,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Нашествие анонимов.Откуда «растут косы» провокаций?
0
Нашествие анонимов.Откуда «растут косы» провокаций?
Скажем, 23 сентября пресс-служба партии «Батьківщина» со ссылкой на депутатов фракции сообщила: «Глава администрации президента Сергей Левочкин начал сбор номеров народных депутатов фракции БЮТ». «Телефонные звонки поступают помощникам народных депутатов фракции от человека, который представляется секретарем приемной главы президентской администрации» — говорилось в сообщении.

«С какой целью осуществляется сбор номеров оппозиционных депутатов — приемная Левочкина не сообщает» — интриговала пресс-служба «Батьківщини». «В случае, если руководство администрации президента пожелает пообщаться с народными депутатами фракции, пресс-служба «Батьківщини» будет информировать общество о деталях внезапного всплеска интереса господина Левочкина к депутатам от оппозиции» — отмечалось в сообщении.

Чтобы прийти к выводу, что данное сообщение есть форменный, извините на слове, бред, не требовалось и опровержение из АП, которое последовало во второй половине дня 23 сентября.

Фамилии народных депутатов от БЮТ, к чьим помощникам якобы звонили из АП, не называются. Фамилии помощников народных депутатов, которых якобы обзванивал сотрудник АП, — тоже. Человека, который «звонил» им, выдавая себя за «секретаря приемной главы президентской администрации», представиться (фамилия, имя) не попросили — поверили на слово, что он из АП. С какого телефона звонил этот «секретарь АП» — в БЮТ не выясняли. В Администрацию Президента — «с какой целью осуществляется сбор номеров оппозиционных депутатов?» и осуществляется ли вообще — тоже не обращались.

Способен кто-то поверить в это? Разве только тот, кто готов принять за чистую монету «анонимный звонок» Юлии Тимошенко с угрозами из-за ее поездки в Брюссель.

Оставим в стороне довольно странные обстоятельства и самого звонка, и разговора Юлии Владимировны с анонимом (неизвестный беспрепятственно дозвонился до лидерки БЮТ, минуя секретарей-помощников-бодигардов; Тимошенко неизвестно с кем ведет достаточно продолжительную беседу, выслушивая оскорбления и унижения, и т. д.). Интересует иное: почему поиском «телефонного террориста» озабочена власть, но не сама Тимошенко? Оказывается, она к этому не просто абсолютно равнодушна (хотя, рассказывала, что ей угрожали физическим насилием), а даже категорически против!

Хотя бы сообщила правоохранителям номер телефона, на который поступил этот звонок с угрозами. Методика поиска «телефонных террористов» в СБУ отработана достаточно хорошо, и таких «шутников» находят быстро. Остается предположить, что Юлия Владимировна боится не звонившего анонима, а того, что его — не дай бог — найдут или выяснят, что никакого анонима (соответственно звонка с угрозами) не было.

Напоминает «КамАЗный теракт», имевший место в августе 2004 г. с «народным кандидатом» Ющенко. Тогда, если помните, «надежду демократии» едва не задавил некий «простой колхозник, хорошо знающий Конституцию». Виктор Андреевич произнес много зажигательных спичей на тему данного «теракта»: «У вас не вистачить куль та КАМАЗів! Нас вам не зламати!» — говаривал он на митингах, обращаясь к «преступной власти». Но расследования инцидента и наказания «террориста» не требовал. Даже когда стал президентом.

Тимошенко не добивается поиска и наказания «телефонного террориста». Депутаты от БЮТ в свою очередь не требуют разбирательства и на предмет «звонков из секретариата Левочкина». Хотя, казалось бы, выяснить фамилию этого сотрудника АП, потребовать его увольнения (дабы иным в АП впредь неповадно было заниматься подобным), заставить Левочкина объясниться за действия своих подчиненных могли бы. Но такой очевидный алгоритм действий в голову бютовцев «почему-то» не приходит.

Но анонимы «терроризируют» не только оппозиционных политиков, но и «свободных» журналистов, деятелей «демократического движения», из числа тех, которые существуют на западные гранты.

В тот же день, когда неизвестный «сотрудник АП» собирал телефоны депутатов из БЮТ, пресс-служба грантозависимой конторы под названием «Демократический альянс» («ДА») сообщила (цитирую по «УП»): «21 сентября, во вторник, общественным активистам поступил телефонный звонок. Мужчина представился сотрудником СБУ и пригласил на встречу, на которой расспрашивал об источниках финансирования как ячейки «Демократического альянса» в Черкасской области, так и центральных руководящих органов организации».

Звонит неизвестный. Говорит, что из СБУ. Приглашает на встречу. А активисты из «ДА» сломя голову бегут на свидание и ведут беседы неизвестно с кем — у которого ни имени, ни фамилии, ни звания, ни занимаемой должности... Чушь какая-то.

В годы «оранжевой демократии и свободы» мне с десяток раз поступали звонки от сотрудников СБУ (так они по крайней мере представлялись), предлагавших встретиться и побеседовать. Я даже не спрашивал, что их интересует в моей скромной персоне, неизменно отвечая двумя простыми словами: «Вызывайте повесткой». О звонках сообщал главному редактору С. Кичигину. Но повесток из СБУ мне так никто и не приносил. Истории прекращались на моем требовании вызывать официально. Все мое «удовольствие» от общения с ющенковским СБУ ограничилось несколькими случаями, когда ее работники приносили мне на дом повестки из Генпрокуратуры (по делу об «отравлении» Ющенко).

Полагаю, большинство рядовых граждан поступили бы именно так: потребовали бы официального вызова. При встрече с неизвестным, называющим себя сотрудником правоохранительных органов, попросили бы представиться, предъявить удостоверение. Даже «какой-то простой колхозник» (выражение Ющенко) в свое время удивил Виктора Андреевича, процитировав тому 63-ю статью Конституции («Особа не несе відповідальності за відмову давати показання або пояснення щодо себе, членів сім'ї чи близьких родичів, коло яких визначається законом...»).

Но деятели из «Демократического альянса» — это не «простые колхозники». Их, как говорится, за рубль двадцать не возьмешь. Уж они-то свои права знают! Вот взять хотя бы сообщение пресс-службы СБУ, в котором опровергалась информация указанной организации: «Заявление пресс-службы «ДА» об обращении к ним по телефону 21 сентября человека, назвавшегося сотрудником СБУ, как минимум вызывает недоумение, потому что в этот день лидер этой общественной организации Гацько сам звонил в общественную приемную СБУ с претензией, почему ему не предоставляются ответы на ранее отправленные им обращения».

Знают! Еще саму СБУ обучат-отчитают по телефону, как надо законы выполнять. А тут вдруг такая наивность — готовность бежать по звонку неизвестно кого на встречу неизвестно с кем.

Можно было бы, конечно, предположить, что в этом и в прочих случаях «пострадавшие» уже при одном только упоминании СБУ совершенно лишаются здравого ума и выполняют все требования «сотрудника спецслужбы» — из страха перед «кровавой гэбней». Но как тогда пояснить, что они не боятся обнародовать информацию о такого рода «контактах», о содержании своих «бесед»?

Чем, собственно, грозит «свободному журналисту» отказ от беседы с сотрудником СБУ (даже настоящим)? Да ничем!

Полагаю, не каждая бабушка станет откровенничать с неизвестным «сотрудником СБУ», если он не представится и не убедит ее, что он именно тот, за кого себя выдает. Хотя и на старуху бывает проруха. Вот у Виктории Сюмар из «Института массовой информации» — ситуация более виртуозная. Там анонимы «из СБУ» преследуют не саму Викторию, а бабушек-консьержек из ее дома. «Моя испуганная консьержка... втихаря пересказывала, как к ней подходили работники СБУ и расспрашивали о жителях моей квартиры. Основные вопросы: как живут, когда приходят, кто приходит в квартиру и т. д.» — написала она в своем блоге на «УП».

Что за «работники СБУ»? Фамилии, должности? Пароли, явки? Ничего этого нет. Якобы кто-то подходил. Якобы из СБУ. И вопросы более чем странные. Не грабители ли это какие, интересовавшиеся имущественным положением («как живут?») и выяснявшие, когда квартира бывает пуста («когда приходят?»), с преступной целью? И потом: «испуганная консьержка» интимно-доверительно («втихаря») рассказала г-же Сюмар — а та обнародовала на всю страну! Подставила, стало быть, бабушку, добавила ей страхов. Не опасается Сюмар, что к консьержке явится «кровавая гэбня» и сделает что-то нехорошее? Видимо, не опасается.

В последние месяцы истории с участием анонимов, преследующих «демократов» и «приверженцев свободы», появляются одна за другой. Объединяет их одно: «жертвы» не только не требуют от властей найти и наказать неизвестных, но, наоборот, если власть проявляет инициативу, всячески этому противятся. Вот такая странность.

«СБУ имеет 100% практику изобличения анонимных звонков. Мы всегда находим анонимов. Мы надеемся, что Тимошенко нам предоставит исчерпывающую информацию, и мы обязательно найдем этих анонимов», — заявил на брифинге глава СБУ, комментируя якобы имевшие место телефонные угрозы лидерке БЮТ. Тимошенко ответила, что расследование ее не интересует. Почему?

Или вот из более раннего: 26 июня СБУ обращалась к журналисту «Коммерсант-Украина» А. Скоропадскому, с которым несуществующий сотрудник СБУ (некий Артем Ковалев) проводил «профилактические беседы»: «Служба безопасности Украины официально заявляет, что сотрудник по имени Артем Ковалев в СБУ не работает... обращается к Скоропадскому с просьбой предоставить исчерпывающую информацию о человеке, который выдавал себя за сотрудника спецслужбы. Мы проведем соответствующее расследование и установим этого человека и его соучастников, которые пытаются скомпрометировать СБУ в глазах общественности...» От журналиста ноль реакции.

А были еще активистки женского движения FEMEN, с которыми встречались какие-то «левые» сотрудники СБУ, корреспондент немецкой газеты Frakfurter Allgemeine Zeitung Конрад Шуллер, контактами которого якобы интересовались украинские спецслужбы (в СБУ официально опровергли, что проводили какие бы то ни было мероприятия относительно Шуллера). И т. д. и т. п.

Несколько месяцев назад мы предупреждали, что власть будут пытаться втянуть в публичную дискуссию «есть ли демократия и свобода на Украине», станут побуждать к действиям, которыми бы власти доказывали свою демократичность и приверженность свободам. До бесконечности. Без шансов на успех в этом напрасном деле. Ибо оппонентам, реализующим технологии 2000—2004-го, нужен не результат (демократия и свобода), а сам процесс, когда бы власть объяснялась-доказывала-оправдывалась.

Здесь своего рода замкнутый круг. Выдвигаются какие угодно абсурдные обвинения, создается информационный шум (поддерживающийся в т. ч. благодаря участию представителей власти в публичных дискуссиях). Этот определенного толка информшум создает общую специфическую атмосферу «преследований оппозиции», «гонения на инакомыслящих», «тотальной слежки», «вмешательства СБУ во все и вся». Творческая переработка известного принципа «дыма без огня не бывает»: дымят что есть мочи — авось те, на кого это рассчитано (внутри и вне страны), поверят, что где-то есть и огонь. Кстати, так, без огня, часто дымят мусорные свалки.

Сами создают шумиху — сами на ее основе обращаются к Западу за «поддержкой свободы и демократии»: дескать, смотрите, г-да «общечеловеки», что на Украине творится.

У Запада появляются основания для выражения озабоченности, хотя бы для озвучивания общих призывов к украинской власти «разобраться» и «защитить» — мол, украинское гражданское общество вопиет, журналисты жалуются, оппозиция ропщет.

Так, в проекте доклада Комитета по вопросам соблюдения обязанностей и обязательств государствами— членами Совета Европы (Мониторинговый комитет)/содокладчики: Ренате Вольвенд, Лихтенштейн, группа «Европейской народной партии», и Майлис Репс, Эстония, «Альянс либералов и демократов за Европу», который должен быть представлен в ПАСЕ 5 октября, уже в преамбуле документа говорится:

«...комитет выражает беспокойство по поводу роста числа обвинений в последние месяцы в оказании давления на демократические свободы, такие как свобода собраний, свобода самовыражения и свобода средств массовой информации. Именно поэтому комитет призывает руководство провести расследование всех обвинений в нарушении прав и свобод и ликвидировать все выявленные нарушения. Комитет также подчеркивает, что любой откат в отношении уважения или защиты демократических свобод и прав будет неприемлемым».

Подобные призывы и обращения Запада в свою очередь используются оппонентами власти в качестве доказательств, что и на Западе, мол, видят, что с демократией и свободой слова в Украине не все в порядке.

Круг замыкается.

И уже неважно, что движение по этому кругу началось с какого-нибудь «факта» о несуществующем сотруднике СБУ, якобы с кем-то общавшемся в неофициальной обстановке, или с «телефонного террориста», которого, скорей всего, и в природе не существовало.

Власть позволила втянуть себя в дискуссии на ровном месте, ввязалась в бесплодную полемику, в которой она априори (потому что власть) поставлена в положение оправдывающегося. Не вызывает сомнения, что если власти не изменят свою линию поведения — то дальше проще не будет. Это как минимум.

В первую очередь необходимо взять за правило: власть объясняется только тогда, когда сообщения о «репрессиях», «притеснениях», «неправомочных действиях сотрудников СБУ» и т. п. сопровождаются соответствующим заявлением пострадавшего в правоохранительные органы.

Вместо того чтобы вступать в публицистическую полемику с «жертвами режима», имеет смысл возбуждать уголовные дела по факту совершения преступления. К примеру, непонятно, почему СБУ не возбудила уголовного дела в связи с якобы имевшими место телефонными угрозами в адрес Юлии Тимошенко? Ведь исходя из публично озвученной Юлией Владимировной информации, имеются объективные данные, указывающие на признаки общественно опасного деяния: политическому деятелю угрожают если не убийством, то причинением тяжких телесных повреждений. Почему не проводится разбирательство? Почему Тимошенко до сих пор не вызвана и не опрошена об обстоятельствах произошедшего? Включая и то, на какой телефонный номер был «звонок с угрозами»?

Или взять ситуации с лжесотрудниками СБУ. Почему их не разыскивают? Ведь это само по себе преступление — выдавать себя за сотрудника Службы безопасности Украины. А то получается, что на Украине, если судить по количеству сообщений об анонимах из спецслужб, уже действует какая-то альтернативная СБУ.

Естественно, если информация о подобного рода преступлениях окажется ложной, то отвечать уже должен тот, кто ее распространял, — за заведомо ложное сообщение о преступлении. СБУ регулярно напоминает об ответственности за ложь. Например, 24 сентября, комментируя вышеупомянутое сообщение «Демократического альянса», пресс-служба СБУ заявляла «о недопустимости таких действий» и предупреждала «об ответственности за распространение ложных сообщений согласно действующему законодательству».

Но, может, уже пора не предупреждать, а привлекать? Иначе количество анонимных «угроз» и прочих «профилактических бесед» будет только увеличиваться, создавая впечатление, что на Украине действительно устанавливается режим полицейской диктатуры. Оставлять без реакции подобные факты — это как не преследовать по закону лжетеррористов (сообщающих о «заминировании» какого-нибудь объекта) — «розыгрыши» посыпятся как из рога изобилия.

К тому же в этом плане кое-какой опыт имеется. В марте с. г. после заявления Тимошенко о том, что судьи Конституционного Суда подкуплены (как раз рассматривался вопрос о конституционности формирования коалиции), ее пытались заставить отвечать за свои слова. «Есть основание — будет расследование и будет наказание виновных. Если же это оказалось обычным лжесвидетельствованием, то тогда должна отвечать за свои слова госпожа Тимошенко», — вполне резонно заявляла депутат от ПР Елена Бондаренко в эфире «5 канала» 29 марта. — За базар надо отвечать. Вот это базар. За этот базар нужно отвечать, если это не так». Юлия Владимировна приглашалась для дачи показаний в Генпрокуратуру — какие у нее имеются данные на предмет подкупа судей.

Данных у нее, конечно, не нашлось. Но в глупое положение лидерка БЮТ попала — на какое-то время стала посмешищем. Хотя и «за базар», т. е. за свое лжесвидетельство, как положено по закону, не ответила. Возможно, поэтому и появляются «телефонные террористы», грозящие оппозиционерке насилием «за поездку в Брюссель».
От редакции

Уже перед сдачей номера в печать пришла новость:

29 сентября под стенами общественной приемной СБУ собралась очередь из сотни «журналистов и общественных деятелей», которые подали заявления в СБУ с вопросом о том, собирали ли о них информацию.

«Во время своей общественной деятельности я регулярно выражаю критику в адрес высших должностных лиц. Критически о действующей власти я высказываюсь на улице, в Интернете, в общении с друзьями и знакомыми. Кроме того, я общаюсь с иностранцами. Хочу поинтересоваться, подпадаю ли я в сферу интересов СБУ как человек, который может составлять угрозу национальной безопасности и обороне Украины. Прошу дать ответ, собирала ли в течение последнего года относительно меня СБУ любые данные, проводила ли оперативные мероприятия, прослушивала ли мои телефоны, организовывала ли слежку», идет речь в общем заявлении.

«Среди более 100 людей, которые пришли, есть журналисты ведущих телеканалов, газет, интернет-изданий и общественные деятели — Виктория Сюмар, Виталий Чекмаш, Василий Гацько, Владимир Вятрович, Олег Рыбачук» (Gala Net).

Люди, наконец, решились прийти в СБУ, чтобы узнать — были ли они объектом ее наблюдения в течение года, первая половина которого приходится на руководство этой структурой «оранжевыми».

Надо полагать, обратиться со своим вопросом к тогдашнему руководству СБУ эти люди не решались.

Это и понятно. Ведь в то время даже Саакашвили арендовал украинские спецслужбы («2000», № 5(496) 5—11.02.2010), не говоря уже о громких внутриукраинских разборках, в которые постоянно была вовлечена эта структура.

Что ж, видимо, жизнь в Украине действительно демократизируется.

Сергей ЛОЗУНЬКО
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх