная власть.

Вторым фактором является региональная власть, местные органы государственной исполнительной власти и органы местного самоуправления. Люди, которые их формируют, пришли к власти в результате предыдущих выборов, тогда, когда идея сепаратизма только рождалась. Большинство из них не могут поддерживать идею сепаратизма, они являются лояльными к центральной власти, поскольку почти во всем от нее зависимы, и часто благодаря именно ей имеют возможность личного обогащения.

Третьим сдерживающим фактором является сложное экономическое положение. Экономический кризис, который кое-кто считает одной из причин сепаратизма галичан, в действительности во многом сдерживает его развитие. Кризис вообще отталкивает людей от политики, порождает разочарование в государстве как таковом, заставляет людей заниматься сугубо личными вопросами, выживанием.

Наконец, последним фактором является приближение новых выборов. Те политические силы в Галичине, которые в принципе могли бы использовать лозунги сепаратизма, в своей попытке попасть в новый парламент теперь сделали ставку на В. Ющенко и его блок “Наша Украина”. Поэтому идеи сепаратизма в настоящий момент они открыто использовать не могут. Их оставили на будущее. На В. Ющенко надеется и значительная часть простых галичан, которые еще верят в украинскую национальную идею. Таким образом более-менее активно идеи сепаратизма или федерализма Украины используют по большей части политические силы из второго (или даже третьего) эшелона национал-демократического или либерально-демократического направления, которые ведут борьбу за места в органах местного самоуправления больших городов Запада Украины.

Пути развития ситуации

Окончательная судьба Галичины, то есть реализуют ли галичане себя как отдельный этнос, или же останутся украинцами, во многом зависит от реакции Киева на распространение идей сепаратизма, путей развития Украины в ближайшие годы, а также общемировых тенденций.

Ключевым моментом здесь является экономическое положение Украины. Существуют разные схемы развития Галичины при условии, если в Украине будет наблюдаться экономический подъем и она достигнет по крайней мере восточновропейского уровня благосостояния и если в Украине теперешний подъем является лишь временным явлением, а дальше экономическая ситуация опять ухудшится. Причем, оба варианта при определенных условиях могут как погасить существующую в Галичине тенденцию к выделению отдельного этноса, галичан, так и усилить.

По делу галицкого сепаратизма важной является роль мировых общественно-политических тенденций. В мире уже около сотни лет наблюдается тенденция к территориальной раздроблености, которая реализуется путем создания национальных государств. Весьма возможно, что эта тенденция и дальше будет реализовываться в ХХІ веке. В настоящий момент быть меньше экономически выгоднее. И весьма возможно, что Галичина реализуется как независимое государство лет через 20-30 лишь потому, что Киеву станет безразлично, входит или не входит Галичина в состав Украины. Он лишится этого региона, подобно тому, как в 60-х годах европейские страны лишались своих африканских колоний, поскольку уже тому времени нашли намного более эффективные пути использовать их природные ресурсы. Созданию независимой Галичины способствует также геополитическая ситуация в регионе. Ее существование может оказаться выгодным фактически всем соседним с Украиной государствам: начиная от России и заканчивая Словакией.

Однако самым реальным для Галичины является все-таки не путь сепаратизма, а путь федерализации Украины. На этом пути Галичина может рассчитывать в поддержку других регионов Украины. Кроме того, в Украине существуют экономические и общественные проблемы, которые без предоставления широких полномочий регионам вообще достаточно трудно решить.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх