,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Почему критика правящей партии должна быть корректной.
0
Почему критика правящей партии должна быть корректной.

Давно доказано, впрочем, что подобные «очки» искажают реальность и приводят, соответственно, к неверным решениям. Поиск грани субъективности – непростое дело. Как «своим не навредить» и «чужим не помочь» – вот что мучает всех адекватных членов экспертного сообщества в Украине. Наверное, необходимо стараться быть, условно говоря, выше – служба общественным интересам частично освобождает от груза подобных сомнений.

Но многие помнят, какую деструктивную роль, с точки зрения политических интересов своего лагеря, сыграла в 2005 году «оранжевая» пресса. Конечно, на такое утверждение существует стандартный ответ – оранжевые правители сами были одиозными неудачниками, кто им виноват? Что ж, скрепя сердце, согласимся с этим, перешагнем через их исторические тени и двинемся дальше. Медовый месяц «синей» власти завершился.
Мистика «антипопулизма»

Само понятие «медового месяца» основано на том предположении, что победители выборов опираются на общественное мнение, дорожат им. Такая позиция позволяет им проводить в жизнь свою политику, выполнять заявленную программу, сохранять своего избирателя, завоевывать чужого, набирать очки к следующей избирательной кампании. За минувшие месяцы мы стали свидетелями следующих решений, отнюдь не способствующих росту поддержки ПР.

Загадочное повышение цены на газ с учетом успеха харьковских переговоров – а ведь это сильнее всего бьет по малоимущим, без чьих «красных» голосов Янукович во втором туре обойтись не смог.

Принуждение русскоязычных чиновников к докладам на украинском языке (что заставляет их коверкать его и подыгрывать зацикленной на языковом вопросе оппозиции).

Выдавливание из самозанятых (кстати, замечу, что в 2007 году небольшим, но заметным большинством средний класс поддержал партии, входившие в тогдашнюю коалицию во главе с ПР) платежей в Пенсионный Фонд без какой-либо пользы от этого для самих самозанятых. А ведь в 2010 году победа Виктора Януковича тоже была бы невозможной, если бы не поддержка/нейтралитет мелких «буржуа», многие из которых отдали свои голоса в первом туре Сергею Тигипко.

Наконец, благоговение перед кредиторами и появление мощных козырей на руках у зарегистрированной в Швейцарии компании «Росукрэнерго», позволяющих шантажировать украинское государство…

Все вышеперечисленное как-то не дает оснований считать, что власть слишком уж дорожит общественным мнением – и это может означать, главным образом, три вещи.

Первая – власть чрезвычайно смела. Она проводит ограничительные, жесткие реформы, которые не могут принести популярности, но необходимы для коррекции развития Украины в направлении позитивных достижений. И – готова проиграть местные выборы, поскольку чужого избирателя не приобретет, а своего – часто просто возмущает.

Вторая – власть рассчитывает выигрывать выборы за счет административного ресурса. Это такой застенчивый эвфемизм сами знаете для чего. Экс-президент Кучма уже, кстати, высказал по этому поводу предостережение. Считаю, что всем разумным людям следует присоединиться к этому предостережению – власти следует беречь честь мундира, пресекать провокации, но и самой играть честно. Можно, конечно, посвятить много страниц разжевыванию того, почему это важно (как и легитимность вообще), но все же, думаю, это излишне.

Третья – информационную (и другие) функцию во власти выполняют люди, не готовые к подобной ответственности, они не умеют, или не считают нужным убедительно доказывать необходимость тех или иных резких шагов (либо отступлений).

Ну что же, пусть будут еще два дополнительных объяснения: либо перед самими выборами власть выбросит на стол какую-то сильную карточную комбинацию, либо внутри самой власти действуют какие-то саботажники, но где же тогда бдительность?

Уже сегодня поговаривают о том, что ПР возьмет на себя весь негатив, пропустив, таким образом, вперед «Сильную Украину», после чего последует рокировка в правительстве. Ведь, несмотря на множество ляпов, Сергей Тигипко до сих пор впечатляет избирателя мощным торсом и ласкающими слух прогрессиста импровизациями вроде «воровать в правительстве могут только немного умственно недоразвитые люди». Да и кампания у него хоть и очень самоуверенная, но явно хорошо материально обеспеченная.

Наконец, сами по себе выборы всего лишь местные, а самая непримиримая оппозиция разбита наголову. Социология хоть и констатирует снижение популярности ПР, но отнюдь не указывает на рост поддержки «Батькивщины», в частности. Может быть, поэтому Банковая и Грушевского так лениво-спокойны?

Подчеркну отдельно – в нормальных условиях подобная политика должна стимулировать и рост левых настроений, а значит, коммунисты, за счет заметного успеха на местных выборах (как минимум, по пропорциям) могли бы увеличить свой вес в коалиции. Зависит от них – среда благоприятная. По устойчивым слухам в экспертной среде начался бурный рост рейтинга «красных» на Юго-Востоке.

А вот ПР пусть задумается – пора пожертвовать неудобными союзниками из бизнес-среды. В России, скажем, власть всего лишь одним шагом завоевала доверие народа на следующий срок, но и облегчила положение ЖКХ.
Забитые мячи

Погромыхивает, но стараниями власти, несмотря на оставленную «оранжевыми» пустую казну, финансовой дестабилизации не произошло. Не остались безнаказанными функционеры павшего режима, хотя о системной борьбе с коррупцией говорить преждевременно. Радует (и это логично), что растет зарплата в силовых структурах. Денацификация, несомненно, происходит – от смены репертуара УР-1 и УТ-1 и толстых намеков ранее беспечным нацистских пропагандистам – до шагов, сделанных в сфере среднего и высшего образования, и симпатичного возвращения «Зарницы». Происходит пересмотр госзаказа в сфере высшего образования – акцент перемещается на инженерные специальности, развернута полномасштабная борьба с вузами-пустышками.

Закрыт вопрос о членстве Украины в НАТО. Конструктивными, и даже напоминающими союзнические, стали отношения с Россией – хотя получили от этого выгоду в основном очень богатые люди. Впервые Украина стала парировать наглые поползновения Румынии, старающейся за счет нас увеличить свою территорию. Теперь мы можем также посещать Израиль без виз, а Гонконг – без лишних документов, с обычной китайской визой, которую получить несложно. Украина также движется – осторожно, но, тем не менее – к тому, чтобы сыграть в недалеком будущем ключевую роль в истории русской цивилизации и Православия.

Несмотря на сильнейшее сопротивление, в том числе (и увы!) и со стороны «двойных агентов» в правящей партии – происходит эмансипация русского языка. Хочется верить, что в ПР понимают – провал нового языкового законодательства будут означать конец ее политической истории, ее перестанут поддерживать самые верные сторонники, а гражданская дестабилизация в таком случае станет со временем неизбежной.

В значительной мере государству возвращена управляемость, начала быстро возрастать вероятность, что мы не опозоримся с подготовкой ЕВРО-2012, объекты сдаются, строительство, несмотря на передряги в целом по отрасли, продолжается. Легко сорвал аплодисменты министр юстиции Лавринович, мгновенно отдавший явно лишнее авто, приобретенное за госсредства. Жаль, что не все так расторопны.

С большим скрипом, но продолжается экономический рост, хотя прогноз не впечатляет. Вот, пожалуй, и весь перечень успехов.

А вот попытка пересмотреть конституционную реформу 2004-2006 гг. совершенно не напоминает потенциально результативную атаку с точки зрения общественных интересов. Потому что ни в какие ворота не лезет.
Лишняя карта в колоде

Конституцию, создавшую условия для возникновения малоэффективной как модель государственного управления гибридной республики (где принцип раздела властей смешан с ответственным правлением большинства), конечно, надо менять. Либо в сторону ликвидации Кабмина и тотального раздела властей, либо в сторону ограничения президентских функций «арбитражем» и полного слияния законодателей и исполнителей, сидящих на одной парламентской скамье.

Других эффективных современных политических систем не существует.

Легкой формой гибридности страдают Франция и Польша, но там не только (во Франции – эпизодически, а в Польше – уже целенаправленно) предпринимаются попытки это положение вещей изменить, но и сама политическая жизнь носит более цивилизованный – ответственный – характер. Боюсь, что в нашем случае речь о таких конституционных изменениях, которые способствовали бы общественной пользе не идет. Речь идет о зондировании возможности расширения президентских полномочий до размеров, превышающих полномочия Леонида Кучмы как в 1999–2004-х, так и в 1996–1999 гг.

Пока, к сожалению, правящая партия не развеяла подобных подозрений – следует говорить о том, что подобная «реформа» обречет Украину на углубление «гибридности», исполнение мечты тех, кто рассматривает власть в отрыве от служения народу, отчетности перед гражданами. Это в лучшем случае. В худшем – украинская политическая система эволюционирует к стилистике среднеазиатских автократий, из каковых лишь Казахстан (более 80% экспорта – сырье) обходит Украину по уровню жизни. А ведь расширить президентские полномочия пытался и Леонид Кравчук (одно время даже лично возглавил Кабинет министров). В 1996-99 гг. декретным правом пользовался Леонид Кучма (он даже организовал референдум, реализация результатов которого уперлась в имплементационную функцию парламента).

С помощью манипуляций законодательством оспаривал власть часто разобщенного парламентского большинства Виктор Ющенко, сделавший под конец президентства попытку предложить обществу конституцию, достойную латиноамериканских диктатур эпохи холодной войны.

В общем, наша новейшая история не способствует успеху подобных «реформ». Без энтузиазма отнеслись к планом усиления института президента и партнеры ПР по коалиции, голоса этому плану, как ни парадоксально, может дать – в обмен на продолжение полномочий парламента – лишь небезосновательно опасающаяся похода на выборы оппозиция. Может быть, не стоит тратить уникальное время концентрации всей власти в руках единомышленников на опрометчивые шаги?
К оценкам

Стакан все же скорее наполовину полон – пока. Националистический режим разгромлен, продвигаются – пусть часто и бессистемно – преобразования в разных сферах общественной жизни. Хотя времена сытыми уже не назовешь. Почти безоблачно на небосклоне внешней политики. Пока – «синяя» власть сохраняет поддержку «бывшей контрреволюционной» прессы (не стоит забывать, что первый и последний раз «синие» теряли эту поддержку в дни капитуляции-2007), а это многого стоит, значит – нельзя однозначно трактовать политику «синих» как такую, которая идет вразрез с их предвыборными обещаниями.

Большей твердости, скорости и целеустремленности от власти хочется всегда. Но поскольку мы знаем, чего желали и желают нам националисты, то стоит задуматься и о том, что никому не пригодятся и трехногие цепные псы демократии, «отгрызшие себе лапу» и в дальнейшем вещающие из-за рубежа. А такая опасность будет сохраняться, пока «бульдозерный» курс ПР, например, не расчистит поле партийной системы от партий-атавизмов, теперь обращающих свой крокодилий плач к глухому Западу.

Избиратель, в свою очередь даст свою оценку действиям ПР на местных выборах.

Максим МИХАЙЛЕНКО
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх