,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 3
  • 25 сентября 2010 |
  • 15:09 |
  • bayard |
  • Просмотров: 204160
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
Особняком от других национальных легионов вермахта наряду с крымско татарскими формированиями стояли калмыцкие части. В сентябре 1942 г. командир 16 й моторизованной дивизии, оперировавшей на необъятных просторах калмыцких степей, генерал майор 3. Хайнрици сформировал в Элисте калмыцкий кавалерийский эскадрон из местного населения и пленных красноармейцев. Кал мыки зарекомендовали себя как хорошие разведчики и храбрые бойцы, и опыт создания калмыцких частей был продолжен. К ноябрю 1942 г. на стороне немцев в калмыцких степях сражалось уже 4 эскадрона калмыков, общее руководство которыми осуществлял немецкий штаб во главе с зондерфюрером Рудольфом Вербе, носившим псевдоним «д р Отто Долл». К началу немецкого отступления общее число калмыцких эскадронов достигло десяти. Эскадроны использовались для патрулирования не занятых немецкими войсками участков фронта, нападений на отдельные советские гарнизоны и борьбы с партизанами. Штаб партизанского движения на Южном фронте зафиксировал 628 случаев задержания калмыками советских разведчиков на участке советской 51 й армии с последующей передачей их в руки немецкой контрразведки.

Когда германские войска оставили калмыцкие степи, несколько тысяч калмыков, сотрудничавших в период оккупации с немцами, покинули свою родину и ушли на запад, опасаясь мести советских властей. Весной 1943 г. калмыцкие эскадроны вместе с казаками несли охрану побережья Азовского моря, а в мае 1943 г. были собраны в районе Херсона, где штабом 4 й танковой армии генерала В. Неринга было сформировано несколько новых отрядов из беженцев, военнопленных и перебежчиков. В августе все эти части были объединены в Калмыцкий кавалерийский корпус доктора Долла (4 дивизиона по 5 эскадронов в каждом). Еще 5 эскадронов действовали в советском тылу как партизаны.

С осени 1943 г. Калмыцкий кавалерийский корпус использовался для охраны коммуникаций на правобережье Днепра, будучи в подчинении 444 й и 213 й охранных дивизий и командования тылового района 6 й армии. По состоянию на 6 июля 1944 г. он насчитывал 3600 бойцов (в том числе 92 человека немецкого кадрового персонала: по 2 — 4 на эскадрон) и 4600 лошадей. Командование подразделениями корпуса первоначально находилось в руках офицеров калмыков, однако вскоре, очевидно, с целью поднять боевую ценность этого формирования и сделать его более надежным для использования на фронте, все командные должности были замещены немцами. На вооружении корпуса находилось 6 минометов, 15 станковых и 15 ручных пулеметов, 33 немецких и 135 советских автоматов, советские, немецкие и голландские винтовки, 3 легковых и 5 грузовых автомобилей.

В течение лета, осени и зимы 1944/45 г. корпус понес большие потери в боях против Красной Армии на территории Западной Украины и Польши. При этом не было отмечено ни одного случая перехода на сторону противника. На учебном полигоне в Нойхаммере остатки корпуса были пополнены калмыками, прибывшими с Западного фронта и из Италии, в результате чего общую численность соединения удалось вновь довести до 5000 человек. Одновременно калмыцкие офицеры проходили курсы переподготовки при формировавшейся в Мюнзингене 1 й дивизии РОА. Сформированный в последние недели войны Калмыцкий кавалерийский полк (правда, уже без лошадей) был отправлен в Хорватию, где вошел в состав 3 й Пластунской дивизии 15 го Казачьего кавалерийского корпуса.

Появлению в составе вермахта казачьих частей в наибольшей мере способствовала репутация казаков как непримиримых борцов против большевизма, завоеванная ими в годы Гражданской войны. Ранней осенью 1941 г. из штаба 18 й армии в Генеральный штаб сухопутных поиск поступило предложение о формировании из казаков специальных частей для борьбы с советскими партизанами, инициатором которого выступил офицер армейской контрразведки барон фон Клейст. Предложение получило поддержку, и 6 октября генерал квартирмейстер Генерального штаба генерал лейтенант Э. Вагнер разрешил командующим тыловыми районами групп армий «Север», «Центр» и «Юг» сформировать к I ноября 1941 г., с согласия соответствующих начальников СС и полиции, — в качестве эксперимента — казачьи части из военнопленных для использования их в борьбе против партизан.

Первая из таких частей была организована в соответствии с приказом командующего тыловым районом группы армий «Центр» генерала фон Шенкендорфа от 28 октября 1941 г. Это был казачий эскадрон под командованием перешедшего незадолго до того на сторону немцев майора Красной Армии И.Н. Кононова. В течение года командованием тылового района было сформировано еще 4 эскадрона и уже к сентябрю 1942 г. под началом Кононова находился 102 й (с октября — 600 й) казачий дивизион (1, 2, 3 й конные эскадроны, 4, 5, 6 я пластунские роты, пулеметная рота, минометная и артиллерийская батареи). Общая численность дивизиона составляла 1799 человек, в том числе 77 офицеров; на вооружении имелось 6 полевых орудий (76, 2 мм), 6 противотанковых пушек (45 мм), 12 минометов (82 мм), 16 станковых пулеметов и большое количество ручных пулеметов, винтовок и автоматов (в основном, советского производства). На протяжении 1942 — 1943 гг. подразделения дивизиона вели напряженную борьбу с партизанами в районах Бобруйска, Могилева, Смоленска, Невеля и Полоцка.

Из казачьих сотен, сформированных при армейском и корпусных штабах германской 17 й армии, приказом от 13 июня 1942 г. был образован казачий кавалерийский полк «Платов». В его составе имелось 5 конных эскадронов, эскадрон тяжелого оружия, артиллерийская батарея и запасной эскадрон. Командиром полка был назначен майор вермахта Э. Томсен. С сентября 1942 г. полк использовался для охраны работ по восстановлению Майкопских нефтепромыслов, а в конце января 1943 г. был переброшен в район Новороссийска, где нес охрану морского побережья и одновременно участвовал в операциях немецких и румынских войск против партизан. Весной 1943 г. он оборонял «Кубанское предмостное укрепление», отражая советские морские десанты северо восточнее Темрюка, пока в конце мая не был снят с фронта и выведен в Крым.
Казачий кавалерийский полк «Юнг шульц», сформированный летом 1942 г. в составе 1 й танковой армии вермахта, носил имя своего командира — подполковника И. фон Юнгшульца. Первоначально полк, имел только два эскадрона, один из которых был чисто немецким, а второй состоял из казаков перебежчиков. Уже на фронте в состав полка были включены две казачьи сотни из местных жителей, а также казачий эскадрон, сформированный в Симферополе и переброшенный затем на Кавказ. По состоянию на 25 декабря 1942 г. полк насчитывал 1530 человек, в том числе 30 офицеров, 150 унтер офицеров и 1350 рядовых, и имел на вооружении 56 ручных и станковых пулеметов, 6 минометов, 42 противотанковых ружья, винтовки и автоматы. Начиная с сентября 1942 г. полк «Юнг шульц» оперировал на левом фланге 1 й танковой армии в районе Ачикулак — Буденновск, принимая активное участие в боях против советской кавалерии. После приказа от 2 января 1943 г. об общем отступлении полк отходил на северо запад в направлении станицы Егорлыкской, пока не соединился с частями 4 й танковой армии вермахта. В дальнейшем он был подчинен 454 й охранной дивизии и переброшен в тыловой район группы армий «Дон».

В соответствии с приказом от 18 июня 1942 г. надлежало направлять всех военнопленных, являвшихся казаками по происхождению и считавших себя таковыми, в г. Славута. К концу месяца здесь было сосредоточено уже 5826 человек, и было принято решение о формировании казачьего корпуса и организации соответствующего штаба. Поскольку среди казаков остро ощущалась нехватка старшего и среднего командного состава, в казачьи части стали набирать бывших командиров Красной Армии, не являвшихся казаками. Впоследствии при штабе формирования было открыто 1 е Казачье имени атамана графа Платова юнкерское училище, а также унтер офицерская школа.

Из наличного состава казаков в первую очередь были сформированы 1 й Атаманский молк под командованием подполковника барона фон Вольфа и особая полусотня, предназначенная для выполнения специальных заданий в советском тылу. После проверки прибывавшего пополнения было начато формирование 2 го Лейб казачьего и 3 го Донского полков, а вслед за ними — 4 го и 5 го Кубанских, 6 го и 7 го Сводно казачьих полков. 6 августа 1942 г. сформированные казачьи части были переведены из Славутинс кого лагеря в Шепетовку в специально отведенные для них казармы.
Со временем работа но организации казачьих частей на Украине приобрела планомерный характер. Оказавшиеся в немецком плену казаки концентрировались в одном лагере, из которого после соответствующей обработки направлялись в резервные части, а уже оттуда переводились в формируемые полки, дивизионы, отряды и сотни. Казачьи части первоначально использовались исключительно как вспомогательные войска для охраны лагерей военнопленных. Однако, после того как они доказали свою пригодность к выполнению самых разных задач, их использование приобрело иной характер. Большинство из сформированных на Украине казачьих полков были задействованы на охране автомобильных и железных дорог, других военных объектов, а также в борьбе с партизанским движением на территории Украины и Белоруссии.

Много казаков влилось в германскую армию, когда наступающие части вермахта вступили на территории казачьих областей Дона, Кубани и Терека. 25 июля 1942 г., сразу же после занятия немцами Новочеркасска, к представителям германского командования явилась группа казачьих офицеров и изъявила готовность «всеми силами и знаниями помогать доблестным германским войскам в окончательном разгроме сталинских приспешников», а в сентябре в Новочеркасске с санкции оккупационных властей собрался казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского (с ноября 1942 г. именовался штабом Походного атамана) во главе с полковником СВ. Павловым, приступивший к организации казачьих частей для борьбы против Красной Армии.

Согласно приказу штаба, все казаки, способные носить оружие, должны были явиться на пункты сбора и зарегистрироваться. Станичные атаманы обязывались в трехдневный срок произвести регистрацию казачьих офицеров и казаков и подобрать добровольцев для организуемых частей. Каждый доброволец мог записать свой последний чин в Российской Императорской армии или же в белых армиях. Одновременно атаманы должны были обеспечивать добровольцев строевыми лошадьми, седлами, шашками и обмундированием. Вооружение для формируемых частей выделялось по согласованию с германскими штабами и комендатурами.

В ноябре 1942 г., незадолго до начала советского контрнаступления под Сталинградом, германское командование дало санкцию на формирование в областях Дона, Кубани и Терека казачьих полков. Так, из добровольцев донских станиц в Новочеркасске были организованы 1 й Донской полк под командованием есаула A.B. Шумкова и пластунский батальон, составившие Казачью группу Походного атамана полковника СВ. Павлова. На Дону также был сформирован 1 й Синегорский полк в составе 1260 офицеров и казаков под командованием войскового старшины (бывшего вахмистра) Журавлева. Из казачьих сотен, сформированных в станицах Уманского отдела Кубани, под руководством войскового старшины И.И. Саломахи началось формирование 1 го Кубанского казачьего конного полка, а на Тереке по инициативе войскового старшины Н.Л. Кулакова — 1 го Волгского полка Терского казачьего войска. Организованные на Дону казачьи полки в январе — феврале 1943 г. участвовали в тяжелых боях против наступающих советских войск на Северском Донце, под Батайском, Новочеркасском и Ростовом. Прикрывая отход на запад главных сил немецкой армии, эти части стойко отражали натиск превосходящего противника и понесли тяжелые потери, а некоторые из них были уничтожены целиком.

Казачьи части формировались командованием армейских тыловых районов (2 й и 4 й полевых армий), корпусов (43 го и 59 го) и дивизий (57 й и 137 й пехотных, 203, 213, 403, 444 и 454 й охранных). В танковых корпусах, как например, в 3 м (казачья моторизованная рота) и 40 м (1 и 2 /82 й казачьи эскадроны под командованием подъесаула М. Загородного), они использовались в качестве вспомогательных разведотрядов. В 444 й и 454 й охранных дивизиях было сформировано по два казачьих дивизиона по 700 сабель в каждом. В составе 5 тысячного германского конного соединения «Бо зелагер», созданного для охранной службы в тыловом районе группы армий «Центр», служило 650 казаков, причем часть из них составляла эскадрон тяжелого оружия. Казачьи части создавались и в составе действовавших на Восточном фронте армий германских сателлитов. По крайней мере, известно, что казачий отряд из двух эскадронов был сформирован при кавалерийской группе «Савойя» итальянской 8 й армии. В целях достижения должного оперативного взаимодействия практиковалось сведение отдельных частей в более крупные соединения. Так, в ноябре 1942 г. действовавшие против партизан в районе До рогобужа и Вязьмы четыре казачьих батальона (622, 623, 624 и 625 й, ранее составлявшие 6, 7 и 8 й полки), отдельная моторизованная рота (6.38 я) и две артиллерийские батареи были объединены в 360 й казачий полк во главе с балтийским немцем майором Э.В. фон Рентельном.

К апрелю 1943 г. в составе вермахта действовало около 20 казачьих полков численностью от 400 до 1000 человек каждый и большое количество мелких частей, насчитывавших в общей сложности до 25 тыс. солдат и офицеров. Наиболее надежные из них были сформированы из добровольцев в станицах Дона, Кубани и Терека или из перебежчиков при германских полевых соединениях. Личный состав таких частей в основном был представлен уроженцами казачьих областей, многие из которых сражались с большевиками еще в годы Гражданской войны или подвергались репрессиям со стороны советской власти в 1920 — 30 е годы, и поэтому были кровно заинтересованы в борьбе с советским режимом. В то же время в рядах частей, формировавшихся в Славуте и Шепетовке, оказалось много случайных людей, называвших себя казаками лишь для того, чтобы вырваться из лагерей военнопленных и тем самым спасти свою жизнь. Надежность этого контингента всегда была под большим вопросом, а малейшие трудности серьезно сказывались на его моральном состоянии и могли спровоцировать переход на сторону противника.

Осенью 1943 г. некоторые казачьи части были переброшены во Францию, где использовались на охране Атлантического вала и в борьбе с местными партизанами. Судьба их была различной. Так, 360 й полк фон Рен тельна, размещенный побатальонно вдоль побережья Бискайского залива (к этому времени он был переименован в Казачий крепостной гренадерский полк), в августе 1944 г. был вынужден с боями пройти долгий путь к германской границе по занятой партизанами территории. 570 й казачий батальон был направлен против высадившихся в Нормандии англо американцев и в первый же день в пол пом составе сдался в плен. 454 й казачий кавалерийский полк, блокированный частями французских регулярных войск и партизанами в городке Понталье, отказался капитулировать и был почти полностью уничтожен. Такая же судьба постигла в Нормандии 82 й казачий дивизион М. Загородного.

В то же время большинство из сформированных в 1942 — 1943 гг. в городах Славуте и Шепетовке казачьих полков продолжали действовать против партизан на территории Украины и Белоруссии. Некоторые из них были переформированы в полицейские батальоны, носившие номера 68, 72, 73 и 74 й. Другие были разгромлены в зимних боях 1943/44 г. на Украине, а их остатки влились в состав раз пых частей. В частности, остатки разгромленного в феврале 1944 г. под Думанью 14 го Сводно казачьего полка были включены в 3 ю кавалерийскую бригаду вермахта, а 68 й казачий полицейский батальон осенью 1944 г. оказался в составе 30 й гренадерской дивизии войск СС (русская №2), отправленной на Западный фронт.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 3
Бойцы крымско татарских формирований. Крым, 1943 г. Одеты в румынское обмундирование цвета хаки с погонами, но без петлиц и каких бы то ни было знаков различия.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 3
Командующий 4 й танковой армией вермахта генерал В. Неринг и фельдфебель Калмыцкого кавалерийского корпуса. Херсон, 1943 г. Калмыцкий фельдфебель одет в немецкий китель обр. 1940 г. с погонами и петлицами вермахта и стальной шлем обр. 1935 г.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 3
Группа казаков на южном участке Восточного фронта. Январь 1943 г. Казаки одеты в советские шинели, шапки ушанки и папахи с кокардами. На втором справа — немецкий зимний маскировочный костюм. Вооружение — автоматы ППШ и винтовки.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 3
Восточные легионы и казачьи части в тыловых районах групп армий «Центр» и «Север» (май — июнь 1943 г.): 786 — туркестанский батальон; 803, 842, 843 — северокавказские; 1/125, 1/198, 11/9 — армянские;
807 — азербайджанский; 826 — волжско татарский; 137, 443, 600, 622 — 625, 631 — казачьи дивизионы и батальоны; 4, 5, 10, 12, 57 — казачьи полки.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 3
Подхорунжий Донского добровольческого казачьего полка. 1942 — 1943 гг. Одет в немецкий китель обр. 1936г. с гладкими петлицами (по видимому, красного цвета) и погонами дореволюционного образца, на папахе — офицерская кокарда Российской императорской армии.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 3
Казак и чины немецкого кадрового персонала одной из казачьих частей на Восточном фронте. 1943 г.
Казак (в центре) одет в советскую суконную гимнастерку без погон с нагрудной эмблемой восточных войск и казачьими петлицами, введенными приказом от 15 ноября 1942 г.
У немецкого фельдфебеля (справа) на левом рукаве виден щиток — очевидно, казачьей части, к которой принадлежат изображенные на фотографии люди.




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх