,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 2
  • 23 сентября 2010 |
  • 15:09 |
  • bayard |
  • Просмотров: 141692
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Сформированный в ноябре 1941 — марте 1942 г. в Нойхаммере кавказский батальон специального назначения «Бергманн» («Горец») имел в своем составе штаб с группой пропаганды и пять стрелковых рот (1, 4 и 5 я — грузинские, 2 я — северокавказская, 3 я — азербайджанская). Его общая численность достигала 1200 человек, в том числе 900 кавказцев и 300 немцев. Помимо добровольцев, отобранных в лагерях военнопленных, в батальон было включено около 130 грузин эмигрантов, составлявших специальное подразделение абвера «Тамара II». На вооружении имелось преимущественно легкое оружие: ручные пулеметы, ротные минометы, противотанковые ружья и карабины германского производства. Командиром батальона был назначен кадровый офицер абвера профессор Кенигсбергского университета обер лейтенант Т. Оберлендер, пользовавшийся заслуженным авторитетом специалиста по «восточным вопросам». Прошедший горнострелковую подготовку в Миттенвальде (Бавария), батальон в конце августа 1942 г. был отправлен на Восточный фронт, причем его личному составу в целях сохранения тайны было приказано выдавать себя за испанских басков или боснийских мусульман.

В августе — сентябре 1942 г. специально подготовленные группы легионеров из батальона «Бергманн» были выброшены в советском тылу с парашютами для осуществления разведывательно диверсионных акций. Одна из групп в составе 10 немцев и 15 кавказцев высадилась в районе объектов нефтедобычи в г. Грозном с целью их захвата и удержания до подхода передовых частей 1 й танковой армии. Попытка прорыва немецких войск на Грозный 25 — 27 сентября окончилась провалом, однако группе удалось благополучно вернуться назад и даже привести с собой несколько сот дезертировавших из Красной Армии грузин и азербайджанцев, которые пополнили ряды батальона.

С сентября 1942 г. батальон «Бергманн» действовал против советских партизан в районе Моздок — Нальчик — Минеральные Воды, а 29 октября был направлен на передовую: 1 я и 4 я роты на нальчикское, а 2 я и 3 я — на ищерское направление. Чтобы доказать надежность соединения, его роты бросали на самые трудные участки фронта, где, несмотря на отсутствие тяжелого вооружения, они сражались упорно и весьма эффективно. За все это время из перебежчиков, военнопленных и местных жителей удалось сформировать в дополнение к имевшимся еще четыре стрелковые роты (грузинскую, северокавказскую, азербайджанскую и смешанную запасную) и столько же конных эскадронов (1 грузинский и 3 северокавказских). Это позволило к концу 1942 г. развернуть батальон «Бергманн» в полк трехбатальонного состава общей численностью 2300 человек (батальоны: 1 й грузинский, П й азербайджанский и Ш й северокавказский).

Во время отступления германской армии с Кавказа подразделения «Бергманна» осуществляли арьергардное прикрытие отходящих войск и выполняли специальные задачи, включая уничтожение промышленных предприятий и других объектов. В феврале 1943 г. соединение было выведено в Крым, где использовалось на охране южного побережья полуострова и в борьбе с местными партизанами. Здесь, по некоторым данным, была предпринята попытка формирования на его основе Кавказской дивизии, однако, дело не продвинулось дальше проектов и пропагандистских заявлений.
Поздней осенью и зимой 1943/44 г. все батальоны соединения «Бергманн» вместе с немецкими войсками принимали участие в жестоких боях на Перекопском перешейке, отражая попытки Красной Армии ворваться в Крым. Впоследствии они были эвакуированы с полуострова и направлены в Грецию (1 й и Ш й батальоны) и Польшу (П й), где их главной задачей стала борьба с партизанами. Так, например, П й (азербайджанский) батальон в августе 1944 г. действовал в составе группировки, брошенной на подавление Варшавского восстания.

ТЮРКСКИЕ И КАВКАЗСКИЕ ЧАСТИ СС


В отличие от своего кавказского аналога — батальона «Бергманн» — сформированный в январе 1942 г. 1 й (450 й) батальон Туркестанского легиона так и не был использован в соответствии с далеко идущими планами его создателей и действовал сначала в районе Ямполя и Глухова против партизан, а затем в калмыцких степях против Красной Армии как обычный полевой батальон. Создателем и первым командиром батальона был майор А. Майер Мадер. Участник Первой мировой войны и кадровый разведчик, он долгие годы провел в странах Востока, в частности, в Китае, где служил военным советником у генерала Чан Кайши. Хорошо знавший обычаи и психологию тюркских народов и пользовавшийся авторитетом у своих солдат, Майер Мадер все же не смог мирно ужиться с членами Туркестанского национального комитета и своими менее компетентными немецкими начальниками и в августе 1942 г. был отстранен от командования батальоном.

Проработав некоторое время при штабе генерала Нидермайера на Украине, Майер Мадер в конце 1943 г. предложил свои услуги руководству СС, которое предоставило ему возможность сформировать в составе войск СС туркестанский полк. Путем вербовки военнопленных и переманивания туркестанских офицеров и унтер офицеров из других батальонов, которым обещалось более высокое жалованье и быстрое продвижение по службе, Майер Мадеру удалось собрать необходимый кадровый состав, хотя и весьма сомнительного качества. Несмотря на это, он продолжил свои инициативы, навстречу которым охотно шло руководство СС. Формируемый полк должен был послужить основой создания в составе войск СС дивизии под названием «Новый Туркестан» («Neu Turkestan»), для формирования которой из состава вермахта было уже выделено несколько батальонов (782, 786, 790, 791 й туркестанские, 818 й азербайджанский и 831 й волжско татарский).

В марте 1944 г. возглавляемый Майер Мадером 1 й Восточно мусульманский полк СС был переброшен в Западную Белоруссию в район г. Юратишки, где его командир бесследно исчез. Согласно официальному сообщению, он погиб, попав в партизанскую засаду, по другим данным — был расстрелян эсэсовцами, однако не исключено, что таинственное исчезновение Майер Мадера было запланированным выходом из игры для подготовки к новым секретным операциям. Назначение командиром полка гауптштурмфюрера СС Биллига, между тем, пагубно сказалось на моральном состоянии военнослужащих. Поражения в боях с партизанами, пьянство и распущенность личного состава, отчасти попавшего под влияние проникших в полк советских агентов, привели к массовому дезертирству, в результате чего Биллиг был снят с командования полком, как не справившийся со своими обязанностями.

1 й Восточно мусульманский полк СС был очищен от ненадежных элементов усилиями нового командира — гауптппурмфюрера СС Херманиа. После его гибели в бою с партизанами под Гродно полк возглавил командир одной из рот — оберштурмфюрер СС Азимов (бывший старшина Красной Армии), под руководством которого в августе 1944 г. полк участвовал в подавлении Варшавского восстания. Приданный бригаде СС под командованием оберфюрера О. Дирлсвангера, он действовал в первых эшелонах немецких частей, атаковавших центральную часть города. Действия полка были высоко оценены германским командованием, отметившим многих из его офицеров и солдат наградами, включая Железные Кресты. В конце октября 1 й Восточно мусульманский полк (входивший к тому времени в состав Восточно тюркского соединения СС) был переброшен в Словакию, где его командир, установив связь со словацкими партизанами, осуществил переход большей части полка на их сторону. Однако рассчитывавший заслужить своим поступком прошение, Азимов был расстрелян, и после этого многие из его солдат вернулись назад к немцам.

В июле 1944 г. в Берлине при Главном штабе войск СС специально для работы с восточными добровольческими формированиями войск СС был организован III отдел под руководством д ра Фрица Арльта. Тогда же в Белоруссии на основе двух кавказских полицейских батальонов (70 го и 71 го) началось развертывание Северокавказского и Кавказского полков СС, а в Венгрии — Татарского полка. К февралю 1945 г. тюрско кавказские формирования СС были развернуты в две основные этнические группы, которые по замыслу Гиммлера должны были стать центрами формирования новых легионов с перспективой развертывания их отдельных компонентов в полки и даже дивизии.
Из остатков 1 го Восточно мусульманского полка, а также присоединенных к ним боевых групп «Идель Урал» и «Крым» было сформировано Восточно тюркское соединение СС. В марте 1945 г. в его состав была включена Азербайджанская боевая группа. Командиром соединения был назначен бывший офицер австро венгерской армии В. Хинтер зац, военный советник Энвера Паши в годы Первой мировой войны и офицер связи СС при Иерусалимском муфтии, принявший исламское имя Гарун аль Рашид бек.

На основе дислоцировавшихся в Северной Италии Грузинской, Армянской, Азербайджанской и Северокавказской боевых групп было создано Кавказское соединение войск СС (именовавшееся также Кавказской кавалерийской дивизией) общей численностью 2400 бойцов. Временно исполняющим обязанности ее командира являлся балтийский немец полковник Тоерман, а во главе боевых групп (полков) стояли эмигранты первой волны — кн. П. Цулукидзе, Израфиль Бей и К. Улагай — каждый в звании штандартенфюрера СС.

Кроме Кавказского соединения СС в Северной Италии находилось около 6500 беженцев — мужчин, женщин и детей, руководимых Кавказским национальным комитетом под председательством адыгейского князя генерала Султана Келеч Гирея. Все боеспособные мужчины из их числа в возрасте от 18 до 70 лет были сведены в два добровольческих полка, каждый из которых состоял из рот, сформированных по национальному признаку. Эти полки были призваны играть роль частей самообороны в местах размещения беженцев и одновременно служить резервом для комплектования Кавказской кавалерийской дивизии.

КРЫМСКО ТАТАРСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ


В то время как на территории Польши создавались центры формирования тюркских и кавказских легионов, в Крыму командование 11 й армии вермахта и органы СД проводили активную вербовку татарского населения. Способные к военной службе татары на добровольной основе включались в состав действующей армии, пополняя ряды ослабленных пехотных полков. С января 1942 г. под руководством айнзатцгруппы «Д» началось формирование татарских рот самообороны по 100 человек в каждой для использования в борьбе с партизанами. До 29 января армия получила в свое распоряжение 8684 военнослужащих, 1632 из которых были включены в состав 14 рот самообороны, дислоцировавшихся в Карасубазаре, Бахчисарае, Симферополе, Ялте, Алуште, Судаке, Старом Крыму и Евпатории, а остальные составили активный резерв.

С июля 1942 г. на основе созданных рот развертывались полицейские батальоны (Schutzmannschaft Bataillonen). К ноябрю было сформировано 8 батальонов крымских татар (номера со 147 го по 154 й). Весной 1943 г. к ним прибавился еще один батальон, а несколько батальонов и хозяйственных рот находились в стадии формирования. В организационном и оперативном отношении все эти части были подчинены начальнику СС и полиции генерального комиссариата «Таврия» и одновременно составляли Крымско татарский легион вермахта. При этом состав батальонов не был чисто татарским: в их рядах служило много русских и украинцев, а также армяне, крымские немцы, болгары и даже эстонцы. Батальонами и ротами командовали бывшие командиры Красной Армии (большей частью нетатарского происхождения), в то время как германский кадровый персонал был представлен офицером связи и 8 унтер офицерами в качестве инструкторов.

Крымско татарские роты и батальоны несли охрану военных и гражданских объектов, вместе с частями вермахта и полиции принимали активное участие в поиске партизанских баз и складов продовольствия. С их помощью немецко румынские оккупационные войска и полиция разгромили партизанские базы в горах Яйлы, выжгли населенные пункты вблизи лесных массивов и истребили их жителей, создав таким образом вокруг партизанских отрядов «мертвую зону». Отдельные изводы использовались для охраны концлагерей и участвовали в массовых расстрелах гражданского населения.

С конца 1943 г. под влиянием неблагоприятного для немцев хода войны в крымскотатарских частях участились случаи перехода солдат на сторону партизан, наиболее значительным из которых стал переход 152 го батальона под командованием майора Раимо ва. В апреле — мае 1944 г. крымско татарские батальоны принимали участие в боях против ворвавшейся в Крым Красной Армии. Так, 13 апреля в бою за станцию Ислам Терек против частей советского 11 го гвардейского стрелкового корпуса сражались три крымско татарских батальона, которые только пленными потеряли 800 человек.

Эвакуированные из Крыма части в июне 1944 г. были сведены и Татарский горно егерский полк СС трехбатальонного состава, переформированный месяц спустя на территории Венгрии в 1 ю Татарскую горно егерскую бригаду СС (всего до 2500 бойцов) под командованием штандартенфюрера СС Фортен баха. 31 декабря 1944 г. бригада, так и не завершившая специального обучения, была расформирована и влита в состав Восточно тюркского соединения СС в качестве боевой группы «Крым» (2 пехотных батальона и I конная сотня). В марте 1945 г., ввиду больших потерь, ее включили в Азербайджанскую боевую группу как отдельное подразделение.
Часть крымско татарских добровольцев была переброшена во Францию и включена в состав запасного батальона Волжско татар ского легиона, дислоцировавшегося в г. Ле Пюи. Еще несколько сот человек из состава крымско татарских частей в конце войны служили в рядах 35 й полицейской дивизии СС. Кроме того, часть эвакуированных из Крыма татар (в основном молодежь) была зачислена в состав вспомогательной службы ПВО.

Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 2
Крымско татарские легионы в Крыму (1942 г.): батальоны 147 — 154.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 2
Лейтенант 1 го (грузинского) батальона особого соединения «Бергманн». Крым, 1943 г. Одет в китель обр. 1936 г. с немецкими петлицами и погонами восточных войск и кепи немецких горных егерей (Bergmutze) с эмблемой восточных войск и кинжалом — отличительным знаком соединения. По свидетельству одного из офицеров батальона Т. Габлиани, этот кинжал был первоначально предложен заместителем командира «Бергманна» обер — лейтенантом В. фон Кутченбахом в качестве эмблемы для инструкторов.


Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. Часть 2
Группа чинов Северокавказского полка СС у могилы своего соотечественника. Сев. Италия, 1945 г.
Солдат, стоящий вторым справа от памятника, одет в немецкое тропическое обмундирование: кепи и китель с черными петлицами СС, на правой из которых видно изображение кинжала.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх