,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Финансовые новости от "РПЦ"
0
Златая цепь на дуре той

«РПЦ создала крупнейшую в России сеть нелегального сбыта золотых и серебряных изделий… Половина ювелирных изделий, продающихся в Москве, — липа…» Ольга Грекова

Купола в России кроют золотом...

— Даже не знаю, с чего начать... — пожилой мужчина остановился в дверях отделения милиции.
— Я вас слушаю, — процедил дежурный.
— Знаете, — старик явно нервничал, — я пошёл сдавать золотую цепочку в ломбард, а её не принимают. Говорят, фальшивая.
— У цыган, что ли, брали?..
— Да нет же! В церкви.
— М-да... И давно купили? — оживился милиционер.
— Год назад...

Жалобы от людей, купивших некачественное золото в храмах или на лотках с церковной утварью, стали поступать в столичные отделения милиции всё чаще.
Ассортимент товаров в храмах стандартный: молитвенники, иконы, подсвечники. Всё это — в скромных количествах.
Зато, в изобилии — золотые цепи с нательными крестами, обручальные кольца, перстни и даже «бандитские» печатки.
Здесь нет ни весов, ни лупы, ни документов на товар. Вместо «Уголка потребителя» висят иконы, а вместо чека, верующие, в лучшем случае, получают бумажку со штампом храма.
На любой вопрос (о лицензии на право торговли драгметаллами, весах или сертификатах на золото) набожные продавцы тупят глаза и елейным голосом отвечают: все деньги идут в пользу храма — вы не богохульствуйте, а молитесь.
В своё время руководство Русской православной церкви пролоббировало через Госдуму разрешение для религиозных организаций и их предприятий торговать предметами культа и религиозной литературой без кассовых аппаратов.
Что это означает? Да то, что церковным коммерсантам не нужно платить никаких налогов, вся прибыль от торговли поступает в их карман.

— РПЦ создала крупнейшую в России сеть нелегального сбыта золотых и серебряных изделий, — считает вице-президент Конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. — Налоговые льготы притягивают мошенников, которые прикрываются православием, как броней. По нашим оценкам, для обеспечения рынка предметов культа нелегально производится треть (! — Авт.) всех золотых изделий.

Впрочем, в самих церквах золотые изделия продаются редко. Как правило, настоятели стараются, чтобы торговля шла вне стен храма. Ведь, если точно следовать букве закона, на изделия из драгметаллов налоговые льготы не распространяются. И настоятели это прекрасно знают.

— Изготовленные из золота кресты и цепочки, выставленные для продажи, — это не только предметы культа, но и ювелирные изделия, — говорит заместитель руководителя Пробирной палаты России г-н Ососов...

Бардак с торговлей золотом процветал даже в предприятии «Софрино», которое официально торгует от Московской Патриархии. В «софринских» магазинах порядок навели не так давно. Неклеймённое золото здесь не продавали, зато скрывали от государства большую часть доходов.
Торговать церковными принадлежностями разрешили лишь четырём «софринским» магазинам, а все мелкие лавки — прикрыли.
Но освободившуюся нишу быстро заполнили лоточники, промышляющие в столичной подземке. По данным УВД по охране метрополитена, неклеймённые золотые крестики и цепочки предлагают москвичам и гостям столицы, как минимум, 300 «святых» лавок в переходах.
Для контролёров и дотошных покупателей у этих торговцев всегда наготове ответ: мы здесь от такого-то храма. Документов, подтверждающих это, разумеется, нет.
Некоторые продавцы трудятся действительно от церквей, некоторые приезжают из соседних областей, чтобы заработать деньги, якобы, на восстановление храмов.
Но у всех творится одно и то же: по оценке столичной милиции, в Москве, через церковные лавки, легально проходит только 10% золотых изделий.
Выгода от «золотого» бизнеса — колоссальная. Когда липовые украшения попадают на прилавок, их цена вырастает в несколько раз — прибыль от 500% и выше.
И это — при том, что торговцы «левыми» украшениями особо не жадничают. Они знают: дешевизна — лучшая приманка для покупателя. Поэтому, несмотря на накрутки, их товар всегда дешевле легального.



Преступление без наказания

— Кто опекает торговцев нелегальным золотом?
— Провокационный вопрос... Скажем так: те люди, которые должны с ними бороться.

(Из разговора с полковником милиции.)

Официальный оборот золотых изделий на московском рынке составляет от семи до восьми тысяч килограммов в год (от 100 до 120 миллионов долларов).
Из всего этого добра, по оценке Пробирной палаты, около 15% изделий — поддельные. МВД даёт более высокую цифру — порядка 40% фальшивок. В Национальной ассоциации ювелирной торговли уверены, что «левого» золота — больше 50%.
А вот — другие цифры. В прошлом году Центральная инспекция пробирного надзора выявила 713 изделий с фальшивыми пробирными клеймами, а столичные милиционеры изъяли 5 кг золота.
Если сопоставить цифры в этих двух абзацах, становится ясно: «золотых» дельцов ревизоры особо не обижают. Возникает вопрос: почему?

— Наше дело — апробировать изделия и ставить клейма, — говорят в Инспекции пробирного надзора. — Для того чтобы выявлять массовую нелегальную торговлю, есть торговая инспекция и милиция.

Однако, как выяснилось, торгинспекция практически не проводит проверок по «золотым» местам, а в милиции считают, что, без нормального закона, «бодаться» с криминальными торгашами нет смысла.
Дело в том, что в Федеральном законе «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» и в 191-й статье Уголовного кодекса «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных камней или жемчуга» говорится о перевозках и незаконных сделках только с золотым сырьём, «за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий».
Грубо говоря, если преступник успел настрогать из «левого» сырья цепочек, он... уже не преступник. И нарушает закон не больше, чем старушка, продающая у метро зелень со своего огорода.
Впрочем, иногда столичные милиционеры возбуждают уголовные дела по статьям «Незаконное предпринимательство» или «Мошенничество». Да толку от этого — с гулькин нос...
«МК» уже писал о том, что в прошлом году оперативники из ОБЭП УВД по охране метрополитена прикрыли в подземке несколько церковных лавок.
Драгоценные цепочки, крестики и кольца, которыми там торговали, не имели пробирных клейм, но стоили раза в полтора дешевле, чем золотые изделия в обычных магазинах.
Одной из «героинь» уголовного дела была некая гражданка Бескаморная. Она «держала» в метро четыре точки с церковной утварью.
Мадам крепко запала в душу милиционерам: разъезжала на собственной иномарке «Фольксваген Пассат» и держалась с уверенностью бизнес-леди.
Бескаморная заявила операм, что все деньги, вырученные от торговли, она тратит на восстановление церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Подмосковье. И пояснила, что иномарку она купила тоже исключительно для нужд храма.
А ещё рассказала, что недавно, например, приобрела для храма набор импортных колоколов за 1000 долларов.
Правда, в маленьком подмосковном селе, куда приехали оперативники, вместо храма с импортными колоколами они обнаружили сруб — два полена, три бревна.
Как оказалось, это — всё, что гражданке Бескаморной удалось построить с 1992 года (именно тогда она получила разрешение на восстановление храма)...
...Несмотря на колоссальную работу, которую пришлось проделать оперативникам, чтобы довести дело до суда, всё закончилось для гражданки Бескаморной амнистией.
Как, впрочем, и для остальных «золотых» предпринимателей, которые продолжают грести деньги «на строительство храмов».

Источник: http://www.compromat.ru



Церковный оффшор


Московская епархия становится идеальным местом для отмывания денег…
Михаил Поздняев

Депутаты Московской областной думы приняли на днях закон, по которому религиозные организации получают безграничные экономические льготы.
Нет сомнения в том, что подмосковному великому почину, в самом скором будущем, последуют и все остальные регионы.
Русская Православная Церковь, в угоду которой отменены налоги на имущество и «некультовые предприятия», не связанные с основным родом деятельности, становится не только де-факто, но и де-юре, «оффшорной зоной».
В столичной области сегодня действуют 1254 религиозные организации, представляющие 19 конфессий.
Но речь надо вести о льготах в угоду лишь одной из них — РПЦ, имеющей около 1000 приходов, 20 монастырей и 13 монастырских подворий и расширяющей свои владения ударными темпами.

Дополнение «О льготном налогообложении» «религиозной» статьёй закона было осуществлено, буквально, в 24 часа.

Патриарх Алексий (Ридигер) и правящий архиерей Московской епархии митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков) обратились к губернатору Борису Громову со слёзным письмом.
Первоиерархи пожаловались его превосходительству, что, вследствие вступления в силу с 1 января нового Налогового кодекса РФ, РПЦ оказалась приравнена в своих деяниях за стенами храмов к мирским коммерческим организациям.
Это — не только накладно, но и унизительно: ведь, среди коммерсантов далеко не все готовы следовать 12 заповедям православного бизнеса, принятым в феврале на Всемирном Русском Народном Соборе, где и г-н Громов присутствовал. Получилась, извините, ни Богу свечка, ни чёрту кочерга.
Генерал-губернатор дал команду своим депутатам, и они поспешили поставить Богу во-о-от такую свечку. Правда, одновременно ими было поставлено условие:
«Средства, которые останутся у церквей при применении этой льготы, должны быть направлены на строительство, восстановление и реставрацию культовых сооружений, издание религиозной литературы, приобретение предметов культового назначения и благотворительность».

Заведующая отделом по делам религиозных объединений в администрации Мособлдумы Любовь Костюченко рассказала нам, что ужесточение налогового законодательства с недовольством было воспринято не только главенством Патриархии, но и руководителями всех прочих действующих на территории области деноминаций.
Отмена с 1 января льгот на имущество и «некультовые предприятия», равно, как и теперешнее их возвращение стали возможны ввиду того, что нигде в законах не прописано, что относится и что не относится к церковной, религиозной деятельности.
Грубо говоря, творцы кодекса рассуждали так: продажа свечек в храме налогами не облагается, потому что в храме совершаются службы и таинства.
Торговля же точно такими свечками в магазинчике, построенном вне церковной ограды, и перевозка их со склада на приобретённой для этих нужд «Газели», подлежат налогообложению, поскольку песнопения торговлю не сопровождают, и кадилом батюшка не машет.
Несправедливо, рассудили депутаты. Торговля свечками (покупка недвижимости, земли, транспорта, компьютеров и т.д. и т.п.) — в любом случае, дело святое: с какой стороны свечку ни поджигай, свечкой останется...
По словам г-жи Костюченко, изменения в главу 30 части II Федерального кодекса внесены пока, в порядке эксперимента, сроком на год.
Но практика последних полутора десятилетий показывает: если Патриархии кто-нибудь кладёт в рот палец — она тотчас оттяпывает, руку по локоть.

В феврале Алексий II заявил агентству Франс Пресс:
«Собственность религиозных организаций представляет собой совершенно особую форму собственности, ибо основу её составляет добровольная жертва человека Богу.
Пожертвования верующих являются особым случаем экономических и социальных отношений, поэтому на них не должны автоматически распространяться законы, регулирующие финансы и экономику государства, в том числе и государственное налогообложение...
Радикальное изменение порядка налогообложения наносит непоправимый удар по экономической жизнеспособности религиозных организаций, и мы намерены добиваться внесения соответствующих поправок в Налоговый кодекс».

Теперь положение исправлено. Жизнеспособность восстановлена. При условии, на вид строгом, а в действительности — мягче талой свечки: приносить излишки в жертву сирым и убогим (то есть, Богу).
И проверять не надо, считай, Патриархия условие уже соблюла.
Во-первых, потому, что никто, кроме РПЦ, её финансовую деятельность не контролирует (т.е., сама себя).
А, во-вторых, под благотворительностью главенство Патриархии вольно понимать и такие, во всех смыслах сомнительные «некультовые предприятия», как торговля нелицензированным золотом, отказ отдавать банковские кредиты, участие в нелегальном импорте подакцизных товаров, продажа имущества Западной группы войск.

Между прочим, вопреки молве, вовсе не глава Отдела внешних церковных связей Кирилл (Гундяев) является «табачным митрополитом», а его бывший заместитель, архиепископ Климент (Капалин), только что назначенный управделами Патриархии и, в самом деле, получивший сан митрополита.
Под его руководством, с отменой налогов, которая, вслед за столичным регионом, пройдёт повсеместно, корабль церковного бизнеса полетит в светлое будущее на всех парусах.
Другой «теневик» в лоне РПЦ — Евгений Пархаев, генеральный директор Патриаршего Художественно-производственного предприятия «Софрино».
По некоторым данным, в своё время, Пархаев арестовывался КГБ СССР за хищение и сбыт листовой меди, предназначавшейся на ремонт храмов, содержался в СИЗО «Лефортово».
Так или иначе, все житейские невзгоды для него в прошлом: Пархаев выдвигался кандидатом в депутаты Государственной думы, он учредитель общественного объединения «Фонд единства православных народов», награждён орденами Почёта и Дружбы народов.
Если налоговики, сдуру, к нему в Софрино и нагрянут — уж никак не с ордером на обыск, а скорее — поклянчить детишкам на молочишко...

Церковный историк Николай Митрохин считает, что «льготы церкви начинаются с того, что в храмах законодательно разрешено не ставить кассовые аппараты».
Получается, что коррупция — болезнь не только «высшего командного звена», но и затюканных приходских батюшек, и бабушек, стоящих за ящиками, продающих пресловутые свечки.
По словам г-на Митрохина, доля сектора товаров, производимых и потребляемых в рамках Церкви, в общем объёме экономики России пока невелика, но обороты этого сектора стремительно увеличиваются.
Редкий архиерей не производит, по примеру архиепископа Костромского Александра (Могилева), газированную святую воду. Появились, в придачу к свечным заводикам, пищевые предприятия, расширяется гостиничный и туристский бизнес.

«РПЦ имеет шансы, — говорит Николай Митрохин, — сформировать на постсоветском пространстве сектор товаров и услуг под церковной маркой, предназначенных для основной массы населения государства.
Церковь, с её непрозрачной финансовой деятельностью и политическим влиянием, является идеальным местом для отмывания денег, и роль её, как оффшора, будет год от года возрастать».

Прихожанам – скидки?


На церковных землях скоро можно будет купить водку и сходить в фитнес-центр.

Московская патриархия, в лице художественно-промышленного предприятия «Софрино», вместе с одной из частных бизнес-структур, начинает большую стройку.
Рядом с десятью храмами столицы, на принадлежащей им земле, будут возведены торговые центры и «магазины шаговой доступности». Строительство трёх супермаркетов уже началось. В проект предполагается вложить 25-30 млн. долларов.
Церкви, в каждом из магазинов, площадью от 3 до 10 тыс. кв.м, будут бесплатно выделены торговые площади.
Подтверждаются опасения, что РПЦ, получая землю в собственность, начнёт использовать её в отнюдь не богоугодных, а чисто коммерческих целях.
Теперь, наконец, понятно, зачем понадобилось Московской патриархии принимать год назад на VIII Всемирном русском народном соборе «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании».
Седьмая из десяти заповедей этого документа гласит: «Участие бизнеса в политике, его воздействие на общественное мнение должно быть только прозрачным и открытым».
Следуя этой заповеди, РПЦ решительно открещивается от скандалов 90-х – беспошлинной торговли табаком и спиртным, получения квот на экспорт нефти и отлов ценных пород рыб, превращения иконно-книжных лавок в сеть по продаже изделий из контрабандного золота.
К чему, право, наступать опять на те же грабли, когда в твоём распоряжении уникальный бренд?
Если десять лет назад РПЦ приходилось изощряться, доказывая, что табачные махинации совершались в интересах сирых и убогих, сегодня благие намерения бизнесменов, в чьих проектах долевое участие принимает патриархия, не требуют доказательств.

При чём тут «Софрино»?

Десять торговых центров по соседству с храмами в Центральном административном округе Москвы – это только часть впечатляющего проекта РПЦ.
А началось всё с Тверской и Владимирской областей, где уже идёт строительство сети гостинично-деловых комплексов.
Специально под этот проект была создана таинственная организация «Фонд инвестиционных программ РПЦ» (наша газета писала о его деятельности в номере от 18 мая 2005 г.).

Создавать новую структуру для возведения торговых центров на церковной земле в Москве не потребовалось – участие в проекте принимает художественно-промышленное предприятие «Софрино», возглавляемое Евгением Пархаевым.
Прозванный «свечным олигархом», г-н Пархаев работает в хозяйственных подразделениях патриархии сорок лет: начинал простым маляром, а, в канун 1000-летия крещения Руси, занял пост гендиректора «Софрино».
Казалось бы: где свечки – и где торговые центры?
Секрет — прост: Евгений Пархаев является, по совместительству, председателем совета директоров банка, инвестирующего «магазинный проект» и контролирующего 17% уставного капитала фирмы-подрядчика, на счету которой — коттеджный поселок на Рублёвке, офисные центры на Полянке и в Замоскворечье...

В общем, это вам не свечной заводик – розовая мечта отца Фёдора из бессмертных «12 стульев».
Пробным шаром в использовании церковной земли под строительство объектов недвижимости с торгашеским уклоном явилось возведение бизнес-центра «На Спартаковской».
Согласно контракту, 30% его площадей должно было отойти правительству Москвы, 70% – инвестору. Но затем, в контракт был включён ещё и Богоявленский патриарший собор, и власти города передали ему свою долю. А теперь – сразу десять подобных центров под «крышей» РПЦ. И ведь, ясно, что лиха беда – начало...

Золото и вино в ассортименте

Как всякое новшество, планы Церкви построить торговые центры при храмах вызвали у экспертов растерянность.
Одни говорят, что наличие земель в собственности РПЦ позволяет ей зарабатывать деньги для осуществления благотворительных программ и восстановления монастырей.
Другие возражают: это, мол, никакие не магазины «шаговой доступности», то есть, небольшие магазинчики, которые находятся внутри жилых кварталов и которые торгуют всем необходимым.
Это, в чистом виде, большие торговые центры. А вот, их-то строить церкви запрещается, потому что там присутствует развлекательный элемент.
Каждый торговый центр будет иметь площадь 3-10 тыс. кв.м. Часть площади (пока неизвестно, какую) патриархия получит бесплатно под иконно-книжные лавки.
Впрочем, «иконно-книжными» они именуются условно: основную часть их дохода составляют ювелирные изделия, за ними следуют марочные вина.
Последнее никого не удивляет: если бизнес-проекты, начертанные на бланке с православным крестом, заведомо непогрешимы, то и вино, на этикетке которого нарисован храм – как бы, не совсем вино.
То же и с ювелиркой: кольцо с молитвой и цепочка для крестика – как бы, не совсем золотые украшения.

С другими товарами в строящихся торговых центрах могут возникнуть проблемы: например, с колбасой в Великий пост или с видео- и аудиокассетами.
Но ведь, «шаговая доступность» не предполагает, что клиентура в магазинах будет та же, что в храмах по соседству...

Москва готовится к убыткам

Любопытно, что сообщение о начале строительства первых в Москве «церковно-торговых центров» совпало с заявлением руководителя департамента имущества столицы Владимира Силкина о недопустимости увеличения числа предприятий, которые имеют льготы по оплате аренды городской недвижимости.
Г-н Силкин подчеркнул, что по проекту бюджета 2006 г. потери от льгот, предоставляемых арендаторам, должны составить 8,38 млрд. рублей, то есть, рост «выпадающих доходов» на следующий год составит 34%.
Тем не менее, по словам Владимира Силкина, департамент потребительского рынка и услуг предложил существенно увеличить перечень льготируемых категорий, включив в них, помимо социальных магазинов, социальные рестораны, предприятия бытового обслуживания и магазины «шаговой доступности».

«Я хочу ответственно заявить о негативных последствиях принятия таких решений», – подчеркнул г-н Силкин.

По его оценке, установление минимальной ставки для магазинов «шаговой доступности» привело бы к дополнительным потерям бюджета ещё в 1 млрд. рублей. «Любая протекционистская политика, – заявил чиновник, – должна быть экономически разумна».
Вопрос: можно ли назвать протекционизмом государственную политику в отношении всё новых бизнес-планов Московской патриархии?
Не уместнее ли будет говорить о легализации неуёмной финансовой деятельности РПЦ?
Кстати, именно с её расширением связывают эксперты назначение на пост управделами патриархии митрополита Климента(Капалина), всё чаще заменяющего Алексия II на тех важных совещаниях, на которых святейший почему-либо не может появиться, а там, где может – неизменно его сопровождающий...

На очереди – Петербург

Случайность это или закономерность, но в конце прошлой недели парламент Санкт-Петербурга принял в первом чтении законопроект «О порядке передачи в собственность религиозных организаций имущества религиозного назначения, находящегося в государственной собственности Петербурга».

Имущество будет передаваться бесплатно – причём, не только храмы и кладбища, но и вся арендуемая сегодня земля.

Впервые о том, что церковь бесплатно получит в собственность участки, на которых расположены её здания и сооружения, заговорили год назад, когда был принят федеральный закон, вносящий изменения в Земельный кодекс.
Предполагалось, что документ снимет напряжённость, которая может возникнуть с 1 января 2006 г., когда, в соответствии с требованиями земельного законодательства, религиозным организациям, как и всем остальным, в обязательном порядке придётся либо выкупать земельные участки, либо платить арендную плату.
Уже тогда ведущие петербургские эксперты рынка недвижимости отмечали, что главной проблемой станет установление границ передаваемых церкви участков – сейчас их не существует, и бизнесу, для их определения, придётся договариваться с Санкт-Петербургской епархией.
Правда, в самой епархии затруднились чётко ответить, каким количеством «строений» они владеют.

На сегодняшний день выявлено 123 объекта, однако инвентаризация бывшего религиозного имущества продолжается, и перечень может быть изменён.
Развитие событий, по мнению питерских наблюдателей, может пойти по московскому сценарию, и на дармовой церковной землице, как грибы после дождя, начнут расти торговые центры...

Шаговая доступность» для иерархов

Финансовые новости патриархии, быть может, следовало бы оставить без комментариев, если бы не одно обстоятельство.
Ни приходы, по соседству с которыми развернут бурную деятельность торговцы, ни бедные монастыри не получат ни копейки от прибыли «магазинов шаговой доступности».
По той простой причине, что фирма «Софрино», участвующая в проекте, является главным источником содержания аппарата РПЦ.
Бюджет патриархии давно не обнародуется, тогда, как пастыри на местах всё громче жалуются на своих архиереев, обдирающих приходы, как липку.
В этой связи представляются обоснованными разговоры о якобы готовящейся к рассмотрению в Думе поправке к Закону о свободе совести.
Эта поправка может лишить приходы статуса юридического лица и сконцентрировать управление имуществом в руках высшего церковного руководства.
Такова логика событий. За возвращением храмов и церковных земель в современной России неизбежно должны были последовать офисы в аренду, продажа элитного жилья... а теперь – и супермаркеты.

Источник: «Новые Известия»,
http://informacia.ru
http://rodonews.ru;



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх