,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Взять на мушку!
  • 21 сентября 2010 |
  • 22:09 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 23894
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
В конце сентября Государственная дума приступит к рассмотрению поправок в федеральный закон «Об оружии». Главная цель законопроекта – ужесточение контроля за оборотом травматического оружия, о необходимости таких поправок ещё в феврале 2010 года заявил президент Дмитрий Медведев. В частности, владельцам травматических и газовых пистолетов придётся проходить специальные курсы обучения, а производителям – вносить изменения в конструкцию оружия, чтобы его невозможно было переделать под стрельбу боевыми патронами. Впрочем, Министерство внутренних дел, в недрах которого подготовлен законопроект, вышло далеко за рамки президентских наказов. Обнародованные недавно поправки могут усложнить жизнь не только владельцам новомодной «травматики», но и охотникам, спортсменам, частным охранникам. Не случайно законопроект, внесённый в Госдуму в июле 2010 года, уже вызвал острые дискуссии между его сторонниками и противниками, причём последних – большинство. Корреспондент «Нашей Версии» попробовал разобраться в аргументах сторон.

Травматическое оружие чуть ли не ежедневно упоминается в сводках криминальных новостей. Только за прошлую неделю в России было совершено несколько громких преступлений, связанных с применением этого пока ещё широкодоступного средства самообороны. 14 сентября в Москве вооружённые травматическими пистолетами преступники обстреляли автомобиль преподавателя Академии управления МВД и похитили у него портфель с деньгами и документами. В ночь на 16 сентября в Санкт-Петербурге двое преступников ворвались в спортивный магазин и, выстрелив из подобного пистолета в охранника, похитили спортивную одежду. А через несколько часов в Москве недалеко от станции метро «Выхино» водители не поделили дорогу: во время ссоры один из них выхватил «резинострел» и пальнул в оппонента. Но, несмотря на такой «чёрный пиар», «травматика» на самом деле не так уж серьёзно влияет на криминальную статистику.

По данным МВД, за последние пять лет в России было совершено 1500 преступлений с применением травматического оружия. 900 человек были ранены, 60 погибли. К слову сказать, в нашей стране ежегодно фиксируется 25—30 тыс. умышленных убийств, так что доля погибших от «травматики», как видно из этой печальной статистики, ничтожно мала. Так из-за чего же весь сыр-бор?

…подготовка в специализированных коммерческих центрах владельцам травматического оружия, думается, обойдётся недёшево. А лицензию таким центрам будет выдавать МВД, которое и готовило законопроект. И скорее всего в итоге эти центры станут работать на финансовое благо самих чиновников… «Количество преступлений на общем фоне действительно невелико, капля в море, – рассказывает «Нашей Версии» заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков. – Но, с другой стороны, если эти поправки смогут сохранить хоть 10 жизней, то над ними стоит работать. Хотя сегодня мы видим в законопроекте массу проблем. Он содержит очень спорные нормы по регулированию оборота оружия, по лицензированию, предусматривает очень серьёзные санкции в отношении юридических лиц. Причём это внесудебные санкции, которые могут поставить крест на их существовании».

Самые большие проблемы, судя по всему, будут ожидать непосредственно производителей гражданского оружия. Пессимисты считают, что отрасль попросту не вытянет новые технические и организационные требования и отечественные изделия исчезнут с прилавков магазинов.

«Ряд поправок, если они будут приняты, очень негативно отразятся на отрасли, – рассказывает «Нашей Версии» заместитель председателя Союза российских оружейников Владимир Морозов. – Например, ударно-спусковой механизм предлагают ввести в перечень основных частей оружия. Проблема в том, что согласно закону все основные части оружия подлежат клеймению. Ударно-спусковой механизм – совокупность достаточно мелких деталей, и клеймить их будет достаточно сложно. Это новое оборудование, новые задачи и новые издержки, что, естественно, приведёт к удорожанию продукции и снижению её конкурентоспособности на рынке».

Впрочем, маркировка пружинок – ещё цветочки! Оружейникам, судя по всему, вообще придётся списать в утиль почти все имеющиеся в производстве модели оружия самообороны и разрабатывать новые. Например, авторы законопроекта предлагают изготавливать оружие из менее прочных сплавов, чтобы его невозможно было переделать под стрельбу боевыми патронами. Придётся менять и дизайн некоторых моделей «травматики», копирующих внешний вид боевых пистолетов. Может, вскоре запретят и бутафорские модели-копии?

«Помимо всего предлагаются изменения в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, которые резко ужесточают санкции за нарушение правил оборота оружия, – продолжает Владимир Морозов. – Причём в законопроекте эти нарушения не дифференцированы на грубые и незначительные. Фактически получается, что за любое мало-мальское нарушение – допустим, неправильно оформленные документы – может быть остановлено производство или конфискована продукция».

А ведь ни для кого не секрет, что сегодня для того же «Ижмаша», где производят легендарные «калашниковы», в условиях скудного оборонного заказа производство гражданского оружия остаётся чуть ли не единственной возможностью как-то держаться на плаву. И в случае если будет перекрыта эта статья доходов, государство рискует остаться без стратегического предприятия.

Впрочем, широкую общественность вопросы выживания оружейной отрасли сегодня волнуют лишь отчасти. Главные вопросы: что будет дальше с уже имеющимися на руках «стволами» и насколько ужесточатся правила по его приобретению? Только травматического оружия у населения сегодня более 600 тыс. единиц, а в целом законопроект, по словам депутата Геннадия Гудкова, затрагивает интересы около 10 млн граждан.

Фактически травматическое оружие отныне будет приравнено в правах к огнестрельному, да и сам термин вскоре может исчезнуть из лексикона граждан: новым законопроектом вводится понятие «огнестрельное оружие ограниченного поражения». Под данное определение, как гласит законопроект, попадают «пистолеты, револьверы и бесствольные стреляющие устройства, которые конструктивно не могут стать причиной смерти человека». Конечно, поменяется не только название.

Изменится, в частности, процедура получения лицензий на травматическое оружие. Согласно законопроекту её будут выдавать только после курса обучения правилам обращения с оружием в специальных коммерческих центрах подготовки. Причём на курсы отправят и тех, кто уже имеет лицензию. Во сколько времени и денег обойдётся вся процедура, пока неясно.

Кроме того, всё оружие самообороны будет подлежать обязательному отстрелу в органах внутренних дел и занесению в гильзотеку. Сегодня такой высокой чести среди гражданских «стволов» удостаивается лишь нарезное охотничье оружие, причём, по словам самих охотников, процедура затягивается на несколько месяцев.

«Я считаю, что отстрелять всё травматическое оружие при имеющихся у МВД мощностях будет просто нереально, – рассказывает «Нашей Версии» заместитель председателя Межрегионального военно-охотничьего общества Генерального штаба Вооружённых сил РФ Владимир Печурин. – Сейчас с нарезным оружием приходится записываться за месяц-полтора. Потом тебе ещё несколько раз звонят и по разным причинам переносят отстрел. Когда же приезжаешь наконец в милицию, в очереди приходится стоять целый день. А если теперь ещё будут отстреливать и «травматику», то трудно представить, во что превратится эта процедура».

Впрочем, многие вообще не понимают смысл создания гильзотеки для «травматики» и прочего гражданского оружия. По резиновым пулям или дроби идентифицировать конкретный «ствол» практически невозможно. Гильзы же, если «ствол» был «засвечен», опытные преступники предпочитают не оставлять на месте преступления.

Интересно, что новые поправки могут негативно отразиться и на большом спорте. Тревогу бьёт, в частности, Стрелковый союз России. Его представители заявили недавно, что законопроект помешает стрелкам проводить мелкий текущий ремонт оружия, а он требуется постоянно. Согласно поправкам ремонт оружия – даже замена мелких деталей и пружин – должен производиться в специализированных мастерских. А у многих тренеров вообще появилась перспектива оказаться в местах не столь отдалённых. Например, законопроект предусматривает уголовную ответственность за передачу патронов к гражданскому оружию тем, кто не имеет лицензии. Проблема в том, что лицензия на «огнестрел» выдаётся лишь лицам старше 18 лет. Получается, что, передавая патрон юному стрелку, тренер будет совершать уголовно наказуемое деяние. Очевидно, что в результате страна рискует вообще потерять новые поколения спортсменов-пулевиков.

Кстати, поправки распространяются даже на владельцев популярного в народе спортивного пневматического оружия. Согласно проекту его будет запрещено перевозить в заряженном состоянии, а стрелять по пивным банкам можно будет только в тире или на стрельбище. Если вас заметят за этим занятием где-нибудь в лесу, возникнут серьёзные неприятности с правоохранительными органами. Хотя после недавней дикой истории в Москве, когда неизвестный расстрелял из пневматического ружья 4-летнюю девочку на детской площадке, в таких предложениях можно найти смысл.

«Очевидно, что авторы законопроекта вышли за рамки президентского поручения, – говорит Геннадий Гудков. – Президент поручил отрегулировать оборот травматического оружия, но чиновники напихали в законопроект всяких других функций: пневматическое оружие, вопросы регулирования деятельности юридических лиц и так далее. А некоторые нормы вообще противоречат недавно принятым законам».

Как видно, в законопроекте действительно предостаточно спорных моментов. Но главный вопрос: а зачем эти поправки нужны вообще? Ведь, согласно приведённой выше статистике, в России на одно убийство из травматического пистолета приходится более 2500 убийств с применением других орудий преступления. Думается, что бутылкой по голове убивают в разы чаще, но при этом владельцев стеклотары никто не обязывает ходить на курсы подготовки и так далее.

Возможно, чиновники МВД просто переусердствовали в выполнении президентского поручения, действуя по принципу «лучше перекланяться, чем недокланяться». Но, с другой стороны, в законопроекте отчётливо прослеживаются денежные интересы. К примеру, подготовка в специализированных коммерческих центрах владельцам травматического оружия, думается, обойдётся недёшево. А лицензию таким центрам будет выдавать МВД, которое и готовило законопроект. И скорее всего в итоге эти центры станут работать на финансовое благо самих чиновников.

«Процедура, когда владельцы оружия должны проходить обучение, совершенно необходима, и это практикуется в большинстве развитых государств, – признаёт Геннадий Гудков. – Проблема в том, что в России любая обязательная норма в итоге превращается в абсолютный произвол. Посмотреть хотя бы на недавний и ещё не искоренённый пример, когда охранников для получения лицензии на работу заставили сдавать экзамены в лицензированных МВД коммерческих структурах. Цены задрали до небес, а деньги пошли в карманы чиновников, которые приспособили под себя эти правила. Поэтому угроза, что данные нормы станут очередной коррупционной кормушкой и обдираловкой для граждан, конечно же, существует».

По мнению нашего собеседника, коррупционных рисков при принятии данных поправок можно будет избежать. Например, путём установления чётких государственных тарифов на обучение. Впрочем, это вряд ли исключит «взяткоёмкость» новых поправок. Даже если на подготовку установят вменяемые и контролируемые государством тарифы, наверняка на рынке появятся структуры, предлагающие свидетельства о прохождении курсов «в кратчайшие сроки и с доставкой на дом». Причём у них будут все необходимые милицейские лицензии и печати.
Справка
Травматическое оружие с резиновыми пулями широко распространено только в России и странах СНГ. За рубежом «резинострелы» состоят лишь на вооружении полиции и используются для разгона демонстраций. Продающиеся в Российской Федерации импортные травматические пистолеты и боеприпасы к ним, например немецкого производства, изготовлены по заказу отечественных импортёров.

В США, стране с либеральным оружейным законодательством, оружие, которое в России принято называть травматическим, вообще запрещено. При этом приобрести, допустим, «магнум» в США очень просто: процедура занимает не более получаса. В оружейном магазине гражданину необходимо предоставить документ, удостоверяющий личность, например водительские права, после чего продавец «пробивает» покупателя по специальной электронной базе ФБР. Продажа огнестрельного оружия в США запрещена лишь нелегальным иммигрантам, лицам, с позором уволенным с военной службы, а также гражданам, привлекавшимся к административной ответственности за насилие в семье.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх